Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

03.04.2019

Законопроектом предлагается увеличить срок, в течение которого работник должен сообщить работодателю в письменной форме о замене кредитной организации, в которую должна быть переведена заработная плата, до 15 календарных дней до дня выплаты заработной платы. Данная мера позволит исключить риск невыполнения работодателем норм трудового законодательства из-за причин, не зависящих от него.

подробнее
25.03.2019

В целях поддержки граждан, работавших ранее в сельскохозяйственной сфере, законопроектом предлагается дополнить статью 17 Федерального закона "О страховых пенсиях"новой частью14.1,согласно которой за работу в сельском хозяйстве продолжительностью не менее 35 лет предусматривается установление повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и страховой пенсии по инвалидности вне зависимости от проживания в сельской местности.

подробнее
16.01.2019

Законопроектом предлагается исключить с 1 января 2020 года нормы, устанавливающие ограничение предельной величиной базы для исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, в целях установления равных обязанностей застрахованных лиц при уплате страховых взносов всеми категориям налогоплательщиков по установленным тарифам страховых взносов.

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Некоторые вопросы судебного регулирования трудовых отношений (на примере деятельности Верховного Суда РФ) (Филиппов В.Н.)

Некоторые вопросы судебного регулирования трудовых отношений (на примере деятельности Верховного Суда РФ) (Филиппов В.Н.)

Дата размещения статьи: 06.09.2016

Некоторые вопросы судебного регулирования трудовых отношений (на примере деятельности Верховного Суда РФ) (Филиппов В.Н.)

Феномен судебной практики продолжает привлекать внимание исследователей права, в т.ч. и специалистов-трудовиков. Основной вопрос - обладает ли судебная практика в России прецедентными свойствами, и если да, то какие судебные инстанции могут принимать обязательные решения и в какой форме?

Стоит сказать, что до недавнего времени имелись вполне убедительные правовые основания для утверждения тезиса об обязательном характере как минимум постановлений Пленума ВС РФ. В ст. 56 Закона РСФСР от 08.07.1981 "О судоустройстве РСФСР" содержалось положение, что руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РСФСР обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение. Но данная норма утратила силу в 2011 г. (п. 1 ст. 43 Федерального конституционного закона от 07.02.2011 N 1-ФКЗ, далее - Закон N 1-ФКЗ), а с 2013 г. и весь Закон целиком перестал применяться (п. 2 ст. 43 Закона N 1-ФКЗ). В Законе N 1-ФКЗ указание о руководящем характере данных разъяснений высшей судебной инстанции, а также об их обязательности отсутствовало. Вместо этого было положение только о полномочиях Пленума ВС РФ давать разъяснения по вопросам применения законодательства в целях единства судебной практики (подп. 1 п. 4 ст. 14 Закона N 1-ФКЗ). После упразднения Высшего Арбитражного Суда деятельность Верховного Суда РФ стала регулироваться Федеральным конституционным законом от 05.02.2014 N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации" (далее - Закон N 3-ФКЗ). В статье 5 указанного Закона содержится аналогичное положение о полномочиях Пленума ВС РФ, в котором также нет никакого упоминания об обязательном характере разъяснений данного судебного органа. Представляется, что судебная власть пытается всячески уйти от возможности признания за ней правотворческой функции (за исключением права на законодательную инициативу), вероятно, тем самым подчеркивая нормативистский характер правовой системы России. Но означает ли это, что судебная практика не влияет на регулирование общественных отношений (в т.ч. трудовых)? На данный вопрос мы попробуем ответить в рамках настоящей статьи.

