Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

19.09.2020

Законопроект направлен на установление с 1 января 2021 года минимального почасового уровня оплаты труда, в сумме 150 рублей в час, для исчисления оплаты труда работника при заключении с ним срочного трудового договора на условиях неполного рабочего времени. Также он предусматривает ежегодную индексацию минимального почасового размера оплаты труда.

подробнее
16.09.2020

Законопроект направлен на защиту прав и повышение гарантий граждан, имеющих право на получение пособия по безработице. В связи с этим предлагается установление следующих размеров пособий по безработице: 12 130 рублей – минимальная величина пособия; 24 260 рублей - максимальная величина пособия по безработице.

подробнее
15.09.2020

Цель законопроекта - устранение необоснованной практики заключения краткосрочных трудовых договоров с педагогическими работниками, относящимися к профессорско-преподавательскому составу, в организации, осуществляющей образовательную деятельность по реализации образовательных программ высшего образования и дополнительных профессиональных программ.

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Ведение переговоров как основание возникновения обязательства (Демкина А.В.)

Ведение переговоров как основание возникновения обязательства (Демкина А.В.)

Дата размещения статьи: 06.10.2016

Ведение переговоров как основание возникновения обязательства (Демкина А.В.)

Преддоговорным отношениям в праве уделяется значительно меньше внимания, чем договорным или деликтным. Однако преддоговорные отношения сторон могут быть весьма разнообразны, и еще до момента заключения договора на участнике преддоговорных отношений могут лежать разные обязанности. С 1 июня 2015 года вступила в силу отдельная статья, регулирующая отношения по ведению переговоров о заключении договора. В литературе уже отмечается, что новые правила ст. 434.1 Гражданского кодекса РФ будут способствовать улучшению инвестиционного климата в стране и в целом оздоровлению имущественного оборота [1].

Обоснование появления данной нормы содержится в Концепции совершенствования гражданского законодательства, которая предлагала установить разумный компромисс между принципом добросовестности и принципом свободы договора (п. 3.7.2 Концепции). Концепция исходит из того, что любой участник гражданского оборота свободен проводить переговоры, предшествующие заключению договора, и не несет ответственности за недостижение согласия с потенциальным контрагентом, однако сторона, которая ведет или прерывает переговоры недобросовестно, является ответственной за потери, причиненные другой стороне [2].

Сразу отметим, что данные положения очень напоминают правила, установленные ст. 2.15 Принципов международных коммерческих договоров [3]. Пункт 1 ст. 2.15 Принципов международных коммерческих договоров предусматривает, что сторона свободна проводить переговоры и не несет ответственности за недостижение согласия. Пункт 2 указанной нормы гласит, что сторона, которая ведет или прерывает переговоры недобросовестно, является ответственной за потери, причиненные другой стороне.

Эти идеи и нашли свое закрепление в новой статье - ст. 434.1 ГК РФ. Пункт 1 указанной статьи устанавливает частный случай действия принципа свободы договора - свободы ведения переговоров о заключении договора. Согласно новым правилам, если иное не предусмотрено законом или договором, граждане и юридические лица свободны в проведении переговоров о заключении договора, самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто. Свобода ведения переговоров может быть ограничена законом, это такие правила, как ст. 445, ст. 507 ГК РФ, кроме того, иное стороны могут предусмотреть непосредственно своим соглашением.

Пункт 2 ст. 434.1 ГК РФ посвящен частному случаю принципа добросовестности: при вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно, в частности не допускать вступления в переговоры о заключении договора или их продолжения при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной.

Чтобы разобраться в правовой природе преддоговорных контактов участников гражданского права, необходимо подробно проанализировать эти отношения. Право закрепляет определенные права и обязанности уже на стадии ведения переговоров, при отправлении и получении оферты, при направлении акцепта. Однако можно ли сказать, что и до заключения договора существует правоотношение? Субъект, объект, правомочие и обязанность - таковы основные элементы всякого правоотношения. Помимо этого, при характеристике правоотношения О.С. Иоффе выделял волю и интерес [4].

