Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Споры по возмещению ущерба от передачи третьим лицам коммерческой информации (Петров В.)

Споры по возмещению ущерба от передачи третьим лицам коммерческой информации (Петров В.)

Дата размещения статьи: 13.09.2016

Споры по возмещению ущерба от передачи третьим лицам коммерческой информации (Петров В.)

1. Введение

В наше время в каждой организации (органе государственной власти/местного самоуправления или же просто обычной компьютерной фирме) обязательно есть определенная толика информации, которую могут знать лишь избранные - руководство и часть персонала данной организации, и уж точно эти данные не должны уйти за ее пределы. Речь идет о данных, закрепленных в Федеральном законе "О коммерческой тайне". Но частенько бывает так, что многие сотрудники по разным причинам - элементарная глупость, легкомыслие, даже сотрудничество с конкурентами - разглашают эти данные. Наша сегодняшняя задача - посмотреть, как работодатель может восстановить в суде ущерб, полученный в результате такого разглашения, а в каких случаях суд откажет.

2. Слова есть - фактов нет

Как и в любом другом деле, первостепенное значение в доказательстве разглашения коммерческой тайны третьим лицам имеет доказательственная база и вообще способность истца доказать, что его право было нарушено, с чем истец справляется далеко не всегда. Вот пример: решение Советского районного суда г. Улан-Удэ от 06.03.2015.
ООО "С" обратилось с иском в суд о взыскании с Л.Т.Н. упущенной выгоды, указав, что Л.Т.Н. состояла с истцом в трудовых отношениях, работала в должности менеджера по продажам. Согласно трудовому договору, должностным инструкциям, договору о неразглашении коммерческой тайны, положению о коммерческой тайне она обязалась сохранять информацию, составляющую коммерческую тайну ООО "С". В ходе проведенной служебной проверки было установлено, что ответчиком Л.Т.Н., а также Ф.Н.С. разглашены сведения, составляющие коммерческую тайну. 11 июля 2014 г. ООО "М" и АУСО РБ "Бабушкинский ПНИ" заключили договор на поставку изделий медицинского назначения на сумму 52 704 руб. Уточнив исковые требования, истец просит взыскать с ответчика упущенную выгоду в размере 18 435,8 руб., а также судебные расходы по уплате государственной пошлины.
Выслушав участников процесса, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему. Судом установлено, что 1 января 2014 г. ООО "С" с Л.Т.Н. заключен трудовой договор, она принята на должность менеджера по продажам. В соответствии с условиями трудового договора она обязалась не разглашать и защищать сведения, составляющие коммерческую тайну работодателя, возместить ущерб, причиненный разглашением информации, составляющей коммерческую тайну. С 19 июня 2014 г. Л.Т.Н. уволена по собственному желанию, что подтверждается приказом о ее увольнении.
1 октября 2013 г. Л.Т.Н. дана подписка о неразглашении коммерческой тайны, согласно которой она взяла обязательство не разглашать третьим лицам и сторонним организациям служебную информацию, полученную в процессе работы в ООО "С". Также обязалась не поступать на работу в конкурирующие компании. Должностной инструкцией менеджера по продажам, с которой Л.Т.Н. ознакомлена, предусмотрена ответственность за разглашение коммерческой тайны.
2 апреля 2012 г. между ООО "С" и Л.Т.Н. заключен договор о неразглашении коммерческой тайны. В соответствии с п. 1.3 договора определен перечень информации, составляющей коммерческую тайну: об ассортименте товара компании, о клиентской базе, об условиях работы с клиентами, о ценообразовании, о внутренних правилах компании. Согласно п. 2.6 этого договора в случае разглашения сведений, составляющих коммерческую тайну, работник обязан в полной мере возместить понесенные работодателем в результате такого разглашения убытки, размер которых определяется независимой экспертной комиссией.
4 сентября 2014 г. по результатам служебной проверки, проведенной в ООО "С", составлен акт, из которого следует, что выявлен факт разглашения информации, составляющей коммерческую тайну, бывшими сотрудниками компании, в том числе ответчиком. Из материалов дела следует, что 2 июня 2014 г. создано ООО "М", учредителями которого являются Л.Т.Н. и Ф.Н.С. 5 июня 2014 г. директором данного общества назначена Л.Т.Н. В обоснование размера причиненного ущерба истцом представлен договор, заключенный АУСО "Бабушкинский ПНИ" с ООО "М.", на поставку изделий медицинского назначения на сумму 52 704 руб.
