Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

26.12.2019

Законопроект разработан в целях поддержки членов многодетных семей, получающих пенсии по потере кормильца или инвалидности в размере меньшем, чем установленная субъектом Российской Федерации величина прожиточного минимума пенсионера в целом по региону в целях установления социальных доплат к пенсии, предусмотренных Федеральным законом от 17 июля 1999 года № 178-ФЗ "О государственной социальной помощи".

подробнее
28.11.2019

Разработка изменений в главу 52 Трудового кодекса РФ, регулирующей особенности труда педагогических работников, была продиктована ростом преступлений, в т.ч. тяжких и особо тяжких составов, совершаемых именно педагогическими работниками, относящимися к звену  среднего и высшего образования. Увеличивается количество уголовных дел, возбужденных в отношении преподавателей, жертвами которых становятся учащиеся школ, появляются уголовные дела в отношении преподавателей ВУЗов. 

подробнее
01.10.2019

При рассмотрении исковых заявлений от детей-сирот, которым служба занятости населения вынуждена отказывать в регистрации в качестве безработных с выплатой пособия в размере среднего заработка по региону проживания, в связи с тем, что  до обращения в службу занятости у них была трудовая деятельность и они не впервые ищущие работу, судебная практика встает на сторону детей-сирот, что расходится с требованиями Закона о занятости населения (ст.34, 34.1).

подробнее
Все статьи > Трудовой договор > Гражданско-правовой договор как основание трудоустройства иностранных граждан: проблемы правового регулирования (Егиазарова М.В., Уртадо О.А.)

Гражданско-правовой договор как основание трудоустройства иностранных граждан: проблемы правового регулирования (Егиазарова М.В., Уртадо О.А.)

Дата размещения статьи: 18.01.2019

Гражданско-правовой договор как основание трудоустройства иностранных граждан: проблемы правового регулирования (Егиазарова М.В., Уртадо О.А.)

Одной из характерных черт занятости в современной России является активное использование иностранной рабочей силы. Увеличивающееся количество мигрантов требует четкого правового регулирования отношений, возникающих при осуществлении ими трудовой деятельности. В силу Федерального закона от 25.07.2002 N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" (далее - ФЗ об иностранцах) такая деятельность может осуществляться иностранцами как на основании трудового, так и на основании гражданско-правового договора (п. 11 ч. 1 ст. 2) <1>.
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 25.07.2002 N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 29.07.2002. N 30. Ст. 3032.

Анализ российского законодательства позволяет увидеть достаточную регламентацию специфики труда иностранцев по трудовому договору. В 2015 г. Трудовой кодекс РФ (далее - ТК РФ) был дополнен главой 50.1, отражающей особенности регулирования труда рассматриваемой категории субъектов, что позволило восполнить пробел закона в этой сфере.
Труд иностранных граждан в рамках гражданско-правового договора также имеет свои особенности, однако Гражданский кодекс РФ (далее - ГК РФ) не содержит специального регулирования отношений, связанных с трудовой деятельностью этих лиц. В такой ситуации исследуемые отношения могут быть регламентированы только общими нормами гражданского законодательства о подряде или оказании услуг, что, несомненно, указывает на неопределенность правового регулирования.
В этой связи следует отметить, что современная отечественная практика указывает на превалирование трудового договора как основания трудоустройства иностранных работников [8, С. 64]. Представляется, что такое положение дел продиктовано большей разработанностью правового регулирования.
Как известно, критерием формирования комплекса прав и обязанностей, обеспечивающего реализацию иностранцами права на трудовую деятельность, выступает национальный режим, составляющий основу статуса названных субъектов. С точки зрения трудового законодательства (ст. 11, ст. 327.1 ТК РФ), на мигрантов в России распространяется режим, предоставляющий им минимальный уровень гарантий трудовых прав [3, С. 35; 6, С. 192]. Гражданское законодательство содержит аналогичную норму, закрепляющую принцип национального режима в отношении иностранцев (ст. 2 ГК РФ). Однако одного только принципа национального режима в сфере гражданского оборота для урегулирования специфики трудоустройства иностранцев недостаточно. Отсутствие в ГК РФ отдельных норм, посвященных трудовой деятельности иностранных граждан, приводит к тому, что права мигрантов зачастую остаются незащищенными. При этом, как справедливо отмечается в доктрине, регулирование их трудовой деятельности в равной степени должно отражать сущность статуса обозначенных лиц [2; 10, С. 45; 7, С. 15; 13, С. 196].
Вопросы труда мигрантов в силу их специфики всегда затрагивают несколько юрисдикций, а проблемы, связанные с их трудовой деятельностью, для большинства государств во многом схожи [9, С. 17]. В этой связи основные тенденции правового регулирования в исследуемой сфере, как правило, находят отражение в международных актах разного уровня.
Возникает вопрос: насколько подход отечественного законодателя к регламентации трудовой деятельности иностранных граждан, зафиксированный в ФЗ об иностранцах, соответствует международным тенденциям исследуемой сферы? Представляется, что ответ на него может дать сравнительный анализ национального законодательства и положений международных соглашений, определяющих режим труда мигрантов.
На универсальном уровне правовое регулирование трудовой деятельности иностранных граждан разрабатывают Организация Объединенных Наций (далее - ООН) и Международная организация труда (далее - МОТ). Ключевыми актами в исследуемой сфере являются Международная конвенция ООН о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 г. и Конвенция МОТ N 97 о трудящихся-мигрантах 1943 г. <2>.
--------------------------------
<2> Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей (заключена 18.12.1990) // Советский журнал международного права. 1991. N 3 - 4. С. 136 - 172; Конвенция N 97 Международной организации труда "О трудящихся-мигрантах (пересмотренная в 1949 году)" (Заключена в г. Женеве 01.07.1949) (с изм. от 24.06.1975) // Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1919 - 1956. Т. I. Женева: Международное бюро труда, 1991. С. 965 - 981.

