Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Криптовалюты и уклонение от уплаты налогов в США и в России (Долгиева М.М.)

Криптовалюты и уклонение от уплаты налогов в США и в России (Долгиева М.М.)

Дата размещения статьи: 16.10.2021

Криптовалюты и уклонение от уплаты налогов в США и в России (Долгиева М.М.)

Криптовалюты в Российской Федерации, не имея законодательного определения, находясь на грани легитимации, в различное время подвергались критике как со стороны правоохранительных органов, так и со стороны Центрального банка России. И действительно, несмотря на свое относительно короткое существование, они играют определенную роль во многих наиболее значительных преступных угрозах - от легализации преступных доходов и мошенничества до уклонения от уплаты налогов.

Вместе с тем, осознавая невозможность запрещения оборота криптовалюты, государство предприняло некоторые меры по его законодательному регулированию.
В частности, Федеральный закон от 31 июля 2020 г. N 259-ФЗ "О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" - первый нормативный правовой акт такого уровня, содержащий определение цифровой валюты и устанавливающий возможность ее оборота.
Между тем этот Закон устанавливает, что цифровые финансовые активы являются цифровыми правами, в то время как Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" определяет цифровую валюту как имущество.
Такие в корне различные законодательные определения, на наш взгляд, противоречивы, однако ни один из законов не дает определения именно криптовалюты, поскольку цифровая валюта - это не всегда криптовалюта <1>.
--------------------------------
<1> См.: Белых В.С. Правовое регулирование деятельности провайдеров криптокошельков // Юрист. 2020. N 8. С. 10 - 16.

Не прибавил ясности в отношении криптовалюты и законопроект "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации", который также определяет цифровую валюту в качестве имущества в целях налогообложения.
В частности, предлагается с 2021 г. ввести требования о необходимости предоставления отчетов об операциях (гражданско-правовых сделках) с цифровой валютой и об остатках цифровой валюты в электронной форме.
Такая обязанность наступает в случае, если за календарный год сумма поступлений цифровой валюты лицу превышает сумму, эквивалентную в денежном выражении 600 тыс. руб. При этом расчет суммы производится исходя из рыночной цены на цифровую валюту на дату совершения каждой операции. Соответственно, за несоблюдение указанных требований предусматривается налоговая ответственность в виде различных штрафов в зависимости от тяжести нарушения.
Означает это, что государство намерено не только тотально регулировать оборот цифровой валюты, но и обозначить налоговую ответственность за неучтенную прибыль, полученную от ее оборота.
Вместе с тем в указанных федеральных законах (и законопроекте) нет термина "криптовалюта". Таким образом, применение этих нормативных правовых актов может быть оспорено, в том числе и в гражданско-правовом порядке. При этом попытки законодателя избежать использования этого термина представляются нелогичными, поскольку очевидно, что речь идет именно о криптовалюте, обеспечиваемой внесением записей в информационную систему на основе распределенного реестра.
Оборот криптовалюты приносит немалую прибыль ее владельцам, и государство не оставляет попыток обложить налогами такие доходы.
Федеральный закон "О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" относит цифровую валюту к имуществу в целях налогообложения <2>.
--------------------------------
<2> См.: Токарев С.И. Налогообложение цифровых валют (криптовалют) в условиях отсутствия специального правового регулирования (правового вакуума) // Финансовое право. 2020. N 9. С. 36 - 40.

