Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

19.09.2020

Законопроект направлен на установление с 1 января 2021 года минимального почасового уровня оплаты труда, в сумме 150 рублей в час, для исчисления оплаты труда работника при заключении с ним срочного трудового договора на условиях неполного рабочего времени. Также он предусматривает ежегодную индексацию минимального почасового размера оплаты труда.

подробнее
16.09.2020

Законопроект направлен на защиту прав и повышение гарантий граждан, имеющих право на получение пособия по безработице. В связи с этим предлагается установление следующих размеров пособий по безработице: 12 130 рублей – минимальная величина пособия; 24 260 рублей - максимальная величина пособия по безработице.

подробнее
15.09.2020

Цель законопроекта - устранение необоснованной практики заключения краткосрочных трудовых договоров с педагогическими работниками, относящимися к профессорско-преподавательскому составу, в организации, осуществляющей образовательную деятельность по реализации образовательных программ высшего образования и дополнительных профессиональных программ.

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Некоторые проблемы уголовного судопроизводства по делам частного обвинения (Титов П.М.)

Некоторые проблемы уголовного судопроизводства по делам частного обвинения (Титов П.М.)

Дата размещения статьи: 07.09.2020

Некоторые проблемы уголовного судопроизводства по делам частного обвинения (Титов П.М.)

Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации закрепляет так называемые дела частного обвинения, возбуждаемые исключительно по заявлению потерпевшего и подлежащие обязательному прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым (ч. 2 ст. 20 УПК РФ). К делам частного обвинения отнесены дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116.1 (нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию), ч. 1 ст. 128.1 (клевета) УК РФ.
Научный интерес к частному обвинению обусловлен прежде всего тем, что оно является одним из наименее регламентированных производств в современном уголовном процессе. В юридической литературе не сложилось единого мнения по многим спорным вопросам, касающимся порядка судопроизводства по делам частного обвинения. Указанные факторы затрудняют правоприменительную практику, не способствуют ее единообразию и могут повлечь нарушение прав и законных интересов граждан.
По уголовным делам частного обвинения по общему правилу отсутствуют стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Заявление подается потерпевшим (или его представителем) мировому судье, решение которого о принятии заявления к производству приравнивается к возбуждению уголовного дела; после выяснения мнений потерпевшего и обвиняемого о примирении назначается судебное заседание. Этот порядок кардинально отличается от установленного по делам публичного и частно-публичного обвинения, по которым происходят возбуждение уголовного дела и затем предварительное расследование.
Значительный интерес представляет вопрос о процессуальном порядке действий в ситуации, когда дело было возбуждено органами предварительного следствия или дознания по норме УК РФ, относящейся к публичному обвинению, однако в ходе расследования было установлено, что квалификация содеянного должна быть изменена на статью уголовного закона, дела по которой рассматриваются в частном порядке. Так, при расследовании уголовного дела по обвинению Х. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ, после получения заключения судебно-медицинской экспертизы выяснилось, что причинен легкий вред здоровью потерпевшего. Таким образом, содеянное Х. представляло собой преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 115 УК РФ <1>. Неясно, должна ли в подобных случаях происходить трансформация публичного или частно-публичного обвинения в частное. Если признать, что уголовное дело после переквалификации приобретает частный характер, то возникают вопросы о том, полномочен ли орган дознания или предварительного следствия продолжать расследование; возможен ли в принципе в ходе расследуемого уголовного дела переход с публичного порядка на частный и если да, то каким образом.
--------------------------------
<1> Уголовное дело N 111226044 // Архив Первоуральского городского суда Свердловской области. 2015 г.