Так, Международная конвенция ООН в ст. 2 определяет трудящегося-мигранта как лицо, которое будет заниматься, занимается или занималось оплачиваемой деятельностью в государстве, гражданином которого он или она не является. При этом характер такой деятельности не уточняется. Однако далее в рассматриваемой статье Конвенция выделяет отдельный вид трудящихся-мигрантов, "работающих не по найму". К таким иностранцам относятся лица, занимающиеся вознаграждаемой деятельностью, отличной от работы по договору найма.
Системное толкование положений Конвенции позволяет заключить, что она предусматривает возможность осуществления трудовой деятельности иностранцами как на основании трудового, так и на основании гражданско-правового договоров.
В отличие от подхода ООН, МОТ в своих актах указывает на то, что деятельность трудящихся-мигрантов основывается исключительно на трудовом договоре. В частности, об этом свидетельствуют положения Конвенции МОТ N 97, устанавливающие систему контроля за трудовыми договорами (например, ст. 5 Приложения I) и не предусматривающие возможность заключения иностранцами иных видов соглашений с нанимателями. Выявленная особенность подтверждается и содержанием Рекомендации МОТ N 86 о трудящихся-мигрантах 1949 г. <3>. Так, например, ст. 22 Рекомендации полностью посвящена раскрытию правовой природы трудового договора и закреплению его существенных условий.
--------------------------------
<3> Рекомендация N 86 Международной организации труда "О трудящихся-мигрантах (пересмотренная в 1949 году)" (вместе с "Типовым договором о временной и постоянной миграции трудящихся, включая миграцию беженцев и перемещенных лиц") (принята в г. Женеве 01.07.1949 на 32-й сессии Генеральной конференции МОТ) // Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1919 - 1956. Т. I. Женева: Международное бюро труда, 1991. С. 982 - 999.

Анализ актов МОТ показывает, что иностранные лица, осуществляющие трудовую деятельность по гражданско-правовым договорам, не попадают под сферу их действия. Представляется, что это в значительной степени ухудшает положение таких иностранцев по сравнению с теми, которые привлекаются к работе на основании трудовых договоров.
На региональном уровне режим труда иностранных лиц устанавливается соглашениями, заключаемыми в рамках интеграционных объединений. Так, например, в Совете Европы основополагающим документом является Европейская конвенция о правовом статусе трудящихся-мигрантов <4>. В целом содержание Конвенции указывает на то, что она распространяется только на иностранцев, осуществляющих трудовую деятельность на основе трудового договора. Этот вывод следует из самого понятия "трудящегося-мигранта", которого Конвенция определяет как лицо, выполняющее оплачиваемую работу (ст. 1). Кроме того, в ст. 5 подробно регламентируются формальности и процедура в отношении трудового договора. Таким образом, Конвенция не предусматривает возможность осуществления трудовой деятельности на основании гражданско-правового договора.
--------------------------------
<4> Европейская конвенция о правовом статусе трудящихся-мигрантов от 24.11.1977 // Сборник международных правовых документов, регулирующих процессы миграции. М., 1994. С. 272.