Потребители, инвесторы, финансовые учреждения и другие заинтересованные лица, не имея нормативных обязательств по обороту криптовалюты, должны самостоятельно определять границы таких действий и понимать, что нарушение этих обязательств может подняться до уровня уголовного правонарушения.
Обменная стоимость конкретной виртуальной валюты обычно основывается на соглашении или доверии между сообществом ее пользователей. Виртуальная валюта может быть конвертируемой, т.е. она имеет эквивалентную стоимость в реальной валюте или действует как замена реальной валюты, или неконвертируемой, что означает: она специфична для конкретного виртуального домена, например такого, как сообщество онлайн игр.
Сторонники использования криптовалюты подчеркивают, что конфиденциальность, связанная с ней, хотя и создает значительные проблемы для правоохранительных органов, может быть полезна для государства в вопросах налогообложения.
Общие налоговые принципы, применимые к операциям с имуществом, также применимы к операциям с виртуальной валютой.
Доходы, включая прирост капитала, от операций с виртуальной валютой согласно законопроекту должны облагаться налогом, а сами операции с виртуальной валютой - отражаться в налоговой декларации налогоплательщика.
Так, в США заработная плата, выплачиваемая сотрудникам в виртуальной валюте, облагается налогом и подлежит удержанию при начислении заработной платы, а предприятия, получающие платежи за товары и услуги в виртуальной валюте, обязаны включать такие платежи в свой валовой доход. Налоговое управление и прокуратура США могут осуществлять налоговое преследование в случаях, связанных с непредставлением сведений о доходах от виртуальной валюты <3>.
--------------------------------
<3> Internal Revenue Manual, Part 25.5.7 https://www.irs.gov/irm/part25/irm_25-005-007

Налогообложение неразрывно связано с законодательным регулированием объектов налога <4>.
--------------------------------
<4> См.: Хаменушко И.В. Операции с криптовалютами: возможные модели налогообложения // Предпринимательское право. Приложение "Право и Бизнес". N 1. С. 42 - 44.

Совершение любых гражданско-правовых сделок с криптовалютой подразумевает извлечение дохода. Любой доход, полученный налогоплательщиком при осуществлении деятельности, предусмотренной гл. 25 НК РФ, подлежит учету при налогообложении прибыли в общем порядке <5>, что также следует из письма Минфина России от 24 августа 2019 г. N 03-03-06/1/73953.
--------------------------------
<5> См.: Изольдина Л.М. Доходы от операций с криптовалютой // Налог на прибыль: учет доходов и расходов. 2018. N 12. С. 28 - 35.

Вместе с тем спорным является вопрос об определении размера дохода, полученного физическими лицами от криптовалюты, в связи с тем, что не существует централизованно установленного курса виртуальных валют, что обеспечивало бы их ликвидность.
Положения ст. 209 НК определяют, что доход, полученный от продажи криптовалюты, является объектом налогообложения, а сумма налога подлежит самостоятельному исчислению физическим лицом.
Определившись с тем, что доходы от оборота криптовалюты должны учитываться при определении налоговой базы, стоит разобраться с уголовной ответственностью за уклонение от уплаты налогов, полученных от оборота криптовалюты.
Итак, ст. 198, 199 УК РФ предусматривают уголовную ответственность за уклонение физических лиц и организаций от уплаты налогов и сборов, уплата которых обязательна, и за внесение в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в крупном и особо крупном размерах.
Однако в российской судебной практике нет ни одного примера привлечения к уголовной ответственности за подобные преступления с использованием криптовалюты, что связано в первую очередь с отсутствием налогового контроля, но никак не с отсутствием таких деяний. Между тем в уголовно-судебной практике США есть немало дел, связанных именно с неуплатой налогов и сборов с прибыли от оборота криптовалюты.
Так, в июне 2020 г. налоговым отделом Министерства юстиции США утверждено обвинительное заключение в отношении физического лица за непредставление налоговых деклараций с прибыли от продвижения криптовалют. Все доходы, полученные этим лицом, были направлены на банковские счета и счета криптовалютных бирж на имена номинальных владельцев. За указанные действия в США предусмотрена ответственность в виде 5 лет лишения свободы по каждому пункту обвинения в уклонении от уплаты налогов и одного года лишения свободы по обвинению в умышленном непредставлении налоговой декларации. За такие деяния предусмотрен и последующий период контролируемого освобождения, реституция и денежные штрафы <6>.
--------------------------------
<6> https://www.irs.gov/pub/irs-pdf/p3583.pdf