Легальное определение обязательства дается в ст. 307 ГК РФ: "В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности". Из легального определения обязательства следует, что содержанием обязательства может быть как совершение активных действий, так и воздержание от определенных действий.

Как справедливо отмечает В.В. Витрянский, законодательное определение понятия "обязательство" воплощает в себе лишь простейшую модель одностороннего обязательства, когда на стороне должника только обязанность, а на стороне кредитора - соответствующее право требования [5].

Существуют также доктринальные определения понятия "обязательство". Так, Г.Ф. Шершеневич понимал под обязательством "такое юридическое отношение, из которого обнаруживается право одного лица на известное действие другого определенного лица" [6].

В литературе выделяют следующие признаки обязательств:

1) обязательство - это относительное правоотношение, что отмечалось многими юристами (О.С. Иоффе, Ф.И. Гавзе, Г.Ф. Шершеневич) и может быть выведено из легального определения понятия обязательства [7];

2) кредитору принадлежит право требовать от должника совершения определенных действий, т.е. на участниках обязательств лежит определенная обязанность (ГК РФ содержит примерный перечень таких действий). Невыполнение этой обязанности может повлечь негативные последствия;

3) имущественный характер действий должника.

Последний признак неоднозначно оценивается в литературе. Согласно первой точке зрения, действия должника должны носить исключительно товарно-денежный характер [8]; в соответствии со второй обязательство - имущественное правоотношение, но существуют обязательства, направленные на организацию товарообмена [9]; представители третьей утверждают, что существуют обязательства с сугубо неимущественным содержанием [10]. Примером обязательства с неимущественным содержанием может быть обязательство, вытекающее из безвозмездного договора поручения. Нельзя забывать, что к предмету гражданского права относятся и организационные отношения [11], например, отношения, возникающие из предварительного договора, и отношения по организации торгов. Так, Ф.И. Гавзе отмечал, что на практике не встречается таких обязательств, которые так или иначе не были бы связаны с имущественными отношениями. Возмездные обязательства, какова бы ни была их цель, всегда являются имущественными. Но и безвозмездное обязательство, как утверждает автор, относится к имущественным, если его содержанием является передача вещи в собственность или бесплатное пользование вещью, или безвозмездное хранение вещи [12]. Исходя из изложенного, можно говорить об имущественном или "опосредованно" имущественном характере обязательств.

Проанализируем преддоговорные контакты сторон с точки зрения указанных характеристик.

Правила ст. 434.1 ГК устанавливают, что при вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно. Таким образом, на участниках преддоговорного процесса в силу указания закона лежит обязанность действовать добросовестно на всей стадии преддоговорного процесса. Такая обязанность установлена для всех лиц, намеревающихся вступить или уже вступивших в переговоры о заключении договора. Заключению договора посвящена гл. 28 ГК РФ. По общим правилам договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (п. 1 ст. 433 ГК РФ). Офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Оферта связывает направившее ее лицо с момента ее получения адресатом. Акцептом признается ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии. Акцепт должен быть полным и безоговорочным. И оферту, и акцепт при определенных обстоятельствах можно отозвать.

В приведенных нормах права речь идет об оферте и акцепте, к которым закон устанавливает определенные требования, в частности оферта должна содержать существенные условия договора, а акцепт - полное согласие с такими условиями. Но преддоговорные контакты сторон могут состоять и в обмене предложениями, которые не содержат существенных условий договора, который стороны хотели бы заключить, тем более предметом переговоров может быть и сам вид договора, подлежащий заключению. Таким образом, контакты сторон могут быть связаны только с предложением вести переговоры в определенном направлении.

