Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 350-84-16
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

12.01.2021

В соответствии со ст. 75 Конституцией РФ (с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 1 июля 2020 г.) гарантируется индексация пенсий не реже одного раза в год в порядке, установленном федеральным законом. Цель законопроекта состоит в регламентировании дополнительной индексации социальных пенсий, страховых пенсий и фиксированной выплаты к страховой пенсии.

подробнее
01.01.2021

Указанным законом внесены поправки в Федеральный закон от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда", предусматривающие его увеличение с 1 января 2021 года до 12 792 рублей в месяц. Помимо этого, установлены новые требования к порядку определения МРОТ.

подробнее
29.12.2020

Внесенный в Государственную Думу фракцией КПРФ законопроект разработан с целью улучшения материального положения граждан указанной категории. Законопроектом предусматривается ряд социальных льгот для лиц, рожденных в период с 22 июня 1928 г. по 3 сентября 1945 г, в том числе ежемесячную денежную выплату в размере 5000 рублей.

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Современное процессуальное право: унификация или дифференциация? (Решетникова И.В.)

Современное процессуальное право: унификация или дифференциация? (Решетникова И.В.)

Дата размещения статьи: 30.12.2020

Современное процессуальное право: унификация или дифференциация? (Решетникова И.В.)

В системе российского права существует четыре процессуальные отрасли права: две из них традиционно наличествуют в правовых системах всех стран - это гражданское процессуальное и уголовное процессуальное право. Две отрасли сравнительно молодые и характерные не для всех правовых систем - арбитражное процессуальное (1992 г. - принятие первого АПК РФ (далее - АПК)) и административное процессуальное право (2015 г. - принятие КАС РФ (далее - КАС)). При этом четыре процессуальные отрасли права соответствуют четырем одноименным процессуальным кодексам, но не видам (формам) судопроизводства, перечисленным в ч. 2 ст. 118 Конституции РФ: судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Но, несмотря на это, принятие КАС было встречено негативно значительной частью процессуалистов <1>. Хотя объективности ради и принятие первого АПК не было принято единодушно, поскольку им предусматривалось регулирование процесса рассмотрения тех же гражданских дел, что и ГПК, только с иным составом субъектов. По мнению некоторых процессуалистов, дифференциация процессуальной формы или специализация процесса осложняет работу как суда, так и лиц, участвующих в деле, их представителей <2>.
--------------------------------
<1> См., к примеру: Боннер А.Т. Административное судопроизводство в Российской Федерации: миф или реальность? (или спор процессуалиста с административистом) // Вестник гражданского процесса. 2016. N 5. С. 11 - 53; Приходько И.А., Бондаренко А.В., Столяренко В.М. Процессуальная революция: решенные и нерешенные задачи. М.: Международные отношения, 2019. С. 60 - 61; Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2014. С. 563 - 564 и др.
<2> Приходько И.А., Бондаренко А.В., Столяренко В.М. Указ. соч. С. 54; Рассахатская Н.А. Проблема совершенствования судебной системы и специализации гражданско-процессуальной деятельности // Актуальные проблемы развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека: Сборник научных статей. Краснодар; СПб.: Юридический центр "Пресс", 2008. С. 337.

Но отбросим наши эмоции в сторону и попробуем разобраться, есть ли у названных процессуальных отраслей права свой предмет, метод правового регулирования, а также отраслевые принципы и до какого предела можно дифференцировать процессуальное право.
В качестве отправной точки возьмем ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, выделившую названные выше виды (формы) судопроизводства. Применительно к конституционному судопроизводству сложно говорить о наличии соответствующей отрасли процессуального права, отсутствует какой бы то ни было аналог процессуального кодекса. Как устройство КС РФ, так и его процессуальная деятельность регулируются Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации", а также Регламентом Конституционного Суда Российской Федерации. Мы видим смешение в одних и тех же законодательных актах судоустройственных и процедурных (процессуальных) норм. В связи с этим говорить о наличии самостоятельной отрасли конституционного процессуального права, видимо, преждевременно. Косвенно такой вывод подтверждает то, что вопросы конституционного судопроизводства изучаются специалистами конституционного, а не процессуального права <3>.
--------------------------------
<3> См., например: Конституционный судебный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. М.С. Саликов. М.: НОРМА, 2003.

До принятия КАС отсутствовала и отрасль административного процессуального права. Дела из публичных правоотношений успешно рассматривались по правилам, установленным ГПК РФ (далее - ГПК) и АПК. В настоящее время арбитражные суды продолжают рассматривать публичные дела по процедуре, предусмотренной АПК. В связи с этим не встает вопрос о выделении административного процессуального права в качестве самостоятельной отрасли права.
Ретроспективный взгляд на ГПК РСФСР до принятия АПК и КАС позволяет согласиться с теми авторами, которые считают, что процессуальная форма гражданского процессуального права способна охватить все категории дел <1>. И действительно, долгое время публично-правовые споры рассматривались по правилам, установленным ГПК. Первый АПК (1992 г.) в значительной степени копировал ГПК, за некоторым исключением. Правда, справедливости ради вынужденная конкуренция АПК и ГПК с учетом большей мобильности участников арбитражных процессов позволила во многом развиваться опережающе именно АПК в плане состязательности судопроизводства и электронного судопроизводства. Здоровая процессуально-правовая конкуренция позволила АПК сделать значительный рывок по указанным направлениям.
--------------------------------
<1> Лукьянцев А.А. К единой ветви судебной власти в Российской Федерации // Актуальные проблемы развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека: Сборник научных статей. С. 146.

