Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Гражданско-правовые конструкции в законодательстве о социальном обслуживании (Григорьев И.В.)

Гражданско-правовые конструкции в законодательстве о социальном обслуживании (Григорьев И.В.)

Дата размещения статьи: 02.12.2021

Гражданско-правовые конструкции в законодательстве о социальном обслуживании (Григорьев И.В.)

Погружение российской действительности в рыночные условия определило ряд важных задач, стоящих перед государством в сфере социального обеспечения. Кризисное состояние экономики обострило проблемы социального обеспечения отдельных категорий граждан, наиболее нуждающихся в защите и помощи со стороны государства. Проводимая в последнее десятилетие модернизация системы социального обслуживания подчинена требованиям обеспечения эффективности ее деятельности. Ее переориентация в условиях оптимизации экономических возможностей привела к возникновению в структуре так называемых рыночных элементов, которые неоднозначно оцениваются представителями науки права социального обеспечения. Поэтому проблема построения эффективной системы социального обслуживания населения по-прежнему остается весьма актуальной.
В научной литературе представлено обширное количество публикаций и исследований, посвященных анализу нововведений [13, с. 116 - 120; 17, с. 162 - 164] в сфере социального обслуживания граждан в свете принятия Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 442-ФЗ "Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации" <1> (далее - Закон N 442-ФЗ). Вместе с тем дать реальную оценку их эффективности и оправданности можно лишь по прошествии времени.
--------------------------------
<1> Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. N 52. Ч. 1. Ст. 7007.

Напомним, что действующий Закон N 442-ФЗ был принят на смену ряду важных законодательных актов, принятых примерно в один период и ставших важным этапом в развитии социального обслуживания в Российской Федерации. Законодательная система регулирования социального обслуживания на федеральном уровне была представлена целым комплексом нормативных правовых актов, в число которых входили Федеральный закон от 2 августа 1995 г. N 122-ФЗ "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов" <2> (далее - Закон N 122-ФЗ) и Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. N 195-ФЗ "Об основах социального обслуживания в Российской Федерации" <3> (далее - Закон N 195-ФЗ). Некоторые положения, закрепляющие право отдельных категорий граждан на социальное обслуживание, содержатся в Федеральных законах от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" <4>, от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" <5>, от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" <6>.
--------------------------------
<2> Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 32. Ст. 3198.
<3> Там же. N 50. Ст. 4872.
<4> Там же. 1999. N 26. Ст. 3177.
<5> Там же. 1995. N 48. Ст. 4563.
<6> Там же. 1996. N 52. Ст. 5880.