Истец ссылается на то, что при заключении договора между АУСО "Бабушкинский ПНИ" с ООО "М" использован бланк ООО "С".
Однако в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ стороной не представлено доказательств того, что данный бланк был разработан именно ООО "С", а также того, что бланк отнесен к коммерческой тайне. Кроме того, каких-либо доказательств, что именно Л.Т.Н. был использован бланк договора ООО "С", не имеется. Как указывает представитель истца, ранее истцом заключались договоры с АУСО "Бабушкинский ПНИ", прилагая в обоснование своих доводов копии договоров от 15.01.2014, 17.02.2014, 07.03.2014. Делать вывод, что использовался этот бланк по инициативе Л.Т.Н., у суда оснований не имеется, поскольку объективных доказательств тому не представлено.
То обстоятельство, что Л.Т.Н. вела переговоры с контрагентами истца в письменной форме через электронную почту компании, и представленные в доказательство тому скриншоты страниц почты объективно не подтверждают вину Л.Т.Н. в причинении ущерба истцу.
Истец ссылается, что на электронную почту И. направляются письма, содержащие базу данных контрагентов и поставщиков истца. Однако, кем является данный гражданин, суду сведений не представлено, в связи с чем отсутствуют основания делать вывод о разглашении тем самым коммерческой тайны Л.Т.Н.
Согласно представленным представителем истца документам и его пояснениям, оформлением заказа на поставку товара в АУСО "Бабушкинский ПНИ" занималась Ф.Н.С. В дальнейшем договор был заключен с ООО "М".
Истец в обоснование требований ссылается на ст. 11 Федерального закона "О коммерческой тайне", возлагающую на работника обязательство не разглашать информацию, составляющую коммерческую тайну, предусматривающую возмещение убытков работником, виновным в разглашении.
Оценив представленные суду доказательства, суд приходит к выводу, что стороной истца не доказан факт разглашения коммерческой тайны Л.Т.Н. Факт создания юридического лица (ООО "М") и заключения Л.Т.Н. договора с АУСО "Бабушкинский ПНИ" не свидетельствует о разглашении коммерческой тайны, а следовательно, не имеется оснований для взыскания с нее ущерба. Принимая во внимание установленные судом обстоятельства, учитывая приведенные выше нормы права, суд не усматривает оснований для удовлетворения исковых требований.
Что мы здесь видим? Видим мы несколько моментов, каждый из которых фатально (для истца) повлиял на результат дела:
1) когда речь идет о делах такого рода, пустым словам стоит верить куда в меньшей степени, чем в какой-либо другой категории дел. Нужна мощная доказательственная база. Ее примерами могут быть:
- должностная инструкция или трудовой договор, где устанавливается, что работник посвящен в коммерческую тайну в связи с его трудовыми обязанностями. Либо расписка сотрудника о том, что он согласен получить доступ к секретным сведениям;
- перечень сведений, отнесенных в вашей организации к коммерческой тайне, с распиской работника о том, что он ознакомлен с этим документом;
- документ, определяющий режим коммерческой тайны и меры ответственности за его нарушение (например, положение о коммерческой тайне), с распиской работника о том, что он ознакомлен с этим документом;
- доказательства, подтверждающие факт и обстоятельства разглашения тайны, а также то, что разгласил ее именно этот работник по своей вине (показания свидетелей, аудио- и видеозаписи и т.п.);
- доказательства, подтверждающие размер убытков (расчеты, сметы, результаты экспертиз и т.п.).
Истец представил договор на поставку медоборудования в качестве обоснования ущерба, но не доказал, что пресловутый бланк является исключительной собственностью, коммерческой тайной его организации. Это можно было бы понять из перечня "тайных" сведений, но он представлен не был - все голословно;
2) объективно не было доказано, что именно ответчица разгласила коммерческую тайну, ведь переписка велась со служебного e-mail компании, а не с рабочего e-mail ответчицы (хотя и тогда тоже отправить письма мог любой человек, потому здесь объективных доказательств в принципе быть не может). Кроме того, не поступило сведений, кто такой пресловутый И., на "ящик" которого направлялись письма. Из всего этого последовали закономерный отказ в иске и поражение в процессе.