Уголовно-процессуальный закон не регламентирует порядок действий в таких ситуациях. В научной литературе данная проблема системно не обсуждалась, поэтому теоретическая база ее решения отсутствует. Правоприменительная практика, сталкиваясь с подобными ситуациями, вырабатывает собственные алгоритмы действий и принятия решений. Можно предложить три варианта действий в указанных случаях (второй и третий варианты не используются сегодня на практике и предлагаются нами в целях инициирования научной дискуссии).
1. По делу, несмотря на переквалификацию содеянного, полностью сохраняется публичный порядок уголовного преследования: лицу предъявляется обвинение, происходит ознакомление с материалами уголовного дела, составляется обвинительное заключение (обвинительный акт, обвинительное постановление), дело направляется прокурору, который при наличии оснований передает его в суд.
Крайне спорной в условиях такого порядка является возможность прекращения уголовного преследования обвиняемого в случае достижения его примирения с потерпевшим. Очевидно, что это допустимо только по правилам ст. 25 УПК РФ, т.е. при наличии дополнительных условий (совершение преступления впервые, полное возмещение ущерба); прекращение производится не автоматически по факту примирения, а по усмотрению следователя (дознавателя) с согласия руководителя следственного органа (прокурора).
Основным недостатком такого порядка выступает то, что он не учитывает фундаментальные особенности дел частного обвинения. По сути, уголовное преследование будет продолжаться по правилам публичного обвинения; оно инициируется и осуществляется в полном объеме государством в лице его правоприменительных органов; при этом исключается или существенно ограничивается возможность прекращения уголовного преследования в связи с примирением обвиняемого и потерпевшего. Это противоречит смыслу уголовно-процессуального закона, предполагающего, что по делам частного обвинения с учетом материально-правовых аспектов совершенных деяний, их направленности практически только на личные права и интересы граждан уголовное преследование должно осуществляться потерпевшим без вмешательства государственных органов. Слияние частного и публичного обвинения обусловливает игнорирование позиции потерпевшего и тем самым нарушение его прав на свободу обращения к правосудию.
В настоящее время правоприменительная практика в подавляющем большинстве случаев развивается именно по этому алгоритму. Так, Ленинский районный суд г. Иваново, отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы подсудимого на приговор мирового судьи, отметил, что уголовное дело было возбуждено по правилам публичного обвинения и последующая переквалификация на норму УК РФ, отнесенную к частному обвинению, не влечет автоматического прекращения дела <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Апелляционное постановление Ленинского районного суда г. Иваново от 10 апреля 2014 г. по делу N 10-10/2014. URL: https://leninsky--iwn.sudrf.ra/modules.php?name=sud_delo&name_op=case&_id=44225273&_deloId=1540006&_caseType=&_new=0&_doc=1&srv_num=1.

