Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Несовершенство терминологии процессуального законодательства как причина неоднозначности понятийного аппарата правоприменительной практики раскрытия и расследования преступлений (Светличный А.А.)

Несовершенство терминологии процессуального законодательства как причина неоднозначности понятийного аппарата правоприменительной практики раскрытия и расследования преступлений (Светличный А.А.)

Дата размещения статьи: 03.07.2021

Несовершенство терминологии процессуального законодательства как причина неоднозначности понятийного аппарата правоприменительной практики раскрытия и расследования преступлений (Светличный А.А.)

Терминологический аппарат процесса раскрытия и расследования преступлений, включающий понятия таких наук, как криминалистика, общая теория судебной экспертизы, теория оперативно-розыскной деятельности, складывался под воздействием и непосредственным влиянием различных наук уголовно-правового цикла. Существенное влияние на этот процесс оказала терминология уголовного процесса.
С точки зрения исторического подхода к становлению и развитию системы правового регулирования формирование новых видов правоприменительного процесса является вполне логично обоснованным, отражая итоги достижения каких-либо новых качественных этапов такого развития. В настоящее время мы настолько привыкли к существованию независимо функционирующих в нашей правовой системе традиционных видов судопроизводства, в том числе уголовного, административного, гражданского, что уже сложно себе представить, что когда-то они исторически формировались в рамках единой процедуры <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Ланге Н. Древнее русское уголовное судопроизводство. СПб., 1884; Дюрягин И.Я. Проблемы теории государства и права / под ред. С.С. Алексеева. М., 1979; Шиловский А.Н. Общественно-политическая терминология периода образования и укрепления Русского централизованного государства (на материале письменных памятников XV - XVI вв.): автореф. дис. ... д-ра филол. наук. М., 1972 и др.

В то же время следует отметить, что на сегодняшний день уголовный процесс в языке юриспруденции "обслуживает" не только уголовное право <2>. В рамках уголовного судопроизводства, в зависимости от специфики рассматриваемого дела и поданных исков, зачастую решаются гражданско-правовые проблемы (например, гармонично существующий институт гражданского иска в уголовном процессе), возможна реализация административных правоотношений (например, привлечение к административной ответственности лиц, нарушающих порядок судебного заседания, и т.д.). При этом, как справедливо отмечают ученые, гражданский процесс далеко не ограничен рамками гражданско-правовых отношений, он способен охватывать более широкий круг правоприменительных отношений, связанных с реализацией норм различных отраслей права - трудового, экологического, семейного и т.д. <3>.
--------------------------------
<2> В русском языке, в отличие от иностранных, нет двойственного понимания в названии уголовного права, поскольку понятие уголовного права объединяет две идеи - и преступление, и наказание. В языках некоторых европейских стран само понятие уголовного права трактуется в зависимости от того, какая идея лежит в основе данного понятия. Если идея преступления, то его называют criminal law (англ.), droit criminel (франц.), criminalrecht (нем.) - от латинского "cri men" - преступление, т.е. право о преступлении. Если же на первое место выдвигается идея наказания за преступление, то его называют иначе - penal law (code), droit penal, straf-recht - от лат. "poena" - наказание, т.е. право о наказании.
<3> Мельников А.А., Алиев В.Д. Соотношение гражданского процессуального права с отраслями материального права // Вопросы развития и защиты прав граждан. Калинин, 1977. С. 22 - 30.

Не является однозначным и термин "правоприменительный процесс". Если оперативно-распорядительная правоприменительная деятельность в большинстве случаев связывается с деятельностью органов управления, то юрисдикционная правоприменительная деятельность реализуется в случае необходимости восстановления нарушенных прав, а также при использовании принуждения к участникам процесса <4>. Так, например, Д.П. Шергин под юрисдикцией понимает государственно-властную деятельность, состоящую в применении закона к юридическом конфликтам и принятии по ним правовых актов <5>. Под процессом понимается обычно именно юрисдикционная деятельность государственных органов. В то же время обозначенная позиция, по нашему мнению, существенно ограничивает настоящие рамки правоприменительного процесса. С одной стороны, указанное выше понятие юрисдикции в равной мере относится и к вынесенному судебному приговору, и к принятому решению находящегося при исполнении своих обязанностей постового полицейского. С другой стороны, наличие особой процедуры требуется не только для самого процесса принятия правового решения, но и для целого ряда подготовительных действий для ее реализации.
--------------------------------
<4> Шергин А.П. Административная юрисдикция. М., 1979. С. 11.
<5> Там же. С. 12.