Описанная система законодательства не раз подвергалась обоснованной критике. Так, еще в 2002 г. А.Л. Благодир отмечала необходимость кодификации законодательства о социальном обслуживании и принятия "обособленного нормативного акта, законодательно закрепляющего всю систему социального обслуживания" [8, с. 18]. Однако далеко не это обстоятельство послужило поводом для изменения правового регулирования названной сферы. По словам Л.Н. Шипулиной, "законодательная база и система организации социального обслуживания населения не в полной мере удовлетворяют его потребности в социальных услугах надлежащего качества. Развитие рыночных отношений в сфере предоставления социальных услуг диктует необходимость разработки современных механизмов, новых технологий социальной работы и их нормативного закрепления" [25, с. 4].
Основным лейтмотивом законодательных новелл в сфере социального обслуживания является повышение качества социального обслуживания [15, с. 117 - 118]. В связи с этим значительному изменению подвергся порядок предоставления социальных услуг. Если ранее действовавшие Закон N 122-ФЗ и Закон N 195-ФЗ были ориентированы на государственную систему социального обслуживания и акцентировали внимание на предоставлении социальных услуг гражданам через систему специализированных государственных учреждений, которые выступали "институциональными гарантами" бесплатного социального обслуживания [19, с. 245], с принятием Закона N 442-ФЗ данный подход кардинально изменился.
Сложившийся порядок предоставления социальных услуг базируется на двух секторах: государственном и негосударственном [24, с. 93]. Данное обстоятельство еще более актуализировало дискуссии об отраслевой принадлежности общественных отношений, складывающихся при предоставлении социального обслуживания населению. Следует поддержать ученых, полагающих, что правовое регулирование социального обслуживания является межотраслевым (комплексным) и осуществляется несколькими отраслями права (административным, финансовым, правом социального обеспечения и гражданским правом) [24, с. 96]. В свете приведенных рассуждений представляется справедливым замечание В.Ш. Шайхатдинова о том, что "вопрос о месте правовых норм о социальном обслуживании в системе отрасли права социального обеспечения решать лишь в контексте ФЗ N 442 нельзя, ибо... социальное обслуживание включает не только предусмотренные в ФЗ N 442 виды социального обслуживания, но и другие" [24, с. 97]. Вместе с тем необходимо отметить, что "социальное обслуживание оказывается сферой, стержнем которой является публично-правовое регулирование (государственное и муниципальное), но в которой задействованы и частноправовые институты" [16, с. 141]. Иное разграничение отраслевого влияния в ситуации разгосударствления названной сферы может привести к необоснованному отнесению социального обслуживания к сфере влияния гражданского права [3, с. 19].
Обозначим позицию по данному вопросу. Полагаем, что наличие частноправовых начал в указанной сфере следует оценивать исключительно с негативных позиций. В социальном обслуживании наиболее очевидным становится "стремление законодателя придать этим отношениям гражданско-правовой характер", "усиление воздействия политической функции" [7, с. 252 - 253], что не может не вызывать возражений. Юридическая наука не способна развернуть эту тенденцию, но в ее силах позаботиться о защите прав граждан. В конкурентной среде получатель социальных услуг, безусловно, имеет более слабую позицию и особо нуждается в защите со стороны государства.
Законом N 442-ФЗ в целях обеспечения качества социального обслуживания была предпринята попытка урегулировать отношения, имеющие различную отраслевую природу, едиными инструментами правового воздействия. Именно поэтому в законодательстве о социальном обслуживании появились так называемые "элементы конкурентной среды". В частности, расширен круг субъектов, предоставляющих социальное обслуживание (к поставщикам социальных услуг теперь относятся не только государственные учреждения, но и юридические лица, включая социально ориентированные некоммерческие организации, а также индивидуальные предприниматели). Данные элементы также обнаруживаются в ст. 9 Закона N 442-ФЗ, закрепляющей право получателя социальных услуг на выбор поставщика социальных услуг, а также в ст. 4 Закона N 442-ФЗ, в которой провозглашен принцип достаточности количества поставщиков социальных услуг для обеспечения потребностей граждан в социальном обслуживании.
Однако наибольшую озабоченность вызывает такое законодательное решение вопроса предоставления социальных услуг негосударственными поставщиками социальных услуг, как использование гражданско-правовой конструкции "договор".
Использование договора в социальном обслуживании (и в целом в праве социального обеспечения) представляется крайне негативной тенденцией, демонстрирующей желание законодателя коммерциализировать данную сферу общественных отношений. Вопреки позиции некоторых ученых, полагаем, что на сегодняшнем этапе развития законодательства о социальном обеспечении отсутствуют всякие основания выделять такие договоры в особый вид [21, с. 446]. Такой подход влечет размывание отраслевых границ. Он затушевывает сущность социального обслуживания и служит основой для поиска необычных путей совершенствования действующего законодательства [22, с. 27; 23, с. 20].
Отметим, что договорные конструкции в сфере социального обслуживания были известны и ранее действовавшему законодательству. Так, в ст. 5 Закона N 122-ФЗ содержалось положение, согласно которому социальное обслуживание граждан пожилого возраста и инвалидов осуществляется по решению органов социальной защиты населения в подведомственных им учреждениях либо по договорам, заключаемым органами социальной защиты с учреждениями социального обслуживания иных форм собственности. Примечательно, что одной из сторон в таких договорах выступал орган социальной защиты, за счет чего обеспечивалась гарантированность предоставления социального обслуживания. Кроме того, возможность получения социального обслуживания на договорных началах была ограничена и предусматривалась только в определенных законодательством случаях [11, с. 40].
