Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Подведомственность и подсудность трудовых дел (Петров А.Я.)

Подведомственность и подсудность трудовых дел (Петров А.Я.)

Дата размещения статьи: 25.10.2015

Подведомственность и подсудность трудовых дел (Петров А.Я.)

В соответствии с пунктом 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (в ред. от 28 сентября 2010 г. N 22) в силу пункта 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ и статьями 382, 391 Трудового кодекса РФ дела по спорам, возникшим из трудовых правоотношений, подведомственны судам общей юрисдикции.

Учитывая это, при принятии искового заявления судье необходимо определить, вытекает ли спор из трудовых правоотношений, а также подсудно ли дело данному суду.
Согласно статье 15 ТК РФ трудовыми признаются правоотношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации, конкретного вида поручаемой работнику работы), о подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Однако если спор возник по поводу неисполнения либо ненадлежащего исполнения условий, пусть и включенных в трудовой договор, но носящих гражданско-правовой характер (например, о предоставлении жилого помещения, о выплате работнику суммы на приобретение жилого помещения), такой спор по своему характеру является возникшим из гражданско-правовых обязательств работодателя и, следовательно, подсудность такого спора (районному суду или мировому судье) следует определять исходя из общих правил определения подсудности дел, установленных статьями 23 и 24 ГПК РФ.
Статья 46 Конституции РФ гарантирует каждому право на судебную защиту и Трудовой кодекс не содержит положений об обязательности предварительного внесудебного порядка разрешения трудового спора комиссией по трудовым спорам. Поэтому работник, считающий, что его права нарушены, по собственному усмотрению выбирает способ разрешения индивидуального трудового спора и вправе сразу обратиться в суд (ст. ст. 382, ч. 2 ст. 390, ст. 391 ТК РФ) либо вначале обратиться в комиссию по трудовым спорам (кроме дел, которые рассматриваются непосредственно судом), а в случае несогласия с ее решением - в суд в десятидневный срок со дня вручения ему копии решения комиссии.
Если индивидуальный трудовой спор не рассмотрен комиссией по трудовым спорам в десятидневный срок со дня подачи работником заявления, он вправе перенести его рассмотрение в суд (ч. 2 ст. 387, ч. 1 ст. 390 ТК РФ).
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 отмечено: при разрешении трудовых споров судам следует иметь в виду, что в соответствии со статьей 11 ТК РФ нормы этого Кодекса распространяются на всех работников, находящихся в трудовых отношениях с работодателем, и соответственно подлежат обязательному применению всеми работодателями (юридическими или физическими лицами) независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности.
Рассмотрим несколько примеров из судебной практики, иллюстрирующих актуальные вопросы разрешения трудовых споров.
1. О выборе применимых норм в случаях, когда трудовые отношения "осложнены" обязательствами гражданско-правового характера.
А., Е., Т. и Г. работали в филиале ОАО "Мосэнерго": А. в должности ведущего инженера по подготовке производства, Е. - главного специалиста, Т. - заместителя начальника производства, Г. - ведущего бухгалтера. Между этими работниками и ОАО "Мосэнерго" были заключены договоры на оказание им адресной материальной помощи на погашение процентов за пользование кредитом по кредитным договорам в установленных решениями правления ОАО "Мосэнерго" размерах.
Приказами о прекращении трудовых договоров А., Е., Т. и Г. были уволены по пункту 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (сокращение численности работников организации). После увольнения перечисление названным лицам адресной материальной помощи на погашение процентов по кредитным договорам, заключенным между названными работниками ОАО "Мосэнерго" и ОАО "Газпромбанк", на основании решения Правления общества от 20 февраля 2009 г. прекращено.
Замоскворецкий межрайонный прокурор г. Москвы обратился в суд с заявлением в интересах А., Г., Е. и Т. к ОАО "Мосэнерго" об обеспечении исполнения обязательств по договору, указав, что прекращение выплаты адресной материальной помощи истцам является незаконным.
Спор прошел несколько судебных инстанций, прежде чем Президиум Верховного Суда РФ 21 декабря 2011 г. указал следующее: удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции, с выводами которого согласилась судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, исходил из того, что не требуется вынесения отдельного решения правления общества об оказании уволенным работникам адресной материальной помощи, а ответчик не имел права в одностороннем порядке отказаться от исполнения договорных обязательств в виде предоставления данной помощи работникам.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ также согласилась с выводами судов первой и кассационной инстанций, которые были основаны на положениях ГК РФ.
