Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

07.09.2019

Внесенным в Госдуму Правительством РФ законопроектом устанавливается, что хозяйствующий субъект может направить в федеральный антимонопольный орган внутренний акт или проект акта, формирующий систему соответствия, для установления его соответствия требованиям антимонопольного законодательства. Федеральный антимонопольный орган дает заключение о его соответствии или несоответствии требованиям антимонопольного законодательства. Его принятие позволит повысить эффективность антимонопольного регулирования и создать дополнительные механизмы, стимулирующие хозяйствующие субъекты к принятию мер по предупреждению нарушений антимонопольного законодательства.

подробнее
15.08.2019

Законопроект направлен на повышения денежного обеспечения для отдельных социально значимых профессий, таких как педагогические работники, медицинские работники и т.д. В частности вводится положение согласно которому заработная плата для работников отдельных социально значимых профессий, выполнивших норматив (норму) соответствующего вида нормирования труда, не может быть ниже двойной величины прожиточного минимума, установленной в субъекте РФ, в котором такой работник осуществляет трудовую деятельность.

подробнее
06.08.2019

Законопроектом разработан по результатам анализа практики применения законодательства о специальной оценке условий труда, а также оказания государственной услуги "Формирование и ведение реестра организаций, проводящих специальную оценку условий труда". Необходимость его принятия обусловлена тем, что в ряде случаев в нарушение требований законодательства отчеты во ФГИС СОУТ организациями, проводившими специальную оценку условий труда, по тем или иным причинам не передаются либо передаются в неполном объеме.

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Права человека в цифровую эпоху (Ковлер А.И.)

Права человека в цифровую эпоху (Ковлер А.И.)

Дата размещения статьи: 09.08.2019

Права человека в цифровую эпоху (Ковлер А.И.)

Основной характерной чертой постиндустриального общества известный американский социолог Даниель Белл называл рост значения так называемых интеллектуальных технологий <1>. Однако вряд ли даже он мог предвидеть, что пришествие "человека цифрового" (homo numericus) на смену "человеку разумному" (homo sapiens) произойдет столь быстро. Формирование "человека индустриального" заняло несколько столетий, "человека автомобильного" - всего полвека, от первого представления ARPANET в 1972 году Робертом Каном до официальной регистрации Интернета в 1983 году и появления в 1989 году World Wide Web прошло всего два десятилетия, а мир уже окутан Всемирной паутиной. Жизнь человека как существа социального радикально изменилась.
--------------------------------
<1> См.: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество (пер. с англ.). М., 2004. Глава III.

Действительно, на смену печатному слову, звуку, картинке пришли цифровые технологии, когда электронные чипы захватывают все больше личного пространства. Доминирование Интернета как средства коммуникации и информации существенно расширило человеческие возможности, обеспечило доступ к информации практически всем социальным слоям, дало невиданные ранее возможности для свободы выражения мнений. Но все чаще аналитики задаются вопросами о цене такого прогресса:
- стало ли человеческое общество более гуманным и демократичным, а социальные связи - более крепкими;
- сократилось ли социальное неравенство за счет расширения границ человеческих возможностей;
- стали ли возможности человеческого разума обширнее, а культурный уровень людей в целом выше? <1>
--------------------------------
<1> Compiegne I. La societe numerique en question(s) // Auxerre. 2011. P. 6.

"Классические" права человека подвергаются новым испытаниям после того, как их удалось "отбить" у тоталитарных режимов, а именно в связи с навязыванием стереотипов сознания, поведения и потребления, тотальной слежкой за передвижениями граждан и фиксацией их действий, подменой социальности системой M2M... <1> Отчуждение личности приобретает новые формы.
--------------------------------
<1> Концепция M2M: machine to machine, когда машины начинают взаимодействовать между собой самостоятельно без человеческого вмешательства. См.: "Белую книгу": Machine to Machine, enjeux et perspectives. Paris. 2007.

Напомним, что в марксистской теории отчуждения речь шла как об отчужденности труда, господстве над людьми товарно-денежных отношений, превращении деятельности человека и ее результатов в самостоятельную силу, господствующую над ним самим и враждебную ему <1>, так и в более широком смысле об отчуждении в сфере духовной жизни и в области политической жизни и т.д. <2> В этом плане классики марксизма развивали идеи Гоббса, Руссо, Фихте, Гегеля. В XX веке проблема отчуждения приобрела новое измерение в свете негативных последствий взаимоотношений человека и техники. Похоже, в начале XXI века "цифровизация" человеческой деятельности рискует придать отчуждению характер потери социального смысла человеческого бытия, а права человека лишаются их антропологизма. Остается надеяться на то, что подтвердится анализ "логистических кривых" по Даниелю Беллу <3>: любой экспоненциальный рост (в данном случае цифровых технологий) в каком-то пункте замедляется и прекращается, ибо наблюдается некоторое насыщение теми же технологиями.
--------------------------------
<1> Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956. С. 563.
<2> Маркс К. К практике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 269 - 273.
<3> Белл Д. Указ. работа.

