Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 350-84-16
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

12.01.2021

В соответствии со ст. 75 Конституцией РФ (с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 1 июля 2020 г.) гарантируется индексация пенсий не реже одного раза в год в порядке, установленном федеральным законом. Цель законопроекта состоит в регламентировании дополнительной индексации социальных пенсий, страховых пенсий и фиксированной выплаты к страховой пенсии.

подробнее
01.01.2021

Указанным законом внесены поправки в Федеральный закон от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда", предусматривающие его увеличение с 1 января 2021 года до 12 792 рублей в месяц. Помимо этого, установлены новые требования к порядку определения МРОТ.

подробнее
29.12.2020

Внесенный в Государственную Думу фракцией КПРФ законопроект разработан с целью улучшения материального положения граждан указанной категории. Законопроектом предусматривается ряд социальных льгот для лиц, рожденных в период с 22 июня 1928 г. по 3 сентября 1945 г, в том числе ежемесячную денежную выплату в размере 5000 рублей.

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Категории "причина" и "следствие" в арбитражном процессуальном и гражданском процессуальном праве (Шерстюк В.М.)

Категории "причина" и "следствие" в арбитражном процессуальном и гражданском процессуальном праве (Шерстюк В.М.)

Дата размещения статьи: 30.12.2020

Категории "причина" и "следствие" в арбитражном процессуальном и гражданском процессуальном праве (Шерстюк В.М.)

Юридическая наука, в том числе и наука гражданского и арбитражного процессуального права, всегда искала и ищет причины изменений, дополнений, появления на свет новых норм, институтов, отраслей права, причины изменения судебной практики по тем или иным актуальным правовым вопросам применения норм права, появления новых разъяснений высших судебных органов. Найдя их, можно в будущем предвидеть последствия аналогичных причин, в какой-то мере повлиять на получение нужного последствия.

"В процессе познания исследователь неизбежно выходит за границы простого описания фактов, обращаясь к выяснению закономерностей их возникновения, развития, функционирования, отыскивая те причины, которые определяют наличность соответствующих свойств данного объекта. Движение мысли от описания к причинному объяснению есть движение познания от внешнего к внутреннему, от явления к сущности. Причина, будучи основой и сущностью следствия, выступает в роли исходного и определяющего элемента взаимосвязи явлений" <1>.
--------------------------------
<1> Большая советская энциклопедия: В 30 т. Т. 20 / Гл. ред. А.М. Прохоров. 3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1975. С. 601.

Понятие причины является одним из тех, использование которых практически повседневно имеет место в наших рассуждениях. В быту, в производственной деятельности, в науке мы постоянно слышим, почему имело место то или другое, что привело к тому или иному выводу, что привело к достигнутому результату. Данный факт неслучаен, так как истинное знание явлений - это прежде всего знание причин их возникновения и развития.
В философии под причиной понимается явление, непосредственно обусловливающее, порождающее другое явление - следствие. "В самом общем виде отношение причинения можно определить как такую генетическую связь между явлениями, при которой одно явление, называемое причиной, при наличии определенных условий с необходимостью порождает, вызывает к жизни другое явление, называемое следствием" <2>.
--------------------------------
<2> Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2015. С. 476.

Причина есть действие. "Причина, которая не действует, не есть причина" <3>.
--------------------------------
<3> Энгельс Ф. Диалектика природы. М.: Политиздат, 1969. С. 221.

"Причина есть причина лишь постольку, поскольку она порождает некоторое действие. Бездействующей причины, причины без действия не бывает. Точно так же действия без причины не бывает. В самой причине заключено ее действие, а в действии - ее причина" <4>.
--------------------------------
<4> Минасян А.М. Диалектика как логика: Учебник по философии // http://libarch.nmu.org.ua/bitstream/handle/GenofondUA/79859/f41e82e2af977ad073ed9983d5384661.pdf?sequence=1.

В литературе верно отмечено, что причинная связь в праве обычно исследуется в связи с проблемой правовой ответственности, а также с теми вопросами, которые так или иначе связаны с правореализацией. Общетеоретических же работ, посвященных изучению проявления указанных категорий диалектики в праве и, в частности, в правотворчестве, а также рассмотрению "структуры" причинности, действию ее механизма, явно недостаточно <5>.
--------------------------------
<5> Кузнецов Э.В. Категории причины и следствия в советском правотворчестве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1970.

Причинная связь в гражданском и арбитражном процессуальном праве тоже обычно исследуется в связи с проблемами правоотношений, доказывания, юридических фактов, процессуальной ответственности, возбуждения, приостановления, прекращения производства по делу, развития процесса по стадиям, а также с вопросами, связанными с применением процессуального права по конкретным делам или категориям дел.
Монографических же работ и даже статей, специально посвященных изучению категорий "причина" и "следствие" в процессуальном правотворчестве, нет.
Юридическая наука, в том числе и наука гражданского процессуального права, всегда искала и ищет причины изменений, дополнений, появления на свет новых норм, институтов, отраслей права, причины изменения судебной практики по тем или иным актуальным правовым вопросам применения норм права, появления новых разъяснений высших судебных органов. Найдя их, можно в будущем предвидеть последствия аналогичных причин, в какой-то мере повлиять на получение нужного последствия.
Не умаляя значение исследования категорий "причина" и "следствие" в правоприменении, полагаем, что не менее важно уделить должное внимание их изучению и в правотворчестве.
За последние 25 с лишним лет в гражданское процессуальное законодательство внесено около 100 изменений и дополнений. Все они следствия и обусловлены определенными обстоятельствами, причинами. Каковы же они?
Следствие в правотворчестве - всегда результат действия той или иной причины и зависит от нее. В юридической литературе не без оснований отмечено, что "механизм причинения, причинность, каузальность действительно едины для всех явлений природы и социальной деятельности. Сами же причина и следствие в соответствующих сферах функционирования специфичны" <1>.
--------------------------------
<1> Курс уголовного права. Общая часть: Учебник для вузов. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Зерцало-М, 2002 (http://www.studentlibrary.ru/book/ISBN5943730346.html).

