Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Частноправовые последствия дисквалификации руководителя организации (Болдырев В.А.)

Частноправовые последствия дисквалификации руководителя организации (Болдырев В.А.)

Дата размещения статьи: 25.10.2015

Частноправовые последствия дисквалификации руководителя организации (Болдырев В.А.)

Проблемы, находящиеся на стыке разных отраслей права и научных специальностей, всегда представляли особую сложность и приводили к появлению диаметрально противоположных мнений и предложений со стороны лиц, являющихся специалистами в различных сферах. Не стал в этом смысле исключением вопрос о правовом положении лица, выполняющего функции единоличного исполнительного органа (руководителя организации) в части, касающейся оснований и процедуры прекращения трудовых отношений с ним. Парадокс правового положения такого субъекта заключается в том, что, выражая волю "производной личности" (организации-работодателя), он одновременно является работником соответствующего юридического лица.

Трудности правоприменения в данном случае связаны с действием целого ряда факторов, наиболее значимым из которых является нахождение соответствующих отношений в поле действия сразу нескольких отраслей частного и публичного права. Нормы гражданского, трудового, административного и уголовного законодательства закрепляют особенности правового статуса руководителей организаций, а нормы гражданского процессуального и арбитражного процессуального права предоставляют руководителям, не согласным с решениями работодателя, возможность отстаивать свои законные интересы, используя различные механизмы и способы защиты прав.

Характеризуя правовое положение руководителя организации, являющегося одновременно ее участником, Д.Р. Акопов отмечает: "Участие в капитале дает не только право на получение дивидендов, но и право на участие в управлении делами общества, в том числе и связанными с осуществлением обществом своей работодательской правоспособности" [1. С. 64]. Сегодня в литературе даже сформулирован тезис о необходимости введения в законодательство о хозяйственных обществах принципа, согласно которому заинтересованный участник не мог бы голосовать по вопросам, относящимся к его трудовой деятельности как руководителя, а также тезис о существующей возможности применения к названной ситуации в порядке аналогии закона норм о сделках с заинтересованностью [1. С. 65]. При всей неоднозначности данных предложений нельзя не увидеть в них рациональное зерно и искру справедливости. Впрочем, по нашему мнению, названные изменения преждевременны: они не согласуются с уровнем экономического развития российского общества и менталитетом "среднего" бизнесмена. Именно поэтому стоит опуститься на землю и посмотреть на проблему с прагматической позиции.

Действующее трудовое законодательство содержит широкий список оснований для прекращения трудового договора с работниками, причем большая их часть принципиально применима к отношениям с участием работника-руководителя. В основу построения системы оснований прекращения трудовых отношений положен принцип наличия или отсутствия связи с волей одного или двух участников трудового отношения.

Статья 83 Трудового кодекса РФ специально посвящена прекращению трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон. Она начинается со слов: "Трудовой договор подлежит прекращению по следующим обстоятельствам, не зависящим от воли сторон... "Подчеркнем: законодатель не говорит о том, что отношение считается прекращенным, - оно "подлежит прекращению", а значит, исходя из буквального значения использованных слов, для окончания отношения в данном случае требуется проявление чьей-то воли - вероятно, работодателя.

Однако на поверку такое предположение оказывается не до конца верным. Действительно, одним из оснований прекращения трудового отношения, названных в анализируемой статье, является "смерть работника либо работодателя - физического лица, а также признание судом работника либо работодателя - физического лица умершим или безвестно отсутствующим" (п. 6 ст. 83 ТК РФ). Учитывая, что трудовое отношение является двусторонним, в случае смерти работника или работодателя оно перестанет существовать и в отсутствие особых решений (приказов) о том, поскольку никаких других участников такого отношения не существует, а разрыв социальной связи в данном случае носит свойство необратимости ввиду ее личного характера (статьи 15, 56 ТК РФ).

