Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Роль МОТ в развитии риск-ориентированного подхода к правовому регулированию в сфере труда и социального обеспечения (Истомина Е.А., Федорова М.Ю.)

Роль МОТ в развитии риск-ориентированного подхода к правовому регулированию в сфере труда и социального обеспечения (Истомина Е.А., Федорова М.Ю.)

Дата размещения статьи: 11.03.2021

Роль МОТ в развитии риск-ориентированного подхода к правовому регулированию в сфере труда и социального обеспечения (Истомина Е.А., Федорова М.Ю.)

Одной из основополагающих категорий современности принято считать риск. Он признан составной частью жизни любого человека, групп людей, общества в целом. Развитие человеческой цивилизации, усложнение жизни, появление новых или неявных ранее ситуаций негативного характера делает реальностью различные угрозы и опасности, которые охватываются понятием риска. Риск стали рассматриваться как перманентное состояние современного общества <1>. В таких условиях актуализируется проблема формирования эффективных механизмов защиты от различных видов риска, в решение которой вносят свой вклад представители разных областей научного знания, в том числе юриспруденции.
--------------------------------
<1> Яницкий О.Н. Типология критических состояний современного общества // Вестник института социологии. 2020. Т. 11. N 1. С. 18.

Каждая наука использует свои методы определения рисков и их видовых характеристик, а отдельные виды рисков становятся предметом междисциплинарных исследований. К их числу относятся, в частности, социальные риски, составляющие объект научного интереса социологов, философов, экономистов, психологов и юристов. Несмотря на специфику продемонстрированных ими подходов к обоснованию сущности данного социального явления, в целом можно констатировать единство взглядов на социальные риски как на угрозы нормальному функционированию общества, отдельных социальных групп и каждого конкретного человека. Что касается защиты от социальных рисков, то ее формирование и функционирование должны осуществляться с учетом достижений различных наук; однако она не может существовать вне правовой формы, ибо в любом случае предполагает необходимость нормативной регламентации соответствующих общественных отношений.
Среди всех отраслевых юридических наук наиболее активную разработку категории социального риска ведут специалисты в области трудового права и права социального обеспечения. Так, Е.Е. Мачульская под социальным риском понимает вероятное событие, наступление которого приводит к материальной необеспеченности в связи с утратой дохода от трудовой деятельности или внутрисемейного содержания, а также с возникновением дополнительных расходов на детей и других нетрудоспособных членов семьи, на медицинские или социальные услуги <2>. По мнению А.Ю. Поваренкова, социальный риск - это угроза наступления неблагоприятных материальных последствий для физического лица, характеризующаяся полным лишением дохода как единственного источника средств к существованию для него и для членов его семьи, порождающая необходимость установления правовых средств по компенсации таких последствий <3>. С наступлением социальных рисков связывает возникновение отношений по социальному обеспечению Э.Г. Тучкова <4>. А.Л. Благодир называет рисками правообразующие юридические факты, оказывающие непосредственное влияние на возникновение материальных правоотношений по социальному обеспечению <5>.
--------------------------------
<2> Мачульская Е.Е. Право социального обеспечения: учеб. для вузов. М.: Юрайт, 2020. С. 25.
<3> Поваренков А.Ю. Риск в трудовом праве и праве социального обеспечения: дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2010. С. 157.
<4> Проблемы общей части права социального обеспечения: моногр. / под ред. Э.Г. Тучковой. М.: Проспект, 2017. С. 20 (автор раздела - Э.Г. Тучкова).
<5> Благодир А.Л. Социальные риски как обстоятельства, влекущие возникновение социально-обеспечительных отношений // Социальное и пенсионное право. 2011. N 1. С. 8 - 9.

Благодаря ранее проведенным в отраслевой науке исследованиям, в которых в той или иной степени затрагивалась проблематика социального риска, были определены ориентиры для дальнейших изысканий в выявлении природы социального риска и конструировании правового механизма защиты от него. Полагаем, что социальный риск - это сложный социально-правовой феномен, который обладает собственной динамикой, неотделим от воли человека, в отношении которого развивается, и общества, которое принимает социальный риск и обеспечивает защиту от него. В связи с этим социальный риск можно определить как обусловленную биосоциальной природой человека и закономерностями функционирования общества прогнозируемую вероятность возникновения ситуаций, которые затрудняют самостоятельное удовлетворение социально значимых потребностей и преодоление последствий которых возможно путем распределения этих потребностей между человеком и обществом в лице государства или иных социальных институтов.
В отраслевой науке права социального обеспечения сформировалась также позиция, согласно которой социальные риски имеют финансово-экономическую природу и являются системообразующими факторами не для социального обеспечения, а для его организационно-правовых форм. Такого подхода придерживается, в частности, В.Ш. Шайхатдинов <6>.
--------------------------------
<6> Актуальные проблемы права социального обеспечения: учеб. для вузов / под ред. В.Ш. Шайхатдинова. М.: Юрайт, 2020. С. 36 - 37 (автор раздела - В.Ш. Шайхатдинов).