В марте 2021 г. вынесен приговор жителю Нью-Джерси за продажу незарегистрированных ценных бумаг и уклонение от уплаты налогов с доходов, полученных от использования схемы по "добыче" криптовалюты на сумму 722 млн долларов. Согласно документам, поданным по этому делу, и заявлениям, сделанным в суде, с апреля 2014 г. по декабрь 2019 г. сеть BitClub вымогала деньги у инвесторов в обмен на акции предполагаемых пулов майнинга криптовалют и вознаграждала инвесторов за привлечение новых инвесторов в эту схему. При этом сеть BitClub и ее операторы не подали регистрационное заявление в комиссию по ценным бумагам и биржам США. Для продвижения акций создавались и размещались в интернете видеоролики с презентациями и речами о сети BitClub. В целях реализации указанной схемы виновные лица требовали от инвесторов в Соединенных Штатах использовать виртуальную частную сеть или VPN, чтобы скрыть свои американские IP-адреса и избежать обнаружения американскими правоохранительными органами.
Согласно обвинительному заключению подсудимый не подал налоговые декларации и не сообщил о доходах в размере не менее 10 млн долларов, включая доходы от криптовалюты, полученные от его ассоциации с сетью BitClub, за период с 2015 по 2018 г.
Указанное обвинение предусматривает максимальное наказание в виде пяти лет тюрьмы и штрафа в размере 250 тыс. долларов.
Управление уголовных расследований Налоговой службы США (IRS-CI) ежегодно направляет в Министерство юстиции США сотни материалов проверок в отношении граждан и организаций, занимающихся оборотом криптовалюты и извлечением как законного, так и незаконного дохода.
Согласно годовому отчету управления уголовных расследований в 2020 г. было инициировано более 1,5 тыс. налоговых расследований в связи с оборотом виртуальной валюты, из них 50 - за мошенничество в финансовых организациях и более 80 - за отмывание денег, при этом из общего числа расследований до приговора суда доведено более 50 дел <7>. По сравнению с 2019 и 2018 гг. количество таких материалов увеличилось на 20%, что связано с использованием IRS-CI своего опыта финансовых расследований.
--------------------------------
<7> https://www.irs.gov/pub/irs-pdf/p3583.pdf