Однако ссылка судебных инстанций на нормы ГК РФ противоречит статье 5 ТК РФ. Согласно частям 1 и 2 ст. 5 ТК РФ регулирование трудовых и непосредственно связанных с ними отношений в соответствии с Конституцией РФ, федеральными конституционными законами осуществляется трудовым законодательством, иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права; трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения регулируются также коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права.
Отношения между ОАО "Мосэнерго" и работниками А., Е., Т., Г. возникли на основании Положения о жилищной политике в ОАО "Мосэнерго", Программы ипотечного жилищного кредитования для работников ОАО "Мосэнерго" и договоров на оказание работникам ОАО "Мосэнерго" адресной материальной помощи, заключенных между обществом и истцами в связи с их работой в ОАО "Мосэнерго". Из Положения, Программы и договоров следовало, что адресная безвозмездная материальная помощь оказывается лишь работникам ОАО "Мосэнерго", а в силу части 2 ст. 5 ТК РФ указанные Положение и Программа являются локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права.
Следовательно, оказание безвозмездной материальной помощи работодателем работнику относится к сфере трудовых правоотношений, в связи с чем они регулируются нормами трудового законодательства. Применение судами норм гражданского законодательства к спорным правоотношениям повлекло неправильное толкование условий заключенных между сторонами договоров на оказание адресной материальной помощи и положений Программы ипотечного жилищного кредитования для работников ОАО "Мосэнерго".
Общество прекращает выплату адресной материальной помощи, в том числе при увольнении заемщика из ОАО "Мосэнерго", за исключением случаев, предусмотренных в договоре, в соответствии с которым при увольнении заемщика в результате сокращения численности или штата работников или достижения им пенсионного возраста, потери заемщиком трудоспособности по вине общества по решению Правления общество выполняет обязательства по перечислению адресной материальной помощи на погашение процентов за пользование кредитом по основному обязательству до момента исполнения заемщиком основного обязательства. Таким образом, из содержания приведенных условий договоров и Программы следует, что для продолжения выплаты адресной материальной помощи работникам, уволенным по сокращению численности или штата организации, необходимо принятие отдельного решения Правления ОАО "Мосэнерго".
Правлением общества (протокол от 20 февраля 2009 г.) принято решение о прекращении перечисления адресной материальной помощи на погашение процентов по кредитным договорам, заключенным между работниками ОАО "Мосэнерго" А., Е., Т., Г., уволенными в результате сокращения численности работников, и ОАО "Газпромбанк".
Исходя из положений Программы ипотечного жилищного кредитования для работников ОАО "Мосэнерго", адресная материальная помощь предоставляется лишь работникам ОАО "Мосэнерго". Если работник уволен в результате сокращения численности или штата организации, потери работником трудоспособности по вине работодателя или достижения пенсионного возраста, то сумма адресной материальной помощи может быть перечислена Банку, но лишь по решению Правления ОАО "Мосэнерго".
При таких обстоятельствах являются неправильными выводы судебных инстанций о том, что обязательства сторон по договорам об оказании адресной материальной помощи продолжают свое действие после увольнения истцов из ОАО "Мосэнерго", и для выплаты данной материальной помощи не требуется принятия отдельного решения Правления общества о перечислении адресной материальной помощи на погашение процентов по кредиту в связи с недопустимостью по гражданскому законодательству одностороннего отказа от предоставления данной помощи работникам.
Принимая решение об удовлетворении исковых требований по нормам ГК РФ, судебные инстанции не учли, что положения данного Кодекса к возникшим правоотношениям неприменимы, поскольку отношения, регулируемые гражданским законодательством, предусмотрены статьей 2 ГК РФ. В силу же статьи 5 ТК РФ регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений в соответствии с Конституцией РФ, федеральными конституционными законами осуществляется в том числе коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права.
Итак, применение судом к трудовым отношениям норм гражданского законодательства противоречит статье 5, части 4 ст. 11 ТК РФ, статье 2 ГК РФ и основано на ошибочном применении норм этих самостоятельных отраслей права, в связи с чем, удовлетворяя исковые требования, судебные инстанции неправильно применили нормы материального права.
Об имеющейся судебной практике по данному вопросу свидетельствует правовая позиция, содержащаяся в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2008 г. N 5-В08-84, согласно которой при установлении судом трудовых отношений между сторонами договора применение норм гражданского законодательства не допускается <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 15-ПВ11 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 8. С. 16 - 18.

