Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Воровство технологий уволенными (Уваева М.)

Воровство технологий уволенными (Уваева М.)

Дата размещения статьи: 28.04.2016

Воровство технологий уволенными (Уваева М.)

Под технологией в настоящей статье понимается комплекс информации о приемах, рецептах, методах, средствах, маневрах, который сформировался и используется в какой-либо деятельности, процессе, производстве. 

Колоссальный объем информации на предприятии является не подлежащим оглашению. Утечка даже фрагмента стратегически ценной информации может быть фатальной для дальнейшего развития, функционирования компании. Поэтому столь значимо разработать, ввести в действие, поддерживать режим безопасности сведениям, составляющим тайну.

В ТК РФ не предусмотрено ответственности за нарушение требований конфиденциальности информации после прекращения трудового договора (во время действия трудового договора применяется п. 7 ч. 1 ст. 243 ТК РФ и п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ). Установить в договоре вид ответственности также не представляется возможным в силу отсутствия подобной конструкции в ТК РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 11 Закона "О коммерческой тайне" работодатель имеет право ходатайствовать о покрытии убытков, причиненных ему разглашением информации, составляющей коммерческую тайну, от лица, получившего доступ к этой информации в связи с исполнением трудовых обязанностей, но разорвавшего трудовые отношения с работодателем, если эта информация разглашена в течение срока действия режима коммерческой тайны. Этой нормой законодатель отметил гражданско-правовой характер таких отношений.

Покрытие убытков осуществляется в полном объеме (включаются реальный ущерб и упущенная выгода) без привязки к размеру среднего месячного заработка работника. Право взыскать с уволенного сотрудника упущенную выгоду особенно существенно для работодателя, так как реальный ущерб зачастую ограничивается стоимостью материального носителя, в котором был выражен секрет производства, тогда как размер упущенной работодателем выгоды может быть гораздо больше.

По вопросу воровства технологий уволенными можно выделить 2 блока судебных споров:

1) споры, в которых работодатели предъявляют иск к бывшим сотрудникам о взыскании упущенной выгоды из-за разглашения информации, на которую был введен режим коммерческой тайны;

2) споры, в которых физические лица предъявляют иск о признании приказа об увольнении недействительным, восстановлении на работе и оплате времени вынужденного прогула. Данному блоку будет посвящена следующая статья.

По первому блоку названных судебных споров найдены только судебные решения, которыми в удовлетворении заявленных требований отказано из-за недоказанности ряда обстоятельств.

Когда разглашение секрета производства происходит уже после того, как трудовые отношения работника с работодателем прекращены, то привлечь к ответственности такого работника можно только по нормам гражданского законодательства. А именно: в соответствии с п. 2 ст. 1470 Гражданского кодекса РФ гражданин, которому в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя стал известен секрет производства, обязан сохранять конфиденциальность полученных сведений до прекращения действия исключительного права на секрет производства. По смыслу ст. 1470 ГК РФ для того, чтобы работник не мог разгласить секрет производства даже после увольнения, необязательно заключать отдельное соглашение. В данном случае режим коммерческой тайны должен быть соблюден в силу закона.

Перейдем к рассмотрению примеров из судебной практики.

Определением Московского городского суда от 10.03.2015 N 4г/1-1705 был сделан акцент на то, что в силу ч. 1 ст. 232 ТК РФ обязанность работника возместить причиненный работодателю ущерб возникает в связи с трудовыми отношениями между ними, поэтому дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, в том числе в случае, когда ущерб причинен работником не при исполнении им трудовых обязанностей (п. 8 ч. 1 ст. 243 ТК РФ), в соответствии со ст. 24 ГПК РФ рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции. Такие дела подлежат разрешению в соответствии с положениями разд. XI "Материальная ответственность сторон трудового договора" ТК РФ. По этим же правилам рассматриваются дела по искам работодателей, предъявленным после прекращения действия трудового договора, о возмещении ущерба, причиненного работником во время его действия, которые, как следует из ч. 2 ст. 381 ТК РФ, являются индивидуальными трудовыми спорами.

Апелляционным определением Московского городского суда от 18.09.2013 (материалы N 11-28840) решение районного суда было оставлено без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения по делу о признании незаконными действий по использованию и разглашению информации, относящейся к производственной деятельности, на которую был введен режим коммерческой тайны, запрете разглашать и использовать информацию, относящуюся к производственной деятельности.

