Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

26.12.2019

Законопроект разработан в целях поддержки членов многодетных семей, получающих пенсии по потере кормильца или инвалидности в размере меньшем, чем установленная субъектом Российской Федерации величина прожиточного минимума пенсионера в целом по региону в целях установления социальных доплат к пенсии, предусмотренных Федеральным законом от 17 июля 1999 года № 178-ФЗ "О государственной социальной помощи".

подробнее
28.11.2019

Разработка изменений в главу 52 Трудового кодекса РФ, регулирующей особенности труда педагогических работников, была продиктована ростом преступлений, в т.ч. тяжких и особо тяжких составов, совершаемых именно педагогическими работниками, относящимися к звену  среднего и высшего образования. Увеличивается количество уголовных дел, возбужденных в отношении преподавателей, жертвами которых становятся учащиеся школ, появляются уголовные дела в отношении преподавателей ВУЗов. 

подробнее
01.10.2019

При рассмотрении исковых заявлений от детей-сирот, которым служба занятости населения вынуждена отказывать в регистрации в качестве безработных с выплатой пособия в размере среднего заработка по региону проживания, в связи с тем, что  до обращения в службу занятости у них была трудовая деятельность и они не впервые ищущие работу, судебная практика встает на сторону детей-сирот, что расходится с требованиями Закона о занятости населения (ст.34, 34.1).

подробнее
Все статьи > Трудовые отношения > Трудовое право. Общие положения > Способы преодоления судами пробелов и иных дефектов трудового законодательства (Головина С.Ю.)

Способы преодоления судами пробелов и иных дефектов трудового законодательства (Головина С.Ю.)

Дата размещения статьи: 09.01.2020

Способы преодоления судами пробелов и иных дефектов трудового законодательства (Головина С.Ю.)

Дефекты трудового права, как и дефекты любой другой отрасли, воспринимаются как неизбежное явление, обусловленное рядом причин как объективного, так и субъективного характера <1>. Под дефектами понимаются разного рода недостатки трудоправовых норм, такие как неопределенность нормативного предписания, противоречия правовых норм, несовершенство правовых конструкций, произвольное использование юридических понятий без учета системных связей понятийного аппарата и др. Одним из существенных дефектов, порождающих серьезные сложности в правопонимании и правоприменении, являются пробелы трудового законодательства, устранять которые должен законодатель, а вот преодолевать их вынуждены суды общей юрисдикции при рассмотрении трудовых споров.
--------------------------------
<1> Подробнее о причинах возникновения дефектов трудового права см.: Жильцов М.А. Дефекты трудового права: Монография. Екатеринбург: Изд-во УГТУ - УПИ, 2010. С. 29 - 47.

Преодоление судами пробелов и иных дефектов трудового законодательства осуществляется при помощи следующих способов:
1) непосредственное применение норм Конституции РФ;
2) использование принципов трудового права;
3) применение аналогии права и аналогии закона;
4) субсидиарное применение норм иных отраслей права.
Непосредственное применение норм Конституции РФ предусмотрено в пункте 1 ст. 11 Гражданского процессуального кодекса РФ, согласно которому суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации.
Как показывает судебная практика, наиболее применяемыми нормами Конституции РФ при рассмотрении трудовых споров являются прежде всего статья 37, провозглашающая основные принципы и права в сфере труда, а также статья 17, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (в спорах о злоупотреблении правом), статья 34, закрепляющая право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, и статья 35, гарантирующая охрану права частной собственности законом (в спорах об увольнении по сокращению численности или штата работников, об отказе в приеме на работу и др.). Важное значение для разрешения трудовых споров имеет статья 55 Конституции РФ, допускающая ограничение прав и свобод человека и гражданина только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Эта норма чаще всего упоминается в решениях Конституционного Суда РФ, устанавливающих неконституционность отдельных правил трудового законодательства.
Несмотря на наличие доктринального обоснования необходимости включения в ТК РФ принципа запрета злоупотребления правом в трудовых отношениях, до сих пор подобная норма в Кодексе не предусмотрена, что вызывает затруднения при принятии решений по ряду трудовых споров, в ходе которых судом выявляются признаки нарушения прав работника или работодателя, казалось бы, правомерными действиями другой стороны. Речь идет о так называемых "золотых парашютах", об отзыве работником заявления об увольнении по собственному желанию в последний день работы таким способом, что работодателю это становится известно только через несколько дней, об использовании больничного листа не в целях его предназначения, а для отдыха и путешествий и т.д. В подобных случаях у судов нет трудоправового инструментария для справедливого разрешения спора. Исключение составляют случаи сокрытия работником юридически значимой информации, которая может повлиять на принятие управленческого решения об увольнении по инициативе работодателя. Здесь судами используется правоположение, сформулированное в пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" <2> о том, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников. При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе, поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.
--------------------------------
<2> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 6.