Как это ни парадоксально, все основания "прекращения трудового отношения по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон", следует делить на те, действие которых все-таки связано с волей работодателя, и те, действие которых с волей работодателя не связано. В приведенном п. 6 ст. 83 ТК РФ о безвестном отсутствии, судебная констатация которого традиционно связывается с презумпцией жизни, говорится как об основании прекращения трудового отношения. Но должен ли работодатель прекращать трудовой договор в таком случае или может это сделать? В конце концов, "пропавший" работник может явиться, а работодатель - иметь заинтересованность в сохранении ценных рабочих рук к тому времени. Понятно, что сохранение вакантного рабочего места при отсутствии работника более года (год необходим для объявления его безвестно отсутствующим) - ситуация скорее умозрительная. Но суть проблемы от этого не меняется. Итак, подход законодателя к объединению различных оснований прекращения трудового договора в группу оснований, не зависящих от воли сторон, далеко не бесспорен.

Давая оценку имеющимся в литературе предложениям о возложении на Государственную инспекцию труда контроля за исполнением решений о дисквалификации, Е.Ю. Алхутова отмечает: "Такая точка зрения представляется обоснованной, если иметь в виду, что осуществление дисквалифицированным лицом трудовой деятельности, а также трудовые правоотношения работодателя с дисквалифицированным лицом не соответствуют российскому законодательству о труде" [2. С. 143].

Согласно ч. 1 ст. 3.11 Кодекса РФ об административных правонарушениях дисквалификация заключается в лишении физического лица права замещать должности федеральной государственной гражданской службы, должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации, должности муниципальной службы, занимать должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо осуществлять деятельность по предоставлению государственных и муниципальных услуг либо деятельность в сфере подготовки спортсменов (включая их медицинское обеспечение) и организации и проведения спортивных мероприятий, либо осуществлять деятельность в сфере проведения экспертизы промышленной безопасности, либо осуществлять медицинскую или фармацевтическую деятельность.

Административное наказание в виде дисквалификации назначается судьей, однако протоколы об административном правонарушении составляются рядом органов, наделенных функцией публичной власти.

В реестре дисквалифицированных лиц [17], ведение которого осуществляется Федеральной налоговой службой [10] по правилам ст. 32.11 КоАП РФ, на 16 февраля 2015 г. находились записи о 1670 гражданах. Выборочный анализ первых ста записей позволяет сделать некоторые общие выводы о правовом (должностном) положении лиц, к которым применяется санкция, основаниях ее применения и органах, наиболее активно составляющих протоколы <1>.

--------------------------------

<1> Поясняя репрезентативность выборки, скажу, что записи в соответствующем списке расположены в алфавитном порядке по фамилиям. 

В 85 из 100 проанализированных случаев санкция была применена к руководителю организации (директору, генеральному директору, заведующему и т.п.), что говорит о том, что дисквалификация является мерой воздействия на управленцев, работающих в хозяйственной сфере.

Основная часть нарушений, за которые была применена дисквалификация, - это представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения (44 случая), повторное нарушение трудовых прав (40 случаев), а также нарушения, связанные с несоблюдением установленного порядка раскрытия информации в сфере управления многоквартирными домами (6 случаев).

Среди органов, составивших протоколы об административном правонарушении, лидерами являются Федеральная налоговая служба (45 случаев), органы прокуратуры Российской Федерации (39 случаев), органы Государственной инспекции труда (6 случаев).

Тому, что дисквалификация применяется чаще всего именно в отношении руководителей организации, способствуют два обстоятельства. Во-первых, целый ряд норм изначально "заточен" исключительно или преимущественно под руководителей организаций, например, правила об ответственности за нарушение трудовых прав работников или об ответственности за нарушение прав акционеров на ознакомление с документами (получение копий документов) [8]. Во-вторых, возможность дисквалификации является средством давления на руководителя со стороны участников корпоративных конфликтов, которые активно способствуют устранению неугодных управленцев, создавая условия для констатации нарушений искусственно.

В ходе корпоративных споров и рейдерских захватов для заинтересованных участников, как правило, очень важно дестабилизировать управление организацией, создать обстановку высокой психологической напряженности - в общем, дезорганизовать оппонента. В таком случае меры административного взыскания начинают работать на пользу формальной законности и вопреки законности сущностной.