Согласно материалам дела между сторонами был заключен трудовой договор, по которому ответчик был принят на должность коммерческого директора одного ЗАО. Приказом генерального директора ЗАО было утверждено положение о коммерческой тайне, которым введен режим коммерческой тайны в отношении информации, относящейся к производственной деятельности истца (в частности, в отношении информации о контрагентах, исполнителях и потенциальных заказчиках; позиции ЗАО при проведении переговоров, разглашение которой может нанести ущерб компании; содержании торговых соглашений, договоров, которые по договоренности сторон следует считать конфиденциальными, плановых экономических показателях, в том числе планируемой прибыли; объемах, регионах сбыта и вариантах реализации продукции; рыночной стратегии ЗАО и применяемых им оригинальных методах осуществления продаж; полномочиях должностных лиц ЗАО; о размерах и условиях кредитов; сведениях, раскрывающих генеральную линию и тактику ЗАО в валютных и кредитных вопросах, и др.).

Из материалов дела обнаруживается, что:

1) генеральным директором ЗАО было утверждено положение об организации защиты сведений конфиденциального характера, составляющих коммерческую, банковскую и служебную тайну;

2) ответчик подписал обязательство о неразглашении коммерческой тайны, по которому обязался после прекращения трудового договора не использовать информацию, составляющую коммерческую тайну, полученную у работодателя;

3) до ответчика был доведен перечень сведений, составляющих коммерческую тайну ЗАО: о закупочных ценах и условиях работы с поставщиками, с клиентами; планах развития компании (ассортименте, инфраструктуре, рекламной кампании, технологиях и методах, используемых компанией в повседневной работе).

Несмотря на вышеизложенное, суды не усмотрели предусмотренных законом оснований для привлечения ответчика к ответственности за использование и разглашение информации, относящейся к производственной деятельности, на которую был введен режим коммерческой тайны. Так как истец (бывший работодатель ответчика) не представил надлежащих достоверных доказательств того, что:

- в отношении указанных сведений компании был надлежащим образом установлен режим коммерческой тайны;

- работник принял на себя обязательства не разглашать эти сведения;

- работодатель при оформлении трудовых отношений исполнил положения ст. 11 Федерального закона "О коммерческой тайне": под роспись ознакомил с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, с грифом "коммерческая тайна";

- какими-либо действиями ответчика после расторжения трудового договора истцу были причинены убытки;

- приказы по ЗАО с разрешением на доступ ответчика к работе с конфиденциальной информацией не издавались (это требование было предусмотрено положением о коммерческой тайне).

Решением Перовского районного суда г. Москвы от 15 мая 2013 г. (гражданское дело N 2-2469/13) в удовлетворении исковых требований ООО к бывшему сотруднику о взыскании возмещения убытков, причиненных использованием сведений, составляющих коммерческую тайну, отказано.

В обоснование своих требований истец указал, что ответчику в связи с трудовой деятельностью стали известны сведения об основных поставщиках и клиентах истца, относящиеся к коммерческой тайне. При этом с ответчиком было заключено соглашение о неразглашении коммерческой тайны, являющееся приложением к трудовому договору. После увольнения ответчика с занимаемой должности по собственной инициативе она зарегистрировала новое юридическое лицо, которое стало осуществлять аналогичную хозяйственную деятельность с использованием сведений о клиентах, которые стали ей известны в период работы у истца. Указанными действиями ответчика истцу были причинены убытки в виде недополученных доходов в сумме <...>, которые он просил взыскать с ответчика в его пользу.

Истец при этом пояснил, что его убытки складываются из упущенной выгоды, и их размер определяется разницей между оптовой ценой на товары, приобретенные созданным ответчиком юридическим лицом, и розничной ценой на эти же товары в ООО, в котором ранее работал ответчик.

Отказ в иске суд обосновывает следующими положениями российского законодательства и аргументами:

- ст. 232 ТК РФ;

- ст. 238 ТК РФ. Согласно ей работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам;

- ст. 56 ГПК РФ. Вразрез ей истец не представил суду доказательств действительного причинения истцу убытков вследствие разглашения либо использования ответчиком сведений, составляющих коммерческую тайну;

- сведения о наличии товаров в ООО (фирма истца) и их стоимости находятся в свободном доступе и могут быть получены любым лицом, в частности на интернет-сайте компании, в силу чего указанные сведения не подпадают под определение коммерческой тайны.

В рамках дела N 33-19046 (Определение Московского городского суда от 22 июня 2011 г.) истец (ООО "А") просил суд:

1) признать незаконными действия ответчика по разглашению конфиденциальной информации ООО "А";

2) обязать ответчика прекратить разглашение конфиденциальной информации;

3) обязать ответчика возместить истцу убытки.

