Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

16.01.2019

Законопроектом предлагается исключить с 1 января 2020 года нормы, устанавливающие ограничение предельной величиной базы для исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, в целях установления равных обязанностей застрахованных лиц при уплате страховых взносов всеми категориям налогоплательщиков по установленным тарифам страховых взносов.

подробнее
01.01.2019

Законом, частности, повышается пенсионный возраст: для женщин он составит 60 лет, для мужчин - 65 лет; предусматривается поэтапное повышение пенсионного возраста, с ежегодным увеличением возраста выхода на пенсию на 12 месяцев; корректируется понятие предпенсионного возраста и др.

подробнее
25.12.2018

Новый МРОТ с 1 января 2019 г. составит 11 280 рублей в месяц. Повышение МРОТ по отношению к установленному с 1 мая 2018 г. составит 117 рублей (рост на 1,048%). Принятие данного Федерального закона будет способствовать обеспечению увеличения заработной платы около 3,7 млн. работников.

подробнее
Все статьи > Трудовые отношения > Рабочее время и время отдыха > К вопросу о применении норм международного права при рассмотрении трудовых споров (на примере Конвенции МОТ N 132) (Костян И.А.)

К вопросу о применении норм международного права при рассмотрении трудовых споров (на примере Конвенции МОТ N 132) (Костян И.А.)

Дата размещения статьи: 25.01.2019

К вопросу о применении норм международного права при рассмотрении трудовых споров (на примере Конвенции МОТ N 132) (Костян И.А.)

Конвенция N 132 Международной организации труда "Об оплачиваемых отпусках" (далее - Конвенция N 132) ратифицирована Российской Федерацией в 2010 году <1> и начиная с 1 июля 2011 г. применяется на территории Российской Федерации <2>.
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 01.07.2010 N 139-ФЗ "О ратификации Конвенции (пересмотренной в 1970 году) об оплачиваемых отпусках (Конвенции N 132)" // СЗ РФ. 2010. N 27. Ст. 3423.
<2> В соответствии с ч. 3 ст. 18 Конвенции N 132 она вступает в силу не ранее чем через 12 месяцев после регистрации в МОТ документа о ратификации. То есть положения Конвенции приобрели обязательный характер для Российской Федерации.

Являясь источником трудового права, Конвенция N 132 регулирует трудовые отношения между работодателем и работником по вопросам предоставления ежегодного оплачиваемого отпуска с соблюдением установленных правил. Однако на современном этапе получил широкое распространение вывод о том, что начиная с осени 2011 года в России с введением в действие Конвенции N 132 "неиспользованные отпуска сгорают через полтора года" <3>. Данное утверждение представляется неубедительным, не основанным на законе, но, к сожалению, как правило, поддерживается судами. Опыт судебной практики ее применения в этой части нельзя признать позитивным. Это связано с тем, что подобная оценка судами положений международного правового акта, по сути, приводит в отдельных случаях к непреодолимому препятствию на пути реализации права работника на компенсацию за неиспользованные дни ежегодного оплачиваемого отпуска в полном объеме. На это неоднократно обращали внимание представители науки трудового права, авторы публикаций <4>, тем не менее ситуация не меняется к лучшему.
--------------------------------
<3> Смирнов С. Компенсация неиспользованного отпуска работнику "по-европейски" // Трудовое право. 2018. N 5.
<4> См., напр.: Обращение в Общественный Совет Министерства труда Российской Федерации // Трудовое право в России и за рубежом. 2015. N 3. С. 63 - 64; Актуальные проблемы трудового права: Учебник для магистров / М.И. Акатнова, А.А. Андреев, Э.Н. Бондаренко и др.; отв. ред. Н.Л. Лютов. М.: Проспект, 2017. С. 246 - 247; Аналитический обзор на тему "Соответствие российского законодательства требованиям международной организации труда" / Отв. ред. Л.А. Чиканова. Подготовлен для системы "КонсультантПлюс". Доступ из СПС "КонсультантПлюс". 2014; Шаповал Е.А. Проблемные вопросы реализации работниками права на ежегодный оплачиваемый отпуск // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 1. С. 21 - 24.