Договоры по действующему законодательству заключаются со всеми получателями социальных услуг, вне зависимости от формы их предоставления (стационарной, полустационарной или на дому), "напрямую" между поставщиками и получателями социальных услуг. При этом невключение поставщика социальных услуг в специализированный реестр не препятствует заключению договора, поскольку такие действия отнесены к правомочиям, а не к обязанностям поставщика социальных услуг (ст. 11 Закона N 442-ФЗ).
По словам Т.К. Мироновой, использование идентичной терминологии в различных отраслях права приводит к тому, что она будет тяготеть в сторону более устойчивой отрасли права, что с учетом механизма финансирования социального обеспечения повлечет вытеснение социально обусловленного содержания. Поэтому подведение под договорное регулирование социального обслуживание опасно тем, что из сферы действия права социального обеспечения будет выведена большая часть социальных услуг [18, с. 156].
Действительно, перед гражданским законодательством (где преимущественно используется данная юридическая конструкция) стоят совершенно иные цели правового регулирования. Договор в социальном обслуживании (и в целом в праве социального обеспечения) не может использовать свой регулятивный потенциал. Не меняет ситуации и подход исследователей, согласно которому основное назначение договора связано с "общими целями поднормативного регулирования общественных отношений, а именно целями индивидуализации, уточнения, применения положений закона к конкретной жизненной ситуации" [6, с. 108]. Отметим, что учет потребностей получателя социальных услуг достигается не за счет заключения договора, а путем составления индивидуальной программы - документа, в котором отражены форма социального обслуживания, виды, объем, периодичность и иные необходимые для предоставления социальной услуги элементы.
Использование договора в социальном обслуживании порождает и ряд проблем практического порядка. В частности, п. 3 ст. 17 Закона N 442-ФЗ, регулирующий вопросы исполнения договора, имеет отсылочный характер ("в соответствии с законодательством Российской Федерации"), что существенно затрудняет использование нормативного материала [12, с. 352 - 353]. Очевидно, что в данном случае законодатель отсылает нас к положениям Гражданского кодекса Российской Федерации, применение которых в данной сфере реализуется с трудом. Полагаем, заслуживает поддержки позиция тех ученых, которые не усматривают позитивных тенденций в использовании договора при регулирования социально-обеспечительных отношений [20, с. 100].
Таким образом, внедрение "конкурентных элементов" правового регулирования вряд ли способствует достижению цели обеспечения качества предоставления социальных услуг. Полагаем, реально действенным способом в достижении поставленной цели являлось бы построение системы государственных гарантий в сфере социального обслуживания, а также совершенствование правового регулирования в вопросах ответственности со стороны органов социальной защиты, а также получателей социальных услуг [1, с. 81].
С первых статей Закона N 442-ФЗ прослеживается другая цель его принятия - обеспечение доступности социального обслуживания. Данное обстоятельство находит свое подтверждение в обновленной системе принципов, к которым относятся принципы приближенности поставщиков социальных услуг к месту жительства получателей социальных услуг, достаточности количества поставщиков социальных услуг для обеспечения потребностей граждан в социальном обслуживании, достаточности финансовых, материально-технических, кадровых и информационных ресурсов у поставщиков социальных услуг (подп. 3 п. 2 ст. 4). Следует отметить, что и в ранее действовавшем законодательстве были закреплены такие принципы, как доступность социального обслуживания (ст. 4 Закона N 195-ФЗ) и обеспечение равных возможностей в получении социальных услуг, их доступности для граждан пожилого возраста (ст. 3 Закона N 122-ФЗ). Вместе с тем из действующей системы принципов исчезли такие важные основополагающие начала, как предоставление государственных гарантий в сфере социального обслуживания, а также ответственность органов государственной власти и учреждений, должностных лиц за обеспечение прав граждан пожилого возраста и инвалидов в сфере социального обслуживания (ст. 3 Закона N 122-ФЗ). Таким образом, с сожалением следует отметить, что действующее законодательство уже не может гарантировать социальное обслуживание каждому.
Кроме того, в целях единообразного толкования и практического использования пересмотрен терминологический аппарат законодательства о социальном обслуживании. Обращает на себя внимание "исчезновение" такого важного понятия, как "трудная жизненная ситуация". И хотя содержащееся в Законе N 195-ФЗ легальное определение указанного термина нуждалось в совершенствовании, тем не менее оно позволяло достаточно гибко подходить к вопросу признания того или иного гражданина нуждающимся в социальном обслуживании.
В Законе N 442-ФЗ использован совершенно иной подход. Законом определен перечень обстоятельств, которые позволяют признать гражданина нуждающимся в социальном обслуживании. Данный перечень не имеет исчерпывающего характера и может быть расширен на региональном уровне (подп. 8 п. 1 ст. 15). Вместе с тем, как правило, в нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации содержатся нормы, либо отсылающие к Закону N 442-ФЗ (например, ст. 5 Закона города Севастополя от 30 декабря 2014 г. N 103-ЗС "О социальном обслуживании граждан в городе Севастополе" <7>), либо дословно воспроизводящие положения ст. 15 Закона N 442-ФЗ (ст. 9 Закона Республики Хакасия от 7 ноября 2014 г. N 94-ЗРХ "О социальном обслуживании граждан в Республике Хакасия" <8>).
--------------------------------
<7> Севастопольские известия. 2014. 31 дек.
<8> Вестник Хакасии. 2014. N 72(1502).

