Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

19.09.2020

Законопроект направлен на установление с 1 января 2021 года минимального почасового уровня оплаты труда, в сумме 150 рублей в час, для исчисления оплаты труда работника при заключении с ним срочного трудового договора на условиях неполного рабочего времени. Также он предусматривает ежегодную индексацию минимального почасового размера оплаты труда.

подробнее
16.09.2020

Законопроект направлен на защиту прав и повышение гарантий граждан, имеющих право на получение пособия по безработице. В связи с этим предлагается установление следующих размеров пособий по безработице: 12 130 рублей – минимальная величина пособия; 24 260 рублей - максимальная величина пособия по безработице.

подробнее
15.09.2020

Цель законопроекта - устранение необоснованной практики заключения краткосрочных трудовых договоров с педагогическими работниками, относящимися к профессорско-преподавательскому составу, в организации, осуществляющей образовательную деятельность по реализации образовательных программ высшего образования и дополнительных профессиональных программ.

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > К вопросу о соотношении электронных денег и криптовалюты (Абрамова Е.Н.)

К вопросу о соотношении электронных денег и криптовалюты (Абрамова Е.Н.)

Дата размещения статьи: 07.09.2020

К вопросу о соотношении электронных денег и криптовалюты (Абрамова Е.Н.)

В экономической литературе, которая под цифровыми деньгами понимает любые системы хранения денег с использованием современных технологий, например, деньги, хранящиеся на электронном кошельке <1>, не принято отграничивать криптовалюту (далее - КВ) от электронных денежных средств (далее - ЭДС). Указанное отношение к объединению ЭДС и КВ нашло своих сторонников и среди цивилистов, многие из которых полагают, что ЭДС и КВ - это одно и то же либо КВ - это вид ЭДС. Другие представители юридической науки придерживаются противоположного подхода, не находя между указанными категориями ничего общего. Обе приведенные позиции воспринимаются в литературе как аксиоматичные, не требующие доказательств, а поэтому ни одна из данных точек зрения не может быть названа аргументированной <2>. Тем не менее оба инструмента широко распространены в международной и национальной практике и могут быть подвергнуты анализу и сравнению.
--------------------------------
<1> Цифровые деньги: определение, примеры, плюсы и минусы. URL: https://businessman.ru/tsifrovyie-dengi-opredelenie-primeryi-plyusyi-i-minusyi-elektronnyie-dengi-elektronnyiy-koshelek.html (нельзя не отметить неприемлемость подобного определения с юридической точки зрения (согласно которой хранение не может осуществляться на электронном кошельке, поскольку последний является не местом хранения, а компьютерной программой, т.е. результатом интеллектуальной деятельности).
<2> Возможно, такая ситуация объясняется тем, что ЭДС были регламентированы не так давно (Федеральный закон от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ "О национальной платежной системе" // СЗ РФ. 2011. N 27. Ст. 3872) и фрагментарно, а КВ и вовсе до сих пор не урегулирована, несмотря на предпринимающиеся уже несколько лет попытки (так, еще год назад в ГД приняты в первом чтении законопроекты "О цифровых финансовых активах", "Об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинге)"; внесены предложения по внесению изменений в главу 6 Гражданского кодекса РФ, посвященную объектам гражданских прав; др.).

Основными общими чертами ЭДС и КВ являются, во-первых, форма их существования, во-вторых, обязательное использование для их оборота электронных средств платежа, в-третьих, дистанционный характер расчетов <3>, и, в-четвертых, учет информации о размере средств без открытия банковского счета. Именно этими чертами, помимо прочих особенностей, ЭДС и КВ отличаются от иных, более привычных для нас видов денег - наличных и безналичных, которые существуют в материальной форме (в случае наличных денег) или могут быть переведены в материальную форму (в случае безналичных денег), для которых не является обязательным, хотя для безналичных денег и является возможным, использование электронных средств платежа и расчет которыми осуществляется всегда (для наличных денег) или может осуществляться (для безналичных денег) путем прямого обращения владельца денег к определенному лицу. Что касается учета информации, безналичные деньги могут учитываться как с открытием, так и без открытия банковского счета.
--------------------------------
<3> Поскольку владелец и ЭДС, и КВ никогда лично не обращается к оператору или другому лицу для производства платежа, а может отправить распоряжение о переводе/перечислении таковых активов в удаленном режиме, из дома, с помощью компьютерного устройства.