Если между сторонами заключен договор гражданско-правового характера, однако в ходе судебного разбирательства будет установлено, что этим договором фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу части 4 ст. 11 ТК РФ должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.
2. Государственный инспектор труда не вправе разрешать трудовые споры и выносить предписания по вопросам, не относящимся к его компетенции.
11 февраля 2011 г. государственным инспектором труда М. проведена проверка соблюдения трудового законодательства ОАО "Невинномысский Азот", по результатам которой вынесено предписание, обязывающее в соответствии с частью 3 ст. 112 ТК РФ выплатить Т. дополнительное вознаграждение за нерабочие праздничные дни, приходящиеся на период отпусков: 12 июня 2007 г., 23 февраля 2008 г., 8 марта 2008 г., 4 ноября 2009 г., 1 мая 2010 г. и 9 мая 2010 г.
Считая, что данное предписание вынесено без учета локальных нормативных актов, ОАО "Невинномысский Азот" обратилось в суд с заявлением о признании незаконным и отмене предписания государственного инспектора труда М. от 11 февраля 2011 г.
Решением Ленинского районного суда г. Ставрополя от 8 июня 2011 г. заявление ОАО "Невинномысский Азот" удовлетворено частично: предписание инспектора Государственной инспекции труда в Ставропольском крае М. от 11 февраля 2011 г. в части возложения на ОАО "Невинномысский Азот" обязанности выплатить Т. дополнительное вознаграждение за нерабочие праздничные дни 1 мая и 9 мая 2010 г. признано незаконным, в удовлетворении остальной части требований отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 2 августа 2011 г. указанное решение суда оставлено без изменения. В ходе дальнейшего обжалования дело было рассмотрено Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, которая нашла судебные постановления подлежащими частичной отмене, а кассационную жалобу - удовлетворению.
Судом установлено, что Т. состоял в трудовых отношениях с ОАО "Невинномысский Азот", уволен 19 января 2011 г. В период работы Т. был установлен сменный режим работы, а также суммированный учет рабочего времени с учетным периодом шесть месяцев.
В январе 2011 г. Т. обратился в Государственную инспекцию труда в Ставропольском крае по поводу невыплаты работодателем дополнительного вознаграждения за нерабочие праздничные дни, приходящиеся на период отпусков. 11 февраля 2011 г. в отношении ОАО "Невинномысский Азот" государственным инспектором труда проведена проверка соблюдения трудового законодательства и вынесено предписание, обязывающее ОАО "Невинномысский Азот" выплатить Т. дополнительное вознаграждение за указанные дни.
Разрешая спор, суд пришел к выводу, что предписание государственного инспектора труда в части возложения на ОАО "Невинномысский Азот" обязанности выплатить Т. дополнительное вознаграждение за нерабочие праздничные дни - 1 и 9 мая 2010 г. подлежит отмене, поскольку вступившим в законную силу решением Невинномысского городского суда Ставропольского края от 18 апреля 2011 г. установлено, что работодателем оплата Т. за эти дни произведена.
Отказывая в удовлетворении заявления ОАО "Невинномысский Азот" об отмене предписания в части возложения обязанности выплатить Т. дополнительное вознаграждение за нерабочие праздничные дни 12 июня 2007 г., 23 февраля 2008 г., 8 марта 2008 г., 4 ноября 2009 г., суд первой инстанции исходил из того, что государственная инспекция труда в Ставропольском крае действовала в пределах предоставленных ей полномочий.
При этом спор об установлении выплат дополнительного вознаграждения не является спором между работником и работодателем (индивидуальным трудовым спором), а является требованием о соблюдении трудового законодательства, невыполнение которого влечет выдачу предписания, обязательного для исполнения в соответствии со статьей 356 ТК РФ. Кроме того, суд указал на то, что срок, установленный статьей 392 ТК РФ, распространяется только на срок обращения в суд с заявлением о защите нарушенного права, а не на срок вынесения предписания. С такими выводами суда согласилась судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к выводу, что приведенные выводы судебных инстанций являются ошибочными, основанными на неправильном толковании и применении норм материального права.