Они специфичны и в правотворческой деятельности, связанной с принятием правовых норм и институтов арбитражного процессуального и гражданского процессуального права. Эта специфика в данном случае и представляет научный интерес. С целью ее выявления и проведено исследование категорий "причина" и "следствие" применительно к структурным подразделениям отраслей арбитражного процессуального и гражданского процессуального права.
В философии выделяют следующие признаки причинно-следственных связей: 1) наличие между двумя явлениями отношения производства или порождения; 2) однонаправленность или асимметрия; 3) необходимость, однозначность; 4) пространственная и непрерывность <2>.
--------------------------------
<2> Алексеев П.В., Панин А.В. Указ. соч. С. 476 - 477.

Изучение причинно-следственных отношений в правотворчестве применительно к гражданскому процессуальному праву показывает, что эти признаки имеют определенную специфику, обусловленную особенностями отношений, возникающих при принятии конкретного нормативного акта.
Перед рассмотрением этих признаков сразу же отметим, что причиной в правотворчестве могут выступать только действия, какие-либо события; бездействие не может повлечь возникновение новых норм, институтов в отрасли права.
Рассмотрим каждый из приведенных выше признаков, проявляющих себя при принятии нормативных актов, регулирующих гражданские процессуальные или арбитражные процессуальные отношения.
"Первым и основополагающим признаком причинного отношения является наличие между двумя явлениями отношения производства или порождения. Причина не просто предшествует следствию во времени, а порождает, вызывает его к жизни, генетически обусловливает его возникновение и существование... Если мы исключаем возможность существования между двумя явлениями отношения порождения, то тем самым мы исключаем и наличие между ними отношения причинения" <1>.
--------------------------------
<1> Алексеев П.В., Панин А.В. Указ. соч. С. 477.

Таким образом, всякое обстоятельство, действие в гражданском процессуальном праве может рассматриваться в качестве причины только в том случае, если оно с необходимостью ведет к возникновению, порождению или изменению новых норм, институтов. Порождения и изменения, вызванные теми или иными причинами, не редкость в процессуальном праве, их можно встретить довольно часто.
Причиной появления новых норм и институтов в гражданском процессуальном праве могут выступать самые разнообразные обстоятельства. Остановимся только на некоторых из них.
Появление новых норм и институтов имеет место в результате использования предусмотренными в законе субъектами права законодательной инициативы. Согласно ст. 104 Конституции РФ право законодательной инициативы принадлежит Президенту РФ, Совету Федерации, членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, Правительству РФ, законодательным (представительным) органам субъектов РФ. Право законодательной инициативы принадлежит также КС РФ и ВС РФ по вопросам их ведения.
Это право, как показывает практика, нередко использует Президент РФ и довольно часто ВС РФ <2>.
--------------------------------
<2> Согласно официальным данным Государственной Думы всего с 1994 г. ВС РФ внес на рассмотрение 142 законопроекта, из них: 69 законопроектов подписаны Президентом РФ; 10 законопроектов находятся на рассмотрении в Государственной Думе; 27 законопроектов отклонены Государственной Думой; 33 законопроекта отозваны; три законопроекта внесены на рассмотрение, находятся на стадии прохождения законопроекта у Председателя Государственной Думы. См. подробнее: http://www.duma.gov.ru/systems/law/.

Особого рассмотрения требуют постановления высших судебных органов (ВС РФ, ВАС РФ) как причины рождения правового материала в ГПК РФ, АПК РФ.
В одних случаях новые нормы и институты появляются в процессуальных кодексах в результате реализации ВС РФ права законодательной инициативы, оформленной в виде постановлений Пленумов. Достаточно сослаться на Постановление Пленума ВС РФ от 3 октября 2017 г. N 30 "О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Федерального закона "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации", которым предлагалось внести в АПК РФ, ГПК РФ и КАС РФ большое количество новых норм, новый институт (гл. 14.1 ГПК РФ), изменить множество процессуальных норм.
Аналогичную цель преследовало и Постановление Пленума ВС РФ от 14 апреля 2016 г. N 14 "О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Федерального закона "О внесении изменения в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации".
Такие постановления - толчок для законодателя и причина (пусть и отдаленная) к принятию в будущем соответствующих норм и институтов.
Свое право законодательной инициативы ВС РФ использует систематически <1>, что в немалой степени способствует совершенствованию процессуального законодательства, но не всегда.
--------------------------------
<1> Председатель ВС РФ В.М. Лебедев в своем выступлении, посвященном 95-летию ВС РФ, сообщил, что с 2014 г. свое конституционное право законодательной инициативы Суд использовал 33 раза. См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2018. N 2. С. 3.

Послужить причиной совершенствования процессуального закона могут и правовые положения о применении процессуального законодательства, выработанные практикой и принятые постановлениями Пленумов высших судебных инстанций (ВС РФ и в свое время ВАС РФ), даже при отсутствии законодательной инициативы со стороны высших судебных органов. Это обусловлено значимостью этих актов, которые "нередко содержат модели готовых... правовых норм" <2>.
--------------------------------
<2> Боровиков С.А. Влияние норм материального права на нормы арбитражного процессуального права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 8.

В литературе верно отмечено, что "сформулированные высшими судебными органами модели будущих норм играют роль промежуточного этапа, звена в процессе формирования правовой нормы. Одновременно они свидетельствуют о необходимости изменений в законодательстве и предлагают почти готовый вариант, "черновой набросок" будущей нормы" <3>. Выявленные пробелы и недостатки в законодательстве должны служить побудительным мотивом и основой использования высшими судебными органами принадлежащего им права официальной законодательной инициативы <4>. Все это можно хорошо видеть применительно к институту представительства в арбитражном процессе.
--------------------------------
<3> Реутов В.П. Типы правопонимания и природа правотворчества // Правотворчество в Российской Федерации: проблемы теории и практики: Сборник научных статей / Отв. ред. В.М. Сырых, М.А. Занина. М.: Российская академия правосудия, 2010. С. 86.
<4> Гонцов Н.И., Реутов В.П. О юридической природе и видах предписаний, содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. Вып. 3(25) (СПС "КонсультантПлюс").