И ЭДС, и КВ по своим физическим параметрам являются нематериальными, бестелесными благами, не имеющими физической оболочки, чем отличаются от вещей в их классическом цивилистическом понимании. Их оборот осуществляется не через бумажные купюры, а с помощью компьютерных технологий, т.е. расчет ими, в отличие от наличных и безналичных денег <4>, может осуществляться исключительно при помощи обращения к электронным средствам платежа.
--------------------------------
<4> Расчет которыми может осуществляться как через обналичивание, так и без такового, но двумя возможными способами: во-первых, с помощью электронных средств платежа, а во-вторых, без использования таковых, с применением традиционных форм безналичных расчетов, в том числе путем бумажного документооборота.

Еще одной общей чертой ЭДС и КВ, роднящей их с безналичными деньгами, является наличие письменных доказательств их существования в физическом мире. Подтверждается существование обоих инструментов записью в электронной форме, которая защищена системой кодов и паролей (которые необходимы для захода на электронную торговую площадку и электронный кошелек). Эта запись не есть сами ЭДС или КВ, это лишь доказательственное подтверждение их существования <5>. Такие записи - не сам объект, а доказательство его существования. Поэтому ни КВ, ни ЭДС не являются информацией (кодом, паролем или спрятанной за него записью). По своим признакам (полезность, экономическая ценность и т.д.) и ЭДС, и КВ близки к такому объекту гражданских прав, как имущество. На этом основании их общим свойством можно было бы назвать правовую природу, однако категория "имущество" не является однородной (в ней можно выделить вещи, квазивещи и иное имущество), и место ЭДС и КВ в системе имущества должно быть определено и доказано.
--------------------------------
<5> Как в случае с бездокументарными ценными бумагами - и записью в реестре держателей именных ценных бумаг; с недвижимостью - и записью в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Представляется доказанным тот факт, что ЭДС относится к иному имуществу <6>, среди которого в ст. 128 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) названы имущественные права, бездокументарные ценные бумаги и безналичные деньги. Поскольку указанный перечень сформулирован в норме как открытый, он может быть продлен.
--------------------------------
<6> Подробнее см.: Абрамова Е.Н. Электронные денежные средства как непоименованный объект гражданских прав // Хозяйство и право. 2016. N 7. С. 3 - 15.

О месте КВ в системе объектов гражданского права идет в настоящее время активная дискуссия. Представляется, что КВ не может быть отнесена к иному имуществу в том виде, как оно понимается ныне действующим ГК РФ. Тем более КВ не может быть отнесена к ЭДС. Подтверждают эту позицию принципиальные отличия ЭДС и КВ, которые можно провести по следующим критериям:
1. По правовой природе. На первый взгляд правовая природа является общей чертой анализируемых категорий. Большинством исследователей она определяется через квалификацию ЭДС и КВ <7> как обязательственных прав (прав требования) и отнесения их к иному имуществу. Однако некоторые цивилисты справедливо отмечают, что "криптовалюты сами по себе правами не являются и не удостоверяют никакого права, их рассмотрение в качестве имущественных прав сложно себе представить" <8>.
--------------------------------
<7> Новоселова Л.А. О правовая природа биткоина // Хозяйство и право. 2017. N 9. С. 3 - 16; Савельев А.В. Криптовалюты в системе объектов гражданских прав // Закон. 2017. N 8. С. 136 - 158.
<8> Саженов А.В. Криптовалюты: дематериализация категории вещей в гражданском праве // Закон. 2018. N 9. С. 109.