В самом широком смысле слова предметом любой процессуальной отрасли права выступает судопроизводство в той или иной его части. Уголовное процессуальное право (в плане судопроизводства) регулирует отношения по рассмотрению и разрешению судом уголовных дел. Гражданское и арбитражное процессуальное право регламентирует отношения по рассмотрению и разрешению судом гражданских дел (в широком смысле слова). Закон может назвать некоторые из этих дел экономическими, точно так же как помимо гражданского права стало принято выделять хозяйственное или предпринимательское право.
Определение предмета и метода той или иной отрасли права является отраслеобразующим, поскольку принято считать, что совокупность предмета, метода правового регулирования предопределяет существование отрасли права.

1. Предмет процессуального права

Начнем с гражданского процессуального права как материнской отрасли права. Предметом регулирования гражданского процессуального права является гражданский процесс. Понятие гражданского процесса определяется в науке по-разному. Одни ученые полагают, что это порядок осуществления правосудия по гражданским делам <2>. Другие считают, что гражданский процесс - это урегулированная гражданско-процессуальным правом деятельность суда и других субъектов гражданского процесса, а также исполнительное производство <3>. Третьи определяют процесс как одно сложное правоотношение <4> либо как совокупность правоотношений <5>, возникающих при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Четвертые рассматривают гражданский процесс как деятельность и связанные с ней правовые отношения суда и других участников процесса <6>. Наконец, пятые понимают под гражданским процессом единство трех составляющих: процессуальной деятельности, процессуальных отношений и процессуальной формы <7>.
--------------------------------
<2> См., например: Юдельсон К.С. Вопросы советского гражданского процесса военного времени. Свердловск: Свердлгиз, 1943. С. 3; Пучинский В.К. Понятие, предмет, источники советского процессуального права. М., 1966. С. 33.
<3> См., например: Советский гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М.: Юрид. лит., 1985. С. 7.
<4> Мозолин В.П. О гражданско-процессуальном правоотношении // Советское государство и право. 1955. N 6. С. 56.
<5> Авдеенко Н.И. Механизм и пределы регулирующего воздействия гражданского процессуального права. Л.: Изд-во ЛГУ, 1969. С. 46.
<6> Советский гражданский процесс: Учебник / Под ред. К.И. Комиссарова, В.М. Семенова. М.: Юрид. лит., 1988. С. 11 - 12.
<7> Гагаринов А.В. Понятие гражданского процесса // Правоведение. 1988. N 4. С. 96 - 99.

В ходе рассмотрения и разрешения дела складываются гражданские процессуальные правоотношения между судом и другими участниками процесса. В этих правоотношениях конкретизируются предусмотренные гражданским процессуальным правом права и обязанности субъектов. Гражданские процессуальные правоотношения возникают, существуют и прекращаются на основе гражданского процессуального права и в связи с определенными процессуальными действиями (юридическими фактами). Реализация всеми субъектами гражданско-процессуальных правоотношений предоставленных им прав и обязанностей также осуществляется в форме тех или иных процессуальных действий.
Таким образом, гражданский процесс - это урегулированная гражданским процессуальным правом совокупность процессуальных действий и гражданско-процессуальных правоотношений, складывающихся между судом и другими субъектами при рассмотрении и разрешении гражданского дела судом общей юрисдикции <1>. При этом под гражданскими делами понимаются не только непосредственно гражданские, но и отнесенные к компетенции судов общей юрисдикции семейные, жилищные, земельные и трудовые споры. Гражданский процесс является одной из форм отправления правосудия и отличается от деятельности иных органов, рассматривающих гражданские дела, наличием специфической процессуальной формы. В последнюю облекается только деятельность суда по осуществлению правосудия.
--------------------------------
<1> Длительное время в науке гражданского процессуального права обсуждалась концепция широкого и узкого понимания гражданского процесса. Сторонники узкого толкования относят к гражданскому процессу только деятельность суда по осуществлению правосудия по гражданским делам. Широкое понимание было предложено Н.Б. Зейдером в 60-х гг. XX в. и нашло поддержку среди многих ученых. В силу единства целей и предмета деятельности, общности принципов, сходства отдельных институтов и процессуальной формы сторонники широкого толкования гражданского процесса включают в него деятельность как суда, так и других органов (третейского суда, административных органов и пр.).