Я.А. Безрядина отмечает: "Административное наказание в виде дисквалификации в сфере управленческой деятельности в органах юридических лиц может быть назначено лишь за те правонарушения, которые совершаются в связи с занимаемой руководящей должностью в органах управления юридическим лицом или в связи с занятием иной предпринимательской деятельностью по управлению юридическим лицом, вопреки интересам этой деятельности. Иными словами, данное наказание назначается строго при наличии специального субъекта правонарушения" [4. С. 336]. Далее автор приведенных слов фокусирует внимание читателя на проблеме практики - возможности руководителя избежать применения названной санкции, уволившись по собственному желанию до момента вынесения окончательного решения по делу. Однако закон не дает оснований для такой правоприменительной позиции.

Увольнение работника не исключает возможности его дисквалификации: оценка лица как специального субъекта правонарушения дается на момент его совершения. Утрата специального статуса на момент вынесения судебного акта не влечет возможности отказа в применении санкции, установленной правовой нормой. Это показывает, что дисквалификация и увольнение - вещи, находящиеся в разных правовых плоскостях.

Дисквалификация - относительно новая и особая санкция в системе административных наказаний, подтвердившая свою эффективность тем обстоятельством, что законодатель постепенно увеличивает количество составов правонарушений, за которые может быть применена данная мера ответственности [21. С. 42]. "Посредством дисквалификации государство через судебный механизм осуществляет деятельность, направленную на пресечение фактов нарушения прав граждан, их защиту и привлечение к ответственности лиц, виновных в таких нарушениях" [5. С. 65]. Публичная власть путем применения названной меры стремится добиться установления гарантированного режима законности на локальном уровне за счет устранения от решения управленческих задач лиц, допускавших правонарушающее поведение.

Вместе с тем явное противопоставление дисквалификации праву гражданина на труд, как видится, не требуется. Было бы не лишним прямо предусмотреть для работодателя альтернативу: либо уволить дисквалифицированного работника, либо по письменному заявлению работника отстранить его от выполнения трудовой функции до момента окончания срока действия запрета. Для этого потребуется изменение норм трудового законодательства (ст. 76 ТК РФ), дополнение оснований отстранения от работы.

Впрочем, в условиях отсутствия норм о возможности отстранения руководителя от работы требовать увольнения дисквалифицированного специалиста уже сегодня и затруднительно процедурно, и не всегда рационально. Так, в случае затянувшегося корпоративного конфликта между двумя акционерами, имевшими полный паритет в количестве голосующих акций и не договорившихся о том, кто займет пост директора, арбитражные суды первой и апелляционной инстанции посчитали, что отказ одного из участников общества прекратить полномочия дисквалифицированного руководителя является злоупотреблением правом, и отказали в признании недействительным решения о прекращении его полномочий, принятого с грубейшими нарушениями закона [12]. Однако суд кассационной инстанции не согласился с выводом о злоупотреблении акционером своим правом и требования истца удовлетворил в полном объеме [16; 11]. Таким образом, дисквалифицированный гражданин сохранил свой гражданско-правовой и трудоправовой статус руководителя. Понятно, что по истечении срока дисквалификации он получил возможность осуществлять далее трудовую функцию директора, не вступая в конфликт с законом.

Более того, даже в случае, когда руководитель не прекратил выполнять свою трудовую функцию, срок дисквалификации отсчитывается. На это указывает факт существования административной ответственности за неисполнение соответствующего судебного акта. Согласно ч. 1 ст. 14.23 КоАП РФ осуществление дисквалифицированным лицом в течение срока дисквалификации деятельности по управлению юридическим лицом влечет наложение административного штрафа в размере пяти тысяч рублей.

Такая ситуация, когда период неисполнения судебного акта засчитывается в срок действия предусмотренной им санкции, является прямым следствием закрепленной процедуры исполнения постановления о дисквалификации. С одной стороны, постановление о дисквалификации должно быть немедленно после вступления в законную силу исполнено лицом, привлеченным к административной ответственности (ч. 1 ст. 32.11 КоАП РФ). С другой стороны, исполнение постановления о дисквалификации производится путем прекращения договора (контракта) с дисквалифицированным лицом (ч. 2 ст. 32.11 КоАП РФ). Из приведенных правил совершенно не ясно, кто исполняет судебный акт: работник или работодатель. А главное, фиксация точного срока дисквалификации в реестре дисквалифицированных лиц (ч. 3 ст. 32.11 КоАП РФ) снимает с повестки дня вопрос о реальных отрицательных для работника последствиях фактического неисполнения судебного акта, то есть продолжения работы на занимаемой должности.