Хотелось бы подчеркнуть, что между приведенными выше позициями в действительности нет принципиальных противоречий. Основой для такого вывода служит системность права, предполагающая не только деление права на отрасли, но и межотраслевое взаимодействие правовых норм как необходимый признак механизма правового регулирования.
Одним из проявлений межотраслевого взаимодействия в праве может служить риск-ориентированный подход к правовому регулированию. Применительно к определенным группам общественных отношений названный подход получил законодательное закрепление. Наиболее активно он развивается в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, где учет степени риска объектов контроля и надзора рассматривается как необходимое условие для оптимизации делового климата, о чем говорил в своем Послании Федеральному Собранию РФ от 1 марта 2018 г. Президент России В.В. Путин.
Легальное определение риск-ориентированного подхода содержится в ч. 2 ст. 8.1 Федерального закона от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" (ред. от 13 июля 2020 г.). Он представляет собой метод организации и осуществления государственного контроля (надзора), при котором выбор интенсивности (формы, продолжительности, периодичности) проведения мероприятий по контролю, мероприятий по профилактике нарушения обязательных требований определяется отнесением деятельности юридического лица, индивидуального предпринимателя и (или) используемых ими при осуществлении такой деятельности производственных объектов к определенной категории риска либо определенному классу (категории) опасности.
Следовательно, риск-ориентированный подход предполагает в первую очередь выявление риска и его оценку на основе установленных критериев, а затем учет указанных факторов при осуществлении надзора и контроля. Тем самым акцент делается на тех общественных отношениях, которые в итоге подлежат защите с использованием правовых средств контроля и надзора, что свидетельствует о межотраслевом взаимодействии правовых норм, в рамках которого определяются цели правового регулирования и правовые средства, пригодные и необходимые для их достижения.
Перечень тех видов надзора и контроля, где применяется риск-ориентированный подход, охватывает среди прочего сферы, в которых реализуются социально-экономические права граждан. К их числу отнесены надзор за соблюдением трудового законодательства, контроль качества и безопасности медицинской деятельности, надзор в сфере обращения лекарственных средств и медицинских изделий и т.д.
Это дает основания для двух важных выводов. Первый сводится к признанию универсальности риск-ориентированного подхода и возможности его применения во всех сферах общественных отношений (в той степени, в какой они подвержены влиянию различных рисков). Даже в тех случаях, когда риск-ориентированный подход формально не провозглашается в качестве актуального для какой-либо сферы общественной жизни, он подразумевается при осуществлении правового регулирования, поскольку как минимум предполагает учет правовых рисков, для которых, по утверждению Ю.А. Тихомирова, характерна "причинная зависимость между нормативной моделью и реальностью в виде каналов прямых и обратных связей, иными словами, опасное отклонение от норм права" <7>.
--------------------------------
<7> Тихомиров Ю.А. Прогнозы и риски в правовой сфере // Журнал российского права. 2014. N 3. С. 13.

Второй вывод касается сферы труда и социального обеспечения, в которой непосредственно разворачиваются и реализуются социальные риски (болезнь, инвалидность, старость, безработица и др.), влекущие за собой неблагоприятные для граждан последствия, требующие компенсации в том числе за счет ресурсов системы социального обеспечения. Осмелимся утверждать, что риск-ориентированный подход в трудовых отношениях получил свое применение и даже нормативное закрепление (в контекстуальном варианте). Помимо того что ст. 209 Трудового кодекса РФ содержит определение профессионального риска как вероятности причинения вреда здоровью в результате воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов при исполнении работником обязанностей по трудовому договору, она прямо предусматривает управление названными рисками путем осуществления комплекса взаимосвязанных мероприятий, являющихся элементами системы управления охраной труда и включающих в себя меры по выявлению, оценке и снижению уровней профессиональных рисков.
В системе социального обеспечения риск-ориентированный подход пока представлен фрагментарно. Наиболее последовательно он реализуется в законодательстве об обязательном социальном страховании. В частности, этот подход можно усмотреть в установлении перечня страховых социальных рисков и соответствующих им страховых случаев, а также гарантируемых при их наступлении видов страхового обеспечения. Провозглашение одним из основных принципов обязательного социального страхования государственной гарантии соблюдения прав застрахованных лиц на защиту от социальных страховых рисков может рассматриваться как признание такой защиты целью данной системы и тем самым как подтверждение применения законодателем риск-ориентированного подхода (ст. ст. 3, 4, 8, 9 Федерального закона от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" (ред. от 3 августа 2018 г.)).
Однако и в других организационно-правовых формах социального обеспечения риск-ориентированный подход также применяется. Например, усиление адресности социальной поддержки тех или иных категорий граждан может свидетельствовать об оценке степени социального риска, которому они подвергаются, и учете данных факторов при внесении изменений и дополнений в законодательство о социальной защите. В ряду подобных примеров можно назвать введение условия о продолжительности проживания в зонах радиоактивного загрязнения для предоставления мер социальной поддержки, связанных с чернобыльской катастрофой; установление специальных правил индексации страховых пенсий для работающих пенсионеров; определение случаев прекращения права на материнский (семейный) капитал и т.д.
В связи с этим риск-ориентированный подход к правовому регулированию в сфере труда и социального обеспечения можно определить как систему требований по учету характеристик рисков (их видов, особенностей проявления в отношении отдельных категорий граждан, способов компенсации и т.п.), которые должны соблюдаться при установлении нормативных предписаний и в практике их применения.
О продуктивности риск-ориентированного подхода в сфере труда и социального обеспечения свидетельствует опыт Международной организации труда (далее также - МОТ), получивший отражение в соответствующих конвенциях и рекомендациях. Российская Федерация как член МОТ не только принимает на себя формальные обязательства, вытекающие из ратифицированных ею конвенций, но и признает те ориентиры социально-экономического развития, которые определяет МОТ. Это подтверждает значимость для нашей страны также тех моделей воздействия на отношения в сфере труда и социального обеспечения, которые МОТ считает наиболее эффективными в современном мире, включая риск-ориентированный подход. В Программе сотрудничества между Российской Федерацией и Международной организацией труда на 2017 - 2020 годы непосредственно названы такие направления сотрудничества, как содействие внедрению систем управления профессиональными рисками, необходимость учета особенностей и рисков демографического развития России, которые проецируются в социальные риски как таковые с необходимостью компенсации их неблагоприятных последствий <8>.
--------------------------------
<8> Бюллетень трудового и социального законодательства Российской Федерации. 2017. N 12.

