Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

03.04.2019

Законопроектом предлагается увеличить срок, в течение которого работник должен сообщить работодателю в письменной форме о замене кредитной организации, в которую должна быть переведена заработная плата, до 15 календарных дней до дня выплаты заработной платы. Данная мера позволит исключить риск невыполнения работодателем норм трудового законодательства из-за причин, не зависящих от него.

подробнее
25.03.2019

В целях поддержки граждан, работавших ранее в сельскохозяйственной сфере, законопроектом предлагается дополнить статью 17 Федерального закона "О страховых пенсиях"новой частью14.1,согласно которой за работу в сельском хозяйстве продолжительностью не менее 35 лет предусматривается установление повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и страховой пенсии по инвалидности вне зависимости от проживания в сельской местности.

подробнее
16.01.2019

Законопроектом предлагается исключить с 1 января 2020 года нормы, устанавливающие ограничение предельной величиной базы для исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, в целях установления равных обязанностей застрахованных лиц при уплате страховых взносов всеми категориям налогоплательщиков по установленным тарифам страховых взносов.

подробнее
Все статьи > Трудовые отношения > Защита трудовых прав и свобод > Межотраслевой срез в рамках института компенсации морального вреда: проблемы и решения (Матякубова А.А.)

Межотраслевой срез в рамках института компенсации морального вреда: проблемы и решения (Матякубова А.А.)

Дата размещения статьи: 12.04.2019

Межотраслевой срез в рамках института компенсации морального вреда: проблемы и решения (Матякубова А.А.)

Компенсация морального вреда - это сложная юридическая конструкция, имеющая межотраслевую природу. Институт компенсации морального вреда имеет глубокие исторические корни, сама идея о возможности компенсации морального вреда зародилась еще в римском праве <1>. Последующее развитие рассматриваемого института связано с гражданским и уголовным правом. Впервые сам термин "моральный вред" был закреплен в Уголовно-процессуальном кодексе от 27.10.1960 <2>.
--------------------------------
<1> См.: Покровский И.А. История римского права. М., 2002. С. 56 - 59.
<2> Институт компенсации морального вреда в российском гражданском праве / Под ред. д-ра юрид. наук С.В. Тычинина. Белгород, 2007. С. 59.

При анализе межотраслевых связей трудового права с другими отраслями права по вопросам регулирования компенсации морального вреда (в рамках института оплаты труда) следует учитывать, что при этом перед нами предстает весьма сложная конструкция, когда необходимо учитывать и сам термин "моральный вред", и конструкцию "компенсация морального вреда".
Еще примерно 20 лет назад вопросы компенсации морального вреда входили в исключительную сферу действия гражданского права. Именно поэтому первыми учеными, изучающими данную проблематику, были именно цивилисты <3>. В трудовом законодательстве до 1997 года конструкция "возмещение морального вреда" и вовсе отсутствовала <4>. Первое правило о возмещении морального вреда, закрепленное именно трудовым законодательством, распространялось только на случаи незаконного перевода работников или их увольнения <5>. В данном случае законодатель, видимо, решил пренебречь наработанной судебной практикой того времени, а именно Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", где термин "моральный вред" трактовался достаточно широко и включал в себя не только случаи незаконного увольнения и перевода, но и также нарушение норм по оплате труда. Но с принятием новых кодифицированных актов (ГК РФ и ТК РФ) ситуация в корне изменилась. Как справедливо отмечают А.М. Лушников и М.В. Лушникова, в редакции ст. 237 ТК РФ законодатель вернул "широкий" подход к определению оснований для возмещения морального вреда <6>. Отметим, что так называемый "узкий" подход к компенсации морального вреда (только в установленных законом случаях), используется, например, в Трудовом кодексе Белоруссии (далее по тексту - ТК РБ) в ст. 246, которая по аналогии со ст. 237 ТК РФ называется "Возмещение морального вреда". Аналогичная конструкция используется и в Трудовом кодексе Республики Кыргызстан. В новом Трудовом кодексе Республики Казахстан и Трудовом кодексе Республики Армения данная конструкция и вовсе отсутствует.
--------------------------------
<3> См.: Варшавский К.М. Обязательства, вытекающие вследствие причинения вреда другому. М., 1929. С. 47 - 50; Дюбко Е.Г. Институт компенсации морального вреда в российском праве // Законность. 2012. N 1. С. 49 - 53; Лапицкий Б. Вознаграждение за неимущественный вред // Сборник Ярославского университета. Ярославль, 1920. Вып. 1. С. 107 - 134; Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 68 - 75.
<4> См.: ст. 213 КЗоТ РФ в редакции Федерального закона от 17 марта 1997 г. // СЗ РФ. 1997. N 12. Ст. 1382.
<5> См.: Там же.
<6> См.: Лушникова М.В., Лушников А.М. Курс трудового права: Учебник. М., 2009. Т. 2. С. 542.