2. По делу выносится постановление о прекращении уголовного преследования по той статье УК РФ, по которой возбуждалось дело, после чего оно направляется мировому судье для принятия решения об осуществлении уголовного преследования по норме частного обвинения.
Данный вариант противоречит действующему уголовно-процессуальному закону, а также не оптимален с общетеоретических позиций. По сути, он предполагает направление мировому судье уголовного дела с измененной квалификацией без завершения предварительного расследования, без составления обвинительного заключения (обвинительного акта), что не предусмотрено УПК РФ. Кроме того, решение о возбуждении уголовного дела, а значит, и о начале уголовного преследования конкретного лица принимается до поступления материалов мировому судье, в ином процессуальном порядке, без учета специфики частного обвинения. Мировой судья будет вынужден завершать уголовное преследование, начатое государственными органами, что противоречит сущности частного обвинения.
Иными словами, приведенный алгоритм действий игнорирует специфику частного обвинения, как и расследование подобных дел в публичном порядке.
3. Уголовное преследование прекращается по норме УК РФ, относящейся к публичному обвинению.
Представляется, что основанием прекращения уголовного преследования должно быть отсутствие в действиях обвиняемого состава преступления, причем в описательно-мотивировочной части постановления необходимо указать, что уголовное преследование прекращается не в отношении всех преступных действий, а именно по составу преступления, относящемуся к публичному обвинению. В резолютивной части постановления следует сформулировать решение о прекращении уголовного преследования по соответствующей норме УК РФ. Затем следователь (дознаватель) уточняет, желает ли потерпевший привлекать лицо по делу частного обвинения. При положительном ответе потерпевший составляет заявление, которое должно соответствовать требованиям, указанным в ч. 5 ст. 318 УПК РФ. Следователь (дознаватель) выделяет материалы уголовного дела, относящиеся к эпизоду частного обвинения (протоколы допросов, заключение судебной экспертизы, копии документов, удостоверяющих личность обвиняемого и потерпевшего, характеризующий материал и т.п.). Выделение материалов производится по правилам ст. 155 УПК РФ без принятия решения о возбуждении дела. "Основное" уголовное дело, находящееся в производстве следователя (дознавателя), прекращается, поскольку оно касается того же факта, что и выделяемые материалы. При этом в резолютивную часть постановления о прекращении уголовного дела должна быть внесена формулировка о направлении материала мировому судье для решения вопроса об осуществлении уголовного преследования в частном порядке. Заявление потерпевшего, выделенные материалы дела, а также постановление о прекращении уголовного преследования и уголовного дела направляются мировому судье по правилам территориальной подсудности согласно ст. 31 УПК РФ.
В настоящее время такой вариант действий не основан на законе, поскольку УПК РФ допускает выделение уголовного дела только по эпизодам преступной деятельности, не связанным с фактом, по которому производится расследование. Однако законодательное закрепление подобного алгоритма в будущем представляется вполне возможным. Выделение дела предлагается осуществлять по принципиально иному, сугубо процедурному критерию, только для изменения процессуального порядка производства по делу. При этом следует учитывать, что смена порядка имеет не столько процедурный, сколько материально-правовой результат, который обладает основной значимостью. Трансформация публичного обвинения в частное позволяет прекратить уголовное преследование по факту примирения потерпевшего и обвиняемого без дополнительных условий, предусмотренных ст. 25 УПК РФ.
Достоинством рассматриваемого варианта действий является то, что он сохраняет возможность использования при производстве у мирового судьи значительного числа доказательств (например, заключения судебно-медицинской экспертизы, протокола осмотра места происшествия), полученных в условиях публичной формы судопроизводства и характеризующихся объективностью и соблюдением прав участников уголовного процесса.
С учетом изложенного целесообразно ввести ч. 1.1 ст. 155 УПК РФ, касающуюся выделения материалов уголовного дела при переквалификации публичного обвинения на частное, следующего содержания: "В случае если в ходе предварительного расследования по делу публичного или частно-публичного обвинения деяние переквалифицируется на норму уголовного закона, отнесенную к частному обвинению, следователь, дознаватель выносит постановление о выделении материалов, содержащих сведения о соответствующем преступлении, из уголовного дела и направляет их для принятия решения мировому судье в соответствии с правилами территориальной подсудности". В ч. 2 ст. 155 УПК РФ необходимо зафиксировать, что материалы, выделенные из уголовного дела в отдельное производство, допускаются в качестве доказательств, в том числе по делам частного обвинения.
Предлагаемый порядок позволит решить ряд нормативных и правоприменительных проблем. Во-первых, он восполнит пробел в нормативной регламентации анализируемого вопроса. Во-вторых, обеспечит соблюдение специфических прав потерпевшего по делам частного обвинения - на инициирование по своему усмотрению уголовного преследования и его прекращение в связи с примирением с обвиняемым. В-третьих, не усложнит уголовное судопроизводство и не повлечет введение новых громоздких конструкций.
Значительную теоретическую и практическую сложность представляет ситуация, когда производство по делу начато по правилам частного обвинения, а в ходе уголовно-процессуальной деятельности выясняется, что обвиняемый является субъектом, имеющим иммунитет от уголовного преследования в соответствии со ст. 447 УПК РФ.
В отношении таких лиц производство по уголовным делам осуществляется по нормам, закрепленным в УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными гл. 52 УПК РФ, а также с учетом особенностей подследственности (п. "б" ч. 2 ст. 151 УПК РФ), подсудности (ч. 4 ст. 31 УПК РФ), права на свидетельский иммунитет (ч. 3 ст. 56 УПК РФ). Требуется соблюдение процедур, содержащихся в законодательстве о статусе судей, прокуратуре, депутатах Федерального Собрания РФ, которые сводятся, как правило, к обязательности получения согласия определенного органа на производство процессуальных действий. О.С. Головачук и А.Д. Прошляков обращают внимание на то, что правила, закрепленные в гл. 52 УПК РФ, федеральных конституционных и федеральных законах, являются специальными по отношению к общим правилам, регулирующим возбуждение уголовного дела, и поэтому имеют перед ними приоритет <1>.
--------------------------------
<1> Головачук О.С., Прошляков А.Д. Соотношение норм УПК РФ, федеральных конституционных и федеральных законов при применении мер уголовно-процессуального принуждения к лицам, указанным в статье 447 УПК РФ // Законы России: опыт, анализ, практика. 2018. N 5. С. 8.