Попробуем проанализировать аргументацию судебных органов власти, которая лежит в основе судебных решений по спорам о взыскании компенсации, подлежащей выплате работнику при увольнении за неиспользованный ежегодный оплачиваемый отпуск.
Итак, современная судебная практика характеризуется наличием двух диаметрально противоположных позиций по данному вопросу.
Первый. Суд ограничивает размер денежной компенсации за неиспользованный отпуск, предусмотренной статьей 127 ТК РФ, взыскиваемый в пользу истца (работника). Основываясь на положении, предусмотренном пунктом 1 статьи 9 Конвенции N 132, применяются последствия несоблюдения работником срока исковой давности, предусмотренного статьей 392 ТК РФ.
Второй. Суд взыскивает с работодателя в пользу работника денежную компенсацию, предусмотренную статьей 127 ТК РФ, за весь период неиспользованных им отпусков.
В первом случае суды, применяя срок исковой давности и ограничивая в этой части размер денежной компенсации за неиспользуемый отпуск, учитывают следующее.
Во-первых, руководствуясь пунктом 1 ст. 9 Конвенции N 132, суд приходит к заключению, что работник должен отдыхать как минимум две недели подряд, а остальные отпускные дни использовать в течение 18 месяцев после окончания года, за который они начислены, что непосредственно связано с исчислением срока исковой давности.
Во-вторых, в силу пунктов 2, 3 ст. 9 Конвенции N 132 право на отпуск работника должно было быть реализовано до истечения 18 месяцев по окончании того года, за который предоставляется отпуск. Следовательно, работник должен узнать о нарушении его права на ежегодный оплачиваемый отпуск сразу по истечении указанного в Конвенции времени.
В-третьих, согласно ст. 392 ТК РФ срок исковой давности в этом случае начинает течь со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права на ежегодный оплачиваемый отпуск, то есть с даты, когда ему своевременно с учетом положений Конвенции N 132 не был предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск.
Таким образом, продолжая вывод суда, основанный на приведенных выше аргументах, следует, что работник либо должен реализовать свое право на отпуск в установленные сроки, либо сразу обратиться в суд за защитой нарушенного права с соблюдением установленного порядка.
Так, Саратовский областной суд пришел к заключению, что срок обращения работника по требованиям о предоставлении неиспользованного ежегодного оплачиваемого отпуска в соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции N 132 равняется 21 месяцу после окончания того года, за который предоставляется отпуск (18 мес. + 3 мес.) <5>. Вышестоящие судебные инстанции, полностью поддержав выводы, изложенные в судебном акте суда первой инстанции, полагают, что истец пропустил срок для обращения в суд с требованием о компенсации за неиспользованный отпуск, а именно за 38 дней <6>.
--------------------------------
<5> На момент рассмотрения гражданского дела срок исковой давности в соответствии со ст. 392 ТК РФ (в ред. от 03.07.2016) составлял 3 месяца.
<6> Апелляционное определение Саратовского областного суда от 19.04.2018 по делу N 33-2849/2018 // СПС "КонсультантПлюс". Документ опубликован не был.

В частности, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда, с 10 марта 2013 года по 9 марта 2015 года истец знал о нарушении своего права, но не воспользовался своим правом на судебную защиту. Суд обращает внимание, что о восстановлении пропущенного срока ходатайств им не заявлялось. При этом доказательств наличия субъективных причин, препятствующих истцу в установленный законом срок обратиться в суд с иском о взыскании денежной компенсации за неиспользованные отпуска в порядке статьи 56 ГПК РФ, не было представлено и в суд апелляционной инстанции <7>.
--------------------------------
<7> Следует подчеркнуть, что подобная практика получила наиболее широкое распространение в последнее время. См., напр.: решение Арбитражного суда Ростовской области от 21.06.2017 по делу N А53-2579/17 // СПС "КонсультантПлюс". Документ опубликован не был; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.01.2018 N Ф08-9965/2017 по делу N А53-2579/2017; Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2017 N 15АП-12268/2017 по делу N А53-2579/2017; Определение Верховного Суда Российской Федерации от 16.05.2018 N 308-ЭС18-4704 по делу N А53-2579/2017 // СПС "КонсультантПлюс". Документы не были опубликованы.