Случаи расширения указанного перечня на региональном уровне единичны. Например, ст. 7 Закона Республики Татарстан от 18 декабря 2014 г. N 126-ЗРТ "О регулировании отдельных вопросов в сфере социального обслуживания граждан в Республике Татарстан" <9> в качестве дополнительного основания признания гражданина нуждающимся в социальном обслуживании указывает последствия чрезвычайных ситуаций, вооруженных межнациональных (межэтнических) конфликтов, а п. 1 Постановления Правительства Забайкальского края от 3 октября 2014 г. N 563 "Об определении обстоятельств, ухудшающих или способных ухудшить условия жизнедеятельности граждан" <10> к таким ситуациям отнесено наличие трудностей в социальной адаптации, связанных с судимостью.
--------------------------------
<9> Республика Татарстан. 2014. 20 дек.
<10> Забайкальский рабочий. 2014. 7 окт.

Следует согласиться с Л.Н. Шипулиной, что "законодатель не может предвидеть все жизненные обстоятельства, которые могут привести к необходимости оказания социальных услуг" [25, с. 13]. Поэтому полагаем, что сохранение в законодательстве о социальном обслуживании понятия "трудная жизненная ситуация" способствовало более полной правовой регламентации рассматриваемых общественных отношений.
Снижение уровня доходов граждан, увеличение объема социальных услуг и сокращение государственных учреждений социального обслуживания актуализируют проблему обеспечения доступности социальных услуг. Следует учитывать и процесс старения населения, влекущий возрастание потребности в социальном обслуживании в стационарной форме, удовлетворить которую негосударственные субъекты на сегодняшний момент не способны. Вовлечение в сферу социального обслуживания негосударственных организаций может иметь вспомогательное, дополнительное значение, но никогда не станет ведущим в названной сфере [26, с. 301 - 328], даже несмотря на отдельные правовые положения, закрепляющее предоставление субсидий из соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации. Рассматривая вопрос о возможности передачи отдельных государственных функций частному сектору, Н.В. Кисилева совершенно справедливо отмечает, что "в условиях российской действительности пока нельзя социальные услуги представить полностью на рынке, так как большая часть населения, заинтересованная в их получении, окажется не удовлетворена. Наша страна еще не достигла такого уровня развития, чтобы переложить на частные компании... социальное обеспечение граждан" [17, с. 38]. Тезис о неспособности развития "квазирынков" в сфере социального обслуживания и фактическом отсутствии конкуренции на нем подтверждается и отдельными исследованиями специалистов в области экономики [27, с. 3].
Вопреки предложениям исследователей, использование отдельных финансовых инструментов, в частности, предоставление банковских гарантий либо усовершенствование механизма государственных закупок, не способно в полной мере решить проблему устойчивого финансового обеспечения негосударственных организаций, а значит - и обеспечить их постоянное присутствие на рынке социальных услуг [5, с. 118]. По всей видимости, происходящие изменения в законодательном регулировании вопросов финансового обеспечения социального обслуживания свидетельствуют о разгосударствлении социального обслуживания. Поэтому даже те ученые, которые всецело выступали за внедрение законодательных новаций, вынуждены критически оценивать результаты реформирования системы социального обслуживания [4, с. 354].
Еще одним подтверждением тезиса о недостижении цели доступности социального обслуживания является ситуация сохраняющейся очередности на поступление в стационарные учреждения социального обслуживания. В ряде регионов данная проблема решается весьма оригинальным путем. Так, в отдельных субъектах Российской Федерации, как и ранее, до вступления в силу Закона N 442-ФЗ, осуществляется внедрение так называемых стационарозамещающих технологий. В частности, достаточно широкое распространение получила приемная семья для инвалидов и одиноко проживающих граждан [9, с. 147 - 151].
Законодательство субъектов Российской Федерации свидетельствует, что создание таких приемных семей также основывается на договорных конструкциях. Однако в отличие от тех, что закреплены в Законе N 442-ФЗ, они имеют трехсторонний характер, где помимо получателя социальных услуг и гражданина, который будет осуществлять уход за ним, стороной соглашения выступает орган социальной защиты в лице соответствующего государственного учреждения, который и является ответственным субъектом за предоставление социального обслуживания.
Вместе с тем использование стационарозамещающих технологий порождает ряд теоретических и практических проблем. В частности, достаточно сложно определить правовую природу складывающихся отношений. Например, А.В. Барков полагает, что данные отношения сходны с патронажем [2, с. 45], что вытекает из положений п. 3 ст. 41 Гражданского кодекса Российской Федерации <11>. Однако если исходить из цели организации таких приемных семей (обеспечение доступности социального обслуживания), то данные общественные отношения можно квалифицировать в качестве социально-обеспечительных. В то же время они не согласуются с существующим законодательным регулированием на федеральном уровне. Так, в ст. 3 Закона N 442-ФЗ закреплено, что поставщиками социальных услуг являются юридические лица, независимо от организационно-правовых форм, и (или) индивидуальные предприниматели, осуществляющие социальное обслуживание. Кроме того, субъекты, которые включены в систему социального обслуживания, перечислены в ст. 5 Закона N 442-ФЗ, где отсутствует указание на возможность предоставления социальных услуг физическими лицами. Предоставление социального обслуживания требует неукоснительного соблюдения стандартов социальных услуг, которые вряд ли могут быть обеспечены физическими лицами. Кроме того, данная деятельность является объектом государственного контроля (надзора), в том числе и общественного контроля. Возможность соблюдения всех вышеназванных условий физическими лицами, не являющимися поставщиками социальных услуг, объективно подвергается сомнению.
--------------------------------
<11> Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301.

