Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

26.05.2021

Законопроектом устанавливается возможность получения процентной надбавки к заработной плате в полном размере с первого дня работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях для лиц не старше 35 лет, то есть для молодежи, при условии их проживания в указанных районах и местностях не менее пяти лет. При этом не имеет значения, когда такое проживание имело место, и было ли оно непрерывным.

подробнее
14.05.2021

Целью законопроекта является целях усиление социальной защиты работников бюджетной сферы. В связи с этим предлагается внести изменение в ч. 2 ст. 144 Трудового кодекса РФ, согласно которому Правительство РФ обязано принимать базовые оклады (базовые должностные оклады), базовые ставки заработной платы по профессиональным квалификационным группам.

подробнее
03.05.2021

Целью законопроекта является реализация задач, поставленных национальной программой "Цифровая экономика Российской Федерации", Общенациональным планом действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике.

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Внеконкурсное предоставление субсидий бюджетным учреждениям как нарушение антимонопольного законодательства (проблемы правоприменительной практики) (Никитин С.И., Гритчин И.Н., Москвитин О.А., Бочинин И.П.)

Внеконкурсное предоставление субсидий бюджетным учреждениям как нарушение антимонопольного законодательства (проблемы правоприменительной практики) (Никитин С.И., Гритчин И.Н., Москвитин О.А., Бочинин И.П.)

Дата размещения статьи: 24.05.2021

Внеконкурсное предоставление субсидий бюджетным учреждениям как нарушение антимонопольного законодательства (проблемы правоприменительной практики) (Никитин С.И., Гритчин И.Н., Москвитин О.А., Бочинин И.П.)

Пунктом 1 ст. 9.2 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" <1> (далее - Закон о некоммерческих организациях) установлено, что бюджетным учреждением признается некоммерческая организация, созданная Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием для выполнения работ, оказания услуг в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий соответственно органов государственной власти (государственных органов) или органов местного самоуправления в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта, а также в иных сферах. А. Джагарян, рассматривая статус публичных учреждений с опорой в том числе на вышеприведенную норму Закона о некоммерческих организациях, указывает, что "этим подчеркивается их принадлежность к механизму управления делами государства общенационального, регионального и местного значения, а вместе с тем приоритет их социальной ориентации" [1].
--------------------------------
<1> См.: СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

Согласно п. 6 ст. 9.2 Закона о некоммерческих организациях финансовое обеспечение выполнения государственного (муниципального) задания бюджетным учреждением осуществляется в виде субсидий из бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.
На практике нередки ситуации, когда органы государственной власти и (или) органы местного самоуправления выделяют бюджетным учреждениям субсидии в качестве финансового обеспечения выполнения государственного (муниципального) задания на выполнение работ (оказание услуг), являющихся полномочием органа государственной власти (органа местного самоуправления), без проведения конкурентных процедур. Нередко приходится констатировать, что такие действия являются нарушением антимонопольного законодательства со стороны соответствующего органа власти.
ФАС России уже обращала особое внимание на наличие такой неутешительной практики. Отдельного упоминания в этом контексте заслуживает Письмо ФАС России от 13 июля 2015 г. N АЦ/34893/15 "О направлении разъяснения по вопросу соответствия требованиям ст. 15, 16 Федерального закона "О защите конкуренции" решений органов власти о создании бюджетных учреждений и предоставлении им субсидий из бюджетов бюджетной системы Российской Федерации" (далее - Письмо N АЦ/34893/15) <2>. В дальнейшем ФАС России распространила выводы, содержащиеся в Письме N АЦ/34893/15, на иные некоммерческие организации, не являющиеся бюджетными учреждениями, поскольку они в силу ст. 69.1, 78.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации <3> (далее - БК РФ) также могут получать государственные и муниципальные субсидии <4>.
--------------------------------
<2> См. об этом: Письмо ФАС России от 13 июля 2015 г. N АЦ/34893/15 "О направлении разъяснения по вопросу соответствия требованиям ст. 15, 16 Федерального закона "О защите конкуренции" решений органов власти о создании бюджетных учреждений и предоставлении им субсидий из бюджетов бюджетной системы Российской Федерации".
<3> См.: СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3823.
<4> См. об этом: Письмо ФАС России от 4 июля 2018 г. N ИА/50876/18 "О действиях органов власти при создании некоммерческих организаций и предоставлении им субсидий из бюджетов бюджетной системы Российской Федерации".