Все сказанное о предмете гражданского процессуального права в равной степени относится и к предмету арбитражного процессуального права, за некоторым дополнением. Во-первых, при сходстве предмета правового регулирования имеется отличие в объекте: экономические, а не гражданские споры. Во-вторых, дела, которые компетентен рассматривать арбитражный суд, также охватывают публично-правовые. В-третьих, речь идет не о судах общей юрисдикции, а об арбитражных судах, специализированной ветви судебной власти.
Если говорить о предмете административного процессуального права, то ситуация несколько неоднозначна. Публичные дела с участием юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в арбитражном процессе рассматриваются по правилам АПК <1>. Применительно же к судам общей юрисдикции мы видим процесс дифференциации. Согласно ГПК РСФСР 1964 г. суды общей юрисдикции рассматривали все публичные дела, отнесенные к ведению судов общей юрисдикции, по правилам ГПК. В 2002 г. после принятия нового ГПК дела о привлечении к административной ответственности суд общей юрисдикции стал рассматривать (и рассматривает до сих пор) по правилам, установленным КоАП РФ (далее - КоАП). Остальные публично-правовые дела оставались в лоне регулирования ГПК до 2015 г. В 2015 г. от ГПК отпочковались нормы о рассмотрении дел из публичных правоотношений в самостоятельный кодекс - КАС. Причем в этот же Кодекс были отнесены и дела других видов производств. Так, из дел особого производства в КАС включили производство по делам о госпитализации гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях в недобровольном порядке, о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке (гл. 30 КАС) <2>. Из искового производства в КАС перекочевала глава "Производство по административным делам о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" (гл. 26 КАС) <3>.
--------------------------------
<1> Речь идет обо всех делах, возникающих из публичных правоотношений: рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц (гл. 24 АПК); о привлечении к административной ответственности (§ 1 гл. 25 АПК); об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности (§ 2 гл. 25 АПК); о взыскании обязательных платежей и санкций (гл. 26 АПК). Рассмотрение Судом по интеллектуальным правам дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами (гл. 23 АПК).
<2> Ранее - гл. 35 ГПК до принятия КАС.
<3> Ранее - гл. 22.1 ГПК до принятия КАС.

При подготовке КАС была избрана интересная законодательная техника, предусматривающая перечисление основных обстоятельств, входящих в предмет доказывания, неизбежно дублируя нормы специального законодательства. Так, согласно ч. 1 ст. 278 КАС при рассмотрении административного дела о госпитализации в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке суду необходимо выяснить:
1) имеется ли у гражданина тяжелое психическое расстройство;
2) влечет ли тяжелое психическое расстройство последствия в виде непосредственной опасности для гражданина или для окружающих, беспомощности гражданина и (или) возможности причинения существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если гражданин будет оставлен без психиатрической помощи;
3) являются ли обследование и лечение гражданина возможными лишь в условиях медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях;
4) наличие факта отказа или уклонения гражданина от госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в добровольном порядке либо от продления такой госпитализации.
В специальном законодательстве, коим является Закон РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", также содержится подробное регламентирование оснований для госпитализации, освидетельствования и пр., что, собственно говоря, и входит в предмет доказывания по рассмотрению данной категории дел.
Такой прием юридической техники не лишен недостатков. Во-первых, предмет доказывания по любому делу формируется как на основании нормы материального права, так и на основаниях иска и возражений на него. Перенос норм материального права в КАС применительно к ГПК и АПК привел бы к переписыванию норм Гражданского, Трудового, Семейного, Жилищного кодексов РФ. Во-вторых, нарушается порядок работы юриста, который должен применить нормы материального права в своей деятельности. Тем более малейшие изменения положений материального права приведут к необходимости изменений КАС. Сложно представить, до каких размеров вырос бы ГПК, если бы в него перекочевали нормы об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по различным категориям гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных споров. Более того, всегда считалось, что нормы о содержании предмета доказывания, правовых презумпциях, влияющих на распределение обязанности доказывания, находятся в отраслях материального права.
В связи со сказанным можно поддержать мнение Н.А. Громошиной, что "кодификация процессуальных особенностей рассмотрения отдельных категорий дел по примеру КАС РФ - отнюдь не лучший вариант" <1>.
--------------------------------
<1> Громошина Н.А. Процессуальные особенности или специализированный процесс? // Законы России: опыт, анализ, практика. 2017. N 9. С. 8 - 10.

В итоге административное судопроизводство не получило единого административного процессуального кодекса. Наоборот, действует три: КАС, КоАП и АПК. Соответственно, не сняты имеющиеся сегодня противоречия в нормативном регулировании рассмотрения одних и тех же дел.
Что же является предметом правового регулирования административного процессуального права (КАС)? Так же как и в гражданском и арбитражном процессуальном праве - система норм права, регулирующих правоотношения и действия суда по рассмотрению и разрешению административных дел. Но, повторимся, процедура рассмотрения не всех дел, так как большая их часть отнесена к предмету регулирования КоАП.
Если мы говорим о характере административно-процессуальных правоотношений, то в административном процессе будут те же их черты, что и в гражданском или арбитражном, а именно:
- волевой характер правоотношений, обусловленный обязательным участием суда;
- права и обязанности сторон в административном процессе равны, независимо от того, что материальные правоотношения характеризуются отношениями власти и подчинения. Надо отметить, что отношения власти и подчинения могут быть не только в административных правоотношениях, но и в трудовых, жилищных, земельно-правовых спорах и пр.
Тогда в чем отличие от предмета ГПП и АПП? Практически каждая отрасль процессуального права регулирует часть единого судопроизводства. Интересные рассуждения высказаны Т.В. Сахновой: "Правовая природа дела (частноправовая или публично-правовая) определяется не собственно предметом процесса, но соотношением предмета и объекта процесса, что в самом процессе обретает очевидность опять-таки через притязание... Предмет может быть частноправовым, а объект - публично-правовым, а притязание при этом исковым... как показывает отечественная и зарубежная законодательная практика, и те дела, в которых и предмет, и объект, и, соответственно, притязание отвечают публично-правовому критерию, вполне эффективно рассматриваются и разрешаются посредством процедур в пределах единой цивилистической процессуальной формы" <1>. История российского процесса наглядное тому подтверждение - существование в течение многих десятилетий единого кодекса, регулирующего в самом широком смысле слова гражданское судопроизводство (речь идет о ГПК РСФСР 1964 г.).
--------------------------------
<1> Сахнова Т.В. Процессуализация КАС РФ как зеркало процессуальной эволюции // Вестник гражданского процесса. 2018. Т. 8. N 4. С. 17.

