Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Право на эффективное управление в практике Европейского суда по правам человека (Ключников А.Ю., Кружилин В.С.)

Право на эффективное управление в практике Европейского суда по правам человека (Ключников А.Ю., Кружилин В.С.)

Дата размещения статьи: 02.02.2021

Право на эффективное управление в практике Европейского суда по правам человека (Ключников А.Ю., Кружилин В.С.)

Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. не дает определения права на эффективное управление, не содержит его признаков. Данное право прямо не выведено и в прецедентной практике Европейского суда по правам человека. Сегодня можно утверждать, что сформировались только отдельные элементы права на эффективное управление - субъективные права частных лиц.

Практически они выведены через толкование Конвенции как "живого инструмента" с учетом потребностей времени, динамического развития прав и свобод, защищаемых эффективно и практично, а не теоретически и иллюзорно (дело Скоппола <1>). В Постановлении по делу Претти ЕСПЧ разъяснил, что "суд должен избрать надежный, динамичный и гибкий подход к интерпретации Конвенции. Любое толкование должно отвечать основным целям данного международного договора, согласованности отдельных положений для системы защиты прав человека" <2>. Право на эффективное управление оформилось из идеи толкования Конвенции в "духе времени". Оно постепенно становится самостоятельным институтом "судейского материального права для Европы" <3>, формируемого ЕСПЧ.
--------------------------------
<1> Постановление ЕСПЧ 2009 г. "Скоппола против Италии" (жалоба N 10249/03).
<2> Постановление ЕСПЧ 2002 г. "Претти против Соединенного Королевства" (жалоба N 2346/02).
<3> Ключников А.Ю. О легитимности Европейского суда по правам человека // Российский судья. 2019. N 3. С. 45 - 46.

В целом право эффективного управления основано на пяти принципах:
1) негативное обязательство государств отказаться (воздерживаться) от принятия административных актов, нарушающих законные права лиц и организаций;
2) национальная административная процедура должна соответствовать праву (принцип верховенства закона);
3) во властных органах обеспечивается действенный инстанционный контроль;
4) ограничение прав личности допустимо в исключительных случаях, должно вызываться необходимостью конкретной ситуации, при любых обстоятельствах соответствовать материальному и процессуальному административному праву;
5) позитивное обязательство создания условий (возможностей) обеспечения соблюдения прав человека и других свобод на территории государства.
К приведенному перечню прав можно добавить существующие гарантии беспристрастного и объективного рассмотрения дела каждого обратившегося лица, справедливого судебного разбирательства, пропорциональности предпринимаемых к достижению цели мер, принцип-цель углубления доверия граждан к органам публичной администрации.
Принцип верховенства права, обращенный к органам государственного управления, порождает для граждан конкретные позитивные права. В соответствии с ним государственные органы должны быть легитимны, действовать в установленном законом порядке и в строгом соответствии с компетенцией. Административный акт как результат процесса правоприменения органов публичной администрации должен формально и материально являться результатом легитимной правотворческой процедуры, иметь конкретное казуистическое содержание, наделяющее лицо правами и обязанностями, адресовываться определенному лицу. Принимаемые органами управления властные административные акты должны действовать в границах права и на его основе.
ЕСПЧ отметил, что "...верховенство права и законность - основополагающие принципы демократического общества, являющиеся неотъемлемым элементом всех статей Конвенции" <4>. Требование соблюдения закона органами государственного управления предполагает существование на национальном уровне средств правовой защиты перед произвольным вмешательством этих органов в права, гарантированные Конвенцией <5>. Нормы национального права, применимые по конкретному делу, должны быть доступны, точны и предсказуемы.
--------------------------------
<4> Постановление ЕСПЧ 1999 г. "Иатридис против Греции" (жалоба N 31107/96).
<5> Постановление ЕСПЧ 2000 г. "Хасан и Чауш против Болгарии" (жалоба N 30985/96).

Отметим, что Суд не анализирует национальные административные нормы на предмет справедливости, не отрицает рациональность национального законодателя и не вторгается в его законодательные полномочия. Мы разделяем выраженное в литературе мнение, что Конвенция защищает скорее процедурную (формальную) справедливость, чем материальную <6>. Суд отмечает, что если существующая национальная норма материального права будет прозрачна, доступна и точна, а судопроизводство будет ей соответствовать, то принцип верховенства права как один из элементов права на эффективное управление будет соблюдаться.
--------------------------------
<6> Сырых В.М. Объективные основы публичного права // Lex russica. 2016. N 5 (114). С. 57 - 60.

Субъективное право лиц на эффективное средство правовой защиты реализуется через ст. 13 Конвенции. ЕСПЧ требует введения в национальное право процедур, обеспечивающих внешние от административных (властных) процедуры, которые способствовали бы прекращению нарушения прав заявителей. В актуальной практике Суда таким инструментом является институт ответственности за действия конкретных должностных лиц, осуществляющих свои полномочия от имени государства.
Деятельность государственных органов должна оцениваться судами сквозь призму пропорциональности принимаемых решений, принятых мер для достижения поставленных целей и задач, соблюдения баланса общественных и индивидуальных интересов.
ЕСПЧ вводит тест "проверки необходимости", который должен каждый раз осуществляться органами государственной власти, ограничивая их дискреционность и свободу, и контролироваться административными судами. Например, в решении по делу Фредин подчеркивается, что "последовательное вмешательство публичной власти в права лиц может быть исключительно результатом баланса общественных интересов и требований защиты основополагающих прав... требуется логическое соотношение пропорциональности мерам, принимаемым органами власти, и конечной целью" <7>.
--------------------------------
<7> Постановление ЕСПЧ 1991 г. "Фредин против Швеции" (жалоба N 18928/91).