В Письме N АЦ/34893/15 антимонопольный орган делает вывод о том, что субсидирование органом государственной власти (органом местного самоуправления) деятельности бюджетного учреждения на выполнение работ (оказание услуг) на конкурентных товарных рынках создает реальные риски ограничения конкуренции, поскольку позволяет одному из хозяйствующих субъектов выполнять работы для государственных (муниципальных) нужд и получать за них оплату без участия в конкурентных процедурах отбора исполнителей, предусмотренных законодательством о контрактной системе.
Замена конкурентных процедур прямым финансированием деятельности конкретного хозяйствующего субъекта, помимо создания для него необоснованных преимуществ, имеет и другие негативные последствия, к числу которых можно отнести сокращение числа хозяйствующих субъектов, действующих на конкурентном товарном рынке, ограничение доступа к товарному рынку, возможность финансирования работ по завышенным расценкам, рост коррупционных рисков и т.д.
Следовательно, такие действия органа власти должны квалифицироваться в качестве нарушения ст. 15 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) <5>. При этом в ряде случаев, если осуществление таких действий предусмотрено федеральными законами, нарушение ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции не должно "вменяться" соответствующему органу власти.
--------------------------------
<5> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434.

Отдельно также отметим, что согласно Письму N АЦ/34893/15, а также сложившейся правоприменительной практике создание бюджетного учреждения с дальнейшим предоставлением ему полномочий по решению местных вопросов, а также вопросов, относящихся к предметам ведения субъектов Российской Федерации, само по себе может квалифицироваться как нарушение ч. 3 ст. 15 Закона о защите конкуренции <6>. Отметим при этом, что в ряде случаев, например, установленных Указами Президента Российской Федерации, Постановлениями Правительства Российской Федерации, такие действия могут признаваться допустимыми, что исключает возможность признания в таких случаях факта нарушения антимонопольного законодательства.
--------------------------------
<6> См., например: решение Якутского УФАС России от 19 апреля 2019 г. по делу N 02-10/18А.

Несмотря на то что соответствующая практика признания органов власти нарушившими положения Закона о защите конкуренции существует не первый год, и по сегодняшний день правоприменительная практика свидетельствует о наличии подобных нарушений.
Ярким примером, на наш взгляд, является решение Ставропольского УФАС от 1 марта 2019 г. N 27, законность которого подтверждена судами трех инстанций в рамках судебного дела N А63-8765/2019.
В данном деле администрация города была признана нарушившей положения ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции, что выразилось в разработке проекта решения о бюджете города в части предоставления субсидий муниципальному бюджетному учреждению (далее - МБУ) на финансовое обеспечение выполнения муниципального задания и включения в муниципальное задание МБУ услуг, которые необходимы для решения вопросов местного значения и являются муниципальными нуждами.
Антимонопольный орган в данном деле, по сути, исходил из следующей логики, поддержанной судами.
Сама по себе "государственная (муниципальная) нужда" как термин предполагает отсутствие у органа государственной власти (органа местного самоуправления) товаров, услуг, работ, необходимых для выполнения функций и полномочий государственных органов (решения вопросов местного значения), в связи с чем возникает необходимость их приобретения у третьих лиц. Несмотря на отсутствие дефиниции данного понятия в нормативных актах, исследователи в целом сходятся с представленным пониманием, отмечая, что под государственными и муниципальными нуждами понимаются "общественно значимые (публичные) нужды (потребности) соответствующих публично-правовых образований (государства, субъектов РФ, муниципальных образований), которые направлены на удовлетворение интересов неопределенного круга лиц (населения), реализуемые в установленном законом порядке специально уполномоченными органами государственной власти и местного самоуправления" [2]. Иными словами, под государственными (муниципальными) нуждами следует понимать "потребности государства (муниципального образования) в соответствующих товарах, работах, услугах. Причем речь идет о потребности государства (муниципального образования), то есть о нуждах, обеспечиваемых в общем интересе (в отношении неопределенного круга лиц) [3].
В этом смысле понятие "государственная (муниципальная) нужда" отличается от понятия "государственная (муниципальная) услуга". Определение последнего термина дано в абзаце 32 ст. 6 БК РФ: государственные (муниципальные) услуги (работы) - услуги (работы), оказываемые (выполняемые) органами государственной власти (органами местного самоуправления), государственными (муниципальными) учреждениями и в случаях, установленных законодательством Российской Федерации, иными юридическими лицами. Более полные определения терминам "государственная услуга" и "муниципальная услуга" даны в ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" <7>, из которых можно заключить, что такие услуги осуществляются по запросам заявителей.
--------------------------------
<7> См.: СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4179.