Судебная практика как результат судебной деятельности

Прежде всего важно определиться, что понимается под судебной практикой. В юридической науке данное понятие используется как в широком, так и в узком смысле. В широком понимании этого термина под ней понимается вся правоприменительная деятельность судебной системы, в узком значении - лишь та часть результатов правоприменительной деятельности, которая вносит элементы новизны в регулирование общественных (в том числе и трудовых) отношений. В широком и узком смысле судебную практику рассматривал М.Н. Марченко, отмечая, что содержание судебной практики в широком смысле складывается из деятельности и накопленного опыта всеми судебными инстанциями, связанными с рассмотрением спорных вопросов и вынесением соответствующих решений в результате рассмотрения тех или иных дел. В узком значении этого термина судебная практика имеет избирательный характер и охватывает собой лишь определенную часть того, что входит в понятие собственно судебной практики <1>. В науке трудового права мнение о понимании термина "судебная практика" в широком и узком значении этого слова было высказано А.К. Безиной еще 1980 г., которая отмечала, что под судебной практикой в широком значении понимается деятельность всех судов, входящих в судебную систему, и все результаты этой деятельности. В узком же значении она понимается лишь как часть деятельности судов, связанная с выработкой правоположений и только часть ее результатов - правоположения <2>.
--------------------------------
<1> Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М.: Проспект, 2011. С. 69.
<2> Безина А.К. Судебная практика в механизме правового регулирования трудовых отношений рабочих и служащих на этапе развитого социализма: дис. ... докт. юрид. наук. Казань, 1980. С. 15.

Под правоположениями А.К. Безина понимает правило применения нормы права судами, вносящее элемент новизны в правовое регулирование общественных отношений <3>. Тем самым можно заключить, что правоположения - это та часть судебного акта, в которой содержатся выводы относительно спора между сторонами, при этом в данных выводах не просто повторяется содержание правовой нормы, а дается ей определенная интерпретация, которая позволяет ее правильно применить к конкретной ситуации. При этом подобная интерпретация может явно не следовать из содержания этой нормы.
--------------------------------
<3> Безина А.К. Указ. соч. С. 38.

Как же отличить правоположение от ординарного вывода суда? Н.Н. Вопленко в своей работе "Источники и формы права" приводит следующий перечень признаков, которые им присущи:
- создаются в процессе правоприменительной деятельности;
- их предписания учитываются судом и другими участниками правоприменительного процесса;
- защищаются юридическими средствами;
- имеют подзаконный, поднормативный характер;
- используются для устранения пробелов в праве <4>.
--------------------------------
<4> Вопленко Н.Н. Источники и формы права. Волгоград, 2004. С. 73.

К данному перечню, на наш взгляд, стоит добавить еще один важный признак: конкретизируют и уточняют содержание правовой нормы и вносят элемент новизны в правовое регулирование трудовых отношений.
А.К. Безина отмечает, что разрешение спора в судах происходит на основе толкования применения правовых норм, в связи с этим в процессе судебной деятельности могут быть созданы правила применения норм, выработанные путем более или менее длительного и единообразного их применения. Эти положения представляют собой вспомогательный результат судебной деятельности по применению и толкованию правовых норм, могут вырабатываться всеми судебными инстанциями <5>. Однако нужно отметить, что в науке трудового права также можно встретить точку зрения, что правоположения вырабатываются судебной практикой высших судов <6>. Представляется, что в этих двух позициях нет особого противоречия, ведь высшие судебные инстанции обобщают опыт нижестоящих судов и оценивают, насколько точными и правильными являются некоторые позиции, выработанные судебной практикой. И только после апробирования их Верховным Судом РФ или санкционирования их применения судебные позиции приобретают характер и суть правоположения. Но, так или иначе, огромная роль в создании правоположений отведена именно нижестоящим судебным инстанциям.
--------------------------------
<5> Безина А.К. Указ. соч. С. 19.
<6> См., напр.: Лушников А.М., Лушникова М.В. Курс трудового права: учебник. В 2-х т. Т. I. Историко-правовое введение. Общая часть. Коллективное трудовое право. М.: Издательство "Проспект", 2003. С. 191.