В соответствии с абзацем 1 ч. 1 ст. 356 ТК РФ федеральная инспекция труда осуществляет федеральный государственный надзор и контроль за соблюдением работодателями трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, посредством проверок, выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений, составления протоколов об административных правонарушениях в пределах полномочий, подготовки других материалов (документов) о привлечении виновных к ответственности в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Абзацем 6 ч. 1 ст. 357 ТК РФ установлено, что государственные инспекторы труда при осуществлении федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, имеют право предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, о восстановлении нарушенных прав работников, привлечении виновных в указанных нарушениях к дисциплинарной ответственности или об отстранении их от должности в установленном порядке.
По смыслу данных положений закона при проведении проверок государственный инспектор труда выдает обязательное для исполнения работодателем предписание только в случае очевидного нарушения трудового законодательства. Трудовые споры, в том числе неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда) рассматриваются согласно статьям 381 - 397 ТК РФ комиссиями по трудовым спорам или судами.
В связи с этим, осуществляя функцию по надзору и контролю за работодателями, государственная инспекция труда выявляет правонарушения, но не разрешает трудовые споры, так как не может подменять собой органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров. В соответствии с Конвенцией МОТ от 11 июля 1947 г. N 81 "Об инспекции труда в промышленности и торговле", ратифицированной Российской Федерацией 11 апреля 1998 г., инспектору труда не предоставлено право выносить обязательные для исполнения работодателем предписания по трудовым спорам.
Судебная коллегия считает, что спор по выплате дополнительного вознаграждения за работу по трудовому договору в силу статьи 381 ТК РФ является индивидуальным трудовым спором, подлежащим рассмотрению либо комиссией по рассмотрению трудовых споров, либо судом. Следовательно, оспариваемое предписание вынесено государственным инспектором труда по вопросам, не относящимся к его компетенции, а потому является незаконным.
Кроме того, в материалах дела имеется вступившее в законную силу решение Невинномысского городского суда Ставропольского края от 18 апреля 2011 г., которым Т. отказано в удовлетворении исковых требований к ОАО "Невинномысский Азот" о взыскании выплат по дополнительному вознаграждению за нерабочие праздничные дни, приходящиеся на период отпусков: 12 июня 2007 г., 23 февраля 2008 г., 8 марта 2008 г., 4 ноября 2009 г., 1 мая 2010 г., 9 мая 2010 г., в связи с пропуском срока для обращения в суд с данными требованиями.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия признает решение Ленинского районного суда г. Ставрополя от 8 июня 2011 г. и Определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 2 августа 2011 г. в части отказа в удовлетворении заявления ОАО "Невинномысский Азот" об отмене предписания о возложении обязанности выплатить Т. дополнительное вознаграждение за нерабочие праздничные дни 12 июня 2007 г., 23 февраля, 8 марта 2008 г., 4 ноября 2009 г. незаконными, принятыми с существенным нарушением норм материального права и подлежащими отмене <2>.
--------------------------------
<2> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 июля 2012 г. N 19-КГ12-5 // Верховный Суд Российской Федерации. URL: http://www.vsrf.ru.