А пока философы и социологи бьют тревогу. В книге под красноречивым названием "Человек обнаженный. Невидимая диктатура цифрового" французские исследователи, сравнивая "цифровую революцию" с революцией в энергетике, связанной с появлением переработки нефти, пишут: "Эта цифровая революция не довольствуется тем, что моделирует нашу жизнь в сторону объема информации, более быстрого подсоединения, она ведет нас к покорности, добровольному порабощению, прозрачности бытия, когда конечным результатом станет исчезновение частной жизни и бесповоротный отказ от нашей свободы" <1>. Не отрицая бесспорной привлекательности новых технологий, они тем не менее утверждают, что эти технологии спровоцировали, образно говоря, обнажение индивида, сделав его зависимым от маленькой группы транснациональных корпораций, по преимуществу американских, чтобы утвердить диктат Big Data, под контроль которого попали 95% населения Земли. Сегодня Google, Apple, Microsoft, Amazon, Facebook располагают личными данными сотен миллионов человек, сведениями об их контактах в Сети и их перемещениях. Мир Big Data накрывает человека невидимым колпаком, делая его уязвимым и зависимым больше, чем в фантазиях Джорджа Оруэлла в романе "1984" <2>. Крик тревоги достигает своего пароксизма, когда упомянутые авторы утверждают: "Фашизм и коммунизм разбили жизни миллионов людей, но им не удалось их переделать и сделать прозрачными. "Человек прозрачный" закован в кандалы, но пока не страдает. К концу века он будет полностью зависим как в интеллектуальном, так и в финансовом плане от этой системы, которая последовательно определит условия обмена более продолжительной жизни, меньшей физической и материальной нестабильности - на его свободу" <3>.
--------------------------------
<1> Dugain M., Labbe Ch. L'homme nu. La dictature invisible du numerique. Paris. 2016. P. 7.
<2> Напомним, что Дж. Оруэлл писал, что с развитием телевизионной техники, когда стало возможно вести прием и передачу одним аппаратом, частной жизни пришел конец...
<3> Dugain M., Labbe Ch. Op. cit. P. 13.

Примечательно, что Тим Бернерс-Ли, известный как создатель принципов интернет-коммуникаций, подверг критике собственное изобретение в день его 30-летия. В своем открытом письме он утверждал, что Сеть, создававшаяся как инструмент для облегчения жизни, сейчас несет больше негатива. Огромные толпы интернет-мошенников, глобальные СМИ и информационные площадки, которые управляют сознанием масс, анонимные провокаторы - только несколько примеров зла, обитающего в дебрях Всемирной паутины.
Он выделил три источника зла в Интернете:
- спонсируемые государствами хакерские атаки, другие примеры злонамеренного поведения;
- главенство бизнеса над интересами отдельного пользователя, отсюда манипуляции личными данными ради увеличения дохода;
- кликбейт и распространение вирусным путем ложной информации с целью манипулирования пользователями. Онлайн-общение (точнее, его "темная сторона", сеющая ненависть и навязывающая чужие мнения) <1>.
--------------------------------
<1> См.: https://zen.yandex.ru/media/crmlist/sozdatel-interneta-soobscil-chto-set-jdet-krah-5c8d05dc67fa3e00b39878f8.

Как целевое, так и массовое наблюдение за отдельными лицами и организациями, осуществляемое с помощью технологических систем, стало серьезной проблемой, ставшей одним из приоритетных направлений практики Европейского суда по правам человека <1> (далее - Европейский суд, Суд), в который поступает много жалоб из всех стран Европы, от Исландии до России, на нарушения статей 8 (право на уважение частной и семейной жизни) и 10 (право на свободу выражения мнения) Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция). Это и использование электронных средств, включая GPS, для слежки, отслеживание электронной переписки, вторжение в работу интернет-сайтов, в мобильную телефонную связь, массовое внедрение видеокамер (вплоть до общественных туалетов), бессрочное хранение в электронных банках данных отпечатков пальцев, образцов клеток и профилей ДНК.
--------------------------------
<1> Обзор этой практики см. в тематической подборке Европейского суда: New technologies. March 2019 // https://www.echr.coe.int/documents/fs_new_technologies_eng.pdf.

