Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

03.04.2019

Законопроектом предлагается увеличить срок, в течение которого работник должен сообщить работодателю в письменной форме о замене кредитной организации, в которую должна быть переведена заработная плата, до 15 календарных дней до дня выплаты заработной платы. Данная мера позволит исключить риск невыполнения работодателем норм трудового законодательства из-за причин, не зависящих от него.

подробнее
25.03.2019

В целях поддержки граждан, работавших ранее в сельскохозяйственной сфере, законопроектом предлагается дополнить статью 17 Федерального закона "О страховых пенсиях"новой частью14.1,согласно которой за работу в сельском хозяйстве продолжительностью не менее 35 лет предусматривается установление повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и страховой пенсии по инвалидности вне зависимости от проживания в сельской местности.

подробнее
16.01.2019

Законопроектом предлагается исключить с 1 января 2020 года нормы, устанавливающие ограничение предельной величиной базы для исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, в целях установления равных обязанностей застрахованных лиц при уплате страховых взносов всеми категориям налогоплательщиков по установленным тарифам страховых взносов.

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Пределы ограничений трудовых прав педагогических работников, обвиненных в совершении преступлений (Сагандыков М.С.)

Пределы ограничений трудовых прав педагогических работников, обвиненных в совершении преступлений (Сагандыков М.С.)

Дата размещения статьи: 06.09.2016

Пределы ограничений трудовых прав педагогических работников, обвиненных в совершении преступлений (Сагандыков М.С.)

Регулирование трудовых отношений в сфере оказания услуг несовершеннолетним в целом и педагогической деятельности в частности претерпевает в последнее время значительные изменения благодаря практике Конституционного Суда РФ и следующей за ней правотворческой работе законодательных органов.
Конституционный Суд РФ в Постановлении от 18.07.2013 N 19-П "По делу о проверке конституционности пункта 13 части первой статьи 83, абзаца третьего части второй статьи 331 и статьи 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.К. Барабаш, А.Н. Бекасова и других и запросом Мурманской областной Думы" (далее - Постановление) <1> высказался о необходимости учитывать факт погашения (снятия) судимости или освобождения от уголовного преследования, вид и степень тяжести совершенного преступления, срок, прошедший с момента его совершения, форму вины и, главное, личность работника, обстоятельства, характеризующие его личность, в т.ч. поведение лица после совершения преступления, отношение к исполнению трудовых обязанностей, а также иных факторов, позволяющих определить, представляет ли конкретное лицо опасность для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних.
--------------------------------
<1> Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2014. N 1.

В соответствии со ст. 80 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" <2> на высшие органы законодательной и исполнительной власти налагаются обязательства в случае, если решением Конституционного Суда РФ нормативный акт признан не соответствующим Конституции РФ полностью или частично либо из решения Конституционного Суда РФ вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании.
--------------------------------
<2> Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" // СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

Следуя резолютивной части решения Конституционного Суда РФ, законодатель закрепил в ст. 331 и 351.1 ТК РФ возможность трудоустройства граждан, имевших судимость за совершение преступлений небольшой тяжести и преступлений средней тяжести, а также граждан, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении этих преступлений прекращено по нереабилитирующим основаниям.
Также была установлена процедура отстранения от должности лиц, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных абз. 3 и 4 ст. 331 ТК РФ.
Другими словами, ст. 80 ФКЗ "О Конституционном Суде РФ" органами государственной власти была формально исполнена. Положения ТК РФ, признанные неконституционными, изменены; пробел в правом регулировании, выраженный в отсутствии механизма отстранения работников, совершивших преступления, от работы, устранен (ст. 331.1, ч. 2 ст. 351.1 ТК РФ).
Вместе с тем анализ текста самого Постановления и содержания поправок в ТК РФ дает основание полагать, что указанными актами проблемы, связанные с правовым регулированием труда лиц, работающих в сфере взаимоотношений с несовершеннолетними, полностью не устранены.
Показательно, что уже после принятия указанного Постановления Конституционный Суд РФ вынужден был еще более 15 раз обращаться к проблеме.
В первую очередь необходимо более внимательно подойти к анализу текста самого Постановления. В нем содержится несколько положений, на которые законодатель должного внимания не обратил.
Г.В. Синцов отмечает, что Конституционный Суд РФ, помимо собственно проверки соответствия отдельных положений законов Конституции РФ, осуществляет также толкование рассматриваемых норм, при котором исследуются их смысл и содержание. В решениях Конституционного Суда РФ даются разъяснения в отношении конституционно-правового смысла различных правовых норм <3>.
--------------------------------
<3> См.: Синцов Г.В. Проблемы применения в судебной практике правовых позиций, содержащихся в решениях Конституционного Суда Российской Федерации // Российская юстиция. 2013. N 12. С. 39.