Обращаясь к сугубо частноправовой стороне проблемы - связи дисквалификации и интересов хозяйствующих субъектов, а также конечных бенефициаров (их участников), отметим, что в ситуации трудно разрешимого корпоративного конфликта дисквалификация руководителя не является абсолютным злом для юридического лица, не приводит к блокированию хозяйственной деятельности.

Накануне вступления в силу судебного акта о дисквалификации руководителя принципиально возможно назначение так называемого исполняющего обязанности руководителя, в том числе штатного заместителя. Однако феномен временного управления - осуществления функций управления организацией "временным исполнительным органом" или лицом, "исполняющим обязанности" руководителя [22. С. 167 - 168], в отечественном праве зиждется более на юридической практике, нежели на нормах объективного права. Именно поэтому наиболее простой и надежный способ не оставить организацию без головы - выдать доверенности, тем более что срок действия доверенности в настоящее время может быть сколь угодно долгим, равно как и круг полномочий, передаваемых на ее основании.

Интересы участников юридического лица в таком случае не оказываются без защиты: руководитель организации, недобросовестно отнесшийся к выбору представителя по доверенности, особенно когда полномочия поверенного практически равны полномочиям самого руководителя [13], обязан возместить убытки, причиненные юридическому лицу [8]. Следовательно, выбор представителей - задача весьма ответственная, особенно в свете увеличения числа случаев взыскания убытков с руководителей организаций по косвенным искам участников юридических лиц [19. С. 139].

На проблему возможности распределения полномочий директора по управлению между рядом лиц накладывается проблема отсутствия мониторинга соблюдения вынесенных судебных решений: "Законодательно ни за одним из государственных органов не закреплены полномочия контроля за исполнением решения суда о дисквалификации должностного лица, прекращении с ним трудового договора в качестве руководителя" [6. С. 82]. Автор приведенных строк, сравнивая российское и английское законодательство о дисквалификации, подчеркивает: "...по английскому закону дисквалифицированное лицо лишается права выступать в качестве директора компании, прямо или косвенно участвовать в продвижении, формировании или управлении компанией, быть ликвидатором или администратором компании, быть менеджером или приемником собственника компании" [6. С. 82].

Если руководитель обладает достаточным числом голосов в высшем органе управления корпорацией, российский закон позволяет заниматься все той же управленческой деятельностью, но опосредованно. Фигура номинального руководителя - зицпредседателя Фунта - позволяет недобросовестным бизнесменам решать поставленные задачи вопреки судебному решению.

Действующая редакция п. 1 ст. 53 Гражданского кодекса РФ приводит к сложностям в понимании правовой природы действий лиц, входящих в состав органа юридического лица. Новая отсылка в норме об органах юридического лица к правилам о представительстве - п. 1 ст. 182 ГК РФ - может означать как субсидиарное применение норм, так и распространение модели представительства на действия органа юридического лица [18. С. 2445]. По всей видимости, законодатель встал на сторону тех, кто предлагал игнорировать частные различия действий представителя и органа юридического лица [20. С. 90 - 91], и понимает представительство сегодня расширительно.

Как бы мы ни оценивали природу органа юридического лица [3. С. 83 - 84], полномочия руководителя на осуществление действий от имени юридического лица, возникнув по воле учредителя, должны прекратиться с появлением такого юридического факта, который относился бы к сфере частного права. Нарушение публично-правового запрета руководителем при совершении сделки не означает ее недействительности.

Полномочия лица, выполняющего функции единоличного исполнительного органа, не прекращаются фактом дисквалификации, а совершенные дисквалифицированным руководителем сделки от имени юридического лица являются действительными. Ни один из пороков сделки (субъекта, воли, содержания или формы) в данном случае не наблюдается. Имеет место лишь нарушение руководителем организации обязанности публично-правового характера - претерпеть неблагоприятные последствия своего правонарушения. Именно поэтому совершенно верным представляется сделанный в судебной практике вывод: "Применение такого вида административного наказания, как дисквалификация, не влечет автоматической утраты дисквалифицированным лицом полномочий, возложенных на него трудовым договором..." [15; 9].