При этом абзац 33 той же статьи БК РФ устанавливает, что государственное (муниципальное) задание является документом, устанавливающим различные сущностные требования к оказанию государственных (муниципальных) услуг (выполнению работ). Таким образом, в муниципальном задании устанавливаются требования именно к муниципальным услугам.
Как следует из судебных актов в обсуждаемом деле, согласно утвержденному для МБУ муниципальному заданию оно оказывает услуги и выполняет работы по уборке территории и аналогичной деятельности, организации освещения улиц, организации благоустройства и озеленения. Кроме того, согласно уставу МБУ основными задачами и функциями его деятельности являются: уборка территории города и аналогичная деятельность; организация, управление, учет, содержание объектов уличного освещения; эксплуатация дорожных сооружений и автомобильных дорог общего пользования местного значения; предоставление услуг по закладке, обработке и содержанию садов, парков.
Антимонопольный орган и суды в данном деле посчитали, что тем самым МБУ фактически наделяется полномочиями органов местного самоуправления ввиду возложения на него обязанности по выполнению работ, оказанию услуг, относящихся к потребностям муниципального образования, а не к потребностям отдельных заявителей - физических, юридических лиц.
Получается, что в данном случае МБУ фактически оказывало услуги, выполняло работы, направленные на обеспечение муниципальных нужд. При этом порядок заключения контрактов для организации работы, оказания услуг, являющихся государственной или муниципальной нуждой, устанавливается Федеральным законом от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон о контрактной системе). В частности, согласно ч. 3 ст. 3 названного Закона закупка товара, работы, услуги для обеспечения государственных или муниципальных нужд - совокупность действий, осуществляемых в установленном данным Федеральным законом порядке заказчиком и направленных на обеспечение государственных или муниципальных нужд. Более того, в ч. 1 ст. 54 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" <8> прямо указано, что закупки товаров, работ, услуг для обеспечения муниципальных нужд осуществляются в соответствии с Законом о контрактной системе.
--------------------------------
<8> См.: СЗ РФ. 2003. N 40. Ст. 3822.