Так, в ст. 36 АПК РФ 1992 г. было указано, что дела юридических лиц ведут в арбитражном суде их органы (руководители или их заместители), действующие в пределах полномочий, предоставленных им законом, уставом или положением, или другие работники организации - представители юридического лица. В качестве представителя организации и гражданина-предпринимателя в арбитражном суде может выступать адвокат. Его полномочия удостоверяются документом, выдаваемым юридической консультацией. Это правило получило негативную оценку в литературе и у практикующих юристов.
Пленум ВАС РФ 23 июня 1992 г. принял Постановление N 11 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации", в котором указал, что в качестве представителей сторон и третьих лиц в арбитражном суде могут выступать любые наделенные соответствующими полномочиями лица, за исключением лиц, которые согласно ст. 38 Кодекса не могут быть представителями. Эти разъяснения хотя и не соответствовали действовавшему в то время закону, но получили высокую оценку юридической общественности, проверены и восприняты судебной практикой, поскольку в большей мере гарантировали защиту прав организаций и граждан, чем правило ст. 36 АПК РФ 1992 г., что и послужило причиной реализации в АПК РФ 1995 г. идеи о расширении субъектного состава представительства в арбитражном, а затем и в гражданском процессе. Причинно-следственное отношение нашло отражение в процессуальном законодательстве: в АПК РФ - в 1995 г., т.е. через три года, в ГПК РФ - в 2002 г., т.е. через 10 лет.
Еще пример: в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 31 октября 1996 г. N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции" были даны подробные разъяснения по применению норм АПК РФ, регулирующих установление фактов, имеющих юридическое значение. До принятия действующего АПК РФ арбитражные суды при рассмотрении и разрешении дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, фактически руководствовались указанными разъяснениями, а не законом. Содержание этих разъяснений, оправдавшее себя на практике, по существу дословно вошло в АПК РФ 2002 г. В данном случае действительной причиной появления в АПК РФ норм, содержащихся в гл. 27 Кодекса, явились объективная необходимость соответствующего института для правильного рассмотрения судами дел и оправдавшие себя на практике положения, выработанные в указанном выше Постановлении Пленума ВАС РФ.
Однако положения, разъяснения, изложенные в постановлениях высших судебных инстанций, далеко не всегда закономерно, с необходимостью приводят к порождению новых норм и институтов в процессуальном законодательстве. Их не назовешь причиной появления на свет или изменения новых правовых норм.
В частности, это можно отнести к внесенному в 2000 г. ВС РФ в Думу проекту Федерального конституционного закона "О федеральных административных судах в Российской Федерации" в двух редакциях, который был принят только в первом чтении и с 2000 г. оставлен без внимания.
Причиной рождения процессуальных норм и институтов, в частности, могут быть изменения или дополнения в материальном праве, требующие специфических средств судебной защиты.
В литературе появление в арбитражном и гражданском процессуальном праве новых процессуальных норм и институтов верно объясняют наличием причинно следственной связи между быстро модифицирующимися источниками материального законодательства и процессуальным правом <1>. Взаимодействие материального и процессуального права проявляется и в усилении специализации процессуальной формы и расширении сферы процессуального регулирования <2>.
--------------------------------
<1> Боровиков С.А. Указ. соч. С. 8.
<2> Магомедова М.А. Теория и практика взаимодействия арбитражного процессуального и материальных отраслей права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 10.