Так, Определением Санкт-Петербургского городского суда от 19.09.2011 по делу N 33-14180/2011 <3> истцу, несвоевременно (с опозданием) уведомившему работодателя об отзыве заявления об увольнении по собственному желанию почтовым отправлением, было отказано в восстановлении на работе. В обоснование своего решения суд указал, что "обстоятельства свидетельствуют о ненадлежащем использовании истцом своего права на отзыв заявления об увольнении, у суда с учетом приведенных разъяснений (имеется в виду пункт 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ. - С.Г.) и установленного статьей 17 Конституции Российской Федерации принципа, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, отсутствовали основания для удовлетворения исковых требований".
--------------------------------
<3> СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 07.09.2018).

В качестве другого примера приведем типичную аргументацию судов в поддержку безусловного права работодателя принимать решение о сокращении штата работников из Кассационного определения СК по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 19.12.2011 по делу N 33-4458/11 <4>: "Реализуя закрепленные Конституцией РФ (ч. 1 ст. 34, ч. 2 ст. 35) права, работодатель (юридическое лицо) в целях осуществления эффективной экономической деятельности и управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые организационные решения, в частности о создании обособленных структурных подразделений для осуществления всех или части своих функций и прекращении их деятельности, а также кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала), соблюдая при этом в соответствии с требованиями ст. 37 Конституции РФ закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников, в том числе направленные против возможного произвольного увольнения" <5>.
--------------------------------
<4> СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 06.09.2018).
<5> См. также: Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 22.07.2017 по делу N 33-4410/2017 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 06.09.2018).

Использование принципов трудового права при отсутствии правовых норм или неясности правового регулирования осуществляется путем ссылок как на статью 37 Конституции РФ, так и на соответствующие статьи ТК РФ. Чаще других используются основополагающие принципы - запрещения принудительного труда и дискриминации в сфере труда, а также принцип равенства прав и возможностей.
В качестве примера приведем Определение Калужского областного суда от 11.11.2013 по делу N 33-3005/2013 <6>, в котором установлено, что иск о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда удовлетворен правомерно, поскольку действующим на предприятии положением предусмотрена выплата работникам по итогам года бонуса в дополнение к установленной ежемесячной заработной плате. Часть работников предприятия бонусы получили, однако истцам причитающиеся им бонусы выплачены не были. Суд в обоснование своих выводов сослался на ст. 2 ТК РФ, устанавливающую в качестве основного принципа правового регулирования трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений равенство прав и возможностей работников.
--------------------------------
<6> СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 07.09.2018).

В трудовом законодательстве не содержится положений, ограничивающих усмотрение сторон при установлении в трудовом договоре со спортсменом условия о денежной выплате, которую спортсмен обязан произвести в пользу работодателя в случаях увольнения по собственному желанию без уважительных причин или увольнения за нарушения трудовой дисциплины (ч. 3 ст. 348.12 ТК РФ). Поэтому возникают трудовые споры по поводу необоснованно высоких размеров таких выплат, которые не всегда разрешаются в пользу работников. Суды зачастую удовлетворяют исковые требования работодателей о взыскании с работников несоразмерно крупных денежных сумм. Президиум Верховного Суда РФ по этому поводу сформировал следующую правовую позицию. Согласно ст. 2 ТК РФ, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией РФ, основным принципом правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений признается, в частности, свобода труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности. Поэтому при разрешении трудового спора, оспаривавшего законность включения в трудовой договор условия об обязанности спортсмена в случае расторжения трудового договора по его инициативе без уважительных причин произвести в пользу работодателя денежную выплату в размере суммы, эквивалентной 1 000 000 евро, суду следовало дать оценку указанного условия трудового договора не только на основании норм частей третьей - пятой статьи 348.12 ТК РФ, но и исходя из задач трудового законодательства и принципов <7>.
--------------------------------
<7> См.: Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам, возникающим из трудовых правоотношений спортсменов и тренеров: утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 08.07.2015 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2016. N 1.