Кроме того, Постановление, на наш взгляд, не лишено спорных моментов, прежде всего потому, что противоречит некоторым решениям органов конституционного контроля и надзора и в какой-то степени самой Конституции РФ.
Наиболее серьезным и противоречивым вопросом, требующим законодательного решения, является, на наш взгляд, применение ограничений на работу в сфере образования, воспитания, медицинского обслуживания и другой деятельности, связанной с несовершеннолетними, по отношению к лицам, которые не были осуждены за совершение предусмотренных ст. 331 ТК РФ преступлений, но подвергались уголовному преследованию, прекращенному в отношении них по одному из нереабилитирующих оснований.
Собственно, ст. 49 Конституции РФ, устанавливающая принцип презумпции невиновности, сама по себе является достаточным аргументом в пользу того, что лицо, которое не было осуждено за совершение преступления, не может подвергаться негативному правовому воздействию, какой бы отраслью права оно не было предусмотрено.
В.Н. Кудрявцев отметил также, что презумпция невиновности носит общеправовой характер и распространяется на все "процессуальные отношения, будь то дисциплинарное или административное расследование, ведь по существу она означает, что прежде чем налагать какое-либо взыскание за правонарушение, надо доказать, что оно совершено именно этим лицом" <4>.
--------------------------------
<4> Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982. С. 251. Цит. по: Газетдинов Н.И. Реализация принципа презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве России // Журнал российского права. 2005. N 1. С. 69.

Однако федеральный законодатель, а вместе с ним и Конституционный Суд РФ считают по-другому.
Тот факт, что поправки, внесенные в ст. 331 и 351.1 ТК РФ, несколько смягчают положение таких граждан, не снимает проблему, а в некотором смысле еще и создает новую.
Действительно, теперь запрет на работу в образовательных, медицинских и иных учреждениях, связанных с оказанием услуг несовершеннолетним, для лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по нереабилитирующим основаниям, не носит абсолютный характер. Указанные лица могут быть допущены к трудовой деятельности по решению комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, созданной высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации.
Другими словами, на комиссию по делам несовершеннолетних возложены функции, которые скорее свойственны органам правосудия. Вместе с тем в соответствии со ст. 118 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.
Одной из основных, отмечает В.П. Кашепов, является правозащитная функция правосудия, осуществляемая в форме воздействия "на определенный сектор общественных отношений, принудительное устранение или минимизацию нарушений прав и свобод гражданина. Для реализации этих функций закон устанавливает особый статус и порядок деятельности носителя правосудия" <5>.
--------------------------------
<5> Правосудие в современном мире: монография / В.И. Анишина, В.Ю. Артемов, А.К. Большова [и др.]; под ред. В.М. Лебедева, Т.Я. Хабриевой. М.: Норма, Инфра-М, 2014. С. 54.

Сейчас же сложилась ситуация, при которой чиновники комиссии по делам несовершеннолетних, не обладающие необходимым правовым статусом, независимостью, самостоятельностью, могут принимать решения, связанные с ограничением прав граждан.
Следует также принять во внимание тот факт, что комиссия принимает решение о возможности допуска к трудовой деятельности гражданина, судимость которого снята или погашена либо уголовное преследование в отношении которого прекращено по нереабилитирующему основанию.
Если в первом случае имело место судебное разбирательство, судом оценена степень общественной опасности лица, вынесено наказание, то в отношении лица, освобожденного от уголовного преследования, все вышеперечисленное не применялось или не было доведено до конца.
Известно, что многие граждане, совершившие преступления, в обычной жизни никак не проявляют склонность к противоправным деяниям. В связи с этим комиссия вряд ли может достоверно оценить степень опасности для несовершеннолетних тех граждан, которые не были осуждены, а уголовное преследование в отношении которых было прекращено.
В соответствии с ч. 1 ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
Очевидно, что прекращение уголовного преследования по любому основанию также должно соответствовать назначению уголовного судопроизводства. Лицо не должно освобождаться от уголовного преследования, если представляет общественную опасность для окружающих.
В отношении одного из оснований прекращения уголовного преследования Конституционный Суд РФ высказался в Постановлении от 18.07.2013 N 19-П. Суд обратил внимание на то, что анализируемые положения ТК РФ не учитывают специфику прекращения уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям по делам частного обвинения (например, ч. 1 ст. 116 "Побои" УК РФ), которые возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (его законного представителя) и в случае примирения потерпевшего с обвиняемым подлежат прекращению. При этом федеральный законодатель исходил из того, что такие преступления относятся к числу не представляющих значительной общественной опасности <6>.
--------------------------------
<6> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2005 года N 7-П // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2005. N 4.

