Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Трудовой договор > Корпоративное одобрение трудовых договоров как крупных сделок и сделок с заинтересованностью (Хаваяшхов А.А.)

Корпоративное одобрение трудовых договоров как крупных сделок и сделок с заинтересованностью (Хаваяшхов А.А.)

Дата размещения статьи: 10.07.2015

Корпоративное одобрение трудовых договоров как крупных сделок и сделок с заинтересованностью (Хаваяшхов А.А.)

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 мая 2014 г. N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью" <1> (далее - Постановление) закрепляется, что трудовые договоры могут быть квалифицированы в качестве крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Данное разъяснение вместе с вступившим в силу 1 сентября 2014 г. корпоративным блоком <2> изменений в ГК фактически закрепило возможность установления множественности лиц на стороне работодателя.

--------------------------------
<1> Вестник ВАС РФ. 2014. N 6.
<2> ФЗ от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2014. N 19. Ст. 2304.

Подпункт 1 п. 10 Постановления устанавливает, что ни ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" <3> (далее - ФЗ об АО), ни ФЗ от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" <4> (далее - ФЗ об ООО) "не исключают возможность квалификации в качестве крупной сделки и (или) сделки с заинтересованностью заключаемого с работником общества договора или его отдельных положений". В данной формулировке обращают на себя внимание два обстоятельства. Во-первых, возможность квалификации в качестве крупных сделок и сделок с заинтересованностью трудового договора с любым работником общества. Во-вторых, в качестве крупной сделки и сделки с заинтересованностью могут быть квалифицированы как трудовой договор в целом, так и его отдельные положения.
--------------------------------
<3> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.
<4> СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

Оставив в стороне теоретические проблемы, связанные с данным разъяснением, в отношении правовой природы трудового договора и гражданско-правовой сделки <5>, следует отметить, что столь широкие формулировки по сути создают дополнительные основания для прекращения трудового договора в отношении большого количества работников.
--------------------------------
<5> См. подробнее: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) (6-е изд., испр., доп. и перераб.) / Отв. ред. Ю.П. Орловский. М., 2014; Шиткина И.С. Отдельные проблемы правового регулирования образования и деятельности единоличного исполнительного органа // Хозяйство и право. 2011. N 4. С. 3 - 17.

Приведем пример. Критерием "крупности" сделки является соотношение ее суммы с балансовой стоимостью активов общества. Согласно Постановлению "в случае заключения бессрочного трудового договора в качестве расчетного периода для целей оценки сделки как крупной берется... один год". Учитывая возможность поддержания баланса юридического лица на минимальном уровне, эти положения будут служить достаточным формальным основанием для прекращения трудовых отношений со всеми работниками юридического лица, так как фактически каждый трудовой договор будет превышать балансовую стоимость активов общества, даже если размер оплаты его труда будет установлен на уровне минимального размера оплаты труда.
Относительно сделок с заинтересованностью привести подобный пример сложнее, так как в законе установлены все возможные субъекты заинтересованности. Доказать их заинтересованность в заключении всех трудовых договоров практически нереально. Но и указанное ограничение может быть устранено в случае, если будут приняты подготовленные Минэкономразвития законопроекты, согласно которым предлагается оставить открытым перечень лиц, которые могут быть заинтересованы в заключении сделки <6>.
--------------------------------
<6> См.: Титов С. Сотрудник с интересом // Ведомости. 2014. 22 сент.

В то же время в Постановлении говорится лишь о возможности квалификации трудового договора и его отдельных положений в качестве крупной сделки или сделки с заинтересованностью. При оценке соответствия критериям крупных сделок суды будут учитывать "все обстоятельства дела", в том числе "положения, предусматривающие выплаты (разовую или неоднократные) денежных средств работнику в случае увольнения и (или) наступления иных обстоятельств либо заработной платы за период действия трудового договора, размер которых составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества" (абз. 2 пп. 1 п. 10 Постановления). Это означает, что даже формальное наличие всех критериев крупной сделки или сделки с заинтересованностью не влечет автоматического признания таковым трудового договора или его отдельных положений.
Помимо обозначенных проблем из Постановления вытекает еще одна весьма существенная как в теоретическом, так и в практическом плане проблема. Речь идет о так называемой проблеме множественности лиц на стороне работодателя - явлении, когда на стороне работодателя фактически выступают более чем одно юридическое лицо. Согласно абз. 2 п. 2 ст. 67.3 ГК "основное хозяйственное товарищество или общество отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение указаний или с согласия основного хозяйственного товарищества или общества". Данная норма не уточняет, на каком основании должно быть получено согласие основного общества на совершение сделки (в силу требований закона, учредительных документов общества, локальных нормативных актов). Для целей данной работы рассмотрим только вариант с одобрением крупных сделок и сделок с заинтересованностью.
Как известно, крупные сделки и сделки с заинтересованностью обществ нуждаются в одобрении по правилам, установленным в федеральных законах о хозяйственных обществах. С учетом разъяснений Постановления правило о солидарной ответственности основного и дочернего обществ <7> распространяется и на трудовые договоры, отвечающие признакам крупной сделки или сделки с заинтересованностью. Следовательно, если трудовой договор был заключен с согласия основного общества, ответственность, вытекающую из трудовых и непосредственно связанных с ними отношений, будут нести и основное, и дочернее общества. При солидарной обязанности кредитор вправе требовать исполнения "как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга" (ст. 323 ГК). Солидарность обязанности в законодательстве отождествляется с солидарностью ответственности (ст. 322 ГК). Фактически это означает, что ответственность будут нести преимущественно материнские компании, несмотря на то что трудовой договор с работниками заключен дочерним обществом.
--------------------------------
<7> Для удобства восприятия материала в статье идет речь только об отношениях "основное общество - дочернее общество".