Как показывает ретроспективный анализ становления МОТ и развития ее практики, проблематика социальных рисков и защиты от них всегда находилась в центре внимания этого специализированного учреждения Организации Объединенных Наций (далее - ООН), созданного в 1919 г. в целях содействия всеобщему и прочному миру на основе социальной справедливости, что в первую очередь предполагало защиту рабочего класса. В преамбуле Устава МОТ, принятого в 1919 г. (с изм. и доп. 1972 г.), были обозначены основные направления такой защиты, включая улучшение условий труда, борьбу с безработицей, гарантии оплаты труда, социальное обеспечение и т.д. Фокус внимания МОТ был не случаен - именно наемные работники и их семьи были наиболее уязвимы для различного рода опасностей, влекущих за собой утрату здоровья, лишение средств к существованию. Такие опасности были обусловлены как отсутствием возможности работать, так и характером труда. Н.А. Вигдорчик, к примеру, еще в 1913 г. указывал на то, что труд в отдельных отраслях промышленности представляет собой наибольшую индивидуальную опасность, т.е. наибольший риск для рабочего <9>.
--------------------------------
<9> Вигдорчик Н.А. Опасность промышленного труда. Основные выводы из статистики профессионального травматизма. СПб.: Право, 1913. С. 67.

Поэтому вполне логичным выглядит использование понятия "риск" в актах МОТ в тот период, когда внимание общества к рискам как таковым еще не было столь значительным. Во многих случаях термин "риск" фигурирует уже в преамбуле документа, обосновывая сам факт его принятия. Так, в Рекомендации от 10 июня 1925 г. N 23 "О юрисдикции в области возмещения трудящимся" подчеркивается, что споры о возмещении трудящимся затрагивают, в том числе, такие вопросы, как присущий данному виду деятельности риск.
Один из последних актов МОТ, принятый в связи с усиливающейся напряженностью в мире, увеличением количества конфликтных ситуаций и различных бедствий, в том числе в связи с увеличением потоков беженцев, - Рекомендация от 16 июня 2017 г. N 205 "О занятости и достойном труде в целях обеспечения мира и потенциала противодействия". В ее тексте фигурирует понятие "потенциал противодействия", означающее способность "противостоять последствиям угрозы, переносить их, приспосабливаться и адаптироваться к ним, трансформироваться и своевременно и эффективно восстанавливаться, в том числе посредством сохранения и восстановления своих основополагающих структур и функций на основе управления рисками". Мероприятия, рекомендуемые этим документом, включают как предварительную, так и последующую оценку, предотвращение и смягчение рисков различными субъектами, в том числе работодателями, а также обучение противодействию рискам.
Отражение риск-ориентированного подхода в актах МОТ осуществляется по следующим основным предметным направлениям: обеспечение занятости и трудовые отношения, охрана труда, социальное обеспечение.
Принятие мер, направленных на недопущение безработицы и борьбу с ее последствиями, было обозначено как приоритет уже в Конвенции N 2 "О безработице", принятой 29 октября 1919 г. (вступила в силу 14 июля 1921 г.). Поскольку для большинства граждан основной способ обеспечения своих жизненно важных потребностей - получение заработной платы за свой труд, необеспечение должной занятости (ее наличия, запрета дискриминации, запрета трудовой деятельности отдельным категориям граждан и т.д.) - один из первых и основных рисков, ставших объектом внимания МОТ.
При этом риски рассматриваются в достаточно широком контексте. Можно отметить упоминание МОТ рисков финансового характера, допущение которых призвано способствовать развитию занятости. Такие риски могут определяться как действия или решения с неопределенным, но, возможно, положительным исходом. Риск в этом смысле - "категория субъективная, выражающаяся в обеспечении максимального уровня удовлетворения потребностей субъектов, руководствующихся собственными целями при выборе альтернативных вариантов", "предельная полезность возможных колебаний размера ожидаемой прибыли без учета ожидаемых убытков" <10>. В Рекомендации от 2 июня 1998 г. N 189 "Об общих условиях для стимулирования создания рабочих мест на малых и средних предприятиях" подчеркивается важность позитивного отношения к принятию на себя риска и к неудачам в деловой деятельности как к приобретенному опыту, оказывающему воздействие и на работодателей, и на трудящихся. Рекомендация призывает государства создавать организации рискового капитала и другие организации, специализирующиеся на оказании помощи малым и средним предприятиям, использующим новую технологию, создавать консорциумы, ассоциации и производственные и сервисные кооперативы, обменивающиеся опытом и взаимно амортизирующие риски.
--------------------------------
<10> См., например: Янов В.В. Теоретико-методологические аспекты категории "риск": парадигма трансформации // Экономические науки. 2018. N 9. С. 105 - 110.