Так, принятие 3 ноября 2015 г. Федерального закона N 297-ФЗ "О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации" стало причиной (с необходимостью повлекло) появления в арбитражном процессуальном и гражданском процессуальном законодательстве институтов, регулирующих процессуальные особенности рассмотрения и разрешения споров с участием иностранного государства (гл. 33.1 АПК РФ и гл. 45.1 ГПК РФ).
Из Пояснительной записки к проекту Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие Федерального закона "О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации" видно, что введение в ГПК РФ и АПК РФ соответствующих институтов было убедительно аргументировано необходимостью реализации норм материального права. Эта необходимость вызвана обеспечением надежной защиты прав иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации.
Аналогичные последствия повлекло принятие Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок". В частности, в пояснительной записке к проекту названного Федерального закона прямо указано, что вопрос о взыскании компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок относится к компетенции суда, арбитражного суда России. Вынесение судебных актов по этим делам признается вторжением в компетенцию этих судов и нарушением суверенитета Российской Федерации (Пояснительная записка к проекту Закона N 607554-6).
Это обстоятельство с необходимостью послужило причиной появления в АПК РФ (гл. 27.1), ГПК РФ (ныне гл. 26 КАС РФ) институтов, посвященных особенностям судопроизводства по делам о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.
Причиной появления в ГПК РФ, АПК РФ новых норм и институтов может быть принятие нормативных актов не только материально-правового, но и организационного характера, связанного с перестройкой судебной системы. Например, 6 декабря 2011 г был принят Федеральный конституционный закон "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации" и Федеральный конституционный закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации" в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам".
Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" был дополнен ст. 26.1, согласно которой Суд по интеллектуальным правам является специализированным арбитражным судом, рассматривающим в пределах своей компетенции дела по спорам, связанным с защитой интеллектуальных прав, в качестве суда первой и кассационной инстанций.
Этим же Законом Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" был дополнен гл. IV.1 "Полномочия, порядок образования и деятельности суда по интеллектуальным правам".
Принятие указанных конституционных нормативных актов повлекло с необходимостью принятие Федерального закона от 28 июня 2014 г., которым в АПК РФ внесены значительные изменения и дополнения (ст. 29, 34, 180 и др.).
Причиной рождения новых норм в гражданском процессуальном праве может быть не только принятие представительными органами власти нового материального и иного закона, но и вынесение КС РФ постановления о признании неконституционной той или иной правовой нормы, примененной или подлежащей применению в конкретном деле.
Например, Постановлением от 25 июня 2013 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 1, пункта 1 части 1, частей 6 и 7 статьи 3 Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", частей первой и четвертой статьи 244.1 и пункта 1 части первой статьи 244.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.Е. Поповой" КС РФ признал взаимосвязанные положения ч. 1 ст. 1, п. 1 ч. 1, ч. 6 и 7 ст. 3 Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", ч. 1 и 4 ст. 244.1 и п. 1 ч. 1 ст. 244.6 ГПК РФ не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 15 (ч. 4), 17, 46 (ч. 1 и 2), 52 и 123 (ч. 3), и указал, что федеральному законодателю надлежит - в соответствии с требованиями Конституции РФ и основанными на них правовыми позициями КС РФ, выраженными в настоящем Постановлении, - внести в правовое регулирование судебной защиты права граждан на судопроизводство в разумный срок изменения, направленные на уточнение порядка и условий подачи потерпевшими заявлений о присуждении компенсации за нарушение данного права.
Во исполнение этого решения КС РФ законодатель Федеральным законом от 21 июля 2014 г. в ст. 244.3, 244.8 ГПК РФ внес соответствующие изменения.
Такая причина дополнения ГПК РФ новыми нормами - не редкость в гражданском процессуальном праве, поэтому нет необходимости продолжать приводить подобные примеры.
Причина в гражданском процессуальном праве может не только порождать новые нормы и институты, которых не было до начала действия причины, но и приводить к изменениям состояния и свойств в уже существующих нормах и институтах.
Такое может иметь место в результате действия самых разнообразных объективных и субъективных обстоятельств, возникающих в процессе развития отрасли права. Важно, чтобы эти обстоятельства влекли с необходимостью соответствующие последствия. В частности, причиной изменения свойств уже существующих норм и институтов могут служить противоречия в действующем процессуальном законодательстве, появляющиеся в результате его развития. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21 мая 2013 г. N 10-П верно указал: "Из принципов правового государства, справедливости и равенства всех перед законом и судом (статьи 1, 18 и 19 Конституции Российской Федерации) вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования, поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания правовой нормы. Как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлениях от 15 июля 1999 года N 11-П и от 27 мая 2003 года N 9-П, не согласующиеся друг с другом правовые нормы порождают противоречивую правоприменительную практику, создают возможность произвольного их применения, ослабляют гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан (статья 45; статья 46, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации)".
Противоречия в процессуальном законодательстве являются объективными и необходимыми причинами его совершенствования.
Возьмем для примера институт гражданского процессуального права "Обеспечение иска" (гл. 13 ГПК РФ). Мы уже писали, что Федеральным законом от 2 июля 2013 г. N 187-ФЗ в этот институт введена ст. 144.1 ГПК РФ, регулирующая порядок применения предварительных обеспечительных мер защиты исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы, в информационно телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет. Введение в гл. 13 Кодекса новых уникальных и оригинальных правовых норм породило реальную возможность совершенствования и коренного обновления названного института. Такая возможность обусловлена объективными факторами - сложившимися теперь противоречиями между содержанием института и его целевой направленностью, что требует приведения в соответствие с содержанием института и субъектного состава, временных рамок действия существующих и введенных в институт норм и даже наименования самого института <1>. Существующее противоречие с необходимостью влечет точно определенные последствия - внесение в гл. 13 ГПК РФ изменений и дополнений. То обстоятельство, что законодатель до сих не устранил существующее противоречие, вовсе не означает, что причина в данном случае не вызывает соответствующих последствий. "Необходимость связи следствия с породнившей его причиной не следует смешивать с вопросом о самом характере следствия: оно может быть реальной возможностью и с необходимостью превратиться в действительность, а может быть возможностью, которая может наступить или не наступить в обозримом будущем <2>.
--------------------------------
<1> Шерстюк В.М. Переход количества в качество в гражданском процессуальном праве // Вестник гражданского процесса. 2016. N 1. С. 22.
<2> Алексеев П.В., Панин А.В. Указ. соч. С. 478.

Вместе с тем анализ правотворческой деятельности в области гражданского и арбитражного процессов показывает, что причина в правотворчестве может повлечь не только рождение, изменения в законодательстве норм и институтов, т.е. осуществляться в положительном направлении, но и их признание утратившими силу, т.е. отмену ("смерть" - отрицательное направление деятельности).
Например, ст. 1 Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ была признана утратившей силу гл. 40 ГПК РФ; Федеральный законом от 4 декабря 2007 г. N 330-ФЗ - утратившей силу ст. 379 ГПК РФ; Федеральным законом от 14 ноября 2002 г. N 137-ФЗ - утратившим силу с 1 февраля 2003 г. ГПК РСФСР, за исключением гл. 34, 35 и 36; Федеральным законом от 29 июля 2017 г. N 260-ФЗ - утратившей силу ч. 4 ст. 169 ГПК РФ; Федеральным законом от 22 июля 2008 г. N 147-ФЗ - утратившим силу п. 6 ст. 23 ГПК РФ; Федеральным законом от 2 марта 2016 г. N 45-ФЗ - утратившим силу п. 4 ч. 5 ст. 227 АПК РФ. Во всех случаях, как правило, причина одна и та же - принятие новых правовых норм, институтов и даже Кодекса, по-новому регулирующих те или иные отношения.
Поэтому выработанные в философии общепринятые положения о существенном признаке причинно-следственного отношения как связанного только с появлением чего-то нового (объекта, свойства) не учитывают специфики правотворчества, которое не может работать только в одном направлении. Признание утратившими силу правовых актов - не менее важное направление в деятельности законодателя, чем принятие новых правовых норм, институтов. И конечно, эта деятельность законодателя имеет свои причины, которые также с необходимостью вызывают признание норм, институтов утратившими силу.
Второй признак в философии сформулирован следующим образом: "Причинное отношение характеризуется однонаправленностью, или временной асимметрией. Это означает, что формирование причины всегда предшествует возникновению следствия, но не наоборот. Процесс причинения имеет определенную направленность во времени от того, что есть, к тому, что возникает, появляется" <1>.
--------------------------------
<1> Алексеев П.В., Панин А.В. Указ. соч. С. 476 - 477. См. также: Балашов Л.Е. Философия: Учебник. 3-е изд., испр. и доп. М.: Издательско-торговая корпорация "Дашков и К°", 2009. С. 288.