Право требования подразумевает наличие обязательства, т.е. связи между кредитором и должником, согласно которой у кредитора есть право требовать определенного поведения от должника, а у последнего есть обязанность осуществить это действие. Относительно ЭДС такая правовая связь, бесспорно, существует: клиент (физическое или юридическое лицо) имеет право требовать перевода ЭДС от оператора по переводу ЭДС, а последний обязан осуществить перевод ЭДС указанному клиентом лицу.
Однако относительно КВ такой связи не прослеживается. Владелец, например, биткоина не имеет права требовать от кого-либо какого-либо положительного действия (передать имущество, совершить перевод или т.п.), даже если он осуществляет перевод КВ другому лицу, поскольку при этом он осуществляет правомочие распоряжения, а не право требования (в этом случае он имеет право "на собственные действия", а не на действия какого-либо лица, которое могло бы удовлетворить интерес владельца биткоина).
Как любой владелец, он вступает в вещные правоотношения и может требовать не нарушать его правомочий владения, пользования и распоряжения, т.е. требовать не нарушать действующее законодательство, в том числе уголовное, административное (не подделывать документы, не совершать мошеннических действий) и гражданское (не нарушать его вещных прав в отношении КВ). Такая связь не может быть признана относительной, а следовательно, и обязательством, поскольку у владельца КВ нет конкретного контрагента, абсолютно все третьи лица обязаны не нарушать его права. Таким образом, владелец КВ не может быть признан кредитором, и должника у него нет.
Поэтому если правовая природа ЭДС является обязательственной, то относительно КВ можно сделать противоположный вывод - о ее вещно-правовой природе.
2. По кругу возможных сделок, предметом которых является инструмент. Обладание ЭДС позволяет их владельцу совершить лишь одну сделку с ЭДС - заключить договор о переводе ЭДС. Иные гражданско-правовые договоры (дарение, купля-продажа, т.п.), предметом которых могут быть лишь вещи, в отношении ЭДС не совершаются.
Возможность заключения сделки определенного вида в настоящее время не регламентирована относительно КВ, но анализ сложившихся фактически общественных отношений, которые и призвано регулировать право, позволяет сделать вывод, что она выступает предметом таких сделок, предметом которых может быть вещь. Таким образом, в отличие от ЭДС, КВ можно продать, подарить, обменять и т.п.
При этом не исключается и расчет с помощью КВ за определенные блага. Однако это не означает, что при этом КВ выполняет функции именно денег: натуральный расчет характерен, а не экстраординарен для сделок, договор мены является предусмотренным ГК РФ видом договора, а что касается функции накопления, ее в современных экономических условиях могут выполнять не только деньги, но и некоторые вещи, обладающие особой ценностью или повышенной стоимостью (золото, недвижимость, проч. <9>).
--------------------------------
<9> И никаких причин или попыток переводить их в разряд денег при этом не возникает, поэтому не видится очевидной таковая необходимость и для КВ, несмотря на ее наименование.

Данное сравнение позволяет прийти к выводу об отграничении ЭДС и КВ и по следующему критерию.
3. По соотношению с деньгами. ЭДС относится к деньгам (денежным средствам) и по российскому законодательству, и по существу. Что касается КВ, то последняя, скорее, выполняет роль вещи, на современном этапе используемой населением в целях накопления и предпочтительной для некоторых групп лиц формой встречного предоставления по сделкам. Как отмечается в литературе, КВ "используется как средство расчетов не в силу своих технических свойств, а в силу того, что существует некое сообщество людей, использующих данные счетные единицы в расчетах между собой" <10>. Таковое положение не является стабильным и может коренным образом поменяться (в любую сторону) на следующем этапе развития общества и экономики. Законодательное отношение (и отношение официальных инстанций) к КВ также не дает повода к отнесению КВ к средствам расчета и платежа, т.е. к деньгам.
--------------------------------
<10> Толкачев А.Ю., Жужжалов М.Б. Криптовалюта как имущество - анализ текущего правового статуса // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2018. N 9.