К выводам, схожим со сделанными в рассмотренном деле, приходили суды и в других делах. Так, например, в Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25 апреля 2017 г. N Ф01-1286/2017 по делу N А82-18073/2015 <9> указано: "в рассматриваемом случае деятельность Учреждения по выполнению на основании утвержденного и выданного муниципального задания поименованных работ была направлена на обеспечение потребностей муниципального образования в работах, необходимых для решения Администрацией вопросов местного значения, функций и полномочий органа местного самоуправления, при этом финансирование таких работ осуществлялось за счет средств местного бюджета, что не соотносится с основными принципами и целями Федерального закона N 44-ФЗ, направленного на обеспечение конкуренции на товарных рынках". Из аналогичной позиции исходили суды, например, в Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21 сентября 2015 г. N Ф01-3681/2015, Ф01-3793/2015 по делу N А82-17376/2014 <10>; в Постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда от 3 июня 2019 г. N 07АП-4084/2019 по делу N А27-530/2019 <11> и др., а также антимонопольные органы, например, в решении Саратовского УФАС России от 28 февраля 2018 г. N 13-20/ов <12>, решении Челябинского УФАС России от 29 декабря 2017 г. по делу N 12-07/17 <13> и др.
--------------------------------
<9> Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25 апреля 2017 г. Ф01-1286/2017 по делу N А82-18073/2015 // Картотека арбитражных дел. URL: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/5f7329e2-3640-4cb9-b139-2c2d1e603dc1/b3ce3aca-283f-47ec-9c1f-bd6989a3694b/A82-18073-2015_20170425_Postanovlenie_kassacionnoj_instancii.pdf?isAddStamp=True (дата обращения: 15.02.2021).
<10> Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21 сентября 2015 г. N Ф01-3681/2015, Ф01-3793/2015 по делу N А82-17376/2014 // Картотека арбитражных дел. URL: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/0411f908-0d96-4503-adbc-dd957c6cd32e/5d7634e7-41dd-42b8-a33a-c3042c10bfc4/A82-17376-2014_20150921_Postanovlenie_kassacionnoj_instancii.pdf?isAddStamp=True (дата обращения: 15.02.2021).
<11> Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 3 июня 2019 г. N 07АП-4084/2019 по делу N А27-530/2019 // Картотека арбитражных дел. URL: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/949a66b0-2e00-40ae-87c5-3b0bcf80e34f/1909d061-ccdb-4ec4-bb86-8c9157ded633/A27-530-2019_20190603_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True (дата обращения: 15.02.2021).
<12> Решение Саратовского УФАС России от 28 февраля 2018 г. N 13-20/ов // База решений и правовых актов ФАС России. URL: https://br.fas.gov.ru/to/saratovskoe-ufas-rossii/13-20-ov-c59ee262-09e6-4a0c-895d-594137a3d385/?query=13-20/%D0%BE%D0%B2 (дата обращения: 15.02.2021).
<13> Решение Челябинского УФАС России от 29 декабря 2017 г. по делу N 12-07/17 // База решений и правовых актов ФАС России. URL: https://br.fas.gov.ru/generate_pdf/ce318889-de73-4d13-8e33-24a38467903f/ (дата обращения: 15.02.2021).

Таким образом, субсидирование органом власти бюджетного учреждения на выполнение им обязанностей, по своей сути являющихся обеспечением публичных (государственных, муниципальных) нужд, является обходом Закона о контрактной системе в части проведения конкурентных процедур, что само по себе недопустимо: "выполнение работ без соблюдения требований Закона о контрактной системе дезавуирует его применение и открывает возможность для недобросовестных исполнителей работ и государственных (муниципальных) заказчиков приобретать незаконные имущественные выгоды в обход Закона о контрактной системе" [4]. Сложившаяся судебная практика, следуя той же логике, зачастую указывает на то, что приобретение незаконных имущественных выгод в обход Закона о контрактной системе являет собой извлечение преимуществ своего незаконного поведения, вследствие чего должно квалифицироваться как злоупотребление правом - нарушение статьи 10 ГК РФ (см., например, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 12 декабря 2017 г. по делу N А11-6862/2017 <14>; Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 22 августа 2017 г. по делу N А11-1357/2017 и др. <15>). По своей сути, из аналогичных позиций исходил и Верховный Суд РФ в Обзоре судебной практики N 3 (2015), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25 ноября 2015 г., указывая на невозможность взыскания платы за фактически оказанные услуги для государственных и муниципальных нужд при отсутствии заключенного государственного или муниципального контракта <16>. Иными словами, выполнение работ (оказание услуг), осуществляемое в обход Закона о контрактной системе, влечет закономерное создание преимущественных условий для одного лица с одновременным лишением других лиц возможности принять участие в конкурентном отборе.
--------------------------------
<14> Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 12 декабря 2017 г. по делу N А11-6862/2017 // Картотека арбитражных дел. URL: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/f76ea172-8e3c-4aac-b91f-abe762572cce/2262b13a-2322-48e7-8210-39d748e79154/A11-6862-2017_20171212_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True (дата обращения: 15.02.2021).
<15> Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 22 августа 2017 г. по делу N А11-1357/2017 // Картотека арбитражных дел. URL: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/61b642e0-99e2-4ad3-a86f-a9aa68c104a3/b796eb40-c124-4985-8ec0-05eb567564fa/A11-1357-2017_20170822_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True (дата обращения: 15.02.2021).
<16> Обзор судебной практики N 3 (2015), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25 ноября 2015 г. // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_189419/ (дата обращения: 15.02.2021).