Европейский суд за последние 10 - 12 лет рассмотрел значительное количество жалоб, касающихся привлечения к ответственности управляющих интернет-компаний за размещение на их сайтах информации или комментариев, нарушающих установленные законодательством ограничения по содержанию размещаемых материалов.
В большинстве случаев Европейский суд признавал такие жалобы неприемлемыми. Например, в деле "Стефан Лоран Перрин против Соединенного Королевства" (Stephane Laurent Perrin v. UK) (решение от 18 октября 2005 г., жалоба N 5446/03) <1>, касавшемся осуждения управляющего интернет-компании на 30 месяцев тюремного заключения за размещение в Интернете непристойных материалов сексуального характера, Суд пришел к выводу, что привлечение заявителя к уголовной ответственности было необходимо в демократическом обществе в интересах защиты общественной нравственности и прав других лиц и что наложенное наказание не было несоразмерным (см. также решение по делу "Мушо против Италии" (Muscio v. Italy) от 13 ноября 2007 г., жалоба N 31358/03).
--------------------------------
<1> См.: Прецеденты Европейского суда по правам человека. 2016. N 6.

В ряде дел Европейский суд установил нарушения Конвенции ввиду непринятия властями государства-ответчика необходимых законодательных мер по защите общественной морали и прав других лиц, например, в таких как:
- "K.U. против Финляндии" (K.U. v. Finland) (Постановление от 2 декабря 2008 г.) в связи с отсутствием в законодательстве мер по охране прав несовершеннолетних (интернет-провайдер, ссылаясь на конфиденциальность такой информации, охраняемой законом, отказался предоставить информацию о сайте знакомств и оказании интимных услуг, на котором было дано объявление предположительно от имени подростка) Суд пришел к выводу о нарушении статьи 8 Конвенции (право на уважение семейной и частной жизни);
- "Редакция газеты "Правое дело" и Штекель против Украины" (Editorial Board of Pravoye Delo and Shtekel v. Ukraine) (Постановление от 5 мая 2011 г., жалоба N 33014/05), в котором привлечение к ответственности журналистов, писавших о коррумпированности местных чиновников на основе информации, полученной через Интернет, Суд посчитал нарушением статьи 10 Конвенции (право на свободу выражения мнения) ввиду отсутствия в национальном законодательстве правовых положений об использовании интернет-информации (см. также Постановление Суда по делу "Рено против Франции" (Renaud v. France) от 25 февраля 2010 г., жалоба N 13290/07 <1>).
--------------------------------
<1> Прецеденты Европейского суда по правам человека. 2016. N 6.

В наиболее развернутом виде позиции Европейского суда выражены в Постановлении его Большой Палаты по делу "Компания "Делфи АС" против Эстонии" (Delfi AS v. Estonia) от 16 июня 2015 г., жалоба N 64569/09 <1>, где речь шла о привлечении интернет-компании к гражданской ответственности за отсутствие мониторинга комментариев, размещенных в ответ на ее публикацию, содержащих оскорбительные выражения и разжигание социальной ненависти.
--------------------------------
<1> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2015. N 11.

Интернет-сайт предоставлял техническую возможность размещать комментарии анонимно и без предварительной регистрации. Европейский суд установил, что комментарии, о которых шла речь в деле, действительно по своей форме представляли собой разжигание ненависти и подстрекательство к насилию, а значит, не охранялись Конвенцией. Судом был сделан вывод о том, что государство на законных основаниях может требовать от новостного интернет-сайта отслеживать комментарии и незамедлительно удалять неправомерные комментарии. Кроме того, Суд отметил, что в качестве профессионального издателя компания-заявительница должна была знать законодательство и прецедентную практику и могла получать необходимые юридические консультации. Таким образом, компания находилась в положении, позволяющем оценить относящиеся к ее деятельности риски, и должна была быть способна предвидеть в разумной степени последствия, которые эта деятельность может повлечь (§ 129 указанного Постановления). Участие компании в опубликовании комментариев к ее новостным статьям выходило за рамки оказания провайдером пассивных и исключительно технических услуг (§ 146 указанного Постановления). Европейский суд заключил, что привлечение национальными судами компании-заявительницы к ответственности имело соотносимые с законом и достаточные основания в свете пределов усмотрения (margin of appreciation), предоставленных властям государства-ответчика (§ 162 указанного Постановления).
Впоследствии Европейский суд вынес несколько других постановлений на основе своих правовых позиций, изложенных в деле "Делфи АС" <1>.
--------------------------------
<1> См.: Юркина Е.Е. Ответственность за публикацию в блогах и комментарии в Интернете: практика Европейского суда // Судья. 2019. N 2. С. 54 - 62.