На основе изложенного можно сделать первый промежуточный вывод касательно значения судебной практики. В широком смысле данное понятие охватывает все результаты деятельности судов всех уровней. В связи с этим правильней использовать термин "судебная деятельность", в то время как судебная практика - это часть судебной деятельности, которая вносит элемент новизны в регулирование общественных отношений и при этом содержит правоположения, созданные или санкционированные высшей судебной инстанцией.

Структура судебной практики

В юридической науке выработано несколько классификаций внутренней структуры судебной практики. Обычно выделяют трех- или четырехзвенную систему. Так, еще в 2001 г. председатель Верховного Суда В.М. Лебедев выделял три элемента в структуре судебной практики:
1) текущая практика;
2) прецедентная практика (имеющая убеждающую силу);
3) "руководящая" практика (разъяснения высших судов, адресованные нижестоящим инстанциям).
По его мнению, только "руководящая" практика должна рассматриваться как подлинный источник права. Что же касается прецедентной практики, то она включает решения, которые являются не новой юридической нормой, а образцом понимания и применения существующей нормы <7>. Очевидно, что подобное мнение соотносилось со ст. 56 Закона РСФСР "О судоустройстве в РСФСР", но в настоящее время называть разъяснения Верховного Суда РФ для нижестоящих судов руководящими можно только в рамках устоявшейся традиции, но никак не с правовой точки зрения.
--------------------------------
<7> Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: Проблемы становления и развития. СПб.: Лань, 2001. С. 187 - 189.

А.М. Лушников и М.В. Лушникова немного иначе видят структуру судебной практики. Вместо прецедентной они выделяют кассационно-надзорную практику. При этом в дополнение к руководящей практике они выводят еще один элемент - обобщенная судебная практика в виде обобщений и обзоров по конкретным категориям трудовых дел. Соглашаясь с А.К. Безиной, они отмечают, что обзоры и обобщения имеют рекомендательный характер, поэтому их можно именовать актами рекомендательного официального толкования. Обзоры и обобщения не обладают чертами правовой нормативности, их результаты не обязательны для реализации <8>. На наш взгляд, с последним утверждением сложно согласиться, т.к. в обзорах могут также содержаться правоположения, и говорить об их рекомендательном характере нельзя. Задача Верховного Суда РФ - следить за формированием судебной практики и в случае ее отклонения от правильного курса вовремя подвергать корректировке. Это может быть осуществлено с помощью не только разъяснений Пленума, но также и обзоров, которые готовит Президиум ВС РФ. Несомненно, обзоры по юридической силе стоят ниже постановлений Пленумов, но это ни в коем случае не говорит об их необязательности. Обзоры издаются, по сути, во исполнение постановлений Пленума, конкретизируя те положения, которые не нашли своего отражения в его постановлениях. Ведь обзоры судебной практики формируются за определенные календарные периоды (как правило, кварталы), а постановления Пленума ВС РФ могут не меняться годами. Так, например, с 2004 г. в Постановление от 17.03.2004 N 2 были внесены изменения только в 2006 и 2010 гг. (далее - Постановление N 2), в то время как Президиум Верховного суда РФ принимает по 4 обзора в год. Это говорит как раз о том, что обзоры судебной практики гораздо мобильней, чем постановления Пленума. При этом обзоры работают с непосредственной "живой" судебной практикой. Как правило, обзоры строятся на примере того или иного судебного решения, которое Верховный Суд РФ считает "эталонным" по данной категории споров. Постановления же Пленумов строятся на обобщенном анализе всей судебной практики, а зачастую даже предвосхищая судебную практику. Например, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 о вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса РФ, было издано еще до официального вступления в действие Кодекса, которое произошло только 1 февраля 2003 г. (ст. 1 Федерального закона от 14.11.2002 N 137-ФЗ). Тем самым Пленум ВС РФ задает общий вектор развития правоприменения, опираясь на опыт издания аналогичных постановлений. Безусловно, все вопросы в такой ситуации невозможно раскрыть, поэтому наиболее острые и неоднозначные публикуются в обзорах судебной практики. Учитывая тот факт, что в состав Президиума входят практически все те же члены, что и в состав Пленума, логичным представляется вывод, что обзоры дополняют постановления Пленума. Тем не менее стоит признать: вопрос о юридической силе обзора остается дискуссионным. Попробуем обосновать собственную точку зрения на роль обзоров в регулировании трудовых отношений.
--------------------------------
<8> Лушников А.М., Лушникова М.В. Указ. соч. С. 191.