Впрочем, есть и противоположная точка зрения, согласно которой совершение сделок от имени юридического лица не допускается, а сами такие сделки являются ничтожными. Так, в Постановлении арбитражного суда находим: "Договор уступки права требования N 116-09 от 16.02.2009 является ничтожным в силу того, что подписан генеральным директором ООО СК "Асбест" Даминовым Р.Р., неуполномоченным подписывать данный договор, поскольку на момент подписания договора постановлением мирового судьи судебного участка Бай-Тайгинского кожууна Республики Тыва Негей Э.В. от 12.09.2008 генеральный директор ООО СК "Асбест" Даминов Р.Р. признан виновным в совершении административного правонарушения и подвергнут наказанию в виде дисквалификации, т.е. был лишен права занимать должность генерального директора" [14].

На "сходство дисквалификации с уголовным наказанием - лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью" [2. С. 138] совершенно обоснованно указывает Е.Ю. Алхутова, более того, на наш взгляд, совершенно корректно говорить о сходстве публично-правовых и частноправовых последствий применения названных санкций. Действительно, еще одна иллюстрация того, что перечень оснований прекращения трудового договора, отраженный в ст. 83 ТК РФ, содержит и те случаи, которые было бы правильно отнести к числу оснований увольнения по инициативе работодателя, - содержание п. 4 названной статьи, в силу которого "осуждение работника к наказанию, исключающему продолжение прежней работы, в соответствии с приговором суда, вступившим в законную силу", является основанием прекращения трудового договора.

Если лишение свободы тракториста по понятным причинам исключает возможность выполнения им трудовых обязанностей, то аналогичная уголовно-правовая санкция, примененная в отношении, например, лица, создающего на основании трудового договора произведение литературы (с прямой оговоркой о возможности выполнения такой работы на дому или в другом месте), явно не служит основанием прекращения такого отношения. Равным образом и директор, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, предопределяющий его нахождение в изоляции от общества на долгие годы, не лишен полностью возможности управлять организацией, контролируя штат по письменным отчетам, выдавая управляющим доверенности и т.д. Когда такой директор является одновременно и "доминирующим" участником общества, ожидать принятия решения о его увольнении можно далеко не всегда.

Таким образом, применение санкций публично-правового характера, налагающих ограничения на осуществление трудовой деятельности, является лишь предпосылкой прекращения трудового отношения с руководителем организации и прекращения его полномочий действовать от имени юридического лица. Само же такое прекращение происходит в результате возникновения юридического состава, включающего: (1) наличие вступившего в законную силу судебного акта, препятствующего осуществлению трудовой функции (или делающего его практически невозможным), и (2) принятие работодателем решения о прекращении трудового отношения.

 

Список литературы 

 