Напомним, что согласно ст. 15 Закона о защите конкуренции, в том числе органам государственной власти, органам местного самоуправления запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции. Основное внимание антимонопольных органов при применении названной статьи Закона о защите конкуренции, как отмечалось в том числе в п. 11 Обзора по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16 марта 2016 г., должно обращаться на доказывание факта реального или потенциального влияния действий органа власти на состояние конкуренции.
Ситуация выдачи органом власти субсидий бюджетному учреждению для обеспечения муниципальных нужд представляет собой разновидность предоставления преимуществ хозяйствующему субъекту без проведения конкурентного отбора в ситуациях, когда такой отбор необходим. Как указывается в Научно-практическом комментарии к ст. 15 Закона о защите конкуренции: "Именно доказанность данного обстоятельства является определяющей на стадии рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства" [5]. Соответственно, в случае субсидирования учреждения при квалификации действий органа власти в качестве нарушения ст. 15 Закона о защите конкуренции данный элемент (угроза ограничения конкуренции через создание необоснованного преимущества хозяйствующему субъекту, например, путем обхода обязательных процедур торгов) подлежит обязательному доказыванию антимонопольным органом. Как отмечается, например, М.А. Егоровой с опорой на правовую позицию Президиума ВАС РФ, выраженную в Постановлении от 5 апреля 2011 г. N 14686/10 по делу N А13-10558/2008: "В тех случаях, когда требуется проведение конкурса, подразумевающее состязательность хозяйствующих субъектов, за исключением случаев, допускаемых законом, его непроведение не может не влиять на конкуренцию" [6]. Эта же позиция нашла закрепление в Письме ФАС России от 26 февраля 2018 г. N ВК/12509/18 и сложившейся практике антимонопольных органов (например, решение Ханты-Мансийского УФАС России от 5 февраля 2020 г. по делу N 086/01/15-588/2019 <17>, решение Волгоградского УФАС России от 30 января 2020 г. по делу N 034/01/15-885/2019 <18>).
--------------------------------
<17> Решение Ханты-Мансийского УФАС России от 5 февраля 2020 г. по делу N 086/01/15-588/2019 // База решений и правовых актов ФАС России. URL: https://br.fas.gov.ru/to/hanty-mansiyskoe-ufas-rossii/04e0cf51-a8d6-43da-b2b5-b9cd681fc9d5/?query=086/01/15-588/2019 (дата обращения: 15.02.2021).
<18> Решение Волгоградского УФАС России от 30 января 2020 г. по делу N 034/01/15-885/2019 // База решений и правовых актов ФАС России. URL: https://br.fas.gov.ru/to/volgogradskoe-ufas-rossii/ab01af8f-0cb3-4432-870b-9c34039ca2fa/?query=034/01/15-885/2019 (дата обращения: 15.02.2021).

Выводы

1. В правоприменительной практике в настоящее время сформировалась позиция, которая в целом может быть обоснована в том числе вышеперечисленными аргументами: "Наличие у органа местного самоуправления самостоятельных полномочий по созданию муниципальных учреждений, а также распределению бюджета и осуществлению закупок товаров, работ и услуг не исключает необходимости соблюдения при этом законодательства о контрактной системе... Непроведение торгов лишает потенциальных желающих возможности принять участие в конкурентной борьбе за право доступа к осуществлению деятельности..." <19>.
--------------------------------
<19> См.: Решение Якутского УФАС России от 29 мая 2019 г. по делу N 02-09/18А // База решений и правовых актов ФАС России. URL: https://br.fas.gov.ru/to/yakutskoe-ufas-rossii/ab4ddb03-d6c1-4fba-95be-69426ed86600/?query=02-09/18%D0%90 (дата обращения: 15.02.2021).

2. Внешнее формальное соответствие действий органа власти правилам бюджетного законодательства не может само по себе свидетельствовать об отсутствии в таких действиях признаков нарушения антимонопольного законодательства. В случае субсидирования бюджетных учреждений (а также иных некоммерческих организаций, к которым субсидирование может быть применимо в соответствии с нормами БК РФ) для выполнения работ, оказания услуг необходимо устанавливать, являются ли такие работы, услуги государственной (муниципальной) нуждой, то есть возникает ли потребность в соответствующей деятельности у публично-правового образования в целом, а не у отдельных заявителей.