На постсоветском пространстве в качестве ключевых соглашений следует назвать Соглашение о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов (1994 г.), заключенное государствами - членами Содружества независимых государств (далее - СНГ), и Договор о Евразийском экономическом союзе 2014 г., подписанный в Евразийском экономическом союзе (далее - ЕАЭС) <5>. Несмотря на то что оба Соглашения были заключены по большей части одними и теми же странами, подход к определению оснований осуществления иностранцами трудовой деятельности в них разнится. Так, Соглашение о сотрудничестве в области трудовой миграции 1994 г. определяет, что трудовая деятельность работника оформляется трудовым договором (ст. 6). Кроме того, данный акт детально регламентирует содержание трудового договора, порядок его заключения и расторжения. Возможность оформления иностранными лицами гражданско-правового договора Соглашением не предусматривается.
--------------------------------
<5> Соглашение о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов // Бюллетень международных договоров. 1997. N 2; Договор о Евразийском экономическом союзе (подписан в г. Астане 29.05.2014) http://www.eaeunion.org. Режим доступа: https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/0043610/itia_05062014, для доступа к информ. ресурсам авторизация не требуется. Загл. с экрана (10.04.2018).

В Договоре о ЕАЭС понятие "трудовая деятельность", помимо деятельности на основании трудового договора, включает и выполнение работ (оказание услуг) на основании гражданско-правового договора (п. 5 ст. 96). Содержание Договора свидетельствует о достаточной проработке обоих оснований осуществления трудовой деятельности. В частности, рассматриваемый акт разграничивает понятия "работодатель" и "заказчик работ (услуг)" и говорит о более общем понятии - "трудящийся государств-членов". Так, заказчиком услуг считается юридическое или физическое лицо, которое предоставляет трудящемуся государства-члена работу на основании заключенного с ним гражданско-правового договора. Работодателем Договор называет юридическое или физическое лицо, которое предоставляет трудящемуся государства-члена работу на основании заключенного с ним трудового договора. Введение понятия "трудящийся государств-членов" вместо общепринятого "трудящийся-мигрант" указывает на наличие у таких иностранцев особого статуса, которым они наделены в рамках интеграционного объединения [11, С. 61; 12, С. 256]. Таким образом, Договор о ЕАЭС значительно расширил сферу действия своих норм, распространив их на иностранцев, осуществляющих трудовую деятельность на основании как трудового, так и гражданско-правового договоров [5, С. 89].
Представленный анализ региональных соглашений также позволяет говорить о том, что единого подхода к определению характера трудовой деятельности и основ ее осуществления на уровне интеграционных объединений не выработано. Данный факт становится одной из главных причин невозможности четко обозначить круг иностранцев, на которых распространяются такие соглашения, что, в свою очередь, не может гарантировать лицам, привлекаемым по гражданско-правовым договорам, адекватную защиту их прав.
Исследуя международные соглашения, заключенные на двустороннем уровне, необходимо отметить, что они представляют собой более гибкий механизм правового регулирования трудовой миграции по сравнению с многосторонними актами [1, С. 133 - 134]. Российская Федерация активно взаимодействует с иностранными государствами на двустороннем уровне в различных сферах, в том числе и по вопросам труда. При этом единой практики относительно нормативного содержания таких соглашений не сложилось. Это утверждение в полной мере характеризует и проблему определения оснований осуществления трудовой деятельности иностранцев.
Так, например, межправительственные соглашения по вопросам трудовой миграции с Киргизией (1996 г.), Литвой (1999 г.), Китаем (2000 г.), Вьетнамом (2008 г.) закрепляют возможность осуществления иностранными лицами трудовой деятельности на основании трудовых договоров, которые они могут заключать самостоятельно либо в рамках договоров гражданско-правового характера между организациями договаривающихся государств <6>. Соглашение с Таджикистаном (2004 г.) устанавливает аналогичную альтернативу, дополняя ее возможностью оформления иностранцами их трудовой деятельности гражданско-правовыми договорами <7>. Договоры, заключенные с Узбекистаном (2007 г.) и Монголией (2012 г.), допускают возможность осуществления иностранцами трудовой деятельности как по трудовому, так и по гражданско-правовому договорам <8>.
--------------------------------
<6> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Киргизской Республики о трудовой деятельности и социальной защите трудящихся-мигрантов (заключено в г. Москве 28.03.1996) // Бюллетень международных договоров. 1999. N 2. С. 51 - 54; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Литовской Республики о временной трудовой деятельности граждан (заключено в г. Москве 29.06.1999) // Бюллетень международных договоров. 2000. N 5. С. 49 - 52; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о временной трудовой деятельности граждан Российской Федерации в Китайской Народной Республике и граждан Китайской Народной Республики в Российской Федерации (заключено в г. Пекине 03.11.2000) // Бюллетень международных договоров. 2001. N 7. С. 43 - 48; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Социалистической Республики Вьетнам о временной трудовой деятельности граждан Российской Федерации в Социалистической Республике Вьетнам и граждан Социалистической Республики Вьетнам в Российской Федерации (заключено в г. Москве 27.10.2008) // Бюллетень международных договоров. 2014. N 8. С. 53 - 58.
<7> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Таджикистан о трудовой деятельности и защите прав граждан Российской Федерации в Республике Таджикистан и граждан Республики Таджикистан в Российской Федерации (заключено в г. Душанбе 16.10.2004) // Бюллетень международных договоров. 2006. N 6. С. 39 - 45.
<8> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан о трудовой деятельности и защите прав трудящихся-мигрантов, являющихся гражданами Российской Федерации, в Республике Узбекистан и трудящихся-мигрантов, являющихся гражданами Республики Узбекистан, в Российской Федерации (заключено в г. Ташкенте 04.07.2007) // Бюллетень международных договоров. 2010. N 2. С. 29 - 35; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Монголии о временной трудовой деятельности граждан одного государства на территории другого государства (заключено в г. Москве 17.02.2012) // Бюллетень международных договоров. 2014. N 11. С. 25 - 28.