С учетом того, что круг указанных в ст. 447 УПК РФ лиц достаточно широк (в частности, к ним относятся депутаты и кандидаты в депутаты региональных и муниципальных представительных органов, присяжные и арбитражные заседатели, члены избирательных комиссий, адвокаты), вполне вероятно, что при подаче заявления потерпевшим и принятии этого заявления к производству мировым судьей статус соответствующего лица может быть не установлен.
В соответствии с ч. 1.2 ст. 319 УПК РФ если потерпевший заранее осведомлен о статусе лица, о привлечении к уголовной ответственности которого подает заявление в суд, и этот статус указан в заявлении или иным способом установлен, то мировой судья должен отказать в принятии заявления к своему производству и направить его руководителю следственного органа для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о чем уведомляется потерпевший или его законный представитель. При этом полностью учитываются иные особенности уголовного судопроизводства по делам частного обвинения, в том числе право на прекращение дела за примирением сторон.
Подобный порядок применяется на практике. Так, К. обратилась к мировому судье судебного участка N 2 Городищенского района Пензенской области с заявлением о привлечении к уголовной ответственности З. за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ. Было установлено, что З. является депутатом Законодательного собрания Пензенской области. Постановлением мирового судьи в принятии к производству заявления К. отказано, заявление направлено руководителю следственного органа для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 448 УПК РФ <1>.
--------------------------------
<1> Практика рассмотрения уголовных дел в порядке частного обвинения // Сайт Пензенского областного суда. 2014. 2 дек. URL: http://www.oblsud.penza.ru/item/a/899.

Согласно ч. 4.1 ст. 319 УПК РФ если принадлежность обвиняемого к субъектам, указанным в ст. 447 УПК РФ, выясняется после принятия заявления потерпевшего к производству мировым судьей, последний должен вынести постановление об отмене постановления о принятии заявления потерпевшего и направить материалы руководителю следственного органа для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
Таким образом, все уголовные дела (в том числе частного обвинения) в отношении лиц, перечисленных в ст. 447 УПК РФ, должны возбуждаться в едином порядке по правилам публичного обвинения. Здесь необходимо сделать акцент на следующем.
Во-первых, направление мировым судьей заявления потерпевшего руководителю следственного органа нельзя считать обвинительной деятельностью, поскольку мировой судья не инициирует уголовное преследование, а предоставляет право решения данного вопроса специально уполномоченному правоприменительному органу.
Во-вторых, возбуждение уголовного дела производится в порядке, установленном для публичного обвинения, соответственно, статус обвиняемого, возникший у лица в силу принятия заявления потерпевшего к производству мировым судьей, утрачивается и вновь приобретается после вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого.
В-третьих, по смыслу закона примирение потерпевшего с обвиняемым, если при этом потерпевший находится в беспомощном или зависимом от виновного состоянии, должно влечь прекращение уголовного преследования без дополнительных условий, предусмотренных в ст. 25 УПК РФ. Вместе с тем необходимо учитывать, что в случаях, когда обвиняемый в силу своего статуса может негативно влиять на потерпевшего и принуждать его к подаче заявления о примирении, уголовное преследование должно производиться по правилам публичного обвинения, прекращение уголовного дела в связи с примирением невозможно.
В теории уголовного процесса не в полной мере проработан вопрос о порядке деятельности по делам частного обвинения в случае выявления невозможности потерпевшего защищать свои права. По делам частного обвинения именно потерпевший наделен исключительными правами инициирования уголовного преследования и его прекращения в силу примирения с обвиняемым. Вместе с тем такие права по очевидным причинам не могут быть реализованы потерпевшим, если он находится в беспомощном или зависимом от виновного состоянии. В подобных случаях в осуществление уголовного преследования активно вмешивается государство в лице органов предварительного расследования и прокурора. Правовой базой для этого выступает ч. 4 ст. 20 УПК РФ. Основания для возбуждения уголовного дела следователем или дознавателем по указанию прокурора определены законом:
1. Зависимое состояние потерпевшего. Это такое состояние человека, при котором он осуществляет значимые для себя действия или принимает решения не вполне самостоятельно, а по согласованию с другим человеком. Зависимость может быть следствием служебной подчиненности, родственных связей и других факторов.
2. Беспомощное состояние потерпевшего. Это такое состояние человека, его физических и умственных сил, когда он не может ни защищать себя, ни принимать обычных мер к сохранению жизни и здоровья и часто нуждается в посторонней помощи, чтобы удовлетворить свои основные потребности. В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ к беспомощным относятся, в частности, тяжелобольные, престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее <1>.
--------------------------------
<1> Пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)"; п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве".