Надо сказать, что подобная конструкция достаточно часто применяется судами при рассмотрении дел о взыскании денежной компенсации за неиспользованный работником отпуск. При всей ее привлекательности для работодателей, подобным образом использующих всякую возможность минимизировать расходы на персонал ("экономить") путем снижения размера денежных выплат, причитающихся работникам при увольнении, данное утверждение представляется весьма спорным по ряду оснований. Например, следует отметить, что предметом исковых требований является денежная компенсация, а не устранение нарушения путем понуждения работодателя реализовать право работника на ежегодный оплачиваемый отпуск. В этом смысле при рассмотрении трудового спора суд подменяет предмет иска, используя аргументы применительно к обеспечению реализации права на отпуск в сроки, установленные законом и международными правовыми актами, в то время как спор касается компенсации, подлежащей выплате работнику в связи с нарушением его права на своевременное использование ежегодного оплачиваемого отпуска.
Второй способ рассмотрения дел по аналогичным требованиям, несмотря на непопулярность его применения, представляется более убедительным. Так, заслуживают внимания приводимые судом аргументы, доводы, положенные в основу выводов по конкретным делам.
Например, отменяя Определение Судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда <8> в результате рассмотрения дела по апелляционной жалобе ответчика, Президиум Хабаровского краевого суда признал право работника на денежную компенсацию в полном объеме (без ограничения определенным периодом времени), аргументируя свое заключение следующим образом <9>.
--------------------------------
<8> Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 17.07.2017 N 33-5462/2017 // СПС "КонсультантПлюс". Документ не был опубликован.
<9> См.: Постановление Хабаровского краевого суда от 19.02.2018 N 44г-9/2018 // СПС "КонсультантПлюс". Документ не был опубликован.

Во-первых, суд исходил из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, неоднократно приводимой по исследуемому вопросу в своих актах <10>, в соответствии с которой норма, предусмотренная частью 1 ст. 127 ТК РФ, закрепляет особый порядок реализации права на отпуск при увольнении работника.
--------------------------------
<10> См., напр.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 05.02.2004 N 29-О; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 758-О-О; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17.11.2009 N 1385-О-О; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19.10.2010 N 1355-О-О.

По мнению Конституционного Суда РФ, она представляет собой специальную гарантию, обеспечивающую реализацию конституционного права на отдых для работников, которые прекращают трудовые отношения и по различным причинам на момент увольнения своевременно не воспользовались своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск <11>.
--------------------------------
<11> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28.09.2017 N 2056-О // СПС "КонсультантПлюс". Документ опубликован не был.

Исходя из буквального смысла, содержащегося в приведенной норме, выплата денежной компенсации предполагается за все неиспользованные отпуска без каких-либо ограничений. При этом Конституционный Суд РФ акцентирует внимание на целевое назначение денежной компенсации, выплачиваемой работнику при увольнении за все неиспользованные отпуска. Она призвана обеспечить работнику в том числе возможность отдыха после увольнения <12>.
--------------------------------
<12> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 18.07.2017 N 1553-О // СПС "КонсультантПлюс". Документ опубликован не был.