Одновременно с этим Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительствами Белоруссии (1993 г.), Украины (1993 г.), Армении (1994 г.), Франции (2009 г.) и Кореи (2010 г.) в качестве основания осуществления иностранными лицами трудовой деятельности указывают только трудовой договор <9>. Их анализ показывает, что в большинстве случаев на правительственном уровне государства согласовывают возможность оформления трудовой деятельности иностранцев только на основании трудового договора. При этом на практике трудовая деятельность иностранцев, предусматривающая заключение гражданско-правовых договоров, все же встречается достаточно часто. Следует согласиться, что включение в международные акты положений, допускающих использование в качестве основания возникновения отношений в сфере труда гражданско-правовой договор, является определенной новацией, отвечающей потребностям современного рынка труда [4, С. 239].
--------------------------------
<9> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины о трудовой деятельности и социальной защите граждан России и Украины, работающих за пределами границ своих государств (заключено в г. Москве 14.01.1993) // Бюллетень международных договоров. 1993. N 3. С. 23 - 26; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о трудовой деятельности и социальной защите граждан Российской Федерации, работающих на территории Республики Беларусь, и граждан Республики Беларусь, работающих на территории Российской Федерации (заключено в г. Москве 24.09.1993) // СПС "КонсультантПлюс"; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения о трудовой деятельности и социальной защите граждан Российской Федерации, работающих на территории Республики Армения, и граждан Республики Армения, работающих на территории Российской Федерации (заключено в г. Ереване 19.07.1994) // Бюллетень международных договоров. 1995. N 5; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Французской Республики о временной трудовой деятельности граждан одного государства на территории другого государства (заключено в г. Рамбуйе 27.11.2009) // Бюллетень международных договоров. 2011. N 8. С. 68 - 78; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Корея о временной трудовой деятельности граждан одного государства на территории другого государства (заключено в г. Сеуле 10.11.2010) // Бюллетень международных договоров. 2015. N 4. С. 14 - 19.