4. По способу создания инструмента. Для создания ЭДС клиент должен предварительно предоставить оператору ЭДС другой вид денег (наличные или безналичные). Подобное предоставление порождает право требования у клиента.
КВ создается иным образом. Существуют два способа возникновения права на КВ: 1) создание (майнинг); 2) на основании договора. Подобные способы приобретения прав (по сути, существование как первоначальных, так и производных способов приобретения прав) сближают КВ с вещами, а право на КВ - с вещным правом (правом собственности). Как и создание вещи, создание КВ требует затрат человеческих, финансовых, производственных и прочих ресурсов.
Таким образом, вышеуказанные отличия ЭДС и КВ позволяют сделать следующий вывод: если ЭДС относится к иному имуществу и к деньгам, то КВ более близки по своей правовой природе не к иному имуществу, а к вещам, и деньгами не являются. При этом нельзя не отметить, что в КВ отсутствует такой основополагающий для вещи признак, как материальность. Однако это не может быть признано достаточным для категоричного исключения КВ из числа вещей, тем более что цивилистике известна такая категория, как квазивещи. Категория "квазивещь" однозначно в российской цивилистике не выявлена и не исследована, хотя и нередко применяется. Квазивещами являются такие объекты, которые соответствуют не всем признакам (чаще всего не соответствуют одному из признаков), наличие которых традиционно считается необходимым, чтобы благо квалифицировалось вещью, но по своей сути или по воле законодателя с помощью приема фикции относятся к вещам <11>. Некоторые квазивещи прямо называются вещами законом (например, документарные ценные бумаги и наличные деньги в ст. 128 ГК РФ перечисляются среди вещей, хотя по своей сущности вещами быть признаны не могут). Другие квазивещи (чаще всего не имеющие ограниченной физической оболочки, например, электро- и иные виды энергии) принято в доктрине и практике относить к вещам.
--------------------------------
<11> При этом в литературе отмечается терминологическое расхождение, связанное с неопределенностью термина "бестелесная вещь", весьма часто употребляемого многими авторами, но в разных смыслах. Чаще всего под бестелесными вещами понимается известная современному российскому гражданскому праву категория иного имущества, т.е. пришедшая из римского права категория res incorporales (имущественные невещные права). Однако ряд цивилистов понимают под бестелесными вещами иную категорию - признаваемые законом вещами объекты, не имеющие естественных материальных границ (земельные участки, квартиры, т.п.) (см., напр., Саженов А.В. Указ. соч. С. 110). Последняя трактовка не является общеупотребимой, и для удобства отграничения таких особых вещей от традиционных вещей более удобным представляется иной термин - "квазивещи", позволяющий считать бестелесным имуществом то же, что принято им считать со времен Древнего мира, т.е. иное имущество.

Подобный вывод о причислении КВ к вещам, а не к иному имуществу (или обязательственным правам) все более распространяется в литературе, но пока не оформился в устоявшуюся единообразную позицию. Наиболее часто говорят об аналогичности правового режима КВ и вещей <12>, ряд авторов отмечает функциональную эквивалентность КВ ордерным ценным бумагам <13> (т.е. документарным ценным бумагам, относящимся, согласно ст. 128 ГК РФ, к вещам). Встречается и прямое мнение о том, что КВ следует относить к категории вещей <14>. Представляется, что логичной и обоснованной является квалификация КВ в качестве квазивещи. Поэтому неэффективной представляется попытка создания "уникального законодательства" и ломки существующих много столетий правовых теорий и конструкций. Появление КВ в гражданском обороте не требует внесения коренных изменений в законодательство, особенно в ГК РФ, и пересмотра принятых и ставших классическими конструкций, поскольку такое явление не требует иных моделей, кроме существующих: имущество, иное имущество, вещь, квазивещь.
--------------------------------
<12> См., напр.: Федоров Д.В. Токены, криптовалюта и смарт-контракты в отечественных законопроектах с позиции иностранного опыта // Вестник гражданского права. 2018. N 2. С. 52.
<13> Кузнецов Ю.В. Криптоактивы как документарные ценные бумаги // Закон. 2018. N 9.
<14> Саженов А.В. Указ. соч.

Из указанного сущностного отличия ЭДС и КВ вытекают и иные, более частные, которые удобно представить в виде таблицы, включив в нее и вышеуказанные признаки.

Сравнительный анализ ЭДС и КВ

N

Критерий

Электронные средства платежа

Криптовалюта

1

Вид объекта гражданских прав

Имущество

Имущество

2

Форма существования

Нематериальная (электронная)

Нематериальная (цифровая, криптографическая)

3

Обязательность использования ЭСП

Обязательно

Обязательно

4

Виды применяемых ЭСП

Предоплаченные карты, электронный кошелек, онлайн-банкинг, др.