Для того чтобы преддоговорные контакты стали правоотношением, необходимо установить стороны такого правоотношения. Например, если заключение договора обязательно для одной из сторон, правовая связь, взаимные права и обязанности возникнут в случае, если стороне, для которой заключение договора обязательно, будет направлена оферта. Если стороны свободны в заключении договора, то отношения по ведению переговоров, которые интересны для права, возникнут при направлении акцепта на иных условиях или будет иметь место иное вступление обеими сторонами в ведение переговоров о заключении договора. При этом лицо, получившее оферту, в любом случае должно вести себя добросовестно и не отвечать на нее, если не имеет желания заключить договор. Обязанность вести себя добросовестно возникает и при контактах сторон, даже если еще не сформулированы предложения по всем существенным условиям будущего договора, для закона важно наличие намерения заключить договор и факт контакта между участниками гражданского права по этому поводу.

Например, А. Тон полагал, что предпосылкой ответственности за преддоговорную вину выступает наличие между сторонами правоотношения, а не только требование разумности и добросовестности. Автор предполагает, что отношения сторон после направления оферты, но до принятия акцепта подпадают под понятие действия в чужом интересе [13]. При этом А. Тон утверждает, что оферент предоставляет другой стороне право рассматривать его в рамках отношений ведения чужих дел без поручения обязанным в объеме, определенном офертой. Этим им объясняется ограничение предела возмещения негативного интереса объемом интереса позитивного [14].

Интересна теория преддоговорной ответственности А. Кеппена, который предлагал отказаться от классического понятия договора как согласования воль и признать, что это условие необходимо лишь для возникновения обязанностей по исполнению договора, но не других последствий заключения сделки. По мнению автора, если заключение сделки не приводит к заключению договора как юридическому факту, порождающему обязанности по его исполнению, стороны остаются связанными договором как правоотношением и обязательством, которое возникает в момент акцептации оферты и в рамках которого может быть реализована ответственность за culpa in contrahendo [15].

Смысл этих разных по сути теорий сводится к тому, что без правоотношения не может существовать обязанности (вести себя добросовестно при ведении переговоров), за нарушение которой возможно привлечение к ответственности в виде возмещения причиненных недобросовестным поведением убытков.

Есть и противоположная позиция. По мнению А.Н. Кучер, на этапе выдвижения оферты стороны не связаны правоотношениями, поскольку между такими участниками нет корреспондирующих прав и обязанностей (в российском праве у акцептанта возникает так называемое секундарное правомочие акцептовать предложение, но не право, корреспондирующее обязанности не отзывать оферту). Кроме того, российская правовая наука не признает оферту сделкой, влекущей правовые последствия. В связи с чем автор приходит к мнению, что отсутствие корреспондирующих прав и обязанностей и юридического факта говорит об отсутствии и правоотношения на этом преддоговорном этапе [16].

Наибольший интерес преддоговорные отношения вызывали у немецких исследователей, которые по-разному квалифицировали преддоговорные отношения, предлагая для них свои модели.

Так, Г. Зибер предполагал, что с момента входа лица в магазин возникает обязательственное правоотношение, аналогичное договорному, а точнее - заключенный в результате конклюдентных действий подготовительный договор. Г. Зибер утверждал, что участники преддоговорных контактов несут и ответственность за "физическую целостность", эта ответственность проистекает из "приглашения заключать сделку" при открытии магазина для посетителей. Таким образом, преддоговорное обязательство у Г. Зибера имеет широкий перечень обязанностей, начиная от обязанности предоставления информации, заканчивая обязанностью обеспечения безопасности участников таких обязательств [17].

По мнению Г. Штолль, основанием возникновения преддоговорных обязанностей является вступление в переговоры, в связи с чем возникает обязательственное правоотношение, "поскольку оно обязывает стороны к действиям и бездействию по отношению друг к другу". Основанием возникновения такого правоотношения автор называет одностороннюю сделку - предложение заключить договор либо вступить в переговоры. При нарушении в рамках такого правоотношения потерпевший вправе рассчитывать только на возмещение негативного интереса [18].

Таким образом, авторы теорий исходят из определения (идентификации) участников преддоговорных отношений и осуществления ими определенных действий (пока действий нет, нет предложения о ведении переговоров, нет обязательства). Содержание этого правоотношения, а именно объем прав и обязанностей их участников у каждого автора свой, свои условия привлечения к ответственности (нужен заключенный договор или результат переговоров не важен).