2. Метод процессуального права

Рассмотрим метод процессуально-правового регулирования на примере гражданского процессуального права. Может быть, метод правового регулирования рассматриваемых процессуальных отраслей права разнится?
Метод гражданского процессуального права как способ воздействия на регулируемые данной отраслью отношения - императивно-диспозитивный, что проявляется в составе и правовом положении субъектов правоотношений, характере юридических фактов, правах и обязанностях, санкциях.
Сочетание императивного и диспозитивного начал отражает прежде всего специфику суда как обязательного участника всех гражданско-процессуальных правоотношений, с одной стороны, и иных субъектов - с другой. Императивность метода правового регулирования определяется тем, что все гражданские процессуальные отношения являются отношениями власти и подчинения в силу участия в них суда - органа государства, уполномоченного на осуществление правосудия и облеченного властными полномочиями. Суд обязан точно соблюдать предписания закона и требовать того же от всех участников гражданского процесса. Только суд как орган власти вправе применять предоставленные процессуальным законом меры принуждения.
Диспозитивность отражает другой аспект воздействия гражданского процессуального права: свободная реализация предоставленных прав и возложенных обязанностей, но в рамках закона; равенство прав и обязанностей применительно к одному и тому же виду субъектов (стороны в процессе равны и пр.); гарантированность прав. В совокупности диспозитивность и императивность характеризуют метод гражданского процессуального права.
Юридические факты <1>, с которыми нормы гражданского процессуального права связывают возникновение, изменение и прекращение правоотношений, также обладают спецификой. Прежде всего это процессуальные действия, которые, во-первых, предусмотрены отраслевым законодательством, во-вторых, осуществляются в процессуальной форме, в-третьих, реализуются в сроки, указанные в законе или установленные судом. Юридическими фактами могут быть события и состояния. Как правило, возникновение, изменение и прекращение гражданских процессуальных правоотношений связаны с наличием юридического состава.
--------------------------------
<1> О юридических фактах см. подробнее: Ярков В.В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданского процессуального права. М.: Инфотропик Медиа, 2012.

Санкции, применяемые судом, носят характер государственного принуждения (штрафы и пр.), а также могут быть сугубо судебными (например, отмена решения суда и направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции).
В 1973 г. В.Ф. Яковлев, подробно анализируя особенности метода гражданско-правового регулирования, выделял основные его черты:
- диспозитивность "как способность осуществлять свою правосубъектность по своему усмотрению" <2>;
- правонаделение ("если гражданско-правовой метод является... дозволительным, то на первый план закономерно выдвигается такой прием регулирования, как наделение лиц субъективными правами") <3>;
- правовая инициатива;
- юридическое равенство субъектов;
- особенности санкций и ответственности <4>.
--------------------------------
<2> Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений / Яковлев В.Ф. Избранные труды. Т. 2: Гражданское право. История и современность: В 2 кн. Кн. 1. М.: Статут, 2012. С. 89.
<3> Яковлев В.Ф. Указ. соч. С. 77.
<4> Там же. С. 114 - 115.

Диспозитивность, правонаделение и инициативность в процессе - тесно взаимосвязанные проявления метода правового регулирования. Более того, они присущи исключительно состязательному судопроизводству и не соответствовали инквизиционному (следственному) типу. Данный тезис наглядно подтверждается историей развития процессуального права. На Руси не всегда был следственный процесс: элементы состязательности, разделение гражданского и уголовного процессов были известны "Русской Правде", Судебнику Ивана IV, другим источникам права. Переломный этап развития процессуального права приходится на переходный период от сословно-представительной монархии к абсолютизму: состязательный процесс меняется на розыскной, устраняются различия между гражданским и уголовным процессами (Указ Петра I от 21 февраля 1697 г.) <1>. Естественно, при следственных началах, единых для гражданского и уголовного процессов, не могло быть и речи о диспозитивности. На долгие годы гражданский процесс становится инквизиционным (следственным), тайным и письменным, с отсутствием представительства в суде, диспозитивности, инициативы и правонаделения сторон, абсолютной активностью суда. Ситуация коренным образом меняется в России в 1864 г. Хотя в отдельных странах Европы (Дания, Швеция и др.), которые не испытали влияния французского процессуального права, процедура рассмотрения дел устанавливалась единым процессуальным кодексом без четкого формального деления на гражданский и уголовный процессы <2>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Загидуллин М.Р. Зарождение юридической ответственности в российском судебном процессе // Вестник гражданского процесса. 2016. N 5. С. 164 - 171.
<2> Курс уголовного процесса / Под ред. Л.В. Головко. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2017. С. 47.