3. Спор о взыскании ущерба, причиненного организации уволенным руководителем, относится к подведомственности суда общей юрисдикции.
ООО "Монтажспецстрой-М" обратилось в суд с иском к Б. о взыскании материального ущерба. В обоснование требования истец указал, что с 1 сентября 2010 г. по 25 июля 2011 г. включительно Б. работал в ООО "Монтажспецстрой-М" в должности генерального директора. Проверкой финансово-хозяйственной деятельности Свердловского филиала ООО "Монтажспецстрой-М" за период с 1 сентября 2010 г. по 11 сентября 2011 г., проведенной на основании Приказа ООО "Монтажспецстрой-М" от 9 октября 2011 г. N 01-03-57, выявлены факты нарушений организации финансово-хозяйственной деятельности филиала, что привело к возникновению у ООО "Монтажспецстрой-М" прямого действительного ущерба за неисполнение ответчиком должностных обязанностей, установленных в пунктах 2.3, 2.6 Трудового договора от 1 сентября 2010 г. N 15, а именно: неисполнение обязанности по надлежащему контролю за работой структурного подразделения предприятия, необеспечение соблюдения законности в деятельности общества, в том числе его структурного подразделения. Вина ответчика подтверждается отчетом независимого аудитора - ООО АКФ "Экспертный центр "Партнеры" от 30 ноября 2011 г N 1-к.
Определением Конаковского городского суда от 11 марта 2012 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 3 мая 2012 г., производство по иску ООО "Монтажспецстрой-М" к Б. о взыскании материального ущерба прекращено в связи с неподведомственностью данного спора суду общей юрисдикции.
По кассационной жалобе истца дело было передано для рассмотрения в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ, которая пришла к заключению, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а состоявшиеся по делу судебные постановления - отмене, так как при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм процессуального права.
При вынесении определения о прекращении производства по делу суд считал, что данный спор подведомственен арбитражному суду, поскольку причинение убытков истцу ответчиком Б., являвшимся генеральным директором ООО "Монтажспецстрой-М", имело место при осуществлении ответчиком управления обществом, в связи с чем спор является экономическим, не затрагивает права и интересы Б. как физического лица и не вытекает из трудовых правоотношений. При этом суд сослался на положения статей 27, 28, 33, пунктов 3, 4 ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса РФ.
Между тем по общему правилу подведомственности критериями разграничения дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами являются субъектный состав и характер споров. К подведомственности арбитражных судов отнесены дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, если сторонами в них являются юридические лица или индивидуальные предприниматели (ст. 27 АПК РФ). По правилам специальной подведомственности, установленным статьей 33 АПК РФ, к ведению арбитражных судов отнесены и другие дела.
В рассматриваемом случае стороной в споре является физическое лицо - бывший генеральный директор ООО "Монтажспецстрой-М". С учетом правил общей подведомственности спор не может быть отнесен к ведению арбитражного суда ввиду несоблюдения критерия субъектного состава - в нем участвует физическое лицо, не имеющее статуса индивидуального предпринимателя.
Отношения между генеральным директором общества и самим обществом вытекают из трудового договора (гл. 43 ТК РФ). Следовательно, дело по иску к генеральному директору общества (в том числе бывшему) о возмещении им убытков, причиненных обществу при исполнении своих обязанностей, возникает из трудовых отношений и как дело по трудовому спору подведомственно суду общей юрисдикции на основании пункта 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ. Из материалов дела усматривается, что указанные доводы судом не были приняты во внимание, в связи с чем стороны были лишены предусмотренного статьей 47 Конституции РФ права на рассмотрение дела в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом.
Учитывая указанные обстоятельства, состоявшиеся судебные постановления нельзя признать законными, дело по иску ООО "Монтажспецстрой-М" к Б. о взыскании материального ущерба направить в Конаковский городской суд Тверской области для рассмотрения по существу <3>.
--------------------------------
<3> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 марта 2013 г. N 35-КГ13-2 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 11. С. 17, 18.