Действительно, в философии не без оснований считают, что причиной может быть явление или событие только в том случае, если оно во времени наступило раньше последствия. Анализ изменений и дополнений, внесенных в гражданское процессуальное законодательство, показывает, что этот признак причинно-следственных связей присутствует и здесь. Вместе с тем в некоторых случаях у юристов может возникнуть вопрос: можно ли рассматривать отношение между принятием двух нормативных актов как причинно-следственное отношение, если эти акты приняты законодателем в один день? В частности, он возникает при анализе под углом зрения наличия причинно-следственных связей положений Федерального закона от 29 декабря 2015 г. N 382-ФЗ "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" и положений ст. 10 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. N 409-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона "О саморегулируемых организациях" в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации", которой внесены значительные дополнения и изменения в ГПК РФ и АПК РФ. Судя по нумерации, второй Закон (N 409-ФЗ) принят в тот же день, но позднее первого (N 382-ФЗ) и, следовательно, можно считать, что существенный признак причинно-следственной связи налицо. Но, представляется, дело здесь не только во временном разрыве между принятием этих Законов. Анализ содержания двух нормативных актов дает полное основание считать положения первого причиной "рождения" положений второго. Кроме того, сам законодатель в заголовке второго акта прямо указывает, что изменения этим актом в отдельные законодательные акты Российской Федерации вносятся в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации". Думается, что в такой ситуации положения первого акта должны были бы рассматриваться в качестве причины принятия второго даже и в том случае, если бы первый был принят в тот же день, но спустя какое-то время после второго, и даже и спустя день или два.
Полагаем, что категории причины и следствия могут работать и в том случае, если в одном законе содержатся принятые законодателем одновременно изменения, внесенные в различные нормативные акты, причем положения одного из них служат основанием (причиной) изменений в другом (следствие). Временного разрыва нет, но изменения в одном из них, внесенные законодателем, с необходимостью влекут порождение новых норм или изменения в другом. Это хорошо видно из содержания Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона "О саморегулируемых организациях" в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации".
Третьим признаком причинного отношения является его необходимость, однозначность. Отношение причины и следствия имеет закономерный характер, а само представление о необходимом характере связи между причиной и следствием включается в закон причинности.
Наличие необходимой по характеру связи между тем или иным действием, в том числе между нормативным актом, послужившим причиной появления на свет другого, содержащего процессуальные нормы, можно наблюдать повсеместно, в частности на примере приведенных выше связанных друг с другом нормативных актов.
Такой характер отношения причины и следствия можно видеть и на примере ст. 1 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. N 391-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", согласно которой возбуждение судом производства по делу о банкротстве наследодателя влечет обязательное приостановление выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство до окончания производства по указанному делу. Между возбуждением судом производства по делу о банкротстве наследодателя и приостановлением выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство в данном случае существует закономерная связь. Первое с необходимостью, однозначно следует за другим.
Этот признак причинно-следственной связи можно проиллюстрировать не только на примере взаимосвязанных нормативных актов, но и на примере правовых последствий деятельности КС РФ. Причиной, с необходимостью породившей изменения, дополнения гражданского процессуального закона, может быть и признание КС РФ процессуальных норм не соответствующими Конституции РФ, и предписание этого Суда законодателю внести соответствующие изменения в закон.
Так, например, КС РФ Постановлением от 1 марта 2012 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности абзаца второго статьи 215 и абзаца второго статьи 217 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.В. Барабаша и А.В. Исхакова" признал абз. 2 ст. 215 и абз. 2 ст. 217 ГПК РФ - в той мере, в какой они, закрепляя обязательность приостановления судом производства по делу во всех случаях реорганизации юридического лица, являющегося стороной в деле, не предполагают установления судом необходимости в таком приостановлении и возможности продолжить производство с учетом оценки всех обстоятельств конкретного дела, - не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 19 (ч. 1) и 46 (ч. 1).
Суд указал, что федеральному законодателю надлежит исходя из требований Конституции РФ и с учетом правовых позиций, выраженных на их основе в упомянутом Постановлении, внести соответствующие изменения в положения ГПК РФ о приостановлении производства по делу в случае реорганизации юридического лица, являющегося стороной в данном деле.
Суд предписал, что судебные решения в отношении граждан Барабаша Дмитрия Владимировича и Исхакова Аднана Вахаевича, основанные на положениях абз. 2 ст. 215 и абз. 2 ст. 217 ГПК РФ, признанных названным Постановлением не соответствующими Конституции РФ, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет других препятствий.
В данном случае принятие КС РФ Постановления (причина) повлекло с необходимостью сразу два последствия: 1) обязанность законодателя внести соответствующие изменения в положения ГПК РФ о приостановлении производства по делу в случае реорганизации юридического лица, являющегося стороной в данном деле, реализованная Федеральным законом от 22 апреля 2013 г. N 61-ФЗ; 2) пересмотр по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных решений в отношении граждан Барабаша Дмитрия Владимировича и Исхакова Аднана Вахаевича.
Указанные предписания, изложенные в Постановлении КС РФ, с необходимостью породили реальную возможность изменения в будущем содержания ст. 215 и 217 ГПК РФ. Закономерная связь причины и следствия в данном случае обусловлена не только социальной потребностью, но и предписанием закона - ст. 80, 81 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации", предусматривающих обязательное исполнение постановлений этого Суда.
Во исполнение указаний КС РФ Федеральным законом от 22 апреля 2013 г. N 61-ФЗ в ст. 215, 217 ГПК РФ внесены изменения, в результате которых факт "реорганизации юридического лица, являющегося стороной в деле или третьим лицом с самостоятельными требованиями" становится основанием, предоставляющим суду право приостановить производство по делу (а не обязанность, как это было ранее указано в ст. 215 ГПК РФ). Таким образом, Постановление КС РФ с необходимостью послужило причиной изменений в ст. 215, 217 ГПК РФ.
Ф. Энгельс отмечал, что "в природе качественные изменения - точно определенным для каждого отдельного случая способом - могут происходить лишь путем количественного прибавления либо количественного убавления материи или движения... Невозможно изменить качество какого-нибудь тела без прибавления или отнятия материи либо движения, т.е. без количественного изменения этого тела" <1>.
--------------------------------
<1> Энгельс Ф. Диалектика природы. С. 45.