В ранее действовавшей редакции ГК солидарная ответственность основного и дочернего обществ вытекала из сделок, заключенных дочерним обществом по обязательным указаниям основного общества. Дополнение "с согласия" расширило круг оснований возникновения множественности субъектов, но одновременно вызвало появление новых вопросов.
Во-первых, можно ли считать одобрение сделки согласием на ее заключение? Федеральные законы о хозяйственных обществах такой формы взаимоотношений, как "согласие" между обществами, пока не содержат. В ГК категория "согласие" применяется довольно регулярно и зачастую имеет разный юридический смысл в зависимости от контекста применения <8>. Одним из таковых можно считать и одобрение сделки. Статья 157.1 ГК фактически приравнивает последующее согласие на совершение сделки к ее одобрению <9>. При буквальной трактовке данной статьи основное общество будет нести солидарную ответственность только за сделки, одобренные после ее совершения. Представляется, что это противоречит целевой направленности ст. 67.3 ГК, и под согласием здесь подразумевается в том числе предварительное одобрение сделки. В подтверждение этой позиции можно привести пп. 1 п. 7 Постановления, в котором говорится о возможности не указывать в решении об одобрении сделки стороны и выгодоприобретателей по сделке в случаях, когда они не могут быть определены на момент одобрения сделки (в том числе при предварительном согласии на совершение сделки).
--------------------------------
<8> См.: Касаткин С.Н. Согласие в гражданском праве РФ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014.
<9> Статья введена ФЗ от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 19. Ст. 2327.

Следующий вопрос связан с тем, от кого должно исходить согласие: от основного общества как юридического лица, от основного общества как акционера (участника) дочернего общества или от органа управления дочернего общества.
Если согласие должно исходить от основного общества как юридического лица, то данная норма останется "мертвой" так же, как и ее норма-предшественница - ч. 2 п. 2 ст. 105 ГК. В ней указывалось о солидарной ответственности основного общества по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение обязательных указаний основного общества. При этом возможность давать обязательные указания должна была быть предусмотрена либо в договоре между основным и дочерним обществами, либо в уставе дочернего общества. Разумеется, подобные опции для контроля дочернего общества не нашли применения на практике: основное общество не заинтересовано в письменном закреплении своих прав по управлению дочерним обществом, так как возможность определять его решения может быть реализована другими способами, например путем назначения членов органов управления дочернего общества.
Следующий вариант - согласие основного общества как акционера - осложняется ситуациями, когда основное общество не является единственным акционером (участником) дочернего общества. Как будут распределяться обязанности и ответственность в случае, если остальные акционеры (участники) также проголосуют за одобрение сделки? Допустим, для принятия решения об одобрении сделки необходимо 75% голосов, у основного общества - всего 70% голосов. За принятие решения помимо основного общества голосует и один из миноритарных акционеров с пакетом акций, составляющим 10% голосов. Можно ли будет признать солидарно ответственным по такой сделке, помимо основного общества, еще и миноритарного акционера (участника)? Вопрос о возможности признания миноритарного акционера (участника) ответственным по обязательствам дочернего общества по аналогии с ответственностью основного общества также возникает в случае, когда в совершении сделки с заинтересованностью заинтересованным лицом является основное общество. В этих обстоятельствах решение будет приниматься большинством незаинтересованных акционеров (участников).
Возможность признания миноритарного акционера (участника) солидарно ответственным по сделкам дочернего общества вытекает из положения, закрепленного в абз. 2 п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <10>. Согласно этому разъяснению "взаимоотношения двух хозяйственных обществ могут рассматриваться как взаимоотношения основного и дочернего общества, в том числе и применительно к отдельной конкретной сделке в случаях, когда основное общество (товарищество) имеет возможность определять решения, принимаемые дочерним обществом, либо давать обязательные для него указания". Учитывая историю установления в судебном порядке взаимоотношений "основное общество - дочернее общество", предполагать подобное решение обозначенных вопросов не приходится.
--------------------------------
<10> Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.