Применение аналогии права или аналогии закона имеет под собой четкую законодательную основу - п. 3 ст. 11 Гражданского процессуального кодекса РФ, в соответствии с которым в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).
Интересно, что в последнее время суды стали активно применять по аналогии в трудовых спорах "обычных" работников специальные нормы ТК РФ, рассчитанные на особую категорию лиц - дистанционных работников.
Одним из современных недостатков ТК РФ является отсутствие в нем правил об электронном документообороте, предполагающем возможность сторон трудового правоотношения коммуницировать посредством сети Интернет, к примеру, знакомить с локальными нормативными актами, извещать друг друга о предстоящих событиях в случаях, предусмотренных законом, и т.д. Вопрос о необходимости внедрения системы электронного документооборота и замене подписи на бумажных носителях электронной подписью уже неоднократно поднимался специалистами в области трудового права <8>. Однако до сих пор такие возможности ТК РФ устанавливает только применительно к дистанционным работникам. Поэтому суды используют при рассмотрении трудовых споров нормы главы 49.1 ТК РФ, допускающие использование сети Интернет в отношениях между работником и работодателем.
--------------------------------
<8> См.: Костян И.А., Куренной А.М., Хныкин Г.В. Трудовое право и цифровая экономика: сочетаются ли они? // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 4. С. 10 - 12; Туманов А.А. Информирование работников с помощью электронных ресурсов работодателя // Трудовое право в России и за рубежом. 2018. N 2. С. 18 - 20; Зайцева Л.В. Правовые аспекты применения локальных систем электронного документооборота для регулирования трудовых отношений // Трудовое право в России и за рубежом. 2018. N 3. С. 34 - 37.

Показательно в этом отношении Апелляционное определение Омского областного суда от 22 января 2014 г. по делу N 33-187/2014 <9>, отменившее решение суда первой инстанции, который при разрешении спора отказал истцу в удовлетворении заявленных требований о восстановлении на работе, сославшись на имеющиеся в материалах дела предоставленные ответчиком документы: сканированную копию заявления истца об увольнении по собственному желанию, направленную посредством электронной почты. Судебная коллегия посчитала, что в рассматриваемом случае, с учетом правил главы 49.1 ТК РФ, регламентирующей особенности труда дистанционных работников, подписание электронного документа квалифицированной электронной подписью позволило бы рассматривать поданное истцом заявление как полноценный документ о намерении работника расторгнуть трудовой договор, сканированная же копия такого документа в отсутствие его оригинала надлежащим доказательством волеизъявления работника о прекращении трудовых отношений служить не может.
--------------------------------
<9> СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 07.09.2018).

В другом решении суд отклонил доводы истца о том, что факт наличия между сторонами трудовых отношений подтверждается электронной перепиской с должностными лицами организации, поскольку усиленная квалифицированная электронная подпись сторон трудовых отношений, как того требует статья 312.1 Трудового кодекса РФ, при этом не использовалась, из данной переписки не представляется возможным с достоверностью установить, кем именно она велась, а также какое отношение к переписке имеет общество <10>.
--------------------------------
<10> Апелляционное определение Свердловского областного суда от 08.12.2017 по делу N 33-21442/2017 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 06.09.2018).

Таким образом, суды ставят критерий допустимости доказательства в форме электронного документа в зависимость от присутствия на нем квалифицированной электронной подписи, применяя по аналогии статью 312.1 ТК РФ.
Такой способ преодоления пробелов, как субсидиарное применение норм права, достаточно редко используется судами. А.К. Безина под субсидиарным применением понимает разрешение индивидуального трудового спора судом на основании нормы, включенной не в трудовое законодательство, а в законодательные акты других отраслей права, и предлагает называть подобную ситуацию "межотраслевой аналогией" <11>. Заметим, что полностью трудовой спор на основе субсидиарного применения не может быть разрешен, правовой основой его рассмотрения все равно остается Трудовой кодекс РФ, но отдельные элементы судебного решения могут базироваться на нормах другой отрасли права.
--------------------------------
<11> Безина А.К. Судебная практика в механизме правового регулирования трудовых отношений. Казань: Изд-во Казанского университета, 1989. С. 96 - 97.

