Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

30.11.2021

В связи с растущей потребностью более полного регулирования отношений с участием граждан-потребителей законопроектом предлагается дополнить перечень информации о товаре, которая реализуется продавцом дистанционным способом, информацией о государственном регистрационном номере записи о создании юридического лица (основном государственном регистрационном номере записи о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя).

подробнее
15.11.2021

Законопроектом предусматривается, что при заключении регионального соглашения его действие будет распространяться на всех работодателей, осуществляющих деятельность на территории соответствующего субъекта РФ, по аналогии с отраслевым соглашением, заключенным на федеральном уровне, которое распространяет свое действие на всех работодателей, не направивших в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда, отказ присоединиться к такому соглашению, независимо от того, являются ли они членами объединения работодателей.

подробнее
14.10.2021

В настоящее время индексация пенсий работающим пенсионерам не производится. Законопроектом предлагается отменить существующий с 1 января 2016 г. порядок и вернуться к индексации пенсий для работающих пенсионеров с 2022 г. Данная мера позволит пресечь многочисленные нарушения трудового и пенсионного законодательства.

подробнее
Все статьи > Трудовые отношения > Проблемы разграничения трудовых и гражданско-правовых отношений, связанных с использованием личного труда, в судебной практике (Сухарев А.Е.)

Проблемы разграничения трудовых и гражданско-правовых отношений, связанных с использованием личного труда, в судебной практике (Сухарев А.Е.)

Дата размещения статьи: 17.03.2021

Проблемы разграничения трудовых и гражданско-правовых отношений, связанных с использованием личного труда, в судебной практике (Сухарев А.Е.)

Действующее законодательство подробно определяет и формализует признаки трудовых отношений (а также условия трудового договора) и признаки гражданско-правовых отношений, связанных с использованием личного труда, возникших на основании гражданско-правовых договоров (подряда и возмездного оказания услуг). Тем не менее для судебной практики характерны резко отличающиеся друг от друга подходы и выводы при проведении сравнительно-правового анализа признаков указанных разновидностей отношений и условий договоров, относящихся к различным отраслям системы российского права.

Так, все без исключения суды признают важность наличия трудовой функции, выполняемой физическим лицом, для признания возникших отношений трудовыми, но понимание судами самой категории трудовой функции и ее нормативных и индивидуально-договорных характеристик иногда оказывается совершенно различным. Например, в Апелляционном определении Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 21 января 2020 г. по делу N 33-834/2020 (33-23153/2019) суд пришел к выводу, что возникшие на основании ряда заключенных ранее гражданско-правовых договоров "...отношения носят трудоправовой характер, поскольку порученные истцу работы по своему характеру не предполагали достижения конечного результата, а заключались в выполнении в течение длительного периода ряда работ в зависимости от возникающих потребностей ответчика". Указанный вывод суда, рассмотревший оказание услуг по гражданско-правовому договору как трудовую функцию по трудовому договору на основании лишь приведенных выше особенностей сложившихся отношений (их длящегося характера без закрепления в договорах конкретных результатов оказанных услуг), считаю весьма неоднозначным и спорным, не учитывающим ни понятие и содержание трудовой функции как отраслевой юридической категории трудового права, ни право сторон гражданско-правового договора возмездного оказания услуг на определение содержания услуг и детализации результатов этих услуг в договоре. По моему мнению, вывод о том, что обязательства физического лица по оказанию услуг, предусмотренных гражданско-правовым договором, составляют содержание трудовой функции и относятся к трудовым отношениям, не может основываться лишь на анализе длительности их выполнения и степени формализации результатов данных обязательств в договоре. Подобный вывод об обязательствах по оказанию услуг как о содержании трудовой функции требует обязательного применения к ним "классических" выработанных трудовым законодательством критериев (признаков и характеристик) трудовой функции как отраслевой юридической категории трудового права.