3. Подписала и тут же нарушила

Но так благосклонны к ответчикам - потенциальным нарушителям коммерческой тайны суды бывают далеко не всегда, равно как и способы нарушить эту самую тайну бывают весьма разнообразными. К примеру, человек взял и скопировал секретную информацию себе на флэшку или направил на сторонний почтовый ящик. Вот и наглядный пример, причем здесь нарушитель пытался оспорить приказ об увольнении, однако все без толку: факт разглашения коммерческой тайны был доказан работодателем. Речь идет об Апелляционном определении Судебной коллегии Мосгорсуда от 20.04.2015 по апелляционной жалобе П.О.А. на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 19 января 2015 г., которым постановлено: "В удовлетворении исковых требований П.О.А. к ООО "Национальная служба взыскания" об отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании бонуса, взыскании компенсации морального вреда отказать".
П.О.А. с учетом уточнений обратилась в суд с иском к ООО "Национальная служба взыскания" об отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании бонуса, взыскании компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований истица ссылается на то, что работала в ООО "Национальная служба взыскания" в должности заместителя управляющего директора управления новых рынков. Приказом от 1 октября 2014 г. истица уволена по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (разглашение охраняемой законом коммерческой тайны). Свое увольнение истица считает незаконным, поскольку факт разглашения охраняемой законом тайны с ее стороны отсутствует, увольнение произведено в связи с копированием сведений, которые являются незначительными, не повлекшими негативных правовых последствий, информация не была передана третьим лицам.
Судебная коллегия, выслушав представителя истицы, представителя ответчика, проверив материалы дела, выслушав заключение прокурора, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к следующему. Судом установлено и следует из материалов дела, что П.О.А. с 17 ноября 2009 г. работала в ООО "Долговое агентство пристав" на основании трудового договора и приказа о приеме на работу. С 20 февраля 2012 г. ООО "Долговое агентство пристав" переименовано в ООО "Национальная служба взыскания". Приказом от 3 марта 2014 г. истица переведена в управление новых рынков на должность заместителя управляющего директора. Приказом от 1 октября 2014 г. П.О.А. уволена по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей: разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашение персональных данных другого работника). С данным приказом истица ознакомлена 2 октября 2014 г.
Проверяя правомерность увольнения истицы, суд установил, что 22 сентября 2014 г. П.О.А. отправила на сторонний адрес электронной почты файл. 30 сентября 2014 г. истица скопировала информацию со своего рабочего компьютера на флэш-карту. Из служебной записки специалиста по информационной безопасности от 1 октября 2014 г. следует, что 30 сентября 2014 г. выявлен факт копирования П.О.А. на флэш-носитель файлов, содержащих рабочую конфиденциальную информацию.
Из объяснительной записки П.О.А. от 1 октября 2014 г. следует, что она не отрицает факт копирования файлов на флэш-карту и отправку файла по электронной почте. Между тем указывает, что отправка рабочих материалов на личную почту была сделана для целей изучения данных материалов дома, а также возможности работать с ними в случае болезни. Пунктами 2.2.4, 2.2.9 трудового договора на истицу возложена обязанность не разглашать информацию и сведения, являющиеся коммерческой тайной работодателя, не разглашать без разрешения работодателя внутреннюю информацию работодателя или ставшие ему известными по роду деятельности сведения (служебные, коммерческие, экономические, технические и иные), в том числе сведения, разглашение которых может нанести вред работодателю, его репутации или его клиентам, а также другим работникам работодателя.
Приказом от 26 декабря 2011 г. утверждено соглашение о неразглашении конфиденциальной информации. С данным соглашением истица была ознакомлена 18 января 2012 г. Согласно указанному соглашению о неразглашении конфиденциальной информации к сведениям, подпадающим под понятие конфиденциальной информации (коммерческой тайны общества), в том числе относятся: систематизированные сведения о партнерах, подрядчиках, поставщиках, клиентах, потребителях и других деловых отношениях общества, которые не содержатся в открытых каталогах, справочниках, содержание трудовых договоров, в том числе сведения о доходах работников общества, персональные данные физических лиц, которые находятся в распоряжении общества.
3 марта 2014 г. П.О.А. подписала соглашение о неразглашении конфиденциальной информации, обязательство о неразглашении сведений, составляющих коммерческую и банковскую тайну, в соответствии с которыми обязалась в период своей работы в ООО "Национальная служба взыскания" не делать несанкционированные выписки и копии (в том числе на магнитных носителях) документов, содержащих коммерческую и банковскую тайну. Информация, содержащаяся в переданном файле, отнесена ООО "Национальная служба взыскания" к коммерческой тайне.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований в части признания увольнения незаконным, восстановления на работе и производных требований, суд пришел к выводу о том, что истица допустила дисциплинарный проступок, нарушив соглашение о неразглашении конфиденциальной информации и соответствующее обязательство, в связи с чем у ответчика имелись основания для увольнения истицы по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