В частности, в марте 2021 г. было предъявлено обвинение шести гражданам в умышленном управлении нелицензированным бизнесом по переводу денег, уклонении от уплаты налогов, отмывании денег, мошенничестве и других правонарушениях.
Согласно обвинительному заключению с 2016 г. обвиняемые управляли бизнесом, который позволял клиентам обменивать более 10 млн долларов в фиатной валюте на виртуальную валюту, взимая плату за их обслуживание. Бизнес велся через веб-сайты и посредством крипто-банкоматов. Также в обвинительном заключении утверждается, что некоторые подсудимые открыли банковские счета на имена предполагаемых религиозных организаций и затем предприняли значительные усилия, чтобы избежать обнаружения их незаконной схемы обмена виртуальной валюты, отказываясь отвечать на вопросы финансовых учреждений о характере бизнеса, утверждая, что они являются религиозной организацией, получающей благотворительные взносы.
Судебное преследование по этим уголовным делам поддерживает общие цели соблюдения налогового законодательства и способствует его добровольному исполнению. IRS-CI проводит некоторые из расследований совместно с федеральными, государственными и местными правоохранительными партнерами, а также координирует их с иностранными налоговыми и правоохранительными органами.
Эти расследования проводятся в отношении лиц, получающих доходы из незаконных источников, таких как криптовалюты, полученные от совершения преступлений, взяточничества и мошенничества. Физические лица могут быть законными владельцами бизнеса, но получать свои доходы незаконными способами. Эти исследования сосредоточены на методах, с помощью которых люди пытаются отмыть свои нечестно полученные доходы, делая вид, что они поступают из законного источника. Отмывание денег часто включает манипулирование требованиями к валютной отчетности, многослойность операций и международное перемещение средств.
С 2015 г. IRS-CI продолжает разрабатывать программу борьбы с киберпреступностью, направленную на решение проблемы экспоненциального роста киберпреступности, влияющей на налоговую, финансовую и экономическую системы Соединенных Штатов.
Подразделение по борьбе с киберпреступностью при Министерстве юстиции США (CCU) сосредоточивает свои усилия на проведении расследования деяний, представляющих наиболее значительные угрозы для налоговой и финансовой систем США. Эти преступления, как правило, связаны с использованием криптовалют для облегчения преступной деятельности.
Усилия IRS-CI по расследованию киберпреступности сосредоточены на субъектах, использующих Интернет в качестве основного средства совершения преступления, оставаясь анонимными, ускользая от правоохранительных органов и скрывая финансовые операции, владение активами. Как и по всем видам преступлений, Управление уголовных расследований использует стратегию "следуй за деньгами".
Так, 2 марта 2020 г. двум гражданам Китая было предъявлено обвинение в отмывании криптовалюты на сумму более 100 млн долларов в результате взлома криптовалютной биржи. В общей сложности было похищено почти 250 млн долларов в криптовалюте. Средства отмывались с помощью сотен автоматизированных криптовалютных транзакций и нескольких виртуальных валютных бирж. Программа "Знай своего клиента" (KYC), широко используемая в США при любой деятельности, связанной с оборотом криптовалюты, была обойдена с помощью поддельных фотографий и фальсифицированной идентификационной документации.
При этом все иностранные граждане, прибывающие на территорию США и извлекающие любой доход из ресурсов, находящихся в стране, обязаны платить налоги по обычной ставке. В случае извлечения дохода от преступления может быть предъявлено соответствующее обвинение в уклонении от уплаты налогов.
Довольно успешно применяемые в США процедуры изъятия криптовалюты в России маловероятны и практически неосуществимы. Вместе с тем такая практика - действенный механизм в борьбе с уклонением от уплаты налогов и других преступных посягательств с использованием криптовалюты.
Так, каждое отделение Службы Маршалов Соединенных Штатов (USMS) (аналог российской Федеральной службы судебных приставов) имеет криптокошелек или адрес для временного хранения изъятой криптовалюты до передачи ее на хранение в USMS. Агентства обычно устанавливают один или несколько кошельков для каждого изъятия. При изъятии криптовалюты или до ее изъятия, если позволяют обстоятельства, агентство по изъятию должно запросить у USMS криптовалютный кошелек или адрес.
Само по себе изъятие криптовалюты санкционируется ордером на обыск.
В случае если криптовалюты хранятся в аппаратном или настольном кошельке, в компьютере, Службы должны получить ордер на арест криптовалюты, находящейся в собственности и контролируемой владельцем, и вручить ордер владельцу и/или адвокату владельца. Многие услуги по размещению кошельков предоставляются за пределами Соединенных Штатов. Прокуроры при этом должны консультироваться с Управлением по международным делам до проведения операций или участия в деятельности, которая может потребовать доступа к серверам или компаниям, расположенным на международном уровне. Некоторые виды деятельности могут потребовать заключения договора о взаимной правовой помощи.
Если криптовалюты хранятся на счете или кошельке, размещенном на институциональной бирже в Соединенных Штатах, агентство по аресту должно вручить ордер на арест на институциональной бирже, аналогично исполнению ордера на арест на банковском счете.