Другим резонансным делом о защите персональных данных стало дело "S. и Марпер против Соединенного Королевства" (S. and Marper v. UK) (от 4 декабря 2008 г., жалобы N 30562/04 и 30566/04), в котором Большая Палата Европейского суда единогласно установила нарушение статьи 8 Конвенции ввиду отсутствия адекватных гарантий от злоупотребления при хранении более 25 млн образцов ДНК жителей Соединенного Королевства.
Защита персональных данных является предметом озабоченности как международных организаций, так и национальных законодателей <1>. Так, Управление Верховного комиссара ООН по правам человека в докладе "Право на неприкосновенность личной жизни в цифровой век" (30 июня 2014 г.) возложило и на государства, и на частные структуры обязательства по охране личной жизни перед лицом новых технологий. Заслуживают внимания и Рекомендации Совета Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по принципам разработки государственной политики в сфере Интернета, медицинской информатики и так называемого электронного правительства <2>. На уровне Совета Европы приняты Конвенция о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных 1981 года (Конвенция N 108) и Конвенция по борьбе с киберпреступностью 2001 года (Будапештская конвенция). Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская Комиссия) отреагировала на возросшую активность военной разведки и спецслужб, требующих предоставления им личных данных граждан, специальными докладами в 2015 году, в которых выступила за строгий контроль за такого рода деятельностью <3>.
--------------------------------
<1> См.: Яковлева О.А. Новые технологии и права человека. Рязань, 2012; Талапина Э.В. Защита персональных данных в цифровую эпоху: российское право в европейском контексте // Труды Института государства и права РАН. 2018. N 5. Т. 13. С. 117 - 150.
<2> Подробнее см.: Талапина Э.В. Указ. работа.
<3> Report on the democratic oversight of the security services and Report on the democratic oversight of signals intelligence agencies. March 2015.

В России действует Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных", в котором, по оценкам специалистов, дана трактовка понятия "персональные данные", отвечающая международным стандартам. В то же время так называемый антитеррористический пакет законов 2016 года <1> обязывает сотовые компании и организаторов распространения информации в Интернете хранить в течение года не только сами факты приема, передачи, доставки или обработки информации, но и их содержимое в течение шести месяцев. К сожалению, этот пакет не предусматривает адекватной защиты от злоупотреблений подобными технологиями.
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 6 июля 2016 г. N 374-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О противодействии терроризму" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности".

Аналогичные законы были приняты в 2016 году в Польше и во Франции, а в 2018 году в Финляндии, и этот список далеко не исчерпывающий. По образному выражению Комиссара по правам человека Совета Европы Н. Муйжниекса, это вызвало "трещины" в европейской системе защиты прав человека, когда под предлогом антитеррористических мер усиливается массовое наблюдение.
Проблема защиты прав человека в эпоху цифровых технологий стала одной из самых злободневных тем в правозащитной деятельности: проводятся сравнительно-правовые исследования в этой области <1>, создана группа экспертов по подготовке обновленной версии Конвенции N 108 и Протокола к ней, предложившая на 128-й сессии Комитета министров Совета Европы (Эльсинор, Дания, 17 - 18 мая 2018 г.) проект новой конвенции, который был принят <2>, существуют проекты по исследованию последствий создания искусственного интеллекта для основных прав человека и т.д.
--------------------------------
<1> Human Rights, Digital Society and the Law. A Research Comparison (Ed. By Mart Susi). London. Routledge, 2019.
<2> 128th Session of the Committee of Ministers (Elsinore, Denmark, 17 - 18 May 2018) Modernised Convention for the Protection of Individuals with Regard to the Processing of Personal Data - CM/Inf(2018)15-final // https://search.coe.int/cm/pages/result_details.aspx?objectid=09000016807c65bf. Детальное изложение обновленной Конвенции о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных и Протокол о внесении изменений в Конвенцию (10 октября 2018 г.) см.: Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2018. N 12. С. 99 - 127.