Так, из содержания ст. 15, ст. 56, ст. 57 ТК РФ следует, что признаком трудовых отношений является выполнение работы по трудовой функции, определенной сторонами. Статья 57 ТК РФ определяет трудовую функцию как работу по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы. Конкретные трудовые обязанности работника и виды поручаемых ему в соответствии с его трудовой функцией работ предусмотрены на федеральном уровне в квалификационных справочниках и в профессиональных стандартах, а на локальном уровне в должностных инструкциях, разработанных и принятых работодателем для штатных единиц в штатном расписании организации-работодателя. Без указанного нормативного правового регулирования трудовой функции, отсутствующей в рассматриваемой ситуации, посредством установления штатной единицы в штатном расписании, определения должности, специальности, квалификации, обязанностей работника в должностной инструкции с учетом содержания квалификационных справочников и профессиональных стандартов вряд ли можно говорить о ее наличии лишь на основании длящегося характера оказываемых исполнителем услуг и отсутствия определения в договоре их конкретных результатов. В п. 2.2 Определения Конституционного Суда от 19 мая 2009 г. N 597-О-О прямо подчеркивается важность ссылок на тарифно-квалификационные характеристики работы, ссылок на категории конкретной специальности, должности, вида поручаемой работы для признания соответствующих отношений трудовыми: "...наличие именно трудовых отношений может быть подтверждено ссылками на тарифно-квалификационные характеристики работы, должностные инструкции и любым документальным или иным указанием на конкретную профессию, специальность, вид поручаемой работы". Указанная правовая позиция Конституционного Суда РФ широко используется в судебной практике судов общей юрисдикции. На нее, например, ссылается Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 октября 2018 г. по делу N 33-39225/2018. В п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2018 г. N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям" также прямо подчеркивается, что о наличии трудовых отношений может свидетельствовать, в частности, "...выполнение работником работы только по определенной специальности, квалификации или должности...".

Отмечаю в связи с вышеизложенным также и то, что ни статья 779 ГК РФ, определяющая содержание договора возмездного оказания услуг, ни иные статьи главы 39 ГК РФ не содержат каких-либо ограничений по времени оказываемых услуг (они могут носить как разовый, так и длящийся характер) и по степени (характеру) детализации оказываемых услуг и их результатов в договоре. На практике в зависимости от потребностей сторон допустимо заключение гражданско-правовых договоров как с глубокой детализацией результатов оказываемых услуг, так и без нее. Например, в договоре на юридическое обслуживание юридического лица исполнитель может принять на себя обязательства, в соответствии с которыми обязуется оказывать юридические консультационные услуги с консультированием заказчика по любому вопросу, в котором у заказчика возникает потребность. В соответствии с вышеизложенным в приведенном трудовом споре считаю более обоснованным вывод суда первой инстанции в решении Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 25 сентября 2019 г. по делу N 2-3795/2019, признавшего оказание истцом услуг в соответствии с нормами гражданского законодательства по заключенным с ним гражданско-правовым договорам, а не выполнение им трудовой функции (при отсутствии ее приведенных выше признаков):

- "...в соответствии со штатным расписанием ответчика, табелями учета рабочего времени установлено, что Ч. среди работников, осуществляющих трудовую функцию, в Свердловской областной организации ГМПР за указанный период не значится. В штатном расписании Свердловской областной организации ГМПР штатная единица по работе с ветеранами - горняками и металлургами отсутствует";

- "судом установлено и подтверждается материалами дела, что с 2010 г. по 30.03.2018 с Ч. (исполнитель) были заключены договоры подряда, согласно которым Ч. выполнял задания Свердловской областной организации ГМПР (заказчика) по оказанию услуг, связанных с деятельностью Свердловского областного совета ветеранов-металлургов".

Примечание. В приведенном примере дополнительным обстоятельством, исключающим рассмотрение оказания услуг по гражданско-правовым договорам как содержание трудовой функции и учтенным судом первой инстанции, является то, что Горно-металлургический профсоюз России и Свердловская областная организация ветеранов горно-металлургического комплекса Свердловской области являются различными общественными (некоммерческими) организациями. Быть избранным руководителем исполнительного органа одной общественной организации и руководить данной общественной организацией по трудовому договору, заключенному с другой общественной организацией, невозможно, так как это противоречит определению трудовых отношений, содержащемуся в ст. 15 ТК РФ, определяющему выполнение работником трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя, то есть в интересах той организации, с которой работник заключил трудовой договор и с которой находится в трудовых отношениях. Как отмечается в этой связи в указанном решении суда первой инстанции, "...Горно-металлургический профсоюз России и Свердловская областная организация ветеранов горно-металлургического комплекса Свердловской области являются различными общественными (некоммерческими) организациями. Деятельность Ч., являющегося председателем Областного совета ветеранов горняков и металлургов (постоянно действующего выборного органа Свердловской областной организации ветеранов горно-металлургического комплекса Свердловской области), по управлению данной общественной организацией не могла и не может осуществляться на основании трудового договора, который заключался бы с другой общественной организацией".