Влияние следственных корней чувствовалось и в советской процессуальной науке. Так, одно время было принято определять метод гражданского процессуального права как метод властных предписаний <3>. Данная позиция отражает свойственную для того периода активность суда, его руководящую роль в судебном процессе, господство принципа объективной истины и пр.
--------------------------------
<3> См., например: Гражданский процесс: Учебник / Под ред. К.С. Юдельсона. М.: Юрид. лит., 1972. С. 11.

Как отмечает А.А. Мельников, в любой отрасли права можно обнаружить метод властных предписаний. Однако метод нельзя связывать лишь с одной особенностью отрасли права - необходим более широкий подход. В соответствии с этим было предложено понимать под методом правового регулирования органически единую совокупность важнейших юридических особенностей <1>.
--------------------------------
<1> Курс советского гражданского процессуального права: В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. А.А. Мельников. М.: Наука, 1981. С. 45 - 46 (автор главы - А.А. Мельников).

К содержанию метода А.А. Мельников относит:
- процессуальное положение суда и лиц, участвующих в деле, в гражданском судопроизводстве;
- процессуальные действия как юридические факты;
- содержание гражданских процессуальных правоотношений, отличающихся диспозитивностью процессуальных прав лиц, участвующих в деле, и активной ролью суда;
- процессуальные санкции (отмена незаконных судебных актов, наступление невыгодных процессуальных последствий) <2>.
--------------------------------
<2> Там же. С. 47.

Во многом похожую точку зрения на составляющие элементы метода гражданского процессуального права высказывает Т.В. Сахнова <3>.
--------------------------------
<3> Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса. С. 100 - 103. Кстати, впервые в учебной литературе уделено столь большое внимание методу правового регулирования.

Равенство субъектов гражданско-процессуальных правоотношений основано на равенстве субъектов материально-правовых отношений, если мы говорим о рассмотрении судом гражданско-правовых споров. Однако в рамках арбитражного процесса (в судах общей юрисдикции до 2015 г. (до принятия КАС)) рассматриваются не только гражданско-правовые споры, но и дела публично-правового характера: налоговые, таможенные, административные, антимонопольные, пенсионные, в основе которых лежит по своей природе административное право. Соответственно, в материальных правоотношениях одна сторона - "сильная" (государство в лице соответствующего государственного органа), другая сторона - "слабая" (гражданин, индивидуальный предприниматель, юридическое лицо). Сила государственного органа предопределена компетенцией и полномочиями, в том числе по проведению проверок и привлечению к ответственности перечисленных субъектов. В таких ситуациях принято говорить, что стороны в материальных правоотношениях неравны, находятся в отношении власти и подчинения. Однако применительно к процессуальным отраслям права действует тот же императивно-диспозитивный метод, независимо от вида судопроизводства. При этом диспозитивность предопределена тем, что, несмотря на неравенство сторон в материальном праве, в рамках процессуального права им предоставляются равные права, они обладают правами и инициативой по движению процесса. Наличие неравенства в плане наличия сильной и слабой стороны выравнивается с использованием процессуального механизма - законодательно устанавливаются особенности в распределении бремени доказывания. На сильную сторону возлагается процессуальная обязанность доказать законность своих действий или принятого нормативного, ненормативного акта. Причем такой подход заложен не только при рассмотрении административных дел. К примеру, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя <1>. Следовательно, и по трудовым спорам возможно возложение обязанности доказывания определенного факта на сильную сторону.
--------------------------------
<1> Пункт 22 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации".

Справедливо принято считать, что суд более активен в сфере доказывания по административным делам, поскольку суд может по своей инициативе затребовать доказательства. Но суд активен и при рассмотрении иных дел. В плане наличия презумпций и их подвидов, которые также влияют на распределение обязанности по доказыванию, изобилуют Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и принятые на его основе разъяснения в Постановлении Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. N 53. Основная презумпция - презумпция доведения до банкротства имеет различные вариации. В указанных делах даже применяется более высокий стандарт доказывания <2>.
--------------------------------
<2> См., например: Смола А.А. Стандарты, доказывание и Верховный Суд // Вестник экономического правосудия РФ. 2018. N 8. С. 129 - 185 и др.