Рассматривая доводы истицы о незаконности ее увольнения в связи с непредставлением ей работодателем документов, связанных с увольнением, суд пришел к выводу об их необоснованности, поскольку данные обстоятельства не опровергают факт допущения истицей дисциплинарного проступка, повлекшего возникновение оснований для увольнения истицы по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Порядок привлечения к дисциплинарной ответственности ответчиком соблюден.
Пунктами 3.1.2, 3.1.4 трудового договора установлено, что за выполняемую работу работодатель выплачивает работнику ежемесячно заработную плату, включающую в себя должностной оклад в соответствии со штатным расписанием и положением об оплате труда и премировании работников общества. По итогам работы за месяц, квартал или год работник премируется в порядке, предусмотренном указанным положением. Согласно положению об оплате труда и премировании работников ООО "Национальная служба взыскания", в целях усиления материальной заинтересованности в своевременном и качественном исполнении своих должностных обязанностей, повышения уровня ответственности за результаты труда работников общества, работникам может выплачиваться премия по итогам работы. Размер премии определяется в зависимости от результатов работы каждого работника и финансовых результатов работы общества. Премирование работников производится на основании принятых в обществе систем мотивации работников и по представлению служебной записки непосредственным руководителем или работником, ответственным за расчеты переменной части заработной платы. Премирование руководителей, подчиненных генеральному директору общества, производится на основании решения совета директоров или решения генерального директора общества. Решение генерального директора оформляется служебной запиской.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований в данной части, суд исходил из того, что в соответствии с действующим законодательством премии не являются обязательными, гарантированными и безусловными выплатами, носят стимулирующий характер. Выплата премий работнику является правом работодателя, а не его обязанностью.
Судебная коллегия находит указанные выводы суда соответствующими нормам законодательства, регулирующим возникшие правоотношения, и представленным доказательствам.
В апелляционной жалобе истица указывает об отсутствии оснований для увольнения в связи с недоказанностью обстоятельства разглашения коммерческой тайны. С такими доводами согласиться нельзя. В обязательстве о неразглашении сведений, составляющих коммерческую и банковскую тайну, стороны согласовали обязанность П.О.А. не разглашать сведения, составляющие коммерческую или банковскую тайну работодателя, которые будут ей доверены или станут известны при исполнении служебных обязанностей, не делать несанкционированные выписки и копии (в том числе на магнитных носителях) документов, содержащих коммерческую и банковскую тайну. Таким образом, стороны предусмотрели запрет на производство несанкционированных выписок и копий указанных документов в качестве обязательства по неразглашению сведений, составляющих коммерческую и банковскую тайну.
Скопировав конфиденциальную информацию и отправив ее на сторонний почтовый электронный адрес, работница тем самым создала условия по выводу данной информации из-под контроля работодателя, что повлекло нарушение принятых на себя обязательств по неразглашению охраняемой тайны.
Доводы апелляционной жалобы истицы о несогласии с выводами суда направлены на иную оценку представленных доказательств, а также иное толкование норм материального права, повторяют доводы, изложенные в исковом заявлении. Между тем судом дана надлежащая оценка всем представленным доказательствам, а также доводам истицы и ответчика в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ. Таким образом, оснований для отмены или изменения решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется. Доводы апелляционной жалобы не содержат каких-либо новых обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда первой инстанции или опровергали выводы судебного решения, аналогичны доводам, заявленным в суде первой инстанции, и не могут служить основанием к отмене правильного по существу решения суда по одним только формальным соображениям на основании ч. 6 ст. 330 ГПК РФ.
Вот здесь мы уже видим вполне четкие и правильные действия работодателя: истица изначально при трудоустройстве была ознакомлена с реестром конфиденциальной информации, соответственно, понимала, что каким-либо образом выносить с предприятия данные сведения недопустимо, но совершила этот проступок. Ее доводы в пользу того, что она хотела поработать дома и изучить материалы, для чего перекинула их на флэшку/отправила на e-mail, в принципе не могут рассматриваться как серьезный аргумент:
1) информация, признанная коммерческой тайной предприятия, в любом виде не может покидать пределы организации. Домыслы истца о том, что информация "незначительная", в данном случае не значат ничего. Раз она внесена в реестр секретной информации, значит, по определению уже не может быть незначительной;
2) где гарантия, что через электронный почтовый ящик информация не попадет, к примеру, к знакомому истицы, работающему на фирму-конкурента? Ни то ни другое досконально доказать/опровергнуть нельзя. При таких раскладах слова о "болезни", "желании работать дома" - лишь отговорки, не больше;
3) весь порядок санкций и увольнения работодателем четко соблюден. Поэтому решение суда было абсолютно законным и справедливым, что уверенно подтвердили две более высокие судебные инстанции.