Таким образом, на основании сравнительного анализа различных приведенных судебных актов полагаю, что недооценка судами содержания закрепленных в законодательстве определения и признаков трудовой функции как достаточно сложной по содержанию отраслевой юридической категории трудового права в отдельных случаях судебной практики может привести к ее неправомерному отождествлению с услугами по гражданско-правовым договорам возмездного оказания услуг (работам по гражданско-правовым договорам подряда).

К другой проблеме, на мой взгляд, существенно осложняющей на практике разграничение трудовых и гражданско-правовых отношений, относится сближение в отдельных случаях правовых режимов выплаты вознаграждения по гражданско-правовому договору и выплаты заработной платы по трудовому договору. Подчеркиваю в этой связи, что в некоторых заключенных на продолжительный срок гражданско-правовых договорах подряда и возмездного оказания услуг стороны, исходя в первую очередь из интересов подрядчика (исполнителя), договариваются об оплате выполненной работы не после окончательной сдачи результатов работ (услуг), а ежемесячно (либо каждые полмесяца) в порядке предварительной оплаты. В последующем, в случае возникновения спора о признании возникших отношений трудовыми отношениями, подобный порядок расчетов рассматривается истцом как доказательство выплаты ему не вознаграждения по гражданско-правовому договору, а заработной платы по трудовому договору (с учетом сроков ее выплаты, установленных ч. 6 ст. 136 ТК РФ). Полагаю, что приведенная выше внешняя схожесть выплаты (сроков выплаты) вознаграждения в указанном случае по гражданско-правовому договору и выплаты (ее сроков) заработной платы по трудовому договору не приводит к смешению отраслевых юридических средств гражданского и трудового права. Ее (данной схожести) будет недостаточно для однозначного признания по указанному признаку возникших отношений трудовыми отношениями, поскольку указанные регулярные выплаты исполнителю (подрядчику) могут быть обеспечены юридическими средствами гражданского, а не трудового права. Так, ст. 711 ГК РФ допускает то, что договором подряда может быть предусмотрена предварительная оплата выполненной работы и отдельных ее этапов, что, на мой взгляд, придает легитимность ежемесячным выплатам подрядчику (исполнителю) в рамках существующих между ним и заказчиком гражданско-правовых отношений. Считаю в этой связи полностью обоснованным и правомерным вывод, содержащийся в указанном решении Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга: "Факт того, что выплаты производились двумя частями, не подтверждает доводы истца на выплату истцу именно заработной платы (аванса и окончательного расчета), поскольку действующее законодательство предоставляет сторонам договора согласовывать форму оплаты по заключенным между ними договорам частями, в том числе используя форму частичной предварительной оплаты по договору". В таких ситуациях выбора подобного варианта оплаты работ или услуг по гражданско-правовому договору суды обычно также проверяют, в какой форме заказчиком направлялась отчетность по выплаченным денежным средствам в Пенсионный фонд РФ и в Федеральную налоговую службу России. Как предусмотрено в подп. 2 п. 3 ст. 422 НК РФ, "в базу для исчисления страховых взносов... также не включаются... в части страховых взносов на обязательное социальное страхование... любые вознаграждения, выплачиваемые физическим лицам по договорам гражданско-правового характера...". Как обоснованно отмечается в указанном решении Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга, "вышеуказанное (отчетность, сформированная и отправленная в Пенсионный фонд РФ) свидетельствует о том, что Ч. оказывал услуги на основании договора возмездного оказания услуг". В Федеральной налоговой службе заказчики также должны отчитываться по форме 2-НДФЛ о доходах, полученных физическими лицами по выплатам по гражданско-правовым договорам (код дохода 2010), а не по трудовым договорам.

Таким образом, ежемесячные выплаты подрядчикам (исполнителям), если они предусмотрены гражданско-правовыми договорами, недостаточны для признания отношений, возникших на основании этих договоров, трудовыми отношениями, поскольку они допускаются ст. 711 ГК РФ и рассматриваются как предварительная оплата выполненной работы (оказанных услуг) по договору.