Риски в сфере занятости могут быть обусловлены принудительным трудом, на что МОТ обращает самое пристальное внимание. В Декларации МОТ "Об основополагающих принципах и правах в сфере труда", принятой 18 июня 1998 г., упразднение всех форм принудительного или обязательного труда обозначено как одна из фундаментальных ценностей в этой сфере. Протокол от 11 июня 2014 г. к Конвенции 1930 г. "О принудительном труде" закрепил необходимость поддержки как государственного, так и частного секторов экономики в их усилиях, направленных на предотвращение рисков принудительного или обязательного труда и на принятие соответствующих ответных мер, а также на вскрытие первопричин и факторов, повышающих риск принудительного или обязательного труда.
Рекомендация от 28 мая 2014 г. N 203 "О дополнительных мерах в целях действенного пресечения принудительного труда" ориентирована на граждан, которые подвержены риску принудительного труда. Позиция МОТ выражается в необходимости информирования таких граждан о том, каким образом возможно привлечение к принудительному труду, какую помощь они могут получить и как им избежать такого риска. При этом работодателям также должна передаваться информация о санкциях за нарушение запрета на использование принудительного или обязательного труда, о политике в сфере занятости и трудовой миграции, учитывающей риски, с которыми сталкиваются конкретные группы мигрантов.
Констатируется особая подверженность риску детей как слабейшей категории населения, неспособной самостоятельно отстаивать свои права. Поэтому запрет детского труда также нашел отражение в Декларации МОТ 1998 г. Рисковый характер положения детей на рынке труда был подчеркнут в Рекомендации от 17 июня 1999 г. N 190 "О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда".
Процессы, протекающие в современном обществе: усиление глобализации, активизация трансграничных взаимоотношений между хозяйствующими субъектами, их стремление к оптимизации издержек производства, - способствуют тому, что сегодня приходится признавать рисками те обстоятельства, которые ранее не отвечали признакам риска, а их негативная составляющая проявлялась не так часто.
Рекомендацией МОТ от 6 июня 1962 г. N 117 "О профессиональном обучении" предусматривалось, что отбор учащихся должен проводиться в соответствии с требованиями и особенностями каждой профессии. К рискам в указанной сфере относились риски допуска к определенной профессии (если избранный род деятельности не подходил конкретному гражданину, то обучение могло рассматриваться как бесплодная затрата усилий человека и системы образования), риск повреждения оборудования в процессе обучения и риски самой будущей профессии (профессиональные риски). МОТ стремилась предложить такую модель правового регулирования, которая обеспечила бы наиболее рациональное распределение работников по сферам деятельности в зависимости от их возможностей и интересов. О необходимости для обучающегося оценивать риск, допускать его развитие упоминается и в Рекомендации МОТ от 4 июня 1975 г. N 150 "О профессиональной ориентации и профессиональной подготовке в области развития людских ресурсов".
Отсутствие упоминания о соответствующих рисках в Рекомендации от 1 июня 2004 г. N 195 "О развитии людских ресурсов: образование, подготовка кадров и непрерывное обучение" не означает отказ от определенного ранее подхода, а может свидетельствовать о том, что сформулированные МОТ ориентиры уже восприняты в национальных практиках и не требуют повторной формализации.
В научных исследованиях отмечается, что в результате перевода промышленности из развитых стран Европы и Америки в государства третьего мира в первых востребованными стали лица, способные создавать инновационные технологии, а среднеквалифицированные и низкоквалифицированные работники уже не могут претендовать на высокую заработную плату <11>. На этот факт обращают внимание и зарубежные ученые, оценивающие возникающие проблемы "изнутри". Деиндустриализация западных стран и развитие третьего сектора экономики, по словам Дж. Боноли, приводят к тому, что лица с низким уровнем квалификации испытывают трудности интеграции на рынке труда. Если раньше они могли обеспечивать себе достойный уровень заработка за счет повышения производительности труда в промышленности, то в настоящее время, трудясь в сфере розничной торговли, обслуживания населения, они не могут рассчитывать на рост оплаты труда <12>. Недостаточная квалификация приводит к снижению уровня дохода и, как следствие, к бедности и социальному исключению. Сегодня вопросы квалификации работников не только становятся очень актуальными, но и приобретают качество "новых социальных рисков" <13>.
--------------------------------
<11> Лоскутова И.М., Синяев М.В., Панич М.А. Кризис социального государства и риски эволюции социальной структуры // Теория и практика общественного развития. 2020. N 5. С. 19.
<12> Bonoli G. Postindustrialization, New Social Risks, and Welfare State Adaptation in Advanced Industrial Democracies // Comparative Political Studies. 2007. Vol. 40. N 5. P. 498 - 499.
<13> См., например: Pollak C. Essai d'approche positive des nouveaux risques sociaux // Travail et Emploi. 2011. T. 125. P. 67 - 77. DOI: 10.4000/travailemploi.4952.

Собственно, это и подчеркивается в документе "Выход из кризиса: Глобальный пакт о рабочих местах", принятом в Женеве 19 июня 2009 г. на 98-й сессии Генеральной конференции МОТ <14>. Исходя из концепции достойного труда, социальный прогресс и экономическое развитие в условиях глобализации предполагают значительную поддержку работников, включая лиц, пострадавших в период кризиса, молодежь, низкооплачиваемых и малоквалифицированных работников, лиц, занятых в неформальном секторе экономики, а также трудовых мигрантов. МОТ настаивает на ограничении возникающих рисков посредством создания новых рабочих мест. Очевидно, что формирование информационного общества с цифровой экономикой обусловливает новые требования к работникам, поэтому, как указывается в Пакте, государствам следует инвестировать финансовые ресурсы в повышение квалификации работников.
--------------------------------
<14> URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/pdf/global_jobs_pact.pdf (дата обращения: 02.10.2020).