Даже когда речь идет о прекращении уголовного преследования в результате амнистии, необходимо исходить из того, что освобождаемый от ответственности гражданин не представляет опасности для окружающих.
А.А. Комольцева, Е.А. Ивашкина отмечают, что в постановлении об амнистии, исходя из характеристики личности и характера совершенного преступления, определяются категории лиц, на которых действие амнистии не распространяется. Таким образом, государство показывает, "какие преступления на момент объявления амнистии рассматриваются как наиболее общественно опасные и какие преступники не могут рассчитывать на прощение со стороны государства" <7>.
--------------------------------
<7> Комольцева А.А., Ивашкина Е.А. Институт амнистии: правовая природа и проблемы применения в современной России // Уголовно-исполнительная система. 2012. N 3. С. 24 - 25.

В 1990 г. комитет Конституционного надзора СССР обращался к похожей проблеме. Правда, речь шла о возможности применения к лицу, освобожденному от уголовной ответственности, мер административного взыскания или общественного воздействия в том случае, если деяние не представляет большой опасности.
Комитет принял заключение, которое было основано на том, что соответствующие нормы уголовного и уголовно-процессуального законодательства в контексте действовавшей в то время Конституции СССР, Международного пакта о гражданских и политических правах, Всеобщей декларации прав человека не отвечают принципу презумпции невиновности <8>.
--------------------------------
<8> Заключение Комитета конституционного надзора СССР от 13.09.1990 N 2-8 "О несоответствии норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, определяющих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности с применением мер административного взыскания или общественного воздействия, Конституции СССР и международным актам о правах человека" // Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1990. N 39. Ст. 775.

Несмотря на это, Конституционный Суд РФ считает обоснованной возможность применения мер правового воздействия к лицу, уголовное преследование в отношении которого прекращено по нереабилитирующему основанию, указывая при этом, что должен соблюдаться конституционный принцип соразмерности (Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2013 N 19-П).
Отметим, что ограничения, связанные с совершением лицом преступления, установлены также и для других категорий граждан, осуществляющих профессиональную деятельность, например для государственных гражданских служащих и сотрудников полиции. Однако запрет на работу или службу действует только в отношении лиц, которые были осуждены вступившим в законную силу приговором суда, но никак не освобожденных от уголовного преследования.
К слову, члены комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, принимающие решение о допуске освобожденных от уголовного преследования граждан к трудовой деятельности, сами при этом ранее могли подвергаться уголовному преследованию, что формально не препятствует им занимать соответствующую должность.
На наш взгляд, имеются основания считать не соответствующими конституционным принципам презумпции невиновности и соразмерности, а также вытекающим из последнего требованиям адекватности и пропорциональности используемых правовых средств ограничения на занятия трудовой деятельности, связанной с несовершеннолетними, для лиц, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении преступлений небольшой и средней тяжести (за исключением преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы) прекращено, в т.ч. по нереабилитирующим основаниям.
В свою очередь, лица, имевшие судимость за совершение этих же преступлений, могут быть допущены к профессиональной деятельности по решению комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.
Целесообразно снять ограничения на осуществление образовательной, медицинской и иной деятельности в сфере оказания услуг несовершеннолетним также в случае прекращения уголовного преследования за совершение пусть даже тяжких и особо тяжких преступлений, но никак не связанных непосредственно с благополучием несовершеннолетних. На одно из таких преступлений - "Нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики" (ст. 125 УК РФ) - указал Конституционный Суд РФ.
Законодатель обязан на основе анализа юридической науки, практики, статистики выявить те составы преступлений, совершение которых представляет непосредственную угрозу несовершеннолетним. Совершение только таких преступлений должно являться основанием запрета на осуществление профессиональной деятельности в рассматриваемой сфере.

Литература

1. Газетдинов Н.И. Реализация принципа презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве России // Журнал российского права. 2005. N 1. С. 68 - 74.
2. Комольцева А.А., Ивашкина Е.А. Институт амнистии: правовая природа и проблемы применения в современной России // Уголовно-исполнительная система. 2012. N 3. С. 22 - 25.
3. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М.: Наука, 1982. 287 с.
4. Правосудие в современном мире: монография / В.И. Анишина, В.Ю. Артемов, А.К. Большова [и др.]; под ред. В.М. Лебедева, Т.Я. Хабриевой. М.: Норма, Инфра-М, 2014. 720 с.
5. Синцов Г.В. Проблемы применения в судебной практике правовых позиций, содержащихся в решениях Конституционного Суда Российской Федерации // Российская юстиция. 2013. N 12. С. 39 - 41.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2019. Все права защищены
↑