При всем разнообразии предложений по обеспечению минимальных стандартов защиты права на частную жизнь от массового вторжения в это право на национальном уровне можно выделить несколько основных мер:
- выработка на законодательном уровне строгих процедур для получения разрешения на сбор, использование, хранение получаемых данных;
- создание независимого парламентского и судебного контроля за государственными органами и частными корпорациями в сфере сбора персональных данных;
- наличие органа, принимающего юридически обязательные решения по жалобам граждан на действия государственных органов по сбору и хранению персональных данных. К этим мерам можно добавить усиление надзорных функций прокуратуры по соблюдению соответствующего законодательства.
В вышеупомянутом деле "S. и Марпер против Соединенного Королевства" поражает тот факт, что процедура проверки законности снятия отпечатков пальцев и образцов ДНК у всех приводимых в полицейский участок была начата по инициативе местного констебля, у которого возникли сомнения, а не нарушает ли он таким образом статью 8 Конвенции...
Повышенную осмотрительность по поводу злоупотребления электронными технологиями, как показало рассмотрение Большой Палатой Европейского суда дела "Роман Захаров против Российской Федерации" (Roman Zakharov v. Russia) (Постановление от 4 декабря 2015 г., жалоба N 47143/06 <1>), следует проявлять сотрудникам правоохранительных органов: велика опасность нарушения элементарных прав граждан <2>.
--------------------------------
<1> См.: Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2016. N 6.
<2> См.: Амельчаков И.Ф., Жукова П.Н., Золотухина Н.В., Насонова В.А. Об ограничении конституционных прав граждан при осмотре мобильных устройств связи и получении компьютерной информации // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. 2018. N 4(51). С. 117 - 121.

Примечательно, что в качестве одной из первоочередных мер по защите от злоупотребления цифровыми технологиями Комитет министров Совета Европы предусмотрел защиту в отношении детей, приняв 4 июля 2018 г. Рекомендацию "О соблюдении, защите и осуществлении прав детей в цифровой среде" <1>, а также Руководящие принципы по соблюдению, защите и осуществлению прав детей в цифровой среде <2>. В преамбуле Руководящих принципов отмечается:
"Настоящие руководящие принципы предназначены для оказания содействия соответствующим заинтересованным сторонам в осуществлении прав, закрепленных в международных и европейских конвенциях и стандартах в области прав человека, в свете прецедентной практики Европейского суда по правам человека. В частности, они направлены:
a) на предоставление указаний государствам по разработке законодательства, программ и иных мер, направленных на реализацию полного спектра прав ребенка в цифровой среде и на учет всех возможных способов влияния цифровой среды на благополучие детей и осуществление ими своих прав человека;
b) содействие разработке, осуществлению и мониторингу государствами комплексного стратегического и скоординированного подхода, который отражает принципы, содержащиеся в настоящих руководящих принципах;
c) обеспечение того, чтобы государства требовали от коммерческих предприятий и других заинтересованных сторон нести ответственность за соблюдение прав ребенка в цифровой среде и стимулировали их к тому, чтобы поддерживать и поощрять такие права;
d) действия и сотрудничество на национальном и международном уровнях в целях соблюдения, защиты и осуществления прав ребенка в цифровой среде" <3>.
--------------------------------
<1> CM/Rec(2018)7. См.: Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2018. N 12. С. 112 - 113.
<2> CM/Rec(2018)7. См.: Там же. С. 113 - 128.
<3> Там же. С. 114.

Там же, кстати, дается определение термина "цифровая среда", который "включает в себя информационные и коммуникационные технологии, в том числе Интернет, мобильные и связанные с ними технологии и устройства, а также цифровые сети, банки данных, контент и услуги" <1>.
--------------------------------
<1> Там же. С. 117.

Комитет министров Совета Европы в очередной раз высказал озабоченность рисками "манипулирования социальным и политическим поведением" путем использования так называемых алгоритмических процессоров, разновидности цифровых технологий (в частности, технологии микротаргетинга). В принятой им 13 февраля 2019 г. резолюции Комитет министров призывает государства занять ответственную позицию и противостоять этой растущей опасности манипуляции сознанием, приняв меры, включая те из них, которые пропорциональны задаче обеспечения эффективных правовых гарантий против незаконных действий, и привлечения к ответственности тех, кто злоупотребляет новыми технологиями, в частности, в ходе предвыборных кампаний <1>. Этой же проблеме была посвящена организованная в Хельсинки 26 - 27 февраля 2019 г. конференция "Управлять правилами игры - влияние искусственного интеллекта на права человека, демократию и правовое государство". Основной акцент в работе этой конференции был сделан на обеспечении правовой среды для использования новых информационных технологий и демократического контроля за действиями обладателей такой технологии.
--------------------------------
<1> Ref. DC024(2019) // https://rm.coe.int/090000168092de6b.

Время покажет, насколько эффективными окажутся предлагаемые меры, если они, конечно, найдут воплощение в соответствующих международных конвенциях и национальных законодательствах.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2019. Все права защищены
↑