1. Акопов Д.Р. Правовой статус единоличного исполнительного органа хозяйственного общества (трудоправовой аспект) // Северо-Кавказский юридический вестник. 2011. N 2.
2. Алхутова Е.Ю. Дисквалификация как вид административного наказания и проблемы ее применения // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. 2012. N 2.
3. Алтухова С.М. Некоторые вопросы правового положения единоличного исполнительного органа юридического лица // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 9: Исследования молодых ученых. 2011. N 9.
4. Безрядина Я.А. Специальные субъекты административной ответственности в виде дисквалификации в сфере руководства и управления юридическим лицом // Вестник Воронежского государственного университета. Серия "Право". 2012. N 2 (13).
5. Володкина Я.А. Дисквалификация в правовой системе реализации конституционной обязанности государства по соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина // Правовая наука и реформа юридического образования. 2011. N 1 (24).
6. Дацко Н.П. Дисквалификация должностных лиц: сравнение российского и английского законодательства // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия "Право". 2013. Т. 13. N 2.
7. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" // Экономика и жизнь (бухгалтерское приложение). 2013. N 34.
8. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 N 144 "О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ" // Вестник ВАС РФ. 2011. N 3.
9. Определение ВАС РФ от 25.12.2013 N ВАС-17250/13 "Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации" // СПС "Гарант".
10. Постановление Правительства РФ от 30.09.2004 N 506 "Об утверждении Положения о Федеральной налоговой службе" (ред. от 03.04.2015) // СПС "КонсультантПлюс".
11. Определение ВАС РФ от 18.12.2013 N ВАС-17587/13 по делу N А46-30850/2012. URL: http://kad.arbitr.ru/Card/b2f58f88-f9b4-4012-9ce9-1d5b3de33a6e (дата обращения: 02.08.2015).
12. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.06.2013 по делу N А46-30850/2012. URL: http://kad.arbitr.ru/Card/b2f58f88-f9b4-4012-9ce9-1d5b3de33a6e (дата обращения: 02.08.2015).
13. Постановление Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 N 9324/13 по делу N А12-13018/2011 // СПС "КонсультантПлюс".
14. Постановление Третьего арбитражного суда от 18.10.2010 по делу N А69-798/2006. URL: http://kad.arbitr.ru/Card/f1e4a536-5a8b-4134-a05b-b6c536019720 (дата обращения: 02.08.2015).
15. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.09.2013 N Ф04-4412/13 по делу N А27-12494/2012 // СПС "Гарант".
16. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30.09.2013 по делу N А46-30850/2012. URL: http://kad.arbitr.ru/Card/b2f58f88-f9b4-4012-9ce9-1d5b3de33a6e (дата обращения: 02.08.2015).
17. Реестр дисквалифицированных лиц. URL: https://service.nalog.ru/disqualified.do (дата обращения: 02.08.2015).
18. Руденко Е.Ю. Некоторые правовые вопросы о единоличном исполнительном органе юридического лица в свете реформы гражданского законодательства // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2014. N 101.
19. Турбина И.А. Новый подход к взысканию убытков с единоличного исполнительного органа хозяйственного общества при совершении одобренной сделки // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. 2014. N 4.
20. Тычинская Е.В. Последствия выхода за пределы полномочий лицом, реализующим функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества // Современное право. 2009. N 9.
21. Цуканов К.В. Актуальные вопросы порядка применения административного приостановления деятельности и дисквалификации // Современное право. 2009. N 9.
22. Шайхутдинова Н.П. О некоторых особенностях регулирования труда заместителя руководителя организации // Вестник Удмуртского университета. 2011. N 2 - 4.