Причиной появления нового института может быть и изменение количественных характеристик правового материала в отрасли права, которые достигли предела и объективно требуют появления нового качества. Такую причинно-следственную связь можно видеть на примере возникновения и совершенствования института "Подготовка дела к судебному разбирательству" в арбитражном процессе (гл. 14 АПК РФ), института "Производство в суде апелляционной инстанции" в гражданском процессе (гл. 39 ГПК РФ) <1>.
--------------------------------
<1> Подробнее см.: Шерстюк В.М. Переход количества в качество в гражданском процессуальном праве.

В свое время С.С. Алексеев писал: "...еще важнее указать на то, что в структуре права могут быть найдены образования, находящиеся пока в стадии формирования. В ряде случаев перед нами такие правовые комплексы, которые не приобрели всех свойств самостоятельного подразделения структуры права (комплексные образования) или даже черт правовой общности, например, ассоциации нормативных предписаний, объединения правовых институтов. В них лишь намечается формирование самостоятельных звеньев правовой системы... именно на них наиболее зримо проявляются процессы развития правовой системы, когда накопление количественных изменений при известных условиях даст качественный скачок - переход к новому уровню структуры советского права" <2>.
--------------------------------
<2> Алексеев С.С. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 2: Специальные вопросы правоведения. М.: Статут, 2010. С. 41.

Это относится и к совокупности правовых норм, регулирующих мировое соглашение. Ранее мы писали: "В настоящее время эти правовые нормы разбросаны в ГПК РФ по многим институтам, в которых каждую из них можно рассматривать только как нечто единичное, отдельное (см. ст. 39, 43, 45, 46, 54, 101, 150, 172, 220, 409). Количество этих норм увеличивается (Федеральным законом от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" в ГПК РФ введена ст. 326.1, регулирующая форму и порядок заключения мирового соглашения в суде апелляционной инстанции). Количественные изменения, по нашему мнению, достигли здесь критической величины (предела) и должны привести к скачку, т.е. к новому качеству - образованию института "Мировое соглашение" <3>.
--------------------------------
<3> Шерстюк В.М. Категории "действительность" и "возможность" в гражданском процессуальном праве // Вестник гражданского процесса. 2016. N 6. С. 22 - 23.

Как известно, такой институт был предусмотрен проектом Федерального закона, внесенным в Думу Постановлением Пленума ВС РФ от 3 октября 2017 г. N 30. Федеральным законом от 26 июля 2019 г. N 197-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" ГПК РФ дополнен гл. 14.1 "Примирительные процедуры. Мировое соглашение". Таким образом, и здесь причина является объективным фактором, порождающим следствие.
Четвертым признаком причинно-следственного отношения является его пространственная и непрерывность или смежность. Любое причинно-следственное отношение при его внимательном рассмотрении выступает как определенная цепь причинно связанных событий <4>.
--------------------------------
<4> Алексеев П.В., Панин А.В. Указ. соч. С. 479.

Ф. Энгельс писал в "Анти-Дюринге": "...причина и следствие суть представления, которые имеют значение, как таковые, только в применении к данному отдельному случаю; но как только мы будем рассматривать этот отдельный случай в его общей связи со всем мировым целым, эти представления сходятся и переплетаются в представлении универсального взаимодействия, в котором причины и следствия постоянно меняются местами; то, что здесь или теперь является причиной, становится там или тогда следствием и наоборот" <1>.
--------------------------------
<1> Энгельс Ф. Диалектика природы / Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения: В 30 т. Т. 20. 2-е изд. М.: Госполитиздат, 1961. С. 21.