Вряд ли можно считать стационарозамещающие технологии реально эффективным средством решения проблемы доступности социального обслуживания. Несмотря на значительный интерес граждан, возникший на начальных этапах внедрения данных технологий, достаточно низкий уровень оплаты, получаемой за осуществление ухода за одинокими гражданами и (или) инвалидами, не позволяет отнести это направление к перспективно развивающимся.
Подводя итог анализу эффективности применения отдельных инновационных положений Закона N 442-ФЗ, следует признать, что стоящие перед законодателем задачи не были решены в полной мере. С сожалением отметим, что привнесенные Законом N 442-ФЗ законодательные новеллы не смогли коренным образом изменить ситуацию в сфере социального обслуживания. В современных условиях негосударственные субъекты не способны заменить государственные учреждения социального обслуживания, следовательно, не могут гарантировать качественность предоставления социальных услуг. В такой ситуации разгосударствление сферы социального обслуживания неотвратимо повлечет ущемление прав граждан.
Отдельные инновации в сфере социального обслуживания, в целом, имеют положительный эффект (например, организация приемных семей для инвалидов и одиноко проживающих граждан [10, с. 149]). Однако дальнейшее их распространение требует серьезных изменений правового регулирования социального обслуживания.
Представляется, что реализация заложенного в Законе N 442-ФЗ потенциала возможна лишь в том случае, если негосударственные организации (либо стационарозамещающие технологии) будут выполнять вспомогательную, но не основную роль. В свете приведенных рассуждений вызывает обоснованные сомнения оправданность распространения отдельных рыночных элементов (например, предоставление социального обслуживания на договорных началах).
Полагаем, что дальнейший этап совершенствования законодательства о социальном обслуживании должен базироваться на сочетании преемственности законодательства и обеспечении учета новых подходов к социальному обслуживанию, направленных на преодоление существующих проблем в данной сфере.