В качестве юридических фактов выступают прежде всего процессуальные действия, многие из которых корреспондируют друг другу: подача иска истцом приводит к действиям суда по решению вопроса о принятии искового заявления к производству или об отказе в принятии, оставлению без движения, о чем выносится соответствующее определение.
Санкции и ответственность как составляющие метода гражданского процессуального регулирования довольно специфичны и во многом отличаются от материально-правового метода регулирования. Основная процессуальная санкция - это вынесение судебного акта не в пользу соответствующей стороны. В данном случае речь идет и о конечном, и о промежуточном судебном акте. В качестве своеобразной санкции может выступать процессуальная фикция. К таковым можно отнести ч. 3 ст. 79 ГПК: при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым (ч. 3 ст. 79 ГПК). В качестве своеобразной процессуальной санкции за недобросовестное поведение стороны по делу выступает возможность установления и опровержения факта по делу.
Возложение судебных расходов на сторону, которая злоупотребляла правом в ходе судебного разбирательства, - также своеобразная процессуальная санкция (ч. 2 ст. 111 АПК).
В то же время возможно применение и более традиционных санкций, к примеру судебных штрафов, которые налагаются за несовершение определенных действий, неподчинение судебному указанию.
Процессуально-правовая ответственность также носит специфический характер. Так, в АПК установлена ответственность лица, участвующего в деле: лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (ч. 2 ст. 9 АПК).
Императивность метода гражданского процессуального метода продиктована тем, что во всех правоотношениях, складывающихся в судопроизводстве, обязательной стороной выступает суд, который наделен властными полномочиями по рассмотрению и разрешению дела. Естественно, указания суда обязательны для сторон - именно это обстоятельство признается важным для определения метода правового регулирования как императивного наряду с диспозитивным. К примеру, в силу диспозитивности истец может ходатайствовать о привлечении в процесс третьего лица, проведении судебной экспертизы, вызове свидетеля. Однако окончательно решение принимает суд по каждому из ходатайств, не будучи связанным инициативностью и волей сторон.
В.Ф. Яковлев также отмечал необходимость дифференциации метода правового регулирования в зависимости от особенностей материального права, из которого рассматривается дело в суде. При этом абсолютно верно подчеркивалось, что дифференциации рассматриваемых форм судопроизводства обозначают различное соотношение императивности и диспозитивности, а также состязательности и активности суда. В этом смысле при рассмотрении дел, возникших из публично-правовых споров, преобладает активность суда над состязательностью <1>. Однако метод гражданского процессуального права остается императивно диспозитивным.
--------------------------------
<1> Яковлев В.Ф. Указ. соч. С. 753.

И в других видах судопроизводства имеются особенности в методе правового регулирования. К примеру, в делах особого производства отсутствуют стороны, есть лишь заявитель и заинтересованные лица. Соответственно, исчезает такое проявление диспозитивности, как равенство сторон. В так называемых групповых спорах истцы, образующие группу, участвуют в судопроизводстве через своего представителя и пр. Сказанное подтверждает, что правила судопроизводства при рассмотрении тех или иных категорий дел могут разниться. Вместе с тем это не изменяет метод правового регулирования процессуальных правоотношений, который остается императивно-диспозитивным. Данный вывод не исключает возможность изменения пропорций императивности и диспозитивности, состязательности и активности суда исходя из целей и задач судопроизводства, характера рассматриваемых дел.
Вопрос остается в характеристике метода правового регулирования вновь созданного административного процессуального права, которое отпочковалось от гражданского процессуального права <1>, как, кстати, в свое время семейное и жилищное право отпочковалось от материнской отрасли права - гражданского права. При этом повторимся, что в АПК по-прежнему среди видов судопроизводства имеется производство по делам, возникающим из административных правоотношений. Последнее не вызывает научных дискуссий по поводу наличия единого метода регулирования арбитражного процессуального права.
--------------------------------
<1> В свое время В.Ф. Яковлев также прогнозировал возможность в перспективе подготовить Административный процессуальный кодекс (см.: Яковлев В.Ф. Указ. соч. С. 753).

Изменился ли метод правового регулирования при создании самостоятельного административного процессуального права?
Применительно к выделению административного процессуального права в самостоятельную отрасль права М.К. Треушников указывает на ряд обстоятельств: 1) неравноправное положение субъектов материально-правовых отношений, которые становятся предметом судебного разбирательства; 2) специфические функции суда при рассмотрении указанных дел (суд более активен, чем при рассмотрении исковых споров). Сказанное предопределяет иной порядок возбуждения дел: не подача иска, а оспаривание действий, решений путем предъявления административного иска <2>. При этом указанные факторы не мешали существованию производства из публичных правоотношений в рамках гражданского процесса десятилетия до 2015 г. В указанный период методом правового регулирования гражданского процессуального права также был императивно диспозитивный. Применительно к арбитражному процессуальному праву метод единый для регулирования всех видов судопроизводства: искового, из публично-правовых отношений, групповых исков и пр.
--------------------------------
<2> Административное судопроизводство: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2017. С. 13 - 14.

Многие процессуалисты полагают, что КАС "явился процессуальной калькой ГПК" <3>. Но справедливости ради и первый АПК (1992 г.) был создан по образу и подобию ГПК. Лишь третий АПК (2002 г.) решительно обогнал ГПК по подходу к состязательности, юридической технике и пр. Но арбитражные дела в большой своей массе - это те же гражданские дела судов общей юрисдикции с отличием в субъектном составе и характере спора.
--------------------------------
<3> Сахнова Т.В. Процессуализация КАС РФ как зеркало процессуальных эволюций. С. 14.

Т.В. Сахнова считает заблуждением тезис, что природа судебных процедур определяется как производное от их предмета <4>. По мнению автора, следует брать за основу частноправовое и публично-правовое в процессе, что является "проблемой метода, тех преимущественных процессуальных средств и способов, которые предопределены принципами, признаками и закономерностями процессуальной формы" <5>. Т.В. Сахнова полагает, что принятие КАС не разорвало связь с цивилистической процессуальной формой.
--------------------------------
<4> Там же.
<5> Сахнова Т.В. Процессуализация КАС РФ как зеркало процессуальных эволюций. С. 15.