Судебный прецедент в современной российской действительности

Как отмечено, судебная система всячески отрицает наличие у нее широкой правотворческой функции. Но нельзя не признать, что правоположения являются именно результатом правотворчества, поэтому данное противоречие необходимо объяснить. Для этого следует уяснить еще одно понятие - судебный прецедент.
По мнению П.А. Гука, судебный прецедент - это судебное решение высшего органа судебной власти по конкретному делу, вынесенное в рамках определенной юридической процедуры, содержащее правоположение (толкование или разъяснение закона), служащее обязательным правилом применения для аналогичных дел в будущем и опубликованное в официальных сборниках <9>. Из данного определения можно выделить следующие признаки, которыми обладает прецедент:
--------------------------------
<9> Гук П.А. Судебный прецедент как источник права: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 68.

- вынесение решения по конкретному делу высшим органом судебной власти;
- наличие в судебном акте правоположения;
- обязательность данного правоположения;
- публикация в официальных сборниках.
Однако что конкретно содержится в подобных прецедентах? Может ли суд создать новую норму в рамках российской правовой системы, т.е. фактически быть источником права? Все зависит от того, о каком источнике права мы говорим, - первичном или вторичном. Как пишет Г.Б. Евстигнеева, судебный прецедент может быть как первичным источником права (креативный прецедент), так и вторичным (прецедент толкования, деклараторный прецедент). Под креативным прецедентом Г.Б. Евстигнеева понимает судебное решение, которое восполняет пробел в правовом регулировании общественных отношений. Прецедент толкования - это судебное решение, которое интерпретирует уже существующую норму, разъясняет ее содержание.
Очевидно, что российские суды не вправе создавать креативные прецеденты, т.е. первичные источники права. Тем не менее прецеденты толкования создаются постоянно и де-факто даже без указания на обязательность решений вышестоящих судов, нижестоящие судебные инстанции стараются следовать выработанной генеральной линии. Мотивация вполне очевидная - в процессе обжалования решение суда первой инстанции попадет в суд субъекта, а в дальнейшем может быть проверено и Верховным Судом РФ. При этом маловероятно, что Верховный Суд РФ примет решение, которое идет вразрез с его собственной точкой зрения, выраженной в других решениях. Ведь это прежде всего будет нарушать однообразность судебной практики, следить за единообразием которой как раз одна из задач Верховного Суда РФ. Также нельзя не отметить, что креативные прецеденты как некоторое исключение из правил все же встречаются на практике, примеры мы приведем далее в статье.
Важным является вопрос об обязательности прецедентов. Всегда ли суды должны руководствоваться правилами, сформулированными высшей судебной инстанцией? Или же они являются некими ориентирами, которые носят исключительно рекомендательный характер? В юридической науке есть несколько вариантов классификаций прецедентов, которые предполагают различные виды подобных судебных актов. В рамках статьи используется классификация А.Н. Верещагина. По его мнению, есть следующие виды прецедентов:
- обязывающие прецеденты;
- не обязывающие, но убеждающие;
- "подкрепляющие" аргументацию судьи в данном деле;
- иллюстративные <10>.
--------------------------------
<10> Верещагин А.Н. Судебное правотворчество в России. Сравнительно-правовые аспекты. М.: Международные отношения, 2004. С. 161.

Представляется, что различные акты Верховного Суда РФ могут обладать теми или иными прецедентными свойствами. При этом со