Кроме того, Рекомендация от 28 мая 2014 г. N 203 называет программы повышения профессиональной квалификации способом увеличения возможностей в области трудоустройства и получения доходов, а также расширения потенциала для граждан, подверженных соответствующему риску, что согласуется с принципами риск-ориентированного подхода.
Развитие общественных отношений в сфере труда и занятости, повышение требований общества к действующим здесь минимальным стандартам выявляет те риски, которые свойственны наемному труду, однако ранее не рассматривались как угрозы либо опасности. Таким образом, изучение применения категории "риск" в актах МОТ позволяет не только выявить объективные характеристики, внешние проявления риска, но и продемонстрировать субъективную динамику их признания обществом, приводящую к формализации риска и мер воздействия на него в нормах права.
10 июня 2019 г. МОТ была принята Конвенция N 190 "Об искоренении насилия и домогательств в сфере труда" (далее - Конвенция N 190). Ее объект - риски, факторами которых являются "гендерные стереотипы, различные формы дискриминации и неравное гендерное соотношение сил". В тексте Конвенции подчеркивается, что каждое государство - член МОТ, ратифицируя ее, должно принимать нормативные правовые акты об обязательствах работодателей не допускать насилия и домогательств в сфере труда, выявлять при участии работников и их представителей факторы риска, оценивать существующие риски насилия и домогательств, а также принимать меры по их предупреждению и пресечению. Большое значение приобретает информационное сопровождение соответствующих общественных отношений - требование предоставлять всем заинтересованным лицам необходимые сведения о выявленных факторах риска, существующих рисках насилия и домогательств, связанных с ними мерах профилактики и защиты, возможностях подготовки и обучения, а также сведения о правах и ответственности работников и других заинтересованных лиц в этой сфере.
При этом следует отметить взвешенный подход МОТ к решению этого вопроса, не возводящий гендерное равенство в ранг самоцели, а риски, угрожающие ему, - в разряд всеобъемлющих. К примеру, в принятой 15 июня 2000 г. Конвенции N 183 "О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства" закреплено, что беременность и роды не должны быть поводом для дискриминации в области занятости, однако в случаях, когда работа представляет существенный признанный риск для здоровья женщины и ребенка, работодатель вправе требовать подтверждения факта указанного состояния.
Охрана труда как одно из базовых направлений деятельности МОТ сама по себе основана на концепции защиты от риска. Потери в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний приводят и к утрате человеческого капитала, и к значительным расходам работодателя, а в конечном счете - к снижению благосостояния государства и общества. Поэтому цель всех субъектов едина - снижение или, если это возможно, предупреждение рисков, связанных с характером трудовой деятельности, или профессиональных рисков <15>.
--------------------------------
<15> См., например: Соколова Н.А. Компенсация профессионального риска медицинских работников в системе социального страхования: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Пермь, 2004.

МОТ обозначает риски, а также предлагает меры воздействия, направленные на их недопущение либо минимизацию уже на этапе трудоустройства. Так, Рекомендацией от 3 июня 1997 г. N 188 "О частных агентствах занятости" закреплено требование к частным агентствам занятости не производить набор, трудоустройство или наем работников для работ, связанных с неприемлемыми опасностями или рисками, или для работ, где эти работники могут стать жертвами злоупотреблений или дискриминации любого рода.
Сама защита от профессионального риска, с позиции МОТ, во многом строится на дифференцированном воздействии. К примеру, Конвенция N 148 "О защите трудящихся от профессионального риска, вызываемого загрязнением воздуха, шумом и вибрацией на рабочих местах", принятая 1 июня 1977 г. и вступившая в силу 11 июля 1979 г. (далее - Конвенция N 148), предусматривает, что по каждому виду риска должны приниматься особые, свойственные защите от такого риска меры. В Конвенции предлагается комплексный подход к решению обозначенного вопроса - от проведения научных исследований, мероприятий, направленных на профилактику соответствующих рисков, до установления мер индивидуальной защиты от рисков (включая проведение периодических медицинских обследований работников, которые подверглись или могут подвергнуться профессиональному риску, вызываемому загрязнением воздуха, шумом или вибрацией на рабочих местах, а также перевод работников на другую работу либо отстранение их от работы с сохранением заработка в случае реализации негативных последствий риска). Сами риски, как подчеркивает МОТ, должны в максимальной степени устраняться.
Риски в области охраны труда могут носить общий характер, а защита от них - распространяться на всех работников, а могут дифференцироваться по отдельным видам работ и категориям работников. Примером последних являются риски, связанные с дистанционным трудом, получившим значительное развитие в 2020 г., когда из-за распространения новой коронавирусной инфекции многие работники были вынуждены трудиться вне стационарных рабочих мест. Такой труд как новое явление, обусловленное развитием высоких технологий, еще не получил нормативного закрепления на уровне самостоятельной конвенции либо рекомендации МОТ, однако ему уделяется значительное внимание на международном уровне. К примеру, в докладе "Мир труда и COVID-19" указано, что структурные изменения в экономике, пострадавшей от кризиса 2020 г., требуют активного, но аккуратного (с точки зрения будущего воздействия на трудовую деятельность) использования новых технологий. Технологии в этой сфере должны быть ориентированы в первую очередь на человека, поэтому необходимо обеспечить защиту работников от любых негативных воздействий и побочных эффектов дистанционного труда. Управление дистанционным трудом, включая охрану труда, должно быть обоснованным и продуманным <16>.
--------------------------------
<16> Policy Brief: The World of Work and COVID-19. June 2020. URL: https://www.un.org/sites/un2.un.org/files/the_world_of_work_and_covid-19.pdf (дата обращения: 18.10.2020).