В.В. Ярков отмечает, что метод правового регулирования судебного административного процессуального права остается императивно-диспозитивным. Автор раскрывает содержание императивности и диспозитивности метода судебного административного процессуального права точно так же - через те же самые составляющие, что и применительно к гражданскому процессуальному праву <1>. Но интересно то, что В.В. Ярков определяет вновь созданную отрасль процессуального права не как административное процессуальное право, а добавляет "судебное". Логично предположить, что, видимо, существует еще несудебное административное процессуальное право? Но если оно несудебное, то процессуальное ли? В процессуальной доктрине принято считать, что процессуальное право отличается от иных процедур рассмотрения споров и дел тем, что есть суд, уполномоченный осуществлять правосудие в особой процессуальной форме. Последняя свойственна исключительно деятельности судов и относится к отправлению правосудия.
--------------------------------
<1> Административное судопроизводство: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. М.: Статут, 2016. С. 30 (автор главы - В.В. Ярков).

В связи с этим в практике деятельности арбитражных судов и судов общей юрисдикции по привлечению к административной ответственности сложилась курьезная ситуация. Арбитражные суды применяют АПК при рассмотрении дел о привлечении к административной ответственности, соответственно имеют место арбитражный процесс и императивно-диспозитивный метод правового регулирования. Суды общей юрисдикции при привлечении к административной ответственности применяют не процессуальное законодательство (ни ГПК, ни КАС), а КоАП. Причем процедурные нормы КоАП адресованы через запятую и к суду, и к административным органам (ч. 1 ст. 29.1, ч. 1 ст. 29.2, ч. 1 ст. 29.3 и др.). Более того, ВС РФ также отмечает: к законодательству об административных правонарушениях, которым следует руководствоваться при рассмотрении данной категории дел, относится КоАП, который определяет условия и основания административной ответственности, виды административных наказаний, порядок производства по делам об административных правонарушениях, в том числе подведомственность и подсудность этих дел (п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2005 г. <2>).
--------------------------------
<2> Имеется в виду Постановление Пленума ВС РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

Иными словами, КоАП содержит и материально-правовые, и процедурные нормы. Данное явление не уникально: в нормах материального права традиционно сосредоточена информация об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, правовых презумпциях, фикциях и пр. В этом одно из проявлений взаимосвязи и взаимодействия частного и публичного права. Особенность КоАП заключается в том, что им регулируется порядок производства по делам об административных правонарушениях, который в равной степени относится и к судам, и к административным органам, должностным лицам и прочим субъектам. В упомянутом выше Постановлении Пленума ВС РФ ориентирует судей при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении произвести перечисленные в ст. 29.1 КоАП процессуальные действия в целях выполнения предусмотренных ст. 24.1 КоАП задач всестороннего, полного, объективного и своевременного выяснения обстоятельств каждого дела, разрешения его в соответствии с законом, а также выявления причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2005 г.).
Раздел IV КоАП регулирует производство по делам об административных правонарушениях, относясь в равной степени и к суду, и к административным органам. Если процедура привлечения к административной ответственности едина и для суда, и для административного органа, то нет процессуально-правовой формы осуществления правосудия. Следовательно, такая деятельность суда не может носить процессуальный характер и не является правосудием. Происходит реальное функциональное смешение судебной и административной деятельности. Кроме того, поскольку в силу Конституции РФ законодательство о судопроизводстве находится в исключительном ведении Российской Федерации, а административное законодательство - в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ, постольку установленная процедура КоАП не может быть названа судопроизводством. Надо добавить и то, что административная процедура рассмотрения дел также предусмотрена НК РФ (далее - НК), Таможенным кодексом. Однако, к примеру, НК регламентирует исключительно рассмотрение налоговых жалоб во внесудебном порядке. Применительно к рассмотрению жалоб, поданных в суд, НК отсылает к их рассмотрению в порядке арбитражного или административного судопроизводства (ст. 142).
Нельзя не отметить и то, что в административном праве иной метод правового регулирования - императивный, в отличие от метода регулирования гражданского, арбитражного и административного процессуального права. Современное административное процессуальное право унаследовало метод правового регулирования "материнской" отрасли права. Если на данный момент наличие КАС не привело к изменению метода правового регулирования, унаследованного им от ГПК, то применение судом КоАП при рассмотрении дел о привлечении к административной ответственности остается в сфере административного правоприменения, но не процесса. Соответственно, вопрос: если суд рассматривает административные дела по той же процедуре, что и иные административные органы, то отправляет ли суд правосудие или выступает органом по применению КоАП, как и иные общественные организации или административные органы?