3. Иные причины, по которым потерпевший не может самостоятельно отстаивать свои права и законные интересы. Например, М.В. Парфенова относит к лицам, на которые распространяются подобные факторы, беспризорных детей и подростков; лиц, обладающих некоторыми личностными и характерологическими особенностями <1>.
--------------------------------
<1> Парфенова М.В. К вопросу о возбуждении уголовных дел частного обвинения // Мировой судья. 2007. N 3. С. 5 - 7.

В научной литературе отмечено, что "в случае подачи потерпевшим заявления не мировому судье, а в органы предварительного расследования в связи с наличием обстоятельств, исключающих возможность самостоятельного отстаивания своих интересов, в заявлении должны быть указаны все сведения, предусмотренные ч. 5 ст. 318 УПК РФ" <1>.
--------------------------------
<1> Григорьев В.Н., Голубов И.И., Селютин А.В. Актуальные вопросы возбуждения уголовных дел частного обвинения // Мировой судья. 2006. N 3. С. 2 - 4.

Уголовно-процессуальный закон закрепляет несколько способов, позволяющих обеспечить соблюдение по делам частного обвинения прав потерпевшего, который не может защитить их самостоятельно: 1) обязательность участия законного представителя потерпевшего и прокурора (ч. 8 ст. 318 УПК РФ); 2) возбуждение уголовного дела в публичном порядке следователем или дознавателем с согласия прокурора (ч. 4 ст. 20 УПК РФ). В зависимости от избранного способа модифицируется порядок дальнейшего осуществления уголовно-процессуальной деятельности. Первый способ предполагает, что производство по делу продолжает осуществляться в частном порядке, однако при этом допускаются элементы публичности в виде участия законного представителя и особенно прокурора. Второй способ означает, что частное уголовное преследование превращается в публичное.
Однако при использовании данных способов возникают некоторые проблемы. Во-первых, неясно, когда какой способ должен быть избран, осуществляется ли этот выбор по усмотрению кого-либо из участников уголовного судопроизводства или он жестко ограничен нормами закона. Во-вторых, из содержания закона непонятно, участвуют ли в производстве по делу законный представитель и прокурор одновременно либо допускается участие кого-либо из них. В-третьих, остаются сомнения по поводу того, возможно ли прекращение уголовного дела за примирением сторон в случае участия законного представителя или прокурора. УПК РФ не дает однозначного ответа на данные вопросы. В науке уголовного процесса они также не обсуждались на должном уровне. Исходя из этого решать обозначенные проблемы необходимо в соответствии со смыслом закона.
Представляется, что выбор порядка производства по делу частного обвинения является строго альтернативным. Иными словами, необходимо выбрать либо обеспечение участия законного представителя и прокурора, либо возбуждение уголовного дела по правилам публичного обвинения. Критерии выбора должны определяться исходя из состояния потерпевшего.
Очевидно, что возбуждение уголовного дела в публичном порядке следует производить тогда, когда потерпевший не в состоянии защищать свои права и законные интересы и участие законного представителя и даже прокурора не может компенсировать эти дефекты. В подобных случаях расследование должно производиться по правилам публичного обвинения в полном объеме; нельзя прекратить уголовное дело, в том числе в силу примирения сторон, поскольку полноценное примирение невозможно, когда потерпевший обладает соответствующими дефектами. А.А. Старовойтова отмечает, что в указанных ситуациях "прокурор при производстве по уголовному делу действует на основании ст. 37 УПК РФ, а в судебных стадиях становится государственным обвинителем" <1>.
--------------------------------
<1> Старовойтова А.А. Особенности производства по делам частного обвинения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 75 - 76.