4. Есть прибыль - все равно в суд

Есть еще один пример, связанный с недоказанностью работодателем факта разглашения сотрудником его предприятия коммерческой тайны. Так случилось, что переданная работником информация не только не привела предприятие к какому-либо ущербу, а, напротив, принесла ему прибыль. Тем не менее судебный процесс состоялся. Речь идет о решении, принятом Чкаловским районным судом г. Екатеринбурга 31.01.2014 по иску ООО "Н" к Ш.Д.А. о взыскании штрафа за разглашение коммерческой тайны.
ООО "Н" обратилось в суд с иском к Ф.И.О.1 о взыскании штрафа за разглашение информации, составляющей коммерческую тайну. В заявлении ООО "Н" указало, что между ООО "Н" и Ф.И.О.1 заключен трудовой договор. Ответчик принят на работу на должность стажера отдела продаж. ДД.ММ.ГГГГ переведен на должность помощника менеджера по продажам. Ответчик при поступлении на работу ознакомлен с положением о конфиденциальной информации, составляющей коммерческую тайну ООО "Н", подписал обязательство о неразглашении конфиденциальной информации. В п. 3.2 трудового договора предусмотрена обязанность работника не разглашать сведения, составляющие коммерческую тайну. За разглашение конфиденциальной информации предусмотрен штраф.
В июне 2013 г. истец узнал, что ответчик передал конфиденциальную информацию своему знакомому (Ф.И.О.6).
Ответчик представил письменные объяснения, в которых подтвердил факт разглашения конфиденциальной информации. ДД.ММ.ГГГГ ответчик был уволен из ООО "Н" на основании пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Ответчик отказался добровольно уплатить штраф. На основании ст. ст. 1465, 1470, 1472 ГК РФ, ст. 14 Федерального закона "О коммерческой тайне" просит взыскать с ответчика штраф.
Представитель истца ООО "Н" Ф.И.О.5 по доверенности в судебном заседании поддержал исковые требования, дополнительно пояснил, что информация о клиентах ООО "Н" и намерениях этих клиентов приобрести определенное оборудование является информацией, имеющей реальную коммерческую ценность, и является секретом производства ноу-хау.
Ответчик Ф.И.О.1 в судебном заседании требования не признал, пояснил, что с 2012 г. он состоял в трудовых отношениях с ООО "Н", уволен на основании пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Приказ об увольнении он не обжаловал. Трудовой договор и обязательство о неразглашении конфиденциальной информации он подписал за три дня до увольнения, до этого ему не давали на подпись эти документы. ООО "Н" не ознакомило его с положением о конфиденциальной информации, составляющей коммерческую тайну ООО "Н". В перечне лиц, ознакомившихся с указанным положением, стоит не его подпись.
Он не оспаривает, что передал своему знакомому Ф.И.О.6 через электронную почту информацию о том, что в ООО "Н" поступила заявка от клиента о приобретении оборудования. Ф.И.О.6 купил оборудование у ООО "Н", в результате предприятие получило прибыль. В нарушение ст. 10 Федерального закона N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" предприятие не приняло мер по охране конфиденциальной информации, ему не был известен перечень информации, составляющей коммерческую тайну. Информация о клиентах предприятия общедоступна для всех работников.
Заслушав участников процесса, исследовав письменные доказательства, суд не находит оснований для удовлетворения иска.
Из дела видно, что ООО "Н" зарегистрировано в качестве юридического лица. Согласно уставу ООО "Н" занимается розничной и оптовой торговлей оборудованием к системам локальных вычислительных сетей. Истец Ф.И.О.1 состоял в трудовых отношениях с ООО "Н" в должности помощника менеджера отдела продаж. ДД.ММ.ГГГГ между истцом Ф.И.О.1 и ООО "Н" заключен трудовой договор N ОП/ТД-55. В соответствии с п. 3.2 трудового договора ответчик принял на себя обязанность сохранять и не разглашать сведения, составляющие служебную коммерческую тайну работодателя, согласно положению о конфиденциальной информации, составляющей коммерческую тайну ООО "Н". Штраф за разглашение данной информации составляет <данные изъяты>. В заключительных положениях указано, что лица, виновные в нарушении режима конфиденциальной информации, привлекаются в установленном порядке к уголовной, административной, дисциплинарной и гражданско-правовой ответственности. Общество вправе устанавливать размеры административной ответственности за нарушение настоящего положения в локальных актах и применять систему мотивации.