В случае если судебная практика пойдет по пути признания в качестве согласия действия основного общества в роли акционера дочернего общества, регулирование, предусмотренное ст. 67.3 ГК, будет достаточно только для одного случая - когда основное общество является единственным акционером (участником) общества.
Третий вариант подразумевает, что основное общество может дать согласие через любой орган управления дочернего общества. Как было указано выше, одной из форм контроля основного общества над дочерним является возможность формировать персональный состав органов управления общества. В данном случае одобренными основным обществом будут и те сделки, которые одобрены советом директоров (наблюдательным советом) дочернего общества, который полностью или преимущественно сформирован из кандидатов, выдвинутых основным обществом.
Предсказать, как именно сложится практика применения ст. 67.3 ГК, сложно. Вполне вероятно, что будет смоделирован смешанный вариант. Сегодня наиболее вероятным выглядит первый вариант с повторением ситуации обязательных указаний в ст. 105 ГК предыдущей редакции. Так, законопроекты <11>, разработанные Минэкономразвития для приведения в соответствие с гл. 4 ГК Федеральных законов об АО и ООО, содержат следующие положения: "Сделка считается заключенной с согласия основного общества (товарищества) только в случае, когда обязанность заключать соответствующие сделки только с согласия основного общества (товарищества) предусмотрена в договоре с дочерним обществом или уставе дочернего общества. Дочернее общество вправе в договоре с контрагентом исключить или ограничить ответственность основного общества". В случае утверждения такого подхода станет непонятным, зачем было "расширять" перечень оснований для снятия корпоративной вуали <12> с основного общества.
--------------------------------
<11> См.: проект ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" (в части приведения в соответствие с новой редакцией главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации)" // http://regulation.gov.ru/project/17210.html; проект ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части приведения в соответствие с новой редакцией главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации)" // http://regulation.gov.ru/project/17128.html.
<12> Гольцблат А.А., Трусова Е.А. Снятие корпоративной вуали в судебной и арбитражной практике России // Закон. 2013. N 10. С. 49 - 58; Будылин С.Л., Иванец Ю.Л. Срывая покровы. Доктрина снятия корпоративной вуали в зарубежных странах и в России // Вестник ВАС РФ. 2013. N 7. С. 80 - 125.

Помимо теоретических и практических затруднений гражданско-правового характера обозначенные нововведения вызывают проблемы и в области трудового права. Дело в том, что все институты трудового права сформированы с учетом унитарности работодателя <13>, т.е. возможности выступления на стороне работодателя только одного конкретного юридического или физического лица. Возможность признания трудовых договоров крупными сделками и сделками с заинтересованностью отменяет действие данного принципа. За осуществление некоторых функций работодателя ответственным становится другое лицо - основное общество. Учитывая перспективы применения ст. 67.3 ГК после "уточнений" в специальных законах о хозяйственных обществах, эти обстоятельства, по сути, только создают новые основания для прекращения трудовых отношений, не устанавливая при этом дополнительных прав и гарантий для работников. В связи с этим предлагается дополнить Трудовой кодекс РФ механизмом привлечения основного общества к солидарной ответственности по вытекающим из трудовых отношений обязательствам работодателя - дочернего общества.
--------------------------------
<13> Исключения - ч. ч. 11 и 12 ст. 20 Трудового кодекса РФ.

Библиографический список

1. Будылин С.Л., Иванец Ю.Л. Срывая покровы. Доктрина снятия корпоративной вуали в зарубежных странах и в России // Вестник ВАС РФ. 2013. N 7.
2. Гольцблат А.А., Трусова Е.А. Снятие корпоративной вуали в судебной и арбитражной практике России // Закон. 2013. N 10.
3. Касаткин С.Н. Согласие в гражданском праве РФ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014.
4. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) (6-е изд., испр., доп. и перераб.) / Отв. ред. Ю.П. Орловский. М., 2014.
5. Шиткина И.С. Отдельные проблемы правового регулирования образования и деятельности единоличного исполнительного органа // Хозяйство и право. 2011. N 4.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