Полагаем, что для правильного определения дефиниции правоприменительного процесса необходимо принимать во внимание не только круг органов, обладающих соответствующими полномочиями по принятию соответствующих решений, но и сам характер таких решений, а также степень правовой урегулированности порядка правоприменительной деятельности. Степень правовой урегулированности позволяет уточнить понятие процессуальной формы. В качестве содержания уголовного процесса выступает деятельность компетентных органов, непосредственно реализующих уголовно-правовые отношения, а урегулированный законом порядок этой деятельности может быть назван процессуальной формой. При этом далеко не все содержание уголовного процесса, т.е. не вся уголовно-процессуальная деятельность, складывается именно в процессуальные формы, а лишь ее необходимая, наиболее важная и значимая составляющая, направленная для решения задач уголовного процесса в целом и, соответственно, именно поэтому требующая ее детальной регламентации. В иной ситуации понятие процессуальной формы не только утрачивает свой фактический смысл, но и, по сути, становится тавтологией по отношению к дефиниции уголовного процесса в целом.
Отметим, что правовые отношения являются только лишь одной из форм общественных отношений наряду со многими другими и, естественно, не существуют сами по себе. Полагаем, что и среди общественных отношений, складывающихся в сфере судопроизводства, есть множество таковых, которые не нуждаются в обязательной правовой регламентации, приобретении какой-либо определенной правовой формы. Так, например, не могут быть законодательно урегулированы многие сферы нравственных отношений, так или иначе связанных с судопроизводством <6>. Кроме того, законодатель не считает необходимым регламентировать многие вопросы тактики и методики, техники раскрытия и расследования преступлений, хотя с этими вопросами несомненно связаны конкретные отношения людей, участвующих в уголовном судопроизводстве. Однако, на наш взгляд, выведение этих общественных отношений за пределы уголовного процесса, как и поведение их участников, неоправданно, так как отрывает от процесса существенные "конгломераты явлений, органически связанных с правоприменительной деятельностью" <7>.
--------------------------------
<6> Божьев В.П. Уголовно-процессуальные отношения. М., 1975. С. 162.
<7> Яблонский В.Ю. Семантико-семиотическая обусловленность категории модальности в прагматике языков уголовного процесса и судопроизводства: дис. ... д-ра филол. наук. Краснодар, 1999. С. 109.

Теоретическая позиция о том, что уголовный процесс представляет собой только лишь урегулированную правом деятельность или порядок деятельности государственных органов, выводит за рамки процесса все, не получившее по тем или иным причинам законодательного разрешения. Применительно к понятию правосудия как компонента процессуальной деятельности впервые это было замечено В.Л. Нажимовым, который отошел от традиционного понятия правосудия, определяемого через деятельность суда, и предложил понятие правосудия в собственном (узком) смысле слова. С точки зрения этого ученого, существует "государственная деятельность по применению права с использованием... существенных мер государственного принуждения" <8>. Полагаем, что можно согласиться с позицией В.П. Нажимова в той части, что определение правосудия через деятельность суда отражает "не сущее, а должное", т.е. представление о правосудии, каким оно должно быть <9>. Также представляется не совсем правильным определять процесс исключительно через процессуальную форму.
--------------------------------
<8> Нажимов В.П. К вопросу о понятии и содержании правосудия. Вопросы повышения эффективности правосудия по уголовным делам. Калининград, 1980. Вып. 8. С. 9.
<9> Там же. С. 12.

Уголовный процесс как форма реализации (применения) уголовного закона представляет собой деятельность управомоченных государственных органов по предотвращению, обнаружению и раскрытию преступлений, а также по привлечению к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления. Вместе с тем понятием процессуальной формы охватывается далеко не все уголовное судопроизводство, а лишь его регламентированная нормами права определенная сфера. Сам же уголовный процесс, как и правоприменительный процесс в целом, содержит в себе не только урегулированную нормативными актами область процессуальной деятельности, облеченную в соответствующие процессуальные формы, но и иные виды реализации общественных отношений, складывающихся в процессе судопроизводства. Таким образом, понятием уголовного процесса в широком смысле слова охватывается не только урегулированный законом порядок деятельности государственных органов по реализации материальных уголовно-правовых отношений, но также выработанный и существующий фактически обширный круг действий участников процесса.
В этой связи надо заметить, что в теории уголовного процесса Российской Федерации термины "следственные действия" и "процессуальные действия" имеют разные значения. Законодатель в Уголовно-процессуальном кодексе РФ закрепил только термин "процессуальное действие" и раскрыл его содержание: "Процессуальное действие - следственное, судебное или иное действие, предусмотренное настоящим Кодексом" (п. 32 ст. 5 УПК РФ). Понятие следственного действия в законе не закреплено, вместе с тем правильное толкование и использование этих терминов существенны как для теории, так и для правоприменительной практики в процессе формирования доказательственной базы.
В науке уголовного процесса сложилось понятие следственного действия как процессуального действия, направленного на получение доказательств <10>. Необходимость разграничения данных терминов возникает в связи с рассмотрением вопросов регламентации производства следственных действий и мер процессуального принуждения.
--------------------------------
<10> Бычков В.В. Система следственных действий в российском уголовно-процессуальном законодательстве // Российский следователь. 2013. N 10. С. 11 - 14; Каретников А.С., Каретников С.А. Следственные действия как способы проверки сообщения о преступлении // Законность. 2014. N 7. С. 37 - 49; Семенцов В.А. О соотношении следственных и иных процессуальных действий, предназначенных для собирания доказательств // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 2. С. 39 - 45; Шейфер С.А. Следственные действия - правомерны ли новые трактовки? // Lex russica. 2015. N 10. С. 115; Алонцева Е.Ю. Об использовании законодателем терминов "процессуальные действия" и "следственные действия" (сравнительно-правовой анализ законодательства России и иных стран СНГ) // Международное уголовное право и международная юстиция. 2016. N 6. С. 17 - 20; и др.