Более давнюю историю развития имеет труд в домашних условиях, который урегулирован в международных стандартах, принятых МОТ. Этот труд также может быть связан с риском, что нашло отражение в Рекомендации от 16 июня 2011 г. N 201 "О достойном труде домашних работников". Согласно этому документу работодатели должны содействовать безопасности и гигиене труда на рабочем месте в рамках домохозяйства в целях минимизации опасностей и рисков, связанных с работой, возможными последствиями которых могут стать травмы, заболевания или смерть. МОТ настаивает на проведении инспекции таких рабочих мест и официальном представлении статистики о несчастных случаях и заболеваниях, связанных с домашним трудом, а также другой информации, которая может содействовать профилактике рисков и случаев травматизма, обусловленных нарушением правил охраны труда и здоровья лиц, работающих на дому. Указанный подход, по нашему мнению, вполне применим и к дистанционным работникам.
Рискам в сфере труда в немалой степени подвержены женщины, роль которых как матерей не уменьшается даже в условиях стремления к тотальному гендерному равенству, и дети, которые еще не достигли полной физической и психической зрелости.
К примеру, Конвенция N 183 закрепляет необходимость защиты женщин от профессионального риска с учетом их детородной функции. Законодательство каждого государства, ратифицировавшего ее, должно содержать запрет на выполнение беременными женщинами или кормящими матерями работы, которая вредна либо представляет существенный риск для здоровья матери или ребенка. Согласно Рекомендации от 30 мая 2000 г. N 191 "О пересмотре Рекомендации 1952 года об охране материнства" необходима оценка любых производственных рисков, угрожающих безопасности и здоровью беременной женщины или кормящей матери и ее ребенка. Государствам следует принимать различные меры по ликвидации риска, в том числе в форме перевода женщины на иную работу.
9 октября 1946 г. в Монреале были приняты сразу две Конвенции и одна рекомендация, посвященные детскому труду. Во всех документах обосновывается необходимость минимизации риска, связанного с осуществлением детьми трудовой деятельности. Рекомендация N 79 "О медицинском освидетельствовании детей и подростков с целью выяснения их пригодности к труду" содержит запрет использования детского труда на работах, связанных с большим риском для здоровья. Конвенция N 77 "Относительно медицинского освидетельствования детей и подростков с целью выяснения их пригодности к труду в промышленности", а также Конвенция N 78 "Относительно медицинского освидетельствования детей и подростков с целью выяснения их пригодности к труду на непромышленных работах" закрепляют обязанность проводить освидетельствование и переосвидетельствование молодых работников с целью выяснения пригодности к работе в профессиях, связанных с большим риском для здоровья, по крайней мере до достижения ими возраста 21 года.
Помимо регламентации связанных с трудом рисков, воздействие на которые "извне" должны осуществлять работодатели, государство, а также (в необходимой степени) представители работников, МОТ уделяет внимание управлению профессиональными рисками "изнутри". Оно связано с отношением работников к исполнению обязанностей в области охраны труда, их стремлением к обучению, недопущению развития рисков и реализации их негативных последствий. К примеру, ст. 13 Конвенции N 148 устанавливает, что все заинтересованные лица, в первую очередь работники, получают не только достаточную и достоверную информацию о потенциальном профессиональном риске на рабочих местах вследствие загрязнения воздуха, шума и вибрации, но и необходимые инструкции, касающиеся имеющихся средств предупреждения и ограничения этих рисков, а также защиты от этих рисков. Трудящиеся обязаны соблюдать правила техники безопасности, направленные на профилактику и ограничение профессиональных рисков, а также на защиту от них.
МОТ во всех конвенциях и рекомендациях, посвященных этому вопросу, подчеркивает, что информирование о вредных производственных факторах и рисках - ключевой инструмент внедрения превентивного подхода к решению вопросов охраны труда. Причем проблемы в этой сфере зачастую одинаковы для различных стран. "Неисправное техническое оборудование является риском, в какой бы стране оно ни работало" <17>.
--------------------------------
<17> Усиление роли программ страхования в предотвращении несчастных случаев на производстве и профессиональной заболеваемости / Группа технической поддержки по вопросам достойного труда и Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии. М.: ILO, 2016. С. 33. URL: https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---europe/---ro-geneva/---sro-moscow/documents/publication/wcms_492746.pdf (дата обращения: 15.10.2020).

По замыслу МОТ, повышению ответственности работников, их обучению правилам и нормам в сфере охраны труда должна во многом содействовать инспекция труда, которая, согласно Протоколу 1995 г. к Конвенции 1947 г. "Об инспекции труда", вступившему в силу 9 июня 1998 г., может давать рекомендации в связи с разработкой эффективных мер по сведению до минимума рисков, возникающих в ходе профессиональной подготовки к выполнению потенциально опасной работы, и участвовать в контроле за реализацией таких мер.
Упомянутые выше риски насилия и домогательств, согласно Конвенции N 190, вызывают риски иного порядка - психосоциальные, защита от которых также постепенно выстраивается в стандартах охраны труда. О необходимости признания психосоциальных рисков пишут и отечественные, и зарубежные ученые <18>. На них обращает внимание Всемирная организация здравоохранения, выделяя такие влияющие на работников психосоциальные опасности, как нехватка времени, плохое социальное и моральное стимулирование, отсутствие практики достойного и уважительного отношения к работникам, запугивание, несбалансированность между работой и личной либо семейной жизнью и др. <19>. На взаимосвязь стресса и условий труда указывает и Международная ассоциация социального обеспечения, действующая под эгидой МОТ. В своих документах она подчеркивает необходимость компенсации в системе социального обеспечения рисков, вызванных психологическими или психическими расстройствами, и указывает на связанные с этим трудности <20>.
--------------------------------
<18> См., например: Курсова О.А. Система оценки и управления профессиональными рисками: проблемы правового регулирования // Lex russica. 2016. N 10. С. 182 - 191. DOI: 10.17803/1729-5920.2016. 119.10.182-191; Babin M. et au travail. P.: Lamy, 2001.
<19> Здоровые рабочие места: пример к действию. Для работодателей, работников, руководителей и специалистов - практиков. Женева: ВОЗ, 2010. URL: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/112540/1/9789244599310_rus.pdf (дата обращения: 11.10.2020).
<20> Конколевски Х.-Х. Профессиональные заболевания: новые вызовы и возможности для социального обеспечения // Бюллетень социальной политики. 2013. N 28. URL: https://wwl.issa.int/sites/default/files/documents/publications/5-SPH-28-157774.pdf (дата обращения: 15.10.2020).