References

1. Akopov D.R. Pravovoi status edinolichnogo ispolnitel'nogo organa khoziaistvennogo obshchestva (trudopravovoi aspekt) // Severo-Kavkazskii iuridicheskii vestnik. 2011. N 2.
2. Altukhova S.M. Nekotorye voprosy pravovogo polozheniia edinolichnogo ispolnitel'nogo organa iuridicheskogo litsa // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriia 9: Issledovaniia molodykh uchenykh. 2011. N 9.
3. Alkhutova E.Iu. Diskvalifikatsiia kak vid administrativnogo nakazaniia i problemy ee primeneniia // Uchenye zapiski. Elektronnyi nauchnyi zhurnal Kurskogo gosudarstvennogo universiteta. 2012. N 2.
4. Bezriadina Ia.A. Spetsial'nye sub"ekty administrativnoi otvetstvennosti v vide diskvalifikatsii v sfere rukovodstva i upravleniia iuridicheskim litsom // Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriia "Pravo". 2012. N 2 (13).
5. Volodkina Ia.A. Diskvalifikatsiia v pravovoi sisteme realizatsii konstitutsionnoi obiazannosti gosudarstva po sobliudeniiu i zashchite prav i svobod cheloveka i grazhdanina // Pravovaia nauka i reforma iuridicheskogo obrazovaniia. 2011. N 1 (24).
6. Datsko N.P. Diskvalifikatsiia dolzhnostnykh lits: sravnenie rossiiskogo i angliiskogo zakonodatel'stva // Vestnik Iuzhno-Ural'skogo gosudarstvennogo universiteta. Seriia "Pravo". 2013. T. 13. N 2.
7. Postanovlenie Plenuma Vysshego Arbitrazhnogo Suda RF ot 30.07.2013 N 62 "O nekotorykh voprosakh vozmeshcheniia ubytkov litsami, vkhodiashchimi v sostav organov iuridicheskogo litsa" // Ekonomika i zhizn' (Bukhgalterskoe prilozhenie). 2013. N 34.
8. Inform. pis'mo Prezidiuma VAS RF ot 18.01.2011 N 144 "O nekotorykh voprosakh praktiki rassmotreniia arbitrazhnymi sudami sporov o predostavlenii informatsii uchastnikam khoziaistvennykh obshchestv" // Vestnik VAS RF. 2011. N 3.
9. Opredelenie VAS RF ot 25.12.2013 N VAS-17250/13 "Ob otkaze v peredache dela v Prezidium Vysshego Arbitrazhnogo Suda Rossiiskoi Federatsii" // SPS "Garant".
10. Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 30.09.2004 N 506 "Ob utverzhdenii Polozheniia o Federal'noi nalogovoi sluzhbe" (red. ot 03.04.2015) // SPS "Konsul'tantPlius".
11. Opredelenie VAS RF ot 18.12.2013 N VAS-17587/13 po delu N A46-30850/2012. URL: http://kad.arbitr.ru/Card/b2f58f88-f9b4-4012-9ce9-1d5b3de33a6e (data obrashcheniia: 02.08.2015).
12. Postanovlenie Vos'mogo arbitrazhnogo apelliatsionnogo suda ot 19.06.2013 po delu N A46-30850/2012. URL: http://kad.arbitr.ru/Card/b2f58f88-f9b4-4012-9ce9-1d5b3de33a6e (data obrashcheniia: 02.08.2015).
13. Postanovlenie Prezidiuma VAS RF ot 21.01.2014 N 9324/13 po delu N A12-13018/2011 // SPS "Konsul'tantPlius".
14. Postanovlenie Tret'ego arbitrazhnogo suda ot 18.10.2010 po delu N A69-798/2006. URL: http://kad.arbitr.ru/Card/f1e4a536-5a8b-4134-a05b-b6c536019720 (data obrashcheniia: 02.08.2015).
15. Postanovlenie Federal'nogo arbitrazhnogo suda Zapadno-Sibirskogo okruga ot 16.09.2013 N F04-4412/13 po delu N A27-12494/2012 // SPS "Garant".
16. Postanovlenie Federal'nogo arbitrazhnogo suda Zapadno-Sibirskogo okruga ot 30.09.2013 po delu N A46-30850/2012. URL: http://kad.arbitr.ru/Card/b2f58f88-f9b4-4012-9ce9-1d5b3de33a6e (data obrashcheniia: 02.08.2015).
17. Reestr diskvalifitsirovannykh lits. URL: https://service.nalog.ru/disqualified.do (data obrashcheniia: 02.08.2015).
18. Rudenko E.Iu. Nekotorye pravovye voprosy o edinolichnom ispolnitel'nom organe iuridicheskogo litsa v svete reformy grazhdanskogo zakonodatel'stva // Politematicheskii setevoi elektronnyi nauchnyi zhurnal Kubanskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. 2014. N 101.
19. Turbina I.A. Novyi podkhod k vzyskaniiu ubytkov s edinolichnogo ispolnitel'nogo organa khoziaistvennogo obshchestva pri sovershenii odobrennoi sdelki // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriia 5: Iurisprudentsiia. 2014. N 4.
20. Tychinskaia E.V. Posledstviia vykhoda za predely polnomochii litsom, realizuiushchim funktsii edinolichnogo ispolnitel'nogo organa khoziaistvennogo obshchestva // Sovremennoe pravo. 2009. N 9.
21. Tsukanov K.V. Aktual'nye voprosy poriadka primeneniia administrativnogo priostanovleniia deiatel'nosti i diskvalifikatsii // Sovremennoe pravo. 2009. N 9.
22. Shaikhutdinova N.P. O nekotorykh osobennostiakh regulirovaniia truda zamestitelia rukovoditelia organizatsii // Vestnik Udmurtskogo universiteta. 2011. N 2 - 4.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