Список литературы

1. Антипьева Н.В. Особенности юридической ответственности за правонарушения в сфере социального обеспечения // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2015. N 4(30). С. 78 - 90.
2. Барков А.В. Институт приемной семьи в частном праве России: некоторые тенденции и перспективы развития // Гражданское право. 2010. N 3. С. 43 - 47.
3. Барков А.В. К дискуссии о тенденциях развития правового института социального обслуживания и его соотношения со смежными отраслями права // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2013. N 3(21). С. 17 - 26.
4. Барков А.В. О необходимости совершенствования законодательства о социальном обслуживании в условиях формирования модели социального предпринимательства // Седьмой Пермский конгресс ученых-юристов: Сб. науч. ст. / Отв. ред.: В.Г. Голубцов, О.А. Кузнецова. М.: Статут, 2017. С. 354 - 361.
5. Барков А.В. Публичная гарантия как способ обеспечения обязательства поставщика социальных услуг // Актуальные проблемы российского права. 2017. N 6(79). С. 99 - 104.
6. Барышникова Т.Ю. К вопросу о социальной услуге как предмете договорного регулирования в праве социального обеспечения // Вестник трудового права и права социального обеспечения. 2016. N 10. С. 100 - 111.
7. Благодир А.Л. Правовое регулирование социального обслуживания граждан: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. 30 с.
8. Благодир А.Л. Система права социального обеспечения: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2014. 430 с.
9. Блинова М.Г., Шипулина Л.Н. О необходимости применения инновационных механизмов и технологий предоставления социальных услуг населению в современной России // Электронное приложение к Российскому юридическому журналу. 2012. N 3. С. 39 - 41.
10. Блинова М.Г., Шипулина Л.Н. Обслуживание инвалидов и пожилых граждан на дому: проблемы и инновации // Бизнес, менеджмент и право. 2010. N 2(22). С. 147 - 151.
11. Буянова М.О. Социальное обслуживание граждан России в условиях рыночной экономики (теоретико-правовой аспект): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2003. 63 с.
12. Васильева Ю.В. Кодификация российского законодательства о социальном обеспечении: теоретические и практические проблемы: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2010. 402 с.
13. Дитятковский М.Ю. О реализации конституционного права граждан на социальное обслуживание в Российской Федерации // Вестник Омского университета. Сер.: Право. 2014. N 4(41). С. 116 - 120.
14. Кисилева Н.В. Финансирование социальных услуг в условиях Российской Федерации // Финансовое право. 2018. N 12. С. 36 - 39.
15. Комилова З.А. Управление социальным обслуживанием уязвимого населения через государственный социальный заказ // Власть. 2018. N 7. С. 117 - 121. DOI: 10.31171/vlast.v26i7.5940.
16. Майфат А.В., Шипулина Л.Н. Публично-правовые и частноправовые начала в сфере социального обслуживания населения // Российский юридический журнал. 2008. N 2. С. 140 - 144.
17. Мачульская Е.Е. Актуальные вопросы социального обслуживания // Формы и методы социальной работы в различных сферах жизнедеятельности: Материалы VIII междунар. науч.-практ. конф. Улан-Удэ: Изд-во ВСГУТУ, 2019. С. 162 - 164.
18. Миронова Т.К. Новации в понятийном аппарате права социального обеспечения и их влияние на предмет отрасли // Актуальные проблемы российского права. 2017. N 9(82). С. 153 - 162.
19. Павловская О.Ю. Социальное обслуживание по новым правилам: проблемные аспекты теории и практики // Вестник Воронежского государственного университета. Сер.: Право. 2019. N 2. С. 242 - 248.
20. Проблемы Общей части права социального обеспечения: Моногр. М.: Проспект, 2017. 416 с.
21. Тарусина Н.Н., Лушников А.М., Лушникова М.В. Социальные договоры в праве: Моногр. М.: Проспект, 2017. 480 с.
22. Туршук Л.Д. Проблемы разграничения договорной и деликтной ответственности при оказании социальных услуг // Социальное и пенсионное право. 2019. N 2. С. 26 - 30.
23. Хамитова Г.М., Гимадиева Р.Р. Анализ разработанности нормативно-правовой базы Российской Федерации о платных услугах социального обслуживания // Социальное и пенсионное право. 2019. N 1. С. 19 - 21.
24. Шайхатдинов В.Ш. Проблемы российской системы социального обслуживания в контексте Федерального закона N 442-ФЗ // Российской право: образование, практика, наука. 2017. N 6(102). С. 92 - 99.
25. Шипулина Л.Н. Социальное обслуживание населения в Российской Федерации (правовые вопросы): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2012. 28 с.
26. Aman A.C. An Administrative Law Perspective on Government Social Service Contracts: Outsourcing Prison Health Care in New York City // Indiana Journal of Global Legal Studies. 2007. Vol. 14, iss. 2. P. 301 - 328.
27. Suslova S.V. The Quasi-Markets of Social Services: The Competitiveness of Russian Nonprofit Organizations Against For-Profit Organizations and Public Providers // Higher School of Economics Research Paper. 2014. N WP BRP 16/PA/2014. 21 p.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