Категория риска в актах МОТ активно применяется к социальному обеспечению. Здесь риск приобретает характеристику социального риска. Формирование системы социального обеспечения в различных странах стало ответом на развитие промышленного производства <21>. Поэтому внимание МОТ к этому вопросу не случайно.
--------------------------------
<21> См., например: Лушников А.М. Генезис германской модели социального страхования: история и современность // Сибирское юридическое обозрение. 2020. Т. 17. N 3. С. 328 - 345.

Так, по результатам обсуждения вопросов защиты сельскохозяйственных рабочих на случай болезни, инвалидности и старости на 3-й сессии Генеральной конференции МОТ осенью 1921 г. в Рекомендацию N 17 "О социальном страховании в сельском хозяйстве" было включено положение о необходимости распространения страхования на случай болезни, инвалидности, старости и других подобных видов социального риска на сельскохозяйственных рабочих на условиях, равных условиям для трудящихся в промышленности и торговле. 5 июня 1968 г. была принята Рекомендация N 132 "Об улучшении условий жизни и труда арендаторов, издольщиков и аналогичных категорий сельскохозяйственных трудящихся", трактовавшая риск более широко. К сельскохозяйственным и иным рискам был отнесен также риск потери доходов вследствие таких стихийных бедствий, как засуха, наводнение, град, пожар, заболевания животных и болезни растений. Указанный риск в целом вписывается в понимание социального риска, его факторов и неблагоприятных последствий. Согласно Рекомендации защита от риска должна осуществляться посредством страхования.
Отметим, что в актах МОТ, посвященных вопросам социального обеспечения, используются оба термина - "риск" и "социальный риск". При этом можно утверждать, что данные термины МОТ отождествляются, поскольку прилагательное "социальный" имеет широкий контекст использования.
Рекомендацией от 4 июня 1958 г. N 110 "Об условиях труда на плантациях" закреплена необходимость учреждения систем страхования либо социального обеспечения, предусматривающих обеспечение по случаю болезни, родов, инвалидности, старости и в связи с другими подобными видами социального риска, для трудящихся плантаций на условиях, равных тем, которые предоставляются трудящимся в промышленности и в торговле.
Базовый документ МОТ, посвященный социальному обеспечению, - Конвенция N 102 "О минимальных нормах социального обеспечения", принятая в 1952 г. Спектр правовых средств, которые предусмотрены данной Конвенцией, заслуживает отдельного исследования в контексте риск-ориентированного подхода. Однако уже сейчас можно констатировать, что она практически в полном объеме отражает механизм защиты от социальных рисков, включая способы финансирования защиты от рисков и компенсации их последствий, а также определение "покрываемых рисков", к которым относит все основные виды социальных рисков: болезни (любое болезненное состояние независимо от вызвавшей его причины); нетрудоспособность, вызванную болезненным состоянием и влекущую за собой приостановку заработка; беременность и роды; уход за ребенком; безработицу (приостановку заработка, вызванную невозможностью получить подходящую работу); старость (превышение установленного возраста).
Начиная с 70 - 80-х гг. прошлого века общество начало приходить к осознанию множественности уже существующих и новых рисков и, как следствие, к необходимости формирования эффективных механизмов защиты от них. Становится очевидной недостаточность систем социального обеспечения как способа компенсации реализовавшихся рисков. Постепенно в документах МОТ обозначается система воздействия на риски, включающая их организационные, экономические, социальные и правовые аспекты. К примеру, в экспертном докладе по применению инструментария социального обеспечения в свете Декларации о социальной справедливости в целях справедливой глобализации 2008 г. было указано, что сущность социального обеспечения, предусмотренная в стандартах МОТ, заключается в объединении ресурсов всех членов сообщества посредством взносов или налогов для оказания помощи тем, кто становится жертвами определенных социальных рисков, на основе социальной солидарности <22>.
--------------------------------
<22> General Survey concerning social security instruments in light of the 2008 Declaration on Social Justice for a Fair Globalization. International Labour Conference, 100th Session, 2011. P. 46. URL: https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---ed_protect/---soc_sec/documents/publication/wcms_secsoc_21980.pdf (дата обращения: 15.10.2020).