Подсудность трудовых споров

Иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика, иск к организации - в суд по месту нахождения организации (ст. 28 ГПК РФ). В соответствии со статьей 29 ГПК РФ иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства. Иски о восстановлении трудовых прав могут предъявляться также в суд по месту жительства истца. Выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.
Трудовые отношения и отношения гражданско-правового характера. К. обратился в суд с иском к ООО "..." о допуске к работе, взыскании заработной платы, компенсации за задержку выплаты заработной платы, признании возникших отношений трудовыми, обязании заключить трудовой договор, внести запись в трудовую книжку.
Решением Коптевского районного суда г. Москвы от 6 октября 2010 г. в удовлетворении заявленных К. исковых требований отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 ноября 2010 г. решение суда оставлено без изменения.
В надзорной жалобе истец К. ставил вопрос об отмене решения суда и определения судебной коллегии, считая их незаконными и необоснованными.
Президиум Московского городского суда пришел к следующим выводам. Согласно статье 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Судом установлено, что между К. и ООО "..." заключены договоры об оказании услуг, по условиям которых К. оказывал ООО "..." соответствующие услуги, а ООО "..." осуществляло их оплату; по результатам исполнения указанных договоров сторонами подписывались акты сдачи-приемки соответствующих работ.
Рассматривая данное дело, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных К. исковых требований. При этом суд сослался на то, что между сторонами имел место гражданско-правовой, а не трудовой договор, при этом срок исковой давности для обращения К. в суд с настоящим иском суд признал не пропущенным. Однако данный вывод суда о гражданско-правовом характере спорных правоотношений не основан на нормах действующего законодательства Российской Федерации.
Согласно статье 11 ТК РФ в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.
В соответствии со статьей 57 ТК РФ обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы); условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты); режим рабочего времени и времени отдыха (если для данного работника он отличается от общих правил, действующих у данного работодателя). В трудовом договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, в частности об испытании.
В пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 разъяснено, что, если между сторонами заключен договор гражданско-правового характера, однако в ходе судебного разбирательства будет установлено, что этим договором фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу части четвертой статьи 11 ТК РФ должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.
Согласно материалам дела 30 апреля 2009 г. К. был приглашен на работу в ООО "..." на должность старшего арт-директора с установлением ему заработной платы в размере 126437 руб.
К. был разъяснен режим рабочего времени и времени отдыха (обычный рабочий день с 9 час. 30 мин. до 18 час. 30 мин. с понедельника по пятницу), указывалось, что он должен быть готов к работе за их пределами; также ему сообщалось об установлении испытательного срока три месяца; указывалось лицо, в подчинении у которого он будет находиться как старший арт-директор. Одновременно К. был предупрежден, что одним из наиболее важных условий найма является то, что он не должен прямо или косвенно, платно или бесплатно, быть приглашен или привлечен к выполнению обязанностей наемного сотрудника, агента, партнера, консультанта или руководителя любой другой компании или фирмы, или иметь любую финансовую заинтересованность в каком-либо стороннем бизнесе или профессии без предварительного письменного разрешения управляющего директора. Таким образом, ООО "..." было заинтересованно именно в личном исполнении соответствующих обязанностей со стороны К. и только в данной организации с установлением ему испытательного срока и соответствующего режима работы. К. был обеспечен постоянный доступ в офис ООО "...", что по существу не отрицалось ООО в ходе производства по делу. В штатных расписаниях ООО "...", действующих в период с 15 апреля 2009 г. по 31 марта 2010 г., такая штатная единица, как должность старшего арт-директора креативного отдела, имеется.
Между К. и ООО "..." оформлены договоры об оказании услуг от 12 мая 2009 г., от 12 августа 2009 г., от 16 ноября 2009 г., от 13 января 2010 г., от 10 февраля 2010 г. и от 15 марта 2010 г. По результатам деятельности К. между ним и ООО ежемесячно подписывались соответствующие акты сдачи-приемки работ. Тем самым отношения сторон носили длящийся и стабильный характер, К. был включен в систему субординационных отношений, сложившихся в ООО. К. выдавались справки о доходах в ООО "..." по форме 2-НДФЛ для представления в налоговые органы. Соответствующие денежные средства ООО "..." ежемесячно перечисляло К. именно в качестве заработной платы. Производились соответствующие отчисления в Пенсионный Фонд РФ, Фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования и Фонд социального страхования РФ. Тем самым со стороны ООО "..." осуществлялись действия, направленные на предоставление К. определенного уровня социальной защиты, характерного именно для работника.
В соответствии со справкой ООО "..." от 21 октября 2009 г., выданной для предоставления в консульский отдел Посольства Великобритании, удостоверялось, что "К. является сотрудником рекламного агентства ООО "...". Он был принят на работу 12 мая 2009 г. и в данный момент занимает должность старшего арт-директора. Его ежемесячная заработная плата составляет 126437 руб.".
Таким образом, при вынесении решения существо правоотношений, сложившихся между К. и ООО "...", суд правильно не установил, а соответствующие юридически значимые обстоятельства, в нарушение требований статьи 56 ГПК РФ, всесторонне и полно не выяснил.
Президиум Московского городского суда принял во внимание, что: договоры на оказание услуг системно перезаключались сторонами на новый срок по окончании срока действия предыдущего договора; складывавшиеся между сторонами отношения носили явно выраженный длящийся характер; существенное значение для ООО "..." имело личное выполнение К. соответствующих функций; К. был включен в систему субординационных отношений, сложившихся в ООО; должность, которая предлагалась К., была включена в штатное расписание; до возникновения спора в суде ООО "..." нахождение К. в трудовых отношениях с данной организацией подтверждало; в рамках спорных правоотношений со стороны ООО осуществлялась деятельность по обеспечению К. надлежащего уровня социальной защищенности в качестве работника.
Исходя из этого, Президиум сделал вывод, что соответствующие суждения суда о гражданско-правовом характере отношений между К. и ООО "..." являются по существу немотивированными и произвольными, решение суда и определение судебной коллегии подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда <4>.
--------------------------------
<4> См.: Постановление Президиума Московского городского суда от 8 июля 2011 г. N 44г-145/11 // СПС "КонсультантПлюс".

Библиография

Агафонова Г.А., Гусов К.Н., Егорова О.А., Федин В.В. Судебная практика по трудовым спорам. М., 2010.
Горохов Б.А. Трудовые споры. Чему не учат студентов: Учеб.-практ. пособие. М., 2011.
Петров А.Я. Трудовые споры: вопросы теории и судебная практика. М.: Проспект, 2015.
Сошникова Т.А. Проблемы совершенствования законодательства о трудовых спорах в современной России // Трудовое право в России и за рубежом. 2011. N 3.
Трудовые споры: Учеб. пособие / Под ред. В.А. Сафонова, Е.Б. Хохлова. М.: Проспект, 2013.
Федин В.В. Трудовые споры. М.: Юрайт, 2013.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