Цепь причинно связанных правовых образований можно видеть и в процессуальном законодательстве. В частности, Законом РФ о поправке к Конституции РФ от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации" упразднен ВАС РФ и образован ВС РФ, что повлекло необходимость внести дополнения и изменения в Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации", которым определены место ВС РФ в судебной системе Российской Федерации и его полномочия (ст. 19), что потребовало внесения изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", в котором уже подробно определены полномочия, порядок образования и деятельности ВС РФ. Согласно ч. 2 ст. 2 названного Закона ВС РФ осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью судов, образованных в соответствии с Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации" и федеральными законами, рассматривая гражданские дела, дела по разрешению экономических споров, уголовные, административные и иные дела, подсудные указанным судам, в качестве суда надзорной инстанции, а также в пределах своей компетенции в качестве суда апелляционной и кассационной инстанций.
Указанные выше поправки, внесенные в Конституцию РФ, изменения и дополнения, внесенные в приведенные выше федеральные конституционные законы, связанные с перестройкой судебной системы России, послужили причиной принятия Федерального закона от 28 июня 2014 г. N 186-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", которым АПК РФ был дополнен ст. 291.1 - 291.15, регулирующими порядок подачи кассационной жалобы и представления в Судебную коллегию ВС РФ, причиной утраты действия гл. 36 и введения в Кодекс гл. 36.1, регулирующей надзорное производство в Президиуме ВС РФ.
Таким образом, Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ повлек за собой цепь изменений и дополнений в действующее законодательство, в которой один и тот же закон в одном отношении выступает в качестве причины, в другом - как следствие.
Такие цепочки причинно-следственных актов прослеживаются и в действующем гражданском процессуальном законодательстве.
Например, избрание (назначение) лица арбитром и участие его в рассмотрении дела в третейском суде (причина) лишает компетентный суд возможности допросить его в качестве свидетеля (запрет - следствие), а самого арбитра возможности участвовать в суде в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства) (п. 4 ч. 3 ст. 69 ГПК РФ).
В свою очередь, такой запрет (здесь уже причина), обозначенный в ГПК РФ, на участие арбитра в качестве свидетеля при рассмотрении дела в компетентном суде является одной из гарантий конфиденциальности арбитража, беспристрастности или независимости арбитра, рассматривающего спор в третейском суде (ст. 12, 21 Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации") (следствие).
И еще пример: согласно ст. 14 Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" при наличии обстоятельств, предусмотренных этой статьей, если арбитр не заявляет самоотвод и отсутствует соглашение сторон о прекращении полномочий арбитра по какому-либо из этих оснований (причина), любая сторона может обратиться в компетентный суд с заявлением о разрешении вопроса о прекращении полномочий арбитра (следствие и в то же время причина). Суд обязан принять и рассмотреть по существу такое заявление (следствие и причина).
При наличии обстоятельств, предусмотренных законом, суд выносит определение (следствие и в то же время причина) об удовлетворении требований заявителя (ст. 427.5 ГПК РФ), которое не подлежит обжалованию и является основанием для назначения нового (заменяющего) арбитра (следствие) в соответствии с правилами, которые были применимы к назначению заменяемого арбитра (ст. 15 Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации").
Таким образом, причина в одном соотношении здесь становится следствием в другом, следствие тоже в другом соотношении становится причиной и так по цепи...
Вместе с тем этот признак причинно-следственного отношения в правотворчестве применительно к гражданскому процессуальному законодательству проявляет себя не всегда.
Анализ гражданского процессуального законодательства показывает, что в большинстве своем "появление на свет" нормативных актов, которыми вносятся изменения и дополнения в ГПК РФ, обусловлено не принятием какого-то нормативного акта и не реализацией заложенных в них положений, а возникновением и необходимостью реализации в процессуальном праве тех или иных социальных либо своих внутренних правовых потребностей, причин объективного и субъективного порядка (сократить сроки рассмотрения дела, ускорить или унифицировать процесс, укрепить защиту прав граждан, сделать судопроизводство более доступным, укрепить процессуальную дисциплину, устранить возникшие противоречия в праве и др.). И даже в тех случаях, когда появление одного нормативного акта имеет место в результате действия другого, какая-то обратная связь вновь появившегося на свет с актом, вызвавшим его рождение, просматривается весьма редко (слабо) или совсем не просматривается (см. выше - принятие Федерального конституционного закона "О Верховном Суде Российской Федерации" и изменения и дополнения в АПК РФ).
В философии обращают внимание на ситуации, в которых одно обстоятельство, выступающее причиной, может породить несколько других, являющихся следствиями по отношению к ней. Подобное мы можем наблюдать и в процессуальном правотворчестве. Так, принятие Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" повлекло необходимость внесения соответствующих изменений и дополнений во многие федеральные законы. В частности, Федеральным законом "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона "О саморегулируемых организациях" в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" были внесены изменения и дополнения в более чем 10 федеральных законов: "О статусе судей", "О международном коммерческом арбитраже", "Об акционерных обществах", АПК РФ, ГПК РФ, УПК РФ и др.
Далеко не единичны случаи, когда несколько причин порождают одно следствие. Например, принятие закона об исключении непрерывности из числа принципов гражданского процессуального права имело место в связи с необходимостью ускорить процесс рассмотрения дел, унифицировать процессуальный закон, снизить нагрузку на судей <1>.
--------------------------------
<1> Пояснительная записка к проекту Федерального закона N 1134278-6 "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

Принятие Федерального закона от 2 марта 2016 г. N 47-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", которым, в частности, АПК РФ дополнен гл. 29.1 "Приказное производство", нормами, предусматривающими обязательный претензионный порядок рассмотрения споров, возникающих из гражданских правоотношений, было обусловлено несколькими причинами: необходимостью сближения систем судов общей юрисдикции и арбитражных судов; унификацией процедур и правил; оптимизацией судебной нагрузки <2>.
--------------------------------
<2> Пояснительная записка к проекту Федерального закона N 638178-6 "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

Принятию Федерального закона от 2 марта 2016 г. N 45-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" послужили следующие причины: необходимость дальнейшего сближения систем судов общей юрисдикции и арбитражных судов, унификации процедур и правил, применяемых этими судами в ходе рассмотрения и разрешения споров и иных юридических дел, необходимость повышения качества и эффективности правосудия <1>.
--------------------------------
<1> Пояснительная записка к проекту Федерального закона N 725381-6 "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

В философии причины классифицируются по различным основаниям различным образом: внутренние и внешние; объективные и субъективные; непосредственные и опосредственные; главные и второстепенные и др. <2>
--------------------------------
<2> Спиркин А.Г. Курс марксистской философии. 2-е изд., дораб. М.: Мысль, 1966. С. 176 - 177; Большая советская энциклопедия: В 30 т. Т. 20. С. 601.