Действительно, в соответствии с ч. 1 ст. 127 ТК РФ денежная компенсация подлежит выплате работнику при его увольнении за все неиспользованные отпуска (без ограничения каким-либо сроком).
Таким образом, учитывая изложенное, можно прийти к заключению, что в случае ограничения размера денежной компенсации за неиспользованные работником отпуска нарушается его конституционное право на отдых (по меньшей мере, таким способом создаются серьезные препятствия на пути реализации работником права на ежегодный оплачиваемый отдых).
Во-вторых, Президиум Хабаровского краевого суда признал ошибочным исчисление срока исковой давности и, соответственно, вывод судебной коллегии о пропуске истцом срока для обращения в суд с иском о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск. По мнению Президиума Хабаровского краевого суда, такое заключение сделано без учета того, что правом на получение компенсации за неиспользованный отпуск работник обладает исключительно при увольнении. Следовательно, течение срока на обращение в суд с требованием о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск может исчисляться только со дня прекращения трудового договора.
Действительно, анализируя нормы, предусмотренные Трудовым кодексом Российской Федерации, взятые в совокупности, можно утверждать, что работодатель не вправе по своему усмотрению или по договоренности с работником заменить денежной компенсацией ежегодный оплачиваемый отпуск, в том числе до истечения срока, предусмотренного Конвенцией МОТ, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом.
В-третьих, Президиум Хабаровского краевого суда абсолютно верно пришел к заключению о необоснованности применения судом апелляционной инстанции положений, предусмотренных пунктом 1 ст. 9 Конвенции N 132, как основания для отказа в удовлетворении предъявленного иска, признав такой вывод ошибочным.
Поддерживая целиком утверждение Президиума Хабаровского суда, следует отметить следующее.
Во-первых, исковые требования, заявленные работниками, касаются денежной компенсации, которая подлежит выплате исключительно при увольнении работника. При этом работники не обращаются в суд за защитой их права на ежегодный оплачиваемый отпуск в натуре, не заявляют требований о понуждении бывшего работодателя предоставить им ежегодный оплачиваемый отпуск, иным способом восстановить нарушенное право. Обращение в суд вызвано необходимостью защиты их права на предусмотренную статьей 127 ТК РФ денежную компенсацию за все дни неиспользованного ими отпуска (независимо от того, за какое время он не был предоставлен). Международные акты, российское законодательство, устанавливая право работника, в том числе на отпуск, определяют соответствующие юридические обязанности работодателя, призванного обеспечить реализацию работником предусмотренного законом права.
Следовательно, положения Конвенции N 132 к данному спору неприменимы, поскольку не регулируют отношения по существу заявленных требований. В этой связи есть основания утверждать, что, ограничивая право работника на денежную компенсацию, суд неверно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, подменив предмет спора, что повлекло за собой ошибочное применение правовых норм к отношениям, которые не являются спорными.
Во-вторых, норма, предусмотренная пунктом 1 ст. 9 Конвенции N 132, не определяет порядок начисления и выплаты денежной компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении. Напротив, ее целевым назначением является обеспечение защиты права работника на регулярный отдых (ежегодный оплачиваемый отпуск) в случае его нарушения в процессе трудовой деятельности, и никак не является ограничением его права на денежную компенсацию. Эта норма закрепляет правовую гарантию конституционного права работника на регулярный отдых.
В-третьих, нарушение Конвенции N 132 может служить основанием юридической ответственности работодателя, но никак не работника. Она предусматривает защиту его права на регулярный отдых в случае его нарушения в виде денежной компенсации, подлежащей выплате при прекращении трудовых отношений. Между тем суд, применяя таким образом Конвенцию МОТ, негативные последствия, вызванные нарушением права работника на ежегодный оплачиваемый отпуск, возлагает на него же.
Неудивительно, что Европейский суд по правам человека (далее - ЕСПЧ) не согласился с выводами российских судов. Рассмотрев в ноябре 2017 г. дело по жалобе российского гражданина, физика М. Данилова, ЕСПЧ признал подлежащим взысканию в его пользу денежной компенсации за весь период его работы (за все 16 лет) без каких-либо ограничений ее размера, то есть за все 505 дней неиспользованного им отпуска <13>.
--------------------------------
<13> См.: решение Зюзинского районного суда города Москвы от 09.06.2016 по делу N 2-2791/2016; Апелляционное определение Московского городского суда от 16.01.2017 по делу N 33-1361/2017 // СПС "КонсультантПлюс". Документы не были опубликованы.

По понятным причинам право работника на ежегодный оплачиваемый отпуск не может быть утрачено работником. Это аксиома. Трудовой кодекс Российской Федерации, равным образом как и Конвенция МОТ, предусматривает (а ранее КЗоТ РФ всегда предусматривал) определенные гарантии права работника на регулярный оплачиваемый отдых, с одной стороны, устанавливая право работника на ежегодный оплачиваемый отпуск, с другой стороны, ограничивая возможности работодателя в нарушении (ограничении) такого права работника.
Так, в силу ст. 124 ТК РФ работодатель вправе перенести ежегодный оплачиваемый отпуск на другое время, в том числе на следующий рабочий год в исключительных случаях. При этом отпуск должен быть использован не позднее 12 месяцев после окончания того рабочего года, за который он предоставляется. Хочется обратить внимание, что данная норма (аналогичная установленной Конвенцией МОТ) никогда до ратификации Конвенции не приводила к выводу, что по истечении 12 месяцев ежегодный оплачиваемый отпуск, не использованный работником, "сгорает", а право работника на получение денежной компенсации по истечении 24 календарных месяцев (12 мес. + 12 мес. <14>) утрачивается.
--------------------------------
<14> В соответствии со ст. 392 ТК РФ на современном этапе срок исковой давности для обращения в суд с исками о взыскании денежной компенсации за неиспользованные отпуска увеличен до одного года, что составляет 12 месяцев.

Одновременно норма, предусмотренная ст. 124 ТК РФ, категорически запрещает непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в течение двух лет подряд. Между тем и это правило не служит основанием для утверждения, что отпуск, не использованный работником в течение двух лет, "сгорает".
Таким образом, есть основание утверждать, что, отказывая работникам в иске о взыскании денежной компенсации, подлежащей выплате работнику при увольнении, суды, по сути, применяют негативные последствия за нарушение работодателем срока обеспечения права работника на отпуск к работнику, применяя правило несоблюдения срока исковой давности, применительно к срокам реализации права на отпуск (но не к срокам реализации права на денежную компенсацию!).
И, наконец, в-четвертых, необходимо учитывать, что в соответствии с положениями, предусмотренными Уставом Международной организации труда, принятыми в 1919 г. (далее - Устав МОТ) <15>, нормы, предусмотренные российским трудовым законодательством, имеют явное преимущество в сравнении с положениями Конвенции МОТ, поскольку именно они устанавливают более комфортные для работника условия реализации права работника на ежегодный оплачиваемый отпуск.
--------------------------------
<15> Устав Международной организации труда. Принят в 1919 г. (с изм. и доп. 1972 г.).