В списке лиц, ознакомившихся с указанным Положением, под номером 81 указан Ф.И.О.1. Оспаривая подпись в этом списке, ответчик пояснил, что он не был ознакомлен с этим Положением, подпись напротив его фамилии - не его.
Приказом от ДД.ММ.ГГГГ ответчик был уволен из ООО "Н" на основании пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (расторжение договора по инициативе работодателя). Приказ не обжалован ответчиком. Поводом для увольнения Ф.И.О.1 послужила передача ответчиком своему знакомому Ф.И.О.6 заявки клиента на приобретение оборудования, поступившая на предприятие ООО "Н", что, по мнению истца, в соответствии с п. 2.1.7 положения о конфиденциальной информации, составляющей коммерческую тайну ООО "Н", составляет коммерческую тайну предприятия. Истец, ссылаясь на ст. ст. 1465, 1470, 1472 ГК РФ, просит взыскать с ответчика штраф.
Отношения, связанные с отнесением информации к коммерческой тайне, передачей такой информации и охраной ее конфиденциальности, регулирует Федеральный закон "О коммерческой тайне". Истцом в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представлены доказательства того, что переданная ответчиком третьему лицу информация отнесена к коммерческой тайне с соблюдением требований законодательства путем установления в отношении нее режима коммерческой тайны, а также наличия убытков в виде упущенной выгоды. В силу действующего законодательства ответственность работников предприятия за разглашение коммерческой тайны в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации не наступает. За разглашение конфиденциальной информации Трудовой кодекс РФ предусматривает дисциплинарную ответственность. Трудовой кодекс РФ содержит положения, устанавливающие материальную ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю (ст. 238 ТК РФ), и не предусматривает ответственность за разглашение конфиденциальной информации в виде штрафа. В силу положений ст. 57 ТК РФ дополнительные условия, ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, не допускаются. В связи с этим включение в трудовой договор дополнительного условия в виде взыскания штрафа за разглашение конфиденциальной информации не соответствует требованиям действующего законодательства.
Материалами дела не подтверждено, что передача клиента третьему лицу причинила какой-либо ущерб ООО "Н", учитывая объяснение ответчика, оборудование у ООО "Н" было приобретено Ф.И.О.6, в результате предприятие ООО "Н" получило прибыль. Сам факт передачи третьему лицу заявки предприятия не может служить основанием для установления нарушения прав истца на коммерческую тайну и не может являться основанием для взыскания с ответчика штрафа.
Таким образом, суд приходит к выводу, что истцом не представлено доказательств факта нарушения со стороны ответчика взятых на себя обязательств по неразглашению конфиденциальной информации, составляющей коммерческую тайну ООО "Н", и причинения ответчиком ущерба истцу. Учитывая изложенное, суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований истца о взыскании штрафа с Ф.И.О.1 за разглашение информации, составляющей коммерческую тайну.
Во-первых, в данном примере видим не слишком хорошее отношение работодателя к работнику: все-таки неэтично подавать в суд на человека, чья деятельность принесла не вред, а, напротив, пользу и прибыль. Но вопросы морали оставим за скобками, у нас юридическое исследование. Но и тут не все гладко с работодателем. Опять та же ошибка - работодатель не ознакомил работника с перечнем информации, содержащей коммерческую тайну. И вот какой интересный нюанс возник: работодатель не протестовал против фразы истца о том, что подпись под документом об ознакомлении не его. Это вполне могло быть истолковано судом превратно. А ведь можно было провести соответствующую экспертизу, и многое могло поменяться. А получилось, что работодатель словно бы согласился с этими словами и тем самым, что называется, "сдал" себя. Если работник не был ознакомлен с таким перечнем, следовательно, он не знал, что делает. Кроме того, его действия принесли компании прибыль, тем самым его увольнение остается за пределами не только юридических норм, но даже элементарной логики. Ну а взятый с работника штраф элементарно не соответствует закону. Отказ в иске вполне закономерен.