Литература [References]

1. Джагарян А. Конституционная природа муниципальных учреждений и ее отражение в зеркале реформы бюджетной сферы // Сравнительное конституционное обозрение. 2013. N 3 (94). С. 82 - 100 (доступ из справ.-правовой системы "КонсультантПлюс". Дата обращения: 15.02.2021) [Dzhagaryan A. Constitutional nature of public institutions and its reflection in the mirror of the budget sphere reform // Comparative constitutional review. 2013. No. 3 (94). P. 82 - 100 (In Russ.)] (Access from the legal reference system "ConsultantPlus". Accessed: 15.02.2021).
2. Белых В.С. Понятие и основания поставки товаров для государственных и муниципальных нужд // Журнал предпринимательского и корпоративного права. 2019. N 4 (16). С. 9 - 13 (доступ из справ.-правовой системы "КонсультантПлюс". Дата обращения: 15.02.2021) [Belykh V.S. The concept and basis of goods delivery for governmental and municipal needs // Journal of entrepreneurship and corporate law. 2019. No. 4 (16). P. 9 - 13 (In Russ.)] (Access from the legal reference system "ConsultantPlus". Accessed: 15.02.2021).
3. Курбатова С.С. Проблемы соотношения механизмов государственных (муниципальных) закупок и субсидирования // Арбитражные споры. 2016. N 3 (75). С. 121 - 131 (доступ из справ.-правовой системы "КонсультантПлюс". Дата обращения: 15.02.2021) [Kurbatova S.S. Problems of the ratio of state (municipal) procurement and subsidy mechanisms// Arbitration disputes. 2016. No. 3 (75) P. 121 - 131 (In Russ.)] (Access from the legal reference system "ConsultantPlus". Accessed: 15.02.2021).
4. Кошелюк Б.Е., Кирпичев А.Е., Курц Н.А., Кондратьев В.А. О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ (ред. от 31.12.2017) (постатейный) / Под ред. Б.Е. Кошелюка. М.: Проспект, 2019. 944 с. (доступ из справ.-правовой системы "КонсультантПлюс". Дата обращения: 15.02.2021) [Koshelyuk B.E., Kirpichev A.E., Kurts N.A., Kondratev V.A. On the contract system in the sphere of procurement of goods, works, services for provision of state and municipal needs: commentary on federal law No. 44-FZ of april 5, 2013 (ed. date december 31, 2017) (Article-By-Article) / Edited by B.E. Koshelyuk. M.: Prospect. 2019. 944 p. (In Russ.)] (Access from the legal reference system "ConsultantPlus". Accessed: 15.02.2021).
5. Алешин К.Н., Артемьев И.Ю., Большаков Е.А. и др. Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О защите конкуренции" (постатейный) / Отв. ред. И.Ю. Артемьев. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2016. 1024 с. (доступ из справ.-правовой системы "КонсультантПлюс". Дата обращения: 15.02.2021) [Aleshin K.N., Artemyev I.Yu., Bolshakov E.A. et al. Scientific and practical commentary on the Federal Law "On Protection of Competition" (article by article) / Otv. ed. I.Yu. Artemyev. 2nd ed., redesign. and supplement. M.: Statute. 2016. 1024 p. (In Russ.)] (Access from the legal reference system "ConsultantPlus". Accessed: 15.02.2021).
6. Егорова М.А. Гражданско-правовые последствия нарушений антимонопольного законодательства: Монография / М.А. Егорова. М.: Юстицинформ, 2020. 408 с. (доступ из справ.-правовой системы "КонсультантПлюс". Дата обращения: 15.02.2021) [Egorova M.A. Civil legal consequences of violations of antitrust legislation: Monograph / M.A. Egorova. M.: Justicinform. 2020. 408 p. (In Russ.)] (Access from the legal reference system "ConsultantPlus". Accessed: 15.02.2021).

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2021. Все права защищены
↑