Электронный кошелек

5

Возможность личного обращения к контрагенту при осуществлении расчетов

Отсутствует

(дистанционный характер расчетов)

Отсутствует

(дистанционный характер расчетов)

6

Необходимость и возможность открытия банковского счета

Отсутствует

Отсутствует

7

Доказательства существования

Совокупность записей в базе данных

Совокупность записей в базе данных

8

Правовая природа

Иное имущество (обязательственное право)

Квазивещь

9

Круг возможных сделок, предметом которых выступает инструмент

Только одна сделка - договор о переводе ЭДС

Любые сделки, объектом которых может быть вещь

10

Соотношение с деньгами

Является видом денег <*>

К деньгам не относится

11

Способ создания/приобретения

Предварительное предоставление денег оператору по переводу ЭДС

1) майнинг (создание/переработка)

2) договор

12

Правовая квалификация перевода/перечисления

Одна из форм безналичных расчетов

Предоставление по договору (в том числе встречное)

13

Степень идентификации участников отношений

Две стороны сделки (договора о переводе ЭДС) идентифицированы и персонифицированы между собой и в отношениях с третьими лицами. Также известным является и третье лицо - получатель платежа

Анонимность сторон <**>

14

Структура взаимоотношений субъектов

Опосредованные взаимоотношения (взаимоотношения плательщика и получателя опосредованы фигурой посредника - оператора по переводу ЭДС)

Непосредственные взаимоотношения (непосредственные взаимоотношения между плательщиком и получателем)

15

Система расчетов (наличие центра, в руках которого сосредоточивались бы все операции и вся информация о них)

Централизованная (формирование платежной системы, состоящей из операторов по переводу ЭДС, участников платежной системы и т.д.)

Децентрализованная

16

Условия осуществления перевода/перечисления

Заключение договора с оператором по переводу ЭДС

Наличие заинтересованных сторон в едином виртуальном пространстве

17

Цель перевода/перечисления

Только для исполнения обязательства по оплате товаров, выполнения работ, оказания услуг

Любые цели

--------------------------------
<*> Существует две разные позиции о соотношении ЭДС с деньгами. Согласно первой из них ЭДС является третьим видом денег наравне с наличными и безналичными деньгами. В соответствии со второй точкой зрения, отраженной и в действующем российском законодательстве, ЭДС является видом безналичных денег.
<**> Любой цифровой актив существует "в своеобразной среде доверия между анонимными контрагентами", "алгоритмизированной среде доверия" (Санникова Л.В., Харитонова Ю.С. Правовые аспекты применения технологии распределенных реестров для формирования новой среды доверия в обществе // Гражданское право. 2018. N 5. С. 3 - 8). Именно анонимность является одной из наиболее привлекательных черт КВ для ее приобретателей.

Указанный перечень отличий ЭДС и КВ, несомненно, не является исчерпывающим и может быть продолжен. Важным выводом предпринятого сравнения являются тезисы о сущностном несовпадении категорий "ЭДС" и "КВ" и недопустимости их смешения.
Таким образом, КВ и ЭДС не являются ни сходными, ни общим и частным явлениями, а представляют собой совершенно отличные категории, обладающие разной правовой природой и подчиненные разным правовым режимам.

Литература

1. Абрамова Е.Н. Электронные денежные средства как непоименованный объект гражданских прав / Е.Н. Абрамова // Хозяйство и право. 2016. N 7 (474). С. 3 - 15.
2. Кузнецов Ю.В. Криптоактивы как документарные ценные бумаги / Ю.В. Кузнецов // Закон. 2018. N 9. С. 96 - 105.
3. Новоселова Л.А. О правовой природе биткоина / Л.А. Новоселова // Хозяйство и право. 2017. N 9 (488). С. 3 - 16.
4. Савельев А.В. Криптовалюты в системе объектов гражданских прав // Закон. 2017. N 8. С. 136 - 153.
5. Саженов А.В. Криптовалюты: дематериализация категории вещей в гражданском праве // Закон. 2018. N 9. С. 106 - 121.
6. Санникова Л.В. Правовые аспекты применения технологии распределенных реестров для формирования новой среды доверия в обществе / Л.В. Санникова, Ю.С. Харитонова // Гражданское право. 2018. N 5. С. 3 - 8.
7. Толкачев А.Ю. Криптовалюта как имущество - анализ текущего правового статуса / А.Ю. Толкачев, М.Б. Жужжалов // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2018. N 9. С. 91 - 135.
8. Федоров Д.В. Токены, криптовалюта и смарт-контракты в отечественных законопроектах с позиции иностранного опыта / Д.В. Федоров // Вестник гражданского права. 2018. Т. 18. N 2. С. 30 - 74.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2020. Все права защищены
↑