Чаще всего суды применяют по аналогии нормы Гражданского кодекса РФ, например в спорах о компенсации морального вреда - ст. ст. 151, 1101 ГК РФ. Размер компенсации морального вреда определяется судами в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего <12>.
--------------------------------
<12> См., напр.: Апелляционное определение Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 02.03.2016 по делу N 33-211/2016; Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.02.2018 N 33-294/2018 по делу N 2-622/2017; Апелляционное определение Пермского краевого суда от 26.10.2015 по делу N 33-11602/2015 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 07.09.2018).

При разрешении трудовых споров о взыскании с работников суммы отпускных за неотработанные дни отпуска наряду со ст. 137 ТК РФ применяется норма ч. 3 ст. 1109 ГК РФ "Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату": не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи при отсутствии недобросовестности со стороны гражданина и счетной ошибки. Так, Апелляционным определением Московского городского суда от 04.12.2013 по делу N 11-37421/2013 <13> работодателю отказано в удовлетворении исковых требований, поскольку трудовым законодательством не предусмотрено взыскание с работника в судебном порядке задолженности за неотработанные дни отпуска в случае, если у работника не имеется причитающихся к выплате при увольнении сумм или их недостаточно.
--------------------------------
<13> СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 07.09.2018).

Следует заметить, что не всегда можно согласиться с обоснованностью применения норм Гражданского кодекса РФ применительно к трудовым отношениям. Вызывает огромные сомнения практика применения арбитражными судами норм о недействительности сделок (§ 2 главы 9 ГК РФ) <14>, например, применительно к трудовым договорам руководителей организаций. Такая практика, к сожалению, имеет вполне официальное оправдание в виде позиции Верховного арбитражного суда, сформулированной в подп. 1 п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью" <15>, в котором дано неоднозначное (если не сказать больше - противоречащее доктрине трудового права) разъяснение о том, что трудовой договор при определенных условиях может быть признан крупной сделкой. Представляется, что правило о недействительности трудового договора (без квалификации его в качестве сделки) если и может быть установлено, то только на уровне федерального закона - в ТК РФ и с регламентацией особенных правил относительно последствий признания трудового договора недействительным, поскольку предусмотренная статьей 167 ГК РФ в качестве последствия недействительной сделки двусторонняя реституция по понятным причинам невозможна в трудовых отношениях.
--------------------------------
<14> См., напр.: Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.08.2013 N 17АП-8209/2011-ГК по делу N А50-4766/2011; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.04.2014 по делу N А19-3321/2013; Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2014 по делу N А65-31525/2012; Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2016 N 15АП-15077/2016 по делу N А32-15308/2016 // СПС "КонсультантПлюс".
<15> Вестник ВАС РФ. 2014. N 6.

Литература

1. Безина А.К. Судебная практика в механизме правового регулирования трудовых отношений / А.К. Безина. Казань: Изд-во Казанского университета, 1989. 183 с.
2. Жильцов М.А. Дефекты трудового права: Монография / М.А. Жильцов. Екатеринбург: УГТУ - УПИ, 2010. 312 с.
3. Зайцева Л.В. Правовые аспекты применения локальных систем электронного документооборота для регулирования трудовых отношений / Л.В. Зайцева // Трудовое право в России и за рубежом. 2018. N 3. С. 34 - 37.
4. Костян И.А. Трудовое право и цифровая экономика: сочетаются ли они? / И.А. Костян, А.М. Куренной, Г.В. Хныкин // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 4. С. 10 - 12.
5. Туманов А.А. Информирование работников с помощью электронных ресурсов работодателя / А.А. Туманов // Трудовое право в России и за рубежом. 2018. N 2. С. 18 - 20.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2020. Все права защищены
↑