Сам термин "моральный вред" в ТК РФ не раскрыт, поэтому для его определения нам приходится обращаться к гражданскому законодательству, а именно к ст. 151 ГК РФ. Категория "вред" в гражданском законодательстве также не раскрывается. В цивилистической литературе под "вредом" принято понимать "всякое умаление охраняемого блага, имущественного или неимущественного" <7>. Весьма интересным представляется и тот факт, что в статье ГК РФ термин "моральный вред" раскрывается через категорию физических или нравственных страданий. Поскольку встает вопрос о том, что понимать под "страданием", исходя из системного толкования норм, содержащихся в преамбуле устава Всемирной организации здравоохранения <8> и ст. 41 Конституции Российской Федерации <9>, страдание влечет ухудшение здоровья человека, а под здоровьем следует понимать полное физическое, духовное и социальное благополучие. В свою очередь, системное толкование норм ст. 237 ТК РФ и ст. ст. 151, 1099 ГК РФ в качестве одного из оснований для компенсации морального вреда позволяет назвать нарушение имущественного права работника - права на заработную плату.
--------------------------------
<7> Васькин В.В., Овчинников Н.И., Рогович Л.Н. Гражданско-правовая ответственность. Владивосток, 1998. С. 117.
<8> Устав (Конституция) Всемирной организации здравоохранения. URL: http://docs.cntd.ru/document/901977493 (дата обращения: 02.01.2018).
<9> Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с изм. и доп. от 05.02.2014) // СЗ РФ. 2014. N 9. Ст. 851.

Право на компенсацию морального вреда закреплено в ст. 237 ТК РФ. В соответствии с указанной статьей моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.
Весьма интересно, что в соответствии с п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации" (в ред. от 24.11.2015) возмещение морального вреда в трудовых правоотношениях не имеет каких-либо ограничений для его компенсации, поскольку такие ограничения отсутствуют в самом ТК РФ <10>.
--------------------------------
<10> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (в ред. от 24.11.2015) // Российская газета. 2006. 31 декабря. N 297.

Конструкции компенсации морального вреда в гражданском праве и трудовом праве сложно назвать идентичными, несмотря на то что изначально данная концепция была воспринята трудовым правом и предполагала закрепление в ТК РФ нормы отсылочного характера. В качестве сходства можно отметить следующее правило, согласно которому компенсация морального вреда не зависит от возмещения имущественного вреда (ч. 2 ст. 237). Аналогичное правило закреплено в ст. 151 ГК РФ. Анализ судебной практики показал, что требование о компенсации морального вреда работник предъявляет как сопутствующее требование основному требованию о выплате заработной платы (см.: например, решение N 2-222/2017 2-222/2017~М-222/2017 М-222/2017 от 18 сентября 2017 г. по делу N 2-222/2017, решение N 2-227/2017 2-227/2017~М-227/2017 М-227/2017 от 18 сентября 2017 г. по делу N 2-227/2017, решение N 12-130/2017 от 18 сентября 2017 г. по делу N 12-130/2017 и др.).
Ранее вопросы компенсации морального вреда в рамках отношений, складывающихся в других отраслях права, регулировались при помощи средств аналогии права, что было прямо закреплено в Постановлении Пленума от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", до внесения изменений от 06.02.2007. В указанном Постановлении термин "моральный вред" трактовался достаточно широко и возмещался по правилам, предусмотренным гражданским законодательством.
Полагаю, что статья 237 ТК РФ "Возмещение морального вреда, причиненного работнику" имеет ряд существенных недостатков.
Во-первых, данная статья помещена в раздел, посвященный материальной ответственности сторон трудового договора, что сложно назвать логичным. Изначально конструкция компенсации морального вреда разрабатывалась в рамках гражданского права не как некий вид ответственности, а как дополнительный способ защиты нарушенного права, где его основной функцией была именно компенсация причиненного "вреда". Помещение же указанной конструкции в ТК РФ в раздел, посвященный ответственности, уже в корне меняет ее назначение. К функции "компенсация" добавляется функция "наказание". Таким образом, получается, что компенсация морального вреда в рамках трудовых правоотношений рассматривая как некий вид ответственности для работодателя. Очевидно, с этим связан и выбор терминологии. В названии статьи 237 ТК РФ законодатель использует термин "возмещение", а не термин "компенсация", как это сделано в ГК РФ. Сложно дать логические объяснение подобным терминологическим манипуляциям, поскольку в иных статьях, например закрепляющих права и обязанности работников (ст. ст. 21, 22 ТК РФ), используется термин "компенсация" морального вреда. Следует согласиться с позицией М.Ю. Тихомирова, который пишет, что такой подход "не в полной мере точно отражает содержание регулируемых отношений, поскольку под возмещением вреда обычно понимается его возмещение в натуре, что в принципе невозможно в ситуациях, когда причинен моральный вред. Не случайно гражданское законодательство в таких случаях говорит не о возмещении, а о компенсации морального вреда, то есть о его денежном эквиваленте" <11>. Интересно, что статьи, закрепляющие аналогичные положения к ТК Республики Беларусь (ст. 246), ТК Республики Кыргызстан (ст. ст. 231, 423 и др.), также не приходят к единству в используемой терминологии, чередуя между собой термины "компенсация" и "возмещение".
--------------------------------
<11> Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2001. С. 28.