Так, в силу пункта 8 ст. 19 Устава МОТ принятие какой-либо конвенции или рекомендации Конференцией или ратификация какой-либо конвенции любым членом МОТ не будут рассматриваться как затрагивающие какой-либо закон, судебное решение, обычай или соглашение, которые обеспечивают заинтересованным трудящимся более благоприятные условия, чем те, которые предусматриваются конвенцией или рекомендацией.
Учитывая изложенное, в рассматриваемой ситуации в ходе правоприменения надлежит руководствоваться нормами российского законодательства, регламентирующими правила реализации права на ежегодный оплачиваемый отпуск, а также порядок начисления и выплаты денежной компенсации за неиспользованный работником отпуск <16>.
--------------------------------
<16> На это неоднократно обращали внимание представители науки трудового права, в том числе данная позиция изложена в Обращении в Общественный Совет Министерства труда Российской Федерации. См.: Трудовое право в России и за рубежом. 2015. N 3. С. 63 - 64.

Можно долго рассуждать на заданную тему, убеждая в недопустимости ограничения права работника на денежную компенсацию за неиспользованный им ежегодный оплачиваемый отпуск, приводя все новые и новые аргументы. Однако, учитывая позицию Европейского суда по правам человека, появляется определенная надежда на изменение вектора судебной практики. В этой связи представляется необходимым подвести итог сказанному и предложить пути, позволяющие избежать в дальнейшем юридических ошибок при рассмотрении трудовых споров о праве работника на денежную компенсацию за неиспользованные им дни ежегодного оплачиваемого отпуска.
1. Судам общей юрисдикции при рассмотрении трудовых споров необходимо прежде всего руководствоваться источниками трудового права в строгом соответствии с принципами международного права. В этом смысле не подлежат применению нормы, предусмотренные международными правовыми актами (международными договорами), если российское законодательство устанавливает более высокий уровень гарантий прав работников.
2. Круг обстоятельств, имеющих значение для дела, подлежит определению судом применительно к предмету заявленных истцом требований. Следовательно, необходимо определить сущность требований, не допуская при этом подмены предмета спора, и оценить, какие в данном случае нормы подлежат применению по данному делу. Наряду с этим требуется верно определить круг источников правового регулирования спорных отношений.
3. При разрешении трудовых споров необходимо руководствоваться основными принципами трудового права, среди которых на первое место следовало бы поставить принцип неухудшения положения работника в сравнении с действующим трудовым законодательством, коллективным договором (соглашениями), который пронизывает всю систему трудового права. Принципы трудового права позволяют суду безошибочно устранить противоречия либо восполнить пробелы в праве.
4. Суду при рассмотрении и разрешении трудовых споров необходимо руководствоваться позицией Конституционного Суда Российской Федерации, которая находит свое отражение в издаваемых им актах.

Литература

1. Актуальные проблемы трудового права: Учебник для магистров / М.И. Акатнова, А.А. Андреев, Э.Н. Бондаренко и др.; отв. ред. Н.Л. Лютов. М.: Проспект, 2017. 688 с.
2. Аналитический обзор на тему "Соответствие российского законодательства требованиям международной организации труда" / Отв. ред. Л.А. Чиканова. Подготовлен для системы "КонсультантПлюс", 2014.
3. Международные трудовые стандарты и российское трудовое право: перспективы координации: Монография / Э.Н. Бондаренко, Е.С. Герасимова, С.Ю. Головина и др.; под ред. С.Ю. Головиной, Н.Л. Лютова. М.: Норма; ИНФРА-М, 2016. 255 с.
4. Смирнов С. Компенсация неиспользованного отпуска работнику "по-европейски" / С. Смирнов // Трудовое право. 2018. N 5. С. 71 - 78.
5. Шаповал Е.А. Проблемные вопросы реализации работниками права на ежегодный оплачиваемый отпуск / Е.А. Шаповал // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 1. С. 21 - 24.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2019. Все права защищены
↑