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.
1. На международном уровне отсутствует единообразие в определении оснований осуществления иностранными лицами трудовой деятельности, однако прослеживается тенденция расширения оснований осуществления иностранцами такой деятельности. В этой связи положение п. 11 ч. 1 ст. 2 ФЗ об иностранцах можно считать вполне соответствующим общей международной практике.
2. Названная тенденция, достаточно ярко обозначенная в международных соглашениях и нашедшая отражение в ФЗ об иностранцах, на сегодняшний день не получила исчерпывающего развития на уровне национального регулирования. В частности, об этом свидетельствует отсутствие специальных норм, определяющих режим труда иностранцев, заключивших гражданско-правовой договор.
3. Отсутствие в гражданском законодательстве норм, отражающих специфику работы иностранцев по договору гражданско-правового характера, создает неопределенность в отношении правового статуса иностранцев, заключающих гражданско-правовые договоры. Такое положение дел ставит под вопрос возможность гарантировать всем трудящимся-мигрантам равную защиту их прав в полном объеме.

Библиографический список

1. Бекяшев Д.К., Иванов Д.В. Международно-правовое регулирование вынужденной и трудовой миграции: Монография. М.: Проспект, 2013. 390 с.
КонсультантПлюс: примечание.
Научно-практическое пособие "Особенности трудового договора с отдельными категориями работников" (под ред. К.Н. Гусова) включено в информационный банк согласно публикации - "Проспект", 2018 (2-е издание, переработанное и дополненное).
2. Гусов К.Н., Циндяйкина Е.П., Цыпкина И.С. Особенности трудового договора с отдельными категориями работников: Научно-практическое пособие. 2-е издание. М.: Проспект, 2017. // https://litgid.com/. Режим доступа: https://litgid.com/catalog/yuridicheskaya/osobennosti_trudovogo_dogovora_s_otdelnymi_kategoriyami_rabotnikov_2_e_izdanie_nauchno_prakticheskoe_posobie/, для доступа к информ. ресурсам требуется авторизация. Загл. с экрана (18.04.2018).
3. Егиазарова М.В. Нормативное закрепление принципа национального режима в отношении иностранного гражданина // Публичное и частное право. 2015. N IV. С. 35 - 44.
4. Иванчак А.И. Двустороннее сотрудничество Российской Федерации в сфере обмена трудовыми мигрантами // Сборник материалов X Конвента РАМИ: В 5 т. Т. 4: Россия и современный мир: экономика и право: В 2 ч. Ч. 2 / Под общ. ред. А.В. Мальгина. М.: МГИМО-Университет, 2017. С. 229 - 241.
5. Иванчак А.И. Правовое регулирование труда работников-мигрантов стран ЕАЭС // Право и управление. XXI век. 2015. N 3 (36). С. 84 - 91.
6. Иванчак А.И. Принцип национального режима как основа правового статуса иностранного работника // Московский журнал международного права. 2014. N 1. С. 168 - 195.
7. Иванчак А.И., Кравченко О.В. Работа иностранных граждан по гражданско-правовому договору // Право и управление. XXI век. 2017. N 3 (44). С. 15 - 21.
8. Иванчак А.И., Палькина Т.Н. Проблемы судебной защиты трудовых прав мигрантов в Российской Федерации // Московский журнал международного права. 2017. N 3. С. 61 - 68.
9. Киселева Е.В. Некоторые инициативы столетия Международной организации труда в контексте правозащитного подхода к миграции // Revista de Drept . 2017. Т. 12. N 1. С. 9 - 19.
10. Низамова Е.А. О понятии иностранного работника в российском законодательстве // Право и управление. XXI век. 2017. N 3 (44). С. 38 - 47.
11. Старостин А.Н. Свобода перемещения трудовых ресурсов в ЕАЭС к 2025 г. // Перспективы развития проекта ЕАЭС к 2025 году. Рабочая тетрадь. Спецвыпуск / Ред. И.С. Иванов. М.: НП РСМД, 2017. С. 61 - 74.
12. Суворова О.С. Анализ ситуации на рынке труда ЕАЭС // Капитализация научных исследований: средства достижения и результаты: Сборник материалов международной научно-практической конференции. Алматы: Алматы Менеджмент Университет, 2017. С. 255 - 260.
13. Хабриева Т.Я. Правовая система Российской Федерации в условиях международной интеграции // Вестник Российской Академии наук. 2015. N 3. С. 195 - 202.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2020. Все права защищены
↑