5. Халатность и незнание ответственности не отменяют

В закрепление того, что я сказал по прошлому делу, хочу привести еще один пример. Здесь тоже ситуация касается неправомерной отправки истицей секретных данных на свой электронный почтовый ящик, а следовательно, и их потенциального разглашения таким способом. Речь идет об Определении, вынесенном Судебной коллегией Мособлсуда по гражданским делам 16.09.2010 по кассационной жалобе Л. на решение Химкинского городского суда Московской области от 20 июля 2010 г. по делу по иску Л. к ОАО "А" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.
Л. обратилась в суд с иском к ОАО "А" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. Иск мотивировала тем, что с 14.11.2006 была принята в ОАО "А" на должность менеджера по кадровому производству. 29.12.2007 была переведена на должность начальника отдела по работе с персоналом. 16.02.2010 уволена по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (разглашение охраняемой законом тайны). Считает увольнение незаконным, поскольку информация, которую она направила на свой электронный адрес, не стала достоянием третьих лиц, поскольку не была разглашена. В судебном заседании Л. иск поддержала. Представитель ответчика ОАО "А" в судебном заседании иск не признал. Решением Химкинского городского суда Московской области от 20 июля 2010 г. в удовлетворении иска отказано. С таким решением Л. не согласилась, обжалует его в кассационном порядке, просит отменить как незаконное и необоснованное.
Проверив материалы дела, выслушав объяснения явившихся участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене обжалуемого судебного постановления. Из материалов дела усматривается, что 14.11.2006 Л. была принята на работу в ОАО "А" на должность менеджера по кадровому производству. 29 декабря 2007 г. истица была переведена на должность начальника отдела по работе с персоналом. Приказом генерального директора ОАО "А" от 23.11.2009 N 20 было утверждено положение об обеспечении сохранения информации, отнесенной законами Российской Федерации к категории конфиденциальной информации, в ОАО "А". Данный приказ был согласован в том числе и с истицей как начальником отдела по работе с персоналом. Кроме того, данным приказом она была включена в состав экспертной комиссии. Таким образом, Л. была ознакомлена с содержанием данного положения, в том числе и с тем, что работа с конфиденциальной информацией должна осуществляться только в помещениях и на оборудовании ОАО "А".
11.01.2010 генеральным директором ОАО "А" был утвержден список сотрудников ОАО "А", допущенных к персональным данным сотрудников. В данный список была включена истица в соответствии с поданной ею заявкой. 18.01.2010 с Л. был проведен инструктаж по работе со сведениями, составляющими коммерческую тайну, и сведениями, отнесенными к конфиденциальной информации. Указанное обстоятельство истицей не оспаривалось.
В ходе планового аудита служебной электронной почты работников компании, обрабатывающих персональные данные, была выявлена периодическая рассылка истицей писем, содержащих персональные данные работников компании, на почтовый ящик XXX.mail.ru, то есть информация была размещена на данном почтовом сервере. Компания ООО "Мэйл.ру" оказывает информационно-телекоммуникационные услуги с использованием своей информационно-телекоммуникационной сети, в состав которой входят и почтовые серверы. Процедура оказания услуг электронной почты компанией ООО "Мэйл.ру" регламентируется пользовательским соглашением, текст которого размещен на сайте www.mail.ru, в соответствии с условиями которого ООО "Мэйл.ру" может как ограничивать, так и разрешать доступ к информации, содержащейся в электронных почтовых ящиках. Следовательно, в силу ст. 2 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и защите информации" названная компания является обладателем информации.
Дав правовую оценку указанным выше фактическим обстоятельствам дела в совокупности с представленными сторонами в обоснование своих доводов и возражений доказательствами, суд пришел к выводу о том, что размещенная в результате неправомерных действий истицы информация, содержащая персональные данные работников компании ОАО "А", стала доступна третьему лицу - ООО "Мэйл.ру", в связи с чем дисциплинарное взыскание в виде увольнения по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ было применено к Л. правомерно. Дисциплинарное взыскание было наложено в пределах установленного ст. 193 ТК РФ срока и с учетом тяжести проступка. Порядок увольнения ответчиком был соблюден, в связи с чем оснований для восстановления истицы на работе не имеется.
Поскольку увольнение является законным, требования о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда удовлетворению также не подлежат. Судебная коллегия находит указанные выше выводы суда правильными, основанными на совокупной оценке собранных по делу доказательств и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения. Доводы, изложенные в кассационной жалобе, направлены на иную оценку судом представленных по делу доказательств, не опровергают правильность выводов суда и не могут повлечь отмену постановленного по делу решения.
Даже если у истицы не было злого умысла на разглашение конфиденциальной информации своей компании, халатность с ее стороны тут имеется. Я вполне допускаю, что она не читала пользовательское соглашение "Мэйл.ру" и не знала о последствиях отправки информации на свой почтовый ящик информации, составляющей коммерческую тайну организации. Мало кто читает подобные документы, кроме того, никто не отменял так называемых "червей" и "троянов", вполне спокойно поражающих электронную почту. Эта вещь вполне повседневная, о ней все знают, кто обращается с компьютером и Интернетом. Если бы подобное случилось с "ящиком" истицы, информация могла попасть к кому угодно, т.е. случилось бы разглашение информации. Поэтому Определение Судебной коллегии видится мне совершенно объективным и справедливым.