Есть и другая позиция, согласно которой переговорное отношение основывается на законе. К. Ларенц в связи с этим говорит, что преддоговорная ответственность носит объективированный характер [19]. При этом автор не определяет объем преддоговорных обязанностей.

Как видно из приведенного обзора позиций о сущности преддоговорных контактов сторон, большинство авторов исходят из того, что между участниками переговоров возникает особое обязательство. Наше законодательство также регламентирует преддоговорный этап отношений сторон, закрепляет определенные последствия совершения действий или бездействия на преддоговорном этапе. Исходя из новых правил ГК РФ, можно говорить о регулировании отечественным законодателем преддоговорного отношения как обязательства. Обязательство по ведению переговоров возникает, когда становятся известны его участники. Например, если заключение договора обязательно для одной из сторон, обязательство возникнет в случае, если такой стороне направлена оферта. Если стороны свободны в заключении договоров, то обязательство по ведению переговоров возникнет при направлении акцепта на иных условиях либо при принятии предложения о ведении переговоров, которое может и не отвечать признакам оферты.

При этом, исходя из того, что законодатель закрепляет примерный перечень действий, которые должны подпадать под недобросовестное поведение, можно констатировать, что обязанность добросовестно вести себя в рамках преддоговорного обязательства как минимум включает в себя следующее:

- предоставление стороне полной и достоверной информации, в том числе сообщение об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны (например, при купле-продаже необходимо сообщить обо всех обременениях предмета договора);

- не вступать в переговоры без намерения заключить договор;

- не прекращать внезапно и неоправданно ведение переговоров.

Кроме того, обязанностью в рамках данного обязательства может быть и обязанность не раскрывать полученную в ходе переговоров о заключении договора информацию, которая передается другой стороной в качестве конфиденциальной, и обязанность не использовать такую информацию ненадлежащим образом для своих целей (п. 4 ст. 434.1 ГК РФ). В случае нарушения этой обязанности сторона преддоговорного обязательства должна возместить другой стороне убытки, причиненные в результате раскрытия конфиденциальной информации или использования ее для своих целей.

Таким образом, эти обязанности связаны либо с информированием в рамках преддоговорного обязательства, либо с самим процессом переговоров.

Важным моментом любого обязательства является возможность требовать его исполнения, а также санкции, направленные на обеспечение исполнения обязательства. Необходимо отметить, что преддоговорное обязательство - организационное, направленное на заключение договора. Заключение договора невозможно без согласования воль его сторон, в каких-то случаях без участия сторон восполнить отсутствие согласования существенных условий договора невозможно. Представляется, что установление в виде санкции за недобросовестные действия в ходе переговоров - принудительного заключения договора было бы несправедливо и не отвечало бы интересам гражданского оборота. Поэтому законодатель закрепил иные последствия нарушения этой обязанности. Согласно п. 3 ст. 434.1 ГК РФ сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки. Убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, признаются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

Литература

1. Витрянский В.В. Общие положения о договоре в условиях реформирования российского гражданского законодательства // Кодификация российского частного права 2015 / В.В. Витрянский и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2015; СПС "КонсультантПлюс".
2. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации: одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 // СПС "КонсультантПлюс".
3. Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) (1994 год) // СПС "КонсультантПлюс".
4. Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2000.
5. Витрянский В.В. Некоторые основные положения Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации об обязательствах // Журнал российского права. 2010. N 1.
6. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001.
7. Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Юридическая литература, 1975.
8. Гавзе Ф.И. Обязательственное право (общие положения). Минск: Изд-во БГУ им. В.И. Ленина, 1968.
9. Лавров Д.Г. Денежные обязательства в российском гражданском праве. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.
10. Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 2. Полутом 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2004; СПС "КонсультантПлюс".
11. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. (Серия "Классика российской цивилистики".)
12. Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Советское государство и право. 1966. N 10.
13. Гницевич К.В. Преддоговорная ответственность в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2009.
14. Кучер А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. М.: Статут, 2005.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2020. Все права защищены
↑