Привлечение законного представителя и прокурора требуется тогда, когда потерпевший в целом в состоянии осуществлять свои права самостоятельно, но испытывает некоторые затруднения (например, не страдает заболеваниями, однако является неграмотным). Думается, что участие законного представителя и даже прокурора не должно автоматически исключать возможность прекращения уголовного преследования в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого. При этом, исходя из правовой сущности частного обвинения, примирение должно иметь место именно с потерпевшим, поскольку вред от преступления причинен ему, а не законному представителю.
Определенный интерес представляет возможность осуществления привода потерпевшего и обвиняемого по делам частного обвинения. В соответствии с ч. 1 ст. 113 УПК РФ привод может быть назначен в отношении данных субъектов в случае их неявки без уважительной причины по вызовам органов уголовного судопроизводства (применительно к рассматриваемой категории дел - мирового судьи). При этом необходимо учитывать, что заявитель с момента вынесения мировым судьей постановления о принятии заявления к производству приобретает статус частного обвинителя. Права частного обвинителя зафиксированы в ст. 43 и ч. ч. 4 - 6 ст. 246 УПК РФ. Ни одна из этих норм не содержит положений о возможности привода частного обвинителя. Также следует принимать во внимание, что в соответствии с ч. 3 ст. 249 УПК РФ неявка частного обвинителя в судебное заседание влечет обязательное прекращение уголовного дела частного обвинения за отсутствием в действиях обвиняемого состава преступления.
Системный анализ названных норм УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что мировой судья не вправе назначить привод частного обвинителя в случае неявки последнего в судебное заседание. Эти положения не всегда соблюдаются в судебной практике. Так, мировым судьей по делу частного обвинения был назначен привод частного обвинителя Н.; обоснованность привода была подтверждена в апелляционном и кассационном порядке вышестоящими судебными инстанциями, в том числе судебной коллегией по уголовным делам и президиумом Воронежского областного суда. Свое решение суды обосновывали тем, что Н. по уголовному делу является не только частным обвинителем, но и потерпевшим. Отменяя данное решение, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что УПК РФ не предусматривает возможность привода частного обвинителя и, кроме того, по делам частного обвинения его неявка в судебное заседание без уважительных причин влечет обязательное прекращение уголовного дела (ч. 3 ст. 249 УПК РФ) <1>.
--------------------------------
<1> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по делу N 14-Д13-3 // Архив Воронежского областного суда.

Вместе с тем по делам частного обвинения, по которым поданы встречные заявления, в связи с чем двум лицам одновременно придается статус частного обвинителя и обвиняемого (подсудимого), привод данных лиц допускается. Так, мировым судьей судебного участка N 3 г. Балаково Саратовской области было прекращено производство по уголовному делу по заявлению В. о привлечении к уголовной ответственности П. на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ ввиду неявки В. в судебное заседание без уважительных причин. Постановлением Балаковского районного суда Саратовской области постановление мирового судьи было отменено в связи с тем, что В. являлась по делу не только частным обвинителем, но также подсудимой по заявлению П. <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Балаковского районного суда Саратовской области по делу N 10-48(1)/2010. URL: http://gcourts.ru>case/817848.

Таким образом, если частный обвинитель выступает по делу одновременно и подсудимым, его привод в случае неявки без уважительных причин возможен, но именно в статусе подсудимого, что должно быть четко указано мировым судьей при назначении привода. Привод частного обвинителя недопустим прежде всего потому, что его невынужденная неявка в судебное заседание рассматривается как отказ от обвинения. Уголовное преследование подсудимого в подобных случаях прекращается не в связи с примирением с потерпевшим, а в связи с отсутствием состава преступления.
Также по смыслу закона очевидно, что может быть назначен привод потерпевшего, не являющегося по делу частным обвинителем.

Список литературы

Головачук О.С., Прошляков А.Д. Соотношение норм УПК РФ, федеральных конституционных и федеральных законов при применении мер уголовно-процессуального принуждения к лицам, указанным в статье 447 УПК РФ // Законы России: опыт, анализ, практика. 2018. N 5.
Григорьев В.Н., Голубов И.И., Селютин А.В. Актуальные вопросы возбуждения уголовных дел частного обвинения // Мировой судья. 2006. N 3.
Парфенова М.В. К вопросу о возбуждении уголовных дел частного обвинения // Мировой судья. 2007. N 3.
Практика рассмотрения уголовных дел в порядке частного обвинения // Сайт Пензенского областного суда. 2014. 2 дек. URL: http://www.oblsud.penza.ru/item/a/899.
Старовойтова А.А. Особенности производства по делам частного обвинения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2020. Все права защищены
↑