Концентрированное выражение объемный подход к защите от рисков, в первую очередь социальных, получил в Рекомендации МОТ от 30 мая 2012 г. N 202 "О минимальных уровнях социальной защиты". На основе всех принятых к 2012 г. международных актов в этой сфере, в том числе Всеобщей декларации прав человека и гражданина и Филадельфийской декларации, МОТ указала, что право на социальное обеспечение как право человека и одновременно одно из основных условий прогресса должно носить всеобщий и устойчивый характер. Оно призвано сократить масштабы бедности и повышенных рисков обнищания, неравенства, социальной изоляции и социальной незащищенности.
МОТ призывает рассматривать социальное обеспечение как инвестиции в человеческий капитал, позволяющие людям адаптироваться к изменениям, происходящим в экономике и на рынке труда. Системы социального обеспечения выступают в роли автоматических социальных и экономических стабилизаторов и стимулируют совокупный спрос в периоды кризисов и после выхода из них, а также способствуют переходу к более устойчивой экономике. Такой подход подтвердил свою актуальность в связи с распространением новой коронавирусной инфекции. В докладе "Мир труда и COVID-19" подчеркнуто, что помимо непосредственного воздействия на людей, потерявших свои доходы и оказавшихся в ситуации риска, системы социальной защиты посредством обоснованных мер могут способствовать постепенному переходу работников из неформального сектора экономики в формальный. Повышение уровня социальной защиты и расширение ее охвата помогут смягчить структурное неравенство на рынке труда, улучшить положение наиболее уязвимых категорий населения (например, женщин, совмещающих труд и семейные обязанности). Поэтому расходы на социальную защиту должны рассматриваться государствами не как обуза или благотворительность, а как полноценная инвестиция в своих граждан.
Анализ использования категории риска в различных документах МОТ демонстрирует стремление организации к созданию моделей и стандартов защиты от риска, применимых в сфере труда и социального обеспечения. В современных условиях очевидно развитие подхода МОТ к защите от рисков в направлении всеобъемлющей защиты, охватывающей не только компенсацию неблагоприятных последствий реализовавшихся рисков, но и профилактику рисков. Можно утверждать, что выработанные МОТ модели и стандарты защиты от рисков отражают вклад организации в продвижение риск-ориентированного подхода к правовому регулированию трудовых и социально-обеспечительных отношений. В связи с этим отрицание значимости категорий риска и социального риска для сферы труда и социального обеспечения, как и нивелирование потенциала риск-ориентированного подхода, не только существенно обедняло бы инструментарий соответствующих отраслей права и отраслевых наук, но и шло бы вразрез со стандартами МОТ, придерживаться которых Россию обязывает членство в данной организации.

Список литературы

  1. Актуальные проблемы права социального обеспечения: учеб. для вузов / под ред. В.Ш. Шайхатдинова. М.: Юрайт, 2020. 605 с.
  2. Благодир А.Л. Социальные риски как обстоятельства, влекущие возникновение социально-обеспечительных отношений // Социальное и пенсионное право. 2011. N 1. С. 5 - 13.
  3. Вигдорчик Н.А. Опасность промышленного труда. Основные выводы из статистики профессионального травматизма. СПб.: Право, 1913. 80 с.
  4. Здоровые рабочие места: пример к действию. Для работодателей, работников, руководителей и специалистов - практиков. Женева: ВОЗ, 2010. URL: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/112540/1/9789244599310_rus.pdf (дата обращения: 11.10.2020).
  5. Курсова О.А. Система оценки и управления профессиональными рисками: проблемы правового регулирования // Lex russica. 2016 N 10. С. 182 - 191. DOI: 10.17803/17295920.2016.119.10.182-191.
  6. Лоскутова И.М., Синяев М.В., Панич М.А. Кризис социального государства и риски эволюции социальной структуры // Теория и практика общественного развития. 2020. N 5. С. 18 - 22.
  7. Лушников А.М. Генезис германской модели социального страхования: история и современность // Сибирское юридическое обозрение. 2020. Т. 17. N 3. С. 328 - 345.
  8. Мачульская Е.Е. Право социального обеспечения: учеб. для вузов. М.: Юрайт, 2020. 449 с.
  9. Поваренков А.Ю. Риск в трудовом праве и праве социального обеспечения: дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2010. 225 с.
  10. Проблемы общей части права социального обеспечения: моногр. / под ред. Э.Г. Тучковой. М.: Проспект, 2017. 416 с.
  11. Конколевски Х.-Х. Профессиональные заболевания: новые вызовы и возможности для социального обеспечения // Бюллетень социальной политики. 2013. N 28. URL: https://wwl.issa.int/sites/default/files/documents/publications/5-SPH-28-157774.pdf (дата обращения: 15.10.2020).
  12. Соколова Н.А. Компенсация профессионального риска медицинских работников в системе социального страхования: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Пермь, 2004. 28 с.
  13. Тихомиров Ю.А. Прогнозы и риски в правовой сфере // Журнал российского права. 2014. N 3. С. 5 - 16.
  14. Усиление роли программ страхования в предотвращении несчастных случаев на производстве и профессиональной заболеваемости / Группа технической поддержки по вопросам достойного труда и Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии. М.: ILO, 2016. 56 с. URL: https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---europe/---ro-geneva/---sro-moscow/documents/publication/wcms_492746.pdf (дата обращения: 15.10.2020).
  15. Яницкий О.Н. Типология критических состояний современного общества // Вестник института социологии. 2020. Т. 11. N 1. С. 14 - 29. DOI: 10.19181/vis.2020.11.1.623.
  16. Янов В.В. Теоретико-методологические аспекты категории "риск": парадигма трансформации // Экономические науки. 2018. N 9. С. 105 - 110. DOI: 10.14451/1.166.105.
  17. Babin M. et au travail. P: Lamy, 2001. 324 p.
  18. Bonoli G. Postindustrialization, New Social Risks, and Welfare State Adaptation in Advanced Industrial Democracies // Comparative Political Studies. 2007. Vol. 40. N 5. P. 495 - 520.
  19. General Survey concerning social security instruments in light of the 2008 Declaration on Social Justice for a Fair Globalization. International Labour Conference, 100th Session, 2011. URL: https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---ed_protect/-soc_sec/documents/publication/wcms_secsoc_21980.pdf (дата обращения: 15.10.2020).
  20. Policy Brief: The World of Work and COVID-19. June 2020. URL: https://www.un.org/sites/un2.un.org/files/the_world_of_work_and_covid-19.pdf (дата обращения: 18.10.2020).
  21. Pollak C. Essai d'approche positive des nouveaux risques sociaux // Travail et Emploi. 2011. N 125. P. 67 - 77. DOI: 10.4000/travailemploi.4952.
Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