В ч. 2 ст. 164 УПК РФ, а также в ч. 1, 3.1 и 5 ст. 165 УПК РФ следственными действиями именуются и иные процессуальные действия: наложение ареста на имущество, реализация, утилизация, уничтожение вещественных доказательств, - что противоречит теории уголовного процесса. Подобная позиция законодателя вызывает непонимание практиков, поскольку расширительное толкование закона в уголовно-процессуальном законодательстве не предусмотрено. Происходит подмена понятий терминов "следственные действия" и "процессуальные действия", которая может быть разрешена путем изменения названия ст. 165 УПК РФ "Судебный порядок получения разрешения на производство следственного (процессуального) действия" и внесения соответствующих изменений в текст данной статьи. Изменить редакцию ч. 2 ст. 164 УПК РФ, исключив из нее пункт 9. Внести соответствующие изменения в ч. 1 ст. 115 и ч. 4.1 ст. 82 УПК РФ. Данные изменения позволят исключить подмену понятий следственных и процессуальных действий и тем самым обеспечить единообразное изложение, понимание и применение уголовного законодательства.

Литература

1. Алонцева Е.Ю. Об использовании законодателем терминов "процессуальные действия" и "следственные действия" (сравнительно-правовой анализ законодательства России и иных стран СНГ) / Е.Ю. Алонцева // Международное уголовное право и международная юстиция. 2016. N 6. С. 17 - 20.
2. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные отношения / В.П. Божьев. Москва: Юридическая литература, 1975.176 с.
3. Бычков В.В. Система следственных действий в российском уголовно-процессуальном законодательстве / В.В. Бычков // Российский следователь. 2013. N 10. С. 11 - 14.
4. Дюрягин И.Я. Проблемы теории государства и права: учебное пособие для вузов / И.Я. Дюрягин; под редакцией С.С. Алексеева. Москва: Юридическая литература, 1979. 391 с.
5. Каретников А.С. Следственные действия как способы проверки сообщения о преступлении / А.С. Каретников, С.А. Каретников // Законность. 2014. N 7. С. 37 - 49.
6. Ланге Н. Древнее русское уголовное судопроизводство (XIV, XV, XVI и половины XVII веков) / Н. Ланге. Санкт-Петербург: тип. и хромолит. А. Траншеля, 1884. 248 с.
7. Мельников А.А. Соотношение гражданского процессуального права с отраслями материального права / А.А. Мельников, В.Д. Алиев // Вопросы развития и защиты прав граждан: межвузовский тематический сборник / ответственный редактор Р.Е. Гукасян. Калинин: КГУ, 1977. С. 22 - 30.
8. Нажимов В.П. К вопросу о понятии и содержании правосудия / В.П. Нажимов // Вопросы повышения эффективности правосудия по уголовным делам: межвузовский сборник. Вып. 8 / ответственный редактор В.П. Нажимов. Калининград: КГУ, 1980. 111 с.
9. Семенцов В.А. О соотношении следственных и иных процессуальных действий, предназначенных для собирания доказательств / В.А. Семенцов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 2. с. 39 - 45.
10. Шейфер С.А. Следственные действия - правомерны ли новые трактовки? / С.А. Шейфер // Lex russica (Русский закон). 2015. Т. 107. N 10. С. 115 - 127.
11. Шергин А.П. Административная юрисдикция / А.П. Шергин. Москва: Юридическая литература, 1979. 143 с.
12. Шиловский А.Н. Исследование общественно-политической терминологии периода образования и укрепления Русского централизованного государства (на материале письменных памятников XV - XVI вв.): автореферат диссертации ... доктора филологических наук / А.Н. Шиловский. Москва, 1972. 52 с.
13. Яблонский В.Ю. Семантико-семиотическая обусловленность категории модальности в прагматике языков уголовного процесса и судопроизводства: диссертация ... доктора филологических наук / В.Ю. Яблонский. Краснодар, 1999. 395 с.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