В этом нонсенс: АПК регулирует процесс привлечения к административной ответственности, а применительно к деятельности судов общей юрисдикции такая же деятельность регулируется не процессуальной отраслью права.
Мы привыкли, что помимо материнской отрасли гражданского права существуют и успешно развиваются семейное и жилищное. Аналогичная дифференциация получила распространение и в процессуальном праве: сначала применительно к двум видам судов: судам общей юрисдикции (гражданское процессуальное право) и арбитражным судам (арбитражное процессуальное право). Затем дифференциация гражданского процессуального права пошла дальше - к выделению административного процессуального права (в плане регулирования КАС) <1>. Достаточно сравнить общую часть ГПК, АПК, КАС, виды пересмотра судебных актов и многое другое, и мы увидим если не дублирование нормативных положений, то их бесспорное сходство. И это неудивительно. Все процессуальные отрасли права, включая уголовное процессуальное право, относятся к смежным отраслям права <2>, что является основанием для унификации процессуального права. По этой же причине в них много межотраслевых правовых институтов, принципов, имеется сходство в предмете и методе правового регулирования. Но, как показывает история существования процессуального права, смежный характер отраслей права - это не препятствие для того или иного уровня дифференциации. Всегда важна обоснованность как для дифференциации, так и для унификации права. Сегодня мы видим две разные модели процессуально-правового регулирования для арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Сложно прогнозировать дальнейшее развитие, но можно предположить, что и в дальнейшем мы будем видеть стремление к унификации процессуальных положений при сохранении на данный момент самостоятельных процессуальных кодексов. Хотелось бы надеяться, что в результате административной реформы судопроизводство будет регулироваться все-таки не КоАП, а процессуальной отраслью права.
--------------------------------
<1> Регламентацию порядка рассмотрения дел судом о привлечении к административной ответственности в КоАП в силу указанных выше причин в данной статье не относим к процессуальной отрасли права.
<2> См. подробнее: Поленина С.В. Комплексные правовые институты и становление новых отраслей права // Правоведение. 1975. N 3. С. 74.

Список использованной литературы

  1. Авдеенко Н.И. Механизм и пределы регулирующего воздействия гражданского процессуального права. Л.: Изд-во ЛГУ, 1969. 71 с.
  2. Административное судопроизводство: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. М.: Статут, 2016. 560 с.
  3. Административное судопроизводство: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2017. 464 с.
  4. Боннер А.Т. Административное судопроизводство в Российской Федерации: миф или реальность? (или спор процессуалиста с административистом) // Вестник гражданского процесса. 2016. N 5. С. 11 - 53.
  5. Гагаринов А.В. Понятие гражданского процесса // Правоведение. 1988. N 4. С. 96 - 99.
  6. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. К.С. Юдельсона. М.: Юрид. лит., 1972. 440 с.
  7. Громошина Н.А. Процессуальные особенности или специализированный процесс? // Законы России: опыт, анализ, практика. 2017. N 9. С. 8 - 10.
  8. Загидуллин М.Р. Зарождение юридической ответственности в российском судебном процессе // Вестник гражданского процесса. 2016. N 5. С. 164 - 171.
  9. Конституционный судебный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. М.С. Саликов. М.: НОРМА, 2003. 416 с.
  10. Курс советского гражданского процессуального права: В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. А.А. Мельников. М.: Наука, 1981. 464 с.
  11. Курс уголовного процесса / Под ред. Л.В. Головко. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2017. 1280 с.
  12. Лукьянцев А.А. К единой ветви судебной власти в Российской Федерации // Актуальные проблемы развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека: Сборник научных статей. Краснодар; СПб.: Юридический центр "Пресс", 2008. С. 146.
  13. Мозолин В.П. О гражданско-процессуальном правоотношении // Советское государство и право. 1955. N 6. С. 50 - 57.
  14. Поленина С.В. Комплексные правовые институты и становление новых отраслей права // Правоведение. 1975. N 3. С. 71 - 79.
  15. Приходько И.А., Бондаренко А.В., Столяренко В.М. Процессуальная революция: решенные и нерешенные задачи. М.: Международные отношения, 2019. 592 с.
  16. Пучинский В.К. Понятие, предмет, источники советского процессуального права. М., 1966. 46 с.
  17. Рассахатская Н.А. Проблема совершенствования судебной системы и специализации гражданско-процессуальной деятельности // Актуальные проблемы развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека: Сборник научных статей. Краснодар; СПб.: Юридический центр "Пресс", 2008. С. 337.
  18. Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2014. 784 с.
  19. Сахнова Т.В. Процессуализация КАС РФ как зеркало процессуальной эволюции // Вестник гражданского процесса. 2018. Т. 8. N 4. С. 9 - 27.
  20. Смола А.А. Стандарты, доказывание и Верховный Суд // Вестник экономического правосудия РФ. 2018. N 8. С. 129 - 185.
  21. Советский гражданский процесс: Учебник / Под ред. К.И. Комиссарова, В.М. Семенова. М.: Юрид. лит., 1988. 480 с.
  22. Советский гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М.: Юрид. лит., 1985. 528 с.
  23. Юдельсон К.С. Вопросы советского гражданского процесса военного времени. Свердловск: Свердлгиз, 1943. 104 с.
  24. Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений / Яковлев В.Ф. Избранные труды. Т. 2: Гражданское право. История и современность: В 2 кн. Кн. 1. М.: Статут, 2012. 1328 с.
  25. Ярков В.В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданского процессуального права. М.: Инфотропик Медиа, 2012. 584 с.
Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2021. Все права защищены
↑