К внутренним причинам следует отнести такие, которые действуют в рамках отрасли гражданского процессуального права. Например, необходимость укрепления процессуальной дисциплины на определенном этапе развития гражданского процесса повлекла принятие правовых норм об увеличении размера штрафных санкций на свидетелей, экспертов, переводчиков. Необходимость ускорить процесс, сделать его более оперативным стала причиной отмены принципа непрерывности, что хорошо видно из пояснительной записки к законопроекту N 1134278-6, внесенному в Думу ВС РФ, в которой говорится, что "с учетом большого количества дел, рассматриваемых судами, постоянного увеличения нагрузки на судей данный принцип [принцип непрерывности. - Прим. авт.] в современных условиях приводит к затягиванию судебного разбирательства и препятствует оперативности работы судов. Кроме того, существование принципа непрерывности в гражданском процессе противоречит идее унификации процессуальных норм, поскольку данный принцип не используется при рассмотрении дел арбитражными судами".
Внешняя причина принятия закона, содержащего нормы и институты, регулирующие гражданские процессуальные отношения, возникает вне отрасли гражданского процессуального права и характеризует взаимодействие этой отрасли права с другими отраслями. Так, 3 ноября 2015 г. был принят Федеральный закон N 297-ФЗ "О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации". С принятием этого Закона возникла необходимость появления в гражданском процессуальном праве института, регулирующего процессуальные особенности рассмотрения и разрешения споров, возникающих при его применении. Высокая степень превращения этой возможности в действительность объясняется необходимостью реализовать на практике принятый нормативный акт. Поэтому его можно рассматривать внешней причиной появления Закона о внесении в ГПК РФ гл. 45.1 "Производство по делам с участием иностранного государства". С появлением этого Закона укрепляется взаимодействие между материальным и процессуальным правом.
К такой же внешней причине следует отнести принятие Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации". Как уже говорилось, этот Закон послужил причиной принятия Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона "О саморегулируемых организациях" в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации", которым были внесены изменения и дополнения в большое количество федеральных законов: "О статусе судей", "О международном коммерческом арбитраже", "Об акционерных обществах", АПК РФ, ГПК РФ, УПК РФ и др.
Заслуживает внимания и выделение главных и второстепенных причин. "Главная причина - это та, которая во всей совокупности причин играет решающую роль" <1>. Эта классификация занимает свое место и в правотворчестве по гражданскому процессуальному праву. Здесь главной можно рассматривать ту, которая с необходимостью требует соответствующего следствия, прямо нацелена на получение только определенного следствия. Так, решающую роль в появлении гл. 33.1 в АПК РФ и гл. 45.1 в ГПК РФ сыграло принятие материально-правового Закона "О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации". Но его появлению предшествовало несколько взаимосвязанных стадий прохождения его в Государственной Думе. Каждую из этих стадий можно рассматривать и как причину, и как следствие. Но очевидно, что все они процедурного плана (что тоже немаловажно для достижения цели) и служат в целом для получения того следствия, ради которого возникли и развивались эти стадии.
--------------------------------
<1> Спиркин А.Г. Указ. соч. С. 176.

В философской литературе выделяют непосредственные и опосредственные причины. Эта классификация заслуживает особого внимания. В правотворчестве всегда конечной в цепи предшествующих непосредственной причиной принятия того или иного закона является волеизъявление (путем голосования) народных представителей или самого народа (при референдуме), а не какой-либо федеральный закон или постановление КС РФ. Между этими актами (главными причинами) и принятием закона (в форме голосования) существует целая цепь опосредованных причинно-следственных отношений (второстепенных), связанных с его прохождением в Государственной Думе. Но поскольку опосредованная причина, как правило, является главной, определяющей, то может создаваться ошибочное мнение, что именно она и является непосредственной причиной принятия конкретного нормативного акта.

Список использованной литературы

  1. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2015. 592 с.
  2. Алексеев С.С. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 2: Специальные вопросы правоведения. М.: Статут, 2010. 471 с.
  3. Балашов Л.Е. Философия: Учебник. 3-е изд., испр. и доп. М.: Издательско торговая корпорация "Дашков и К°", 2009. 664 с.
  4. Большая советская энциклопедия: В 30 т. Т. 20 / Гл. ред. А.М. Прохоров. 3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1975. 608 с.
  5. Боровиков С.А. Влияние норм материального права на нормы арбитражного процессуального права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. 26 с.
  6. Гонцов Н.И., Реутов В.П. О юридической природе и видах предписаний, содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. Вып. 3(25). С. 10 - 22.
  7. Кузнецов Э.В. Категории причины и следствия в советском правотворчестве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1970. 11 с.
  8. Курс уголовного права. Общая часть: Учебник для вузов. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Зерцало-М, 2002. 624 с.
  9. Магомедова М.А. Теория и практика взаимодействия арбитражного процессуального и материальных отраслей права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. 28 с.
  10. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения: В 30 т. Т. 20. 2-е изд. М.: Госполитиздат, 1961. 827 с.
  11. Минасян А.М. Диалектика как логика: учебник по философии // http://libarch.nmu.org.ua/bitstream/handle/GenofondUA/79859/f41e82e2af977ad073ed9983d5384661.pdf?sequence=1.
  12. Реутов В.П. Типы правопонимания и природа правотворчества // Правотворчество в Российской Федерации: проблемы теории и практики: Сборник научных статей / Отв. ред. В.М. Сырых, М.А. Занина. М.: Российская академия правосудия, 2010. С. 80 - 86.
  13. Спиркин А.Г. Курс марксистской философии. 2-е изд., дораб. М.: Мысль, 1966. 542 с.
  14. Шерстюк В.М. Категории "действительность" и "возможность" в гражданском процессуальном праве // Вестник гражданского процесса. 2016. N 6. С. 10 - 32.
  15. Шерстюк В.М. Переход количества в качество в гражданском процессуальном праве // Вестник гражданского процесса. 2016. N 1. С. 10 - 30.
  16. Энгельс Ф. Диалектика природы. М.: Политиздат, 1969. 356 с.
Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2021. Все права защищены
↑