6. Заключение

Итак, мы завершили исследование проблемы взыскания работодателем со своего работника ущерба, нанесенного последним в результате разглашения (вольного или невольного) коммерческой тайны. По результатам исследования можно вывести несколько правил:
1) каждый сотрудник при приеме на должность, подразумевающую ознакомление с информацией, составляющей коммерческую тайну, обязательно подлежит ознакомлению с реестром данной информации. Иначе будет так, как мы видели в нескольких примерах, приведенных в данном исследовании, когда работодатель увольняет работника якобы за разглашение конфиденциальных сведений, а доказать, что такой факт реально имел место, не может. Более того, в одном из дел есть реальные основания подозревать, что подпись работника под документом об ознакомлении была поддельной, поскольку ничем не было доказано обратное (заключением экспертизы, к примеру). Вот таких вещей делать нельзя, в противном случае можно нарваться на неприятности более серьезные, чем просто утраченная выгода и нервы;
2) еще один момент, который сразу же обратил на себя мое внимание, - наглость (по-другому я это не назову) работодателя еще в одном деле, который подал в суд на работника за разглашение коммерческой тайны и уволил его. При этом не только не сумел доказать, что разглашением был нанесен какой-то ущерб, а напротив, работник принес ему прибыль. Это к вопросу о том, что: во-первых, сотрудник обязательно должен быть ознакомлен с перечнем конфиденциальной информации, во-вторых, в этот перечень нельзя включать абы что. То, что может являться коммерческой тайной, четко и строго закреплено в законодательстве. Соответственно, нельзя включить в этот список первую попавшуюся бумажку, обвинить сотрудника, взявшего эту бумажку, в разглашении конфиденциальной информации и "выкинуть" его.
Сейчас хочу обратиться к работникам, имеющим дело с конфиденциальной информацией. Не будьте легкомысленными, не надо посылать информацию даже на свой домашний "ящик". Во-первых, она станет собственностью оператора, что уже само по себе является разглашением, во-вторых, "ящик" всегда можно взломать, и уж тогда информация точно уйдет в неизвестном направлении и с непредсказуемыми последствиями и для вас, и для вашей организации. Лучше уж поработать чуть больше обычного, но зато сохранить и нервы, и деньги, и работу.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