Такое же внешнее сходство при различной юридической природе содержания может оказаться у обязательств юридического лица перед исполнителями (подрядчиками) по гражданско-правовым договорам и работниками по трудовым договорам по обеспечению их необходимыми для исполнения обязанностей техническими средствами. Истцы в судебных процессах о признании отношений, возникших из гражданско-правовых договоров, трудовыми отношениями часто ссылаются на предоставление заказчиком различных средств, необходимых им для исполнения обязательств по договору, трактуя это как исполнение обязанности работодателя по обеспечению работников оборудованием, инструментами, технической документацией и иными средствами, предусмотренной ст. 22 ТК РФ. Указанный довод, на мой взгляд, можно принять во внимание, если лишь в гражданско-правовом договоре не конкретизированы обязанности заказчика, предусмотренные ст. 718 ГК РФ "...в случаях, в объеме и в порядке, предусмотренных договором подряда, оказывать подрядчику содействие в выполнении работы". Таким образом, то, что в трудовых отношениях рассматривается как одна из важнейших конкретных обязанностей работодателя, предусмотренных ст. 22 ТК РФ, обеспечивающих выполнение еще одной более общей предусмотренной ст. 189 ТК РФ обязанности по созданию условий, необходимых для соблюдения работниками дисциплины труда, в гражданском праве обеспечивается диспозитивным образом самими сторонами гражданско-правового договора и рассматривается как содействие заказчика подрядчику в выполнении работы. Как отмечается в решении Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга по приведенному выше трудовому спору, "кроме того, истцом не опровергнуты доводы ответчика в этой связи, что Свердловская областная организация Горно-металлургического профсоюза России оказывает финансовую поддержку областному совету ветеранов - горняков и металлургов в виде предоставления помещения для заседания областного совета, кабинета для председателя областного совета, оргтехники, канцтоваров и другого". Все это было сделано заказчиком в рамках его обязательств по гражданско-правовым договорам, непосредственно предусмотренных данными договорами.

Автор настоящей статьи не ставил целью провести анализ всех следующих из содержания ст. 15 и ст. 56 ТК РФ признаков трудовых отношений и их применения в судебных процессах о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями. В настоящей статье предпринята попытка критически переосмыслить некоторые сложившиеся в профессиональной юридической среде стереотипы по соотношению признаков трудовых и гражданско-правовых отношений в судебных процессах. На основании вышеизложенного автор постарался обосновать в настоящей статье следующие выводы.

1. Длящийся характер оказания услуг (выполнения работ) по заключенным гражданско-правовым договорам и неуказание сторонами конкретных результатов данных услуг (работ) не "преобразует автоматически" оказание услуг (выполнение работ) в трудовую функцию, а возникшие отношения не позволяет признать трудовыми. Важнейшее значение для подобной переоценки оказанных услуг, выполненных работ имеют такие традиционные и определенные законодателем признаки трудовой функции, как документальное закрепление категорий специальности, квалификации, должности, конкретного вида выполняемых работ, тарификации выполняемых работ с определением их тарифно-квалификационных характеристик на локальном уровне в организации заказчике и их доказанном применении в отношениях с исполнителем по гражданско-правовому договору.

2. Гражданское законодательство по соглашению сторон гражданско-правового договора допускает создание правового режима выплат материального вознаграждения подрядчику (исполнителю) внешне практически тождественного установленному ст. 139 ТК РФ порядку (срокам) выплаты работникам заработной платы. Если соответствующий правовой режим диспозитивно предусмотрен гражданско-правовым договором, такой порядок оплаты выполненных работ, оказанных услуг нельзя рассматривать как основание для признания возникших отношений трудовыми. При этом судами должна учитываться отчетность, направляемая юридическим лицом - заказчиком в Пенсионный фонд и Федеральную налоговую службу, согласно которой соответствующее физическое лицо рассматривалось бы как исполнитель по гражданско-правовому договору.

3. Предоставление заказчиком каких-либо технических средств подрядчику (исполнителю), необходимое для исполнения его обязательств по договору, допускается ст. 718 ГК РФ как содействие заказчиком подрядчику в выполнении работы. В силу этой причины указанное содействие нельзя однозначно трактовать как проявление обязанности работодателя, предусмотренной ст. 22 ТК РФ, по обеспечению работников средствами, необходимыми для исполнения ими трудовых обязанностей. Для такой трактовки необходимо применение системного анализа всех базовых признаков трудовых отношений в каждой конкретной ситуации в отношениях, возникших на основании гражданско-правового договора, связанных с использованием личного труда.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2021. Все права защищены
↑