Главное обоснование истца (доводы) состоит в следующем. Так как согласно положениям трудового договора ответчик принял на себя обязательства:

- по неразглашению и неиспользованию в собственных целях конфиденциальной информации ООО "А";

- по сохранению секретности (согласно которому работник принял на себя обязательство сохранять в тайне и не сообщать третьим лицам без предварительного письменного согласия клиентов ООО "А" информацию, касающуюся клиентов ООО "А", включая информацию о системах, методах, бизнес-планах, рыночных стратегиях или любую другую конфиденциальную или предварительно установленную информацию о клиентах и партнерах клиентов.

Как следует из данных по делу, после прекращения трудовых отношений истцу стало известно, что ответчик инициировал ряд встреч с партнерами и клиентами ООО "А", в ходе бесед предлагал прекратить сотрудничество с истцом, начал сотрудничество с партнером бывшего работодателя, использовал и демонстрировал служебную (конфиденциальную) информацию, полученную во время трудовой деятельности в ООО "А", что подтверждается письмами и информацией, поступившей от других клиентов.

Истец в качестве доказательств представил бумажные письма директора административного управления одного из своих партнеров, электронные письма, а также показания допрошенной в судебном заседании в качестве свидетеля сотрудницы фирмы-партнера, состоящей в договорных отношениях с ООО "А".

Но суд установил, что вышеназванные документы не содержат доказательств того, что ответчик использовал и демонстрировал на встречах с клиентами и партнерами ООО "А" служебную конфиденциальную информацию, полученную им во время трудовых отношений с ООО "А".

Сведений о том, что ответчик в соответствии с обязательством сохранения секретности, подписанным им, принял на себя обязанности после расторжения трудового договора с ООО "А" не разглашать конфиденциальные сведения, в отношении которых установлен режим коммерческой тайны, данное обязательство не содержит.

Отказывая в удовлетворении требований истца, суд первой инстанции исходил из того, что стороной истца не представлено доказательств выполнения работодателем при оформлении трудовых отношений с ответчиком положений ст. 11 Федерального закона "О коммерческой тайне", а именно, что ответчик был под роспись ознакомлен с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, которая имела гриф "коммерческая тайна".

Таким образом, выводы суда первой и второй инстанций сводились к недоказанности истцом того, что:

- при оформлении трудовых отношений были соблюдены все необходимые требования Закона "О коммерческой тайне" об установлении режима коммерческой тайны;

- ответчик был ознакомлен с перечнем конфиденциальной информации, имеющей гриф "коммерческая тайна";

- ответчик после расторжения трудовых отношений с ООО "А" совершил действия по разглашению конфиденциальной информации ООО "А";

- какими-либо действиями ответчика после расторжения трудового договора истцу были причинены убытки. 

Выводы 

1. Работник в силу норм трудового права может нести материальную ответственность только за причинение прямого действительного ущерба. В силу этого суды заключают об отсутствии регламентированных законом оснований для возложения на ответчика материальной ответственности за убытки, которые, по мнению истцов, являются их упущенной выгодой.

2. Если разглашение секрета производства произошло уже после того, как трудовые отношения работника с работодателем были прекращены, привлечь к ответственности такого работника можно по нормам гражданского законодательства. Отношения между работником и работодателем после прекращения трудовой деятельности выходят за рамки трудовых отношений и носят уже гражданско-правовой характер.

3. Для привлечения к ответственности бывшего работника организации (взыскания упущенной выгоды из-за разглашения информации, на которую был введен режим коммерческой тайны) необходимо наличие следующих условий:

- принадлежность разглашенной информации к сведениям, составляющим государственную, служебную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;

- доступ работника к сведениям, составляющим охраняемую законом тайну. Такой доступ подразумевает оформление письменного документа, в котором указано, какие сведения работник обязуется не разглашать в связи с выполнением своих трудовых обязанностей;

- доказательства выполнения работодателем при оформлении трудовых отношений положений ст. 11 Федерального закона "О коммерческой тайне", а именно того, что работник был под роспись ознакомлен с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, обладателем которой является работодатель, которая имела гриф "коммерческая тайна";

- доказательства того, что работник обязывался не разглашать конфиденциальные сведения сторонним лицам;

- прямого действительного ущерба, причиненного работодателю разглашением работником сведений, которые составляют охраняемую законом тайну.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