Во-вторых, из конструкции ст. 237 ТК РФ видно, что законодатель сам не до конца определился: компенсация морального вреда - это конструкция гражданского права, применение которой возможно в рамках трудовых правоотношений через отсылку к нормам гражданского законодательства (межотраслевая отсылка), либо это заимствованная конструкция из гражданского права (межотраслевая рецепция). Поскольку по вопросу регулирования "морального вреда" в рамках трудовых правоотношений (применительно к институту оплаты труда) законодатель не избежал определенного рода дублирования, путем частичного переноса определенных правил из гражданского законодательства в трудовое. Получается, что с позиции юридической техники - это либо межотраслевая отсылка с элементами дублирования, либо не до конца проведенная межотраслевая рецепция.
В-третьих, не ясна и логика законодателя в отношении ограничения круга лиц, имеющих право на компенсацию морально вреда. Согласно ст. 237 ТК РФ таким правом наделен только работник и только в случаях, если вред был причинен неправомерными действиями или бездействием работодателя. Логично возникают вопросы: а как быть работодателю? Что делать работнику, если моральный вред причинен правомерными действиями работодателя? На сегодняшний день в таких случаях защитить свои права можно только в рамках гражданского права. Однако "вывод" данных споров из сферы действия трудового законодательства не лишает последние их трудоправовой природы.
На наш взгляд, есть три возможных пути решения поставленных выше проблем.
1. Полностью отказаться от института компенсации морального вреда в рамках отрасли трудового права, отдав на откуп регулирование возникающих правоотношений отрасли гражданского права.
2. Наоборот, превратить рассматриваемый институт в институт трудового права, исключив отсылки к гражданскому законодательству. Внести изменения в ТК РФ, дополнив главу 56 соответствующими статьями, регулирующими основания и порядок компенсации морального вреда. В этих статьях следует закрепить аналогичное право работодателя и завершить с точки зрения юридической техники не до конца произведенную рецепцию данного института из отрасли гражданского права (предполагается сделать отсылку к термину "моральный вред" и прописать механизм его компенсации).
3. Возможен и иной вариант в рамках рассматриваемой главы ТК РФ, так называемая "золотая середина", когда речь идет о паритетном межотраслевом правовом регулировании. Этот вариант связан с разработкой механизма компенсации морального вреда для работника в рамках ТК РФ, сделав оговорку о том, что аналогичное право закреплено также и за работодателем. Однако для последнего действует общий порядок компенсации, предусмотренный гражданским законодательством.
Представляется наиболее удачным последний вариант. Полностью отказаться от института "компенсация морального вреда" в рамках ТК РФ невозможно. Цель трудового законодательства: защита наиболее уязвимой стороны трудового правоотношения - работника. С этой позиции будет оправданным, во-первых, закрепить в рамках названной главы право на компенсацию морального вреда и работника, и работодателя. Во-вторых, следует создать норму отсылочного типа к термину "моральный вред", прописать механизм компенсации морального вреда для работника, установив, что компенсации подлежит моральный вред, причиненный как неправомерными действиями работодателя, так и правомерными. В отношении работодателя следует закрепить норму общего характера, закрепляющую право на компенсацию морального вреда в общем порядке, то есть по правилам гражданского законодательства.

Литература

1. Варшавский К.М. Обязательства, вытекающие вследствие причинения вреда другому / К.М. Варшавский. М.: Юриздат, 1929. 271 с.
2. Васькин В.В. Гражданско-правовая ответственность / В.В. Васькин, Н.И. Овчинников, Л.Н. Рогович. Владивосток: Изд-во Дальневосточного ун-та, 1998. 182 с.
3. Дюбко Е.Г. Институт компенсации морального вреда в российском праве / Е.Г. Дюбко // Законность. 2012. N 1. С. 49 - 53.
4. Институт компенсации морального вреда в российском гражданском праве / Под ред. С.В. Тычинина. Белгород: Изд-во БелГУ, 2007. 124 с.
5. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. М.Ю. Тихомирова. М.: Проспект, 358 с.
6. Лапицкий Б. Вознаграждение за неимущественный вред / Б. Лапицкий // Сборник Ярославского университета. 1920. Вып. 1. С. 107 - 134.
7. Лушникова М.В. Курс трудового права: Учебник: В 2-х т. / М.В. Лушникова, А.М. Лушников. М.: Статут, 2009. Т. 2: Коллективное трудовое право. Индивидуальное трудовое право. Процессуальное трудовое право. 1151 с.
8. Покровский И.А. История римского права / И.А. Покровский. М.: Харвест, 2002. 540 с.
9. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) / Г.Ф. Шершеневич. М.: Спарк, 1995. 683 с.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2019. Все права защищены
↑