Независимо от типа криптовалютного кошелька, после исполнения ордера на обыск или арест криптовалюта должна быть немедленно перемещена в кошелек, контролируемый агентством. Он должен храниться в "холодном хранилище", т.е. в защищенном автономном устройстве, пока валюта не будет переведена на кошелек, выданный USMS.
Из-за рисков, которые может представлять ранняя конвертация изъятой криптовалюты, она должна храниться в том виде, в котором была изъята, до тех пор, пока не будет издан окончательный приказ о конфискации или административная конфискация не будет окончательной.
При этом предусматривается право прокуроров на промежуточную продажу виртуальной валюты по запросу и/или согласию всех сторон, имеющих долю собственности в криптовалюте.
Изъятие криптовалюты и ее последующее обращение в доход государства - положительная превентивная мера ответственности в целях пресечения преступлений, совершаемых с использованием криптовалюты.
В Российской Федерации в ноябре 2019 г. Министерство финансов представило законопроект о внесении изменений в УК, предусматривающих в том числе и уголовную ответственность за отказ от декларирования криптокошелька в случае, если через него прошло более 1 млн руб., а в случае владения незадекларированными активами в особо крупном размере (свыше 45 млн руб.) - наказание до пяти лет принудительных работ либо до трех лет лишения свободы.
При этом для реального исполнения положений, предусмотренных законопроектом, необходимо обязать обменники криптовалют сообщать в налоговые органы о произведенных операциях, лицах, их осуществивших, реквизитах их банковских карт и IP-адресах.
Если из буквального толкования законопроекта следует, что должна декларироваться только криптовалюта, которая была обменена на рубли, то есть ли ответственность за хранение криптовалюты и ее накопление? Ведь в таком случае информацию о владельце криптокошелька представить в налоговый орган будет некому, а значит, проконтролировать перемещение криптовалюты с указанного кошелька невозможно.
В ходе 18-го заседания генеральных прокуроров государств - членов Шанхайской организации сотрудничества Генеральный прокурор РФ заявил о том, что с начала 2021 г. государственные служащие в России обязаны декларировать виртуальные валюты наряду с другими активами. При этом требуется сообщать именно о сделках по приобретению виртуальных активов, цифровой валюты.
Письмо Минтруда России от 16 декабря 2020 г. N 18-2/10/В-12085 устанавливает, что согласно положениям ч. 6 ст. 27 Федерального закона N 259-ФЗ государственные служащие, названные в ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 79-ФЗ, обязаны до 1 апреля 2021 г. осуществить отчуждение цифровых финансовых активов, выпущенных в информационных системах, организованных в соответствии с иностранным правом, а также цифровой валюты (вне зависимости от страны выпуска).
Таким образом, становится нелегальным сам факт владения государственным служащим криптовалютой, даже без ее обмена.
По какому пути пойдут правоохранительные органы, в первую очередь Генеральная прокуратура РФ, при осуществлении проверок сведений о доходах, расходах и обязательствах имущественного характера, представляемых государственными служащими? Насколько при этом реально осуществить проверку всего объема представленной информации, после чего привлечь к ответственности лиц за умышленное непредставление достоверной информации или сокрытие информации о владении криптовалютой?
Представляется, что на первоначальном этапе действия закона его реализация будет осуществляться лишь на добровольных началах, т.е. фактически только если государственный служащий сам сообщит о владении криптовалютой или об обмене ее на рубли. Предлагаемые изменения в Налоговый кодекс РФ, предусматривающие обязанность обменников по представлению информации об операциях с криптовалютой, относятся только к обменникам, деятельность которых осуществляется на территории Российской Федерации. Между тем в случае обмена криптовалюты, например, на территории Беларуси такая информация проверена быть не может, а потому государственные служащие, имея криптокошельки, могут скрывать владение криптовалютой, не опасаясь контроля со стороны налоговых органов.
Что же касается вопросов уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов в указанном случае, то вызывают вопрос и проблемы доказывания, например, крупного и особо крупного размеров уклонения от уплаты налогов.
В частности, предлагаемая законопроектом сумма в 600 тыс. руб., свыше которой наступает налоговая ответственность, и суммы крупного, особо крупного размеров уклонения в соответствии с примечаниями к ст. 198 и 199 УК должны по логике авторов законопроекта основываться на рыночной стоимости криптовалюты.
Между тем в рамках расследуемого уголовного дела, в ходе доказывания крупного и особо крупного размеров уклонения органы следствия вряд ли смогут взять справку о стоимости криптовалюты в каком-либо официальном учреждении, каковым в другом случае мог бы быть банк.

Пристатейный библиографический список

1. Белых В.С. Правовое регулирование деятельности провайдеров криптокошельков // Юрист. 2020. N 8.
2. Изольдина Л.М. Доходы от операций с криптовалютой // Налог на прибыль: учет доходов и расходов. 2018. N 12.
3. Токарев С.И. Налогообложение цифровых валют (криптовалют) в условиях отсутствия специального правового регулирования (правового вакуума) // Финансовое право. 2020. N 9.
4. Хаменушко И.В. Операции с криптовалютами: возможные модели налогообложения // Предпринимательское право. Приложение "Право и Бизнес". N 1.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