С пропорциональностью неразрывно связано требование необходимости сбалансированного вмешательства в права человека при соблюдении соответствующих ограничений. "Принцип необходимости подразумевает, что любое вмешательство, корреспондирующее с социальными потребностями, должно быть пропорционально законным целям, к которым стремится власть" <8>. Аналогично по делу Маркс указано: "Постановление национального суда, констатирующее различия в статусе детей, родившихся в браке или вне семейного союза, имеет дискриминационный характер. Оно не имеет объективного и логического объяснения, не стремится к достижению действительной цели. Такая же ситуация возникает, когда при принятии решения национальные власти, очевидно, не проводили тест пропорциональности между предпринятыми мерами и целью, к реализации которой заявитель стремился" <9>.
--------------------------------
<8> Постановление ЕСПЧ 1992 г. "Кэмпбелл против Соединенного Королевства" (жалоба N 7819/77).
<9> Постановление ЕСПЧ 1979 г. "Маркс против Бельгии" (жалоба N 6833/74).

Следовательно, каждый раз должна даваться оценка соразмерности вмешательства публичных властей общественным потребностям и обоснованности принятия соответствующего решения.
ЕСПЧ подчеркивает (хотя и косвенно) значительную роль принципа беспристрастного и объективного осуществления полномочий. Органы государственной власти и отдельные должностные лица должны стремиться к достижению материальной истины, откладывая в сторону свои личные предубеждения, политические и социальные симпатии <10>.
--------------------------------
<10> Белкин Л.М. Европейский суд по правам человека относительно исполнения судебных решений органами государственного управления // Государственное управление. Электронный вестник. 2013. С. 124 - 125.

Одним из компонентов рассматриваемого права является возможность эффективного использования прав, гарантированных Конвенцией. Суд неоднократно подчеркивал, что "Высокие Договаривающиеся Стороны взяли на себя обязательства гарантировать в их собственной юрисдикции права и свободы, определенные Конвенцией, что требует принятия соответствующих мер, специально созданных для их защиты" <11>. Они предполагают эффективную защиту, обеспечивают последовательные действия против нарушений прав человека органами государственной власти. Совокупность принятых мер является выражением позитивных обязательств государств, исполнение которых требует обеспечения баланса интересов общества и прав личности <12>. Спектр таких обязательств отличается в каждом государстве - участнике Конвенции, в том числе из-за проблем управления современным обществом, формулирования и исполнения приоритетных задач. На органы государственного управления не могут быть возложены непропорциональные обязанности.
--------------------------------
<11> Постановление ЕСПЧ 2007 г. "Хаммер против Бельгии" (жалоба N 21861/03).
<12> Айсаева Л.А. Интерпретация понятия "необходимый в демократическом обществе" в решениях Европейского суда по правам человека // Международное публичное и частное право. 2016. N 2. С. 5 - 6.

ЕСПЧ ориентирует на комплексный подход к данному элементу, "подключая" акты международного права как часть национальной правовой системы. На практике контроль властных решений судами должен осуществляться через общепризнанные принципы и нормы, иные акты международного права.
Гарантии права на эффективное управление обнаруживаются в ст. 6 Конвенции прежде всего применительно к разумным срокам административного судопроизводства. В актуальной практике Суда национальные власти должны распространять их не только на судебные процедуры, но и на деятельность органов власти и местного самоуправления <13>. Такой срок начинает течь с момента обращения заявителя в орган власти и завершается моментом исполнения решения суда. Требование о соблюдении разумных сроков административного судопроизводства распространяется на должностных лиц, органы власти и судебные органы.
--------------------------------
<13> Постановление ЕСПЧ 2016 г. "Карелин против Российской Федерации" (жалоба N 926/08).

Право на эффективное управление является комплексным межотраслевым институтом, который находится на этапе становления, но приобретает все более отчетливые черты. В его основе лежат требования законности и верховенства права, пропорциональности (необходимости) принимаемых решений, допустимости вмешательства в права личности при условии соблюдения баланса публичных и частных интересов, беспристрастного осуществления полномочий. В качестве международного стандарта вводится идея распространения ответственности за нарушения в сфере публичного управления на конкретных должностных лиц, осуществляющих свои полномочия от имени государства.

Литература

1. Айсаева Л.А. Интерпретация понятия "необходимый в демократическом обществе" в решениях Европейского суда по правам человека / Л.А. Айсаева // Международное публичное и частное право. 2016. N 2. С. 3 - 6.
2. Белкин Л.М. Европейский суд по правам человека относительно исполнения судебных решений органами государственного управления / Л.М. Белкин // Государственное управление. Электронный вестник. 2013. С. 121 - 131.
3. Ключников А.Ю. О легитимности Европейского суда по правам человека / А.Ю. Ключников // Российский судья. 2019. N 3. С. 43 - 46.
4. Сырых В.М. Объективные основы публичного права / В.М. Сырых // Lex russica (Русский закон). 2016. N 5 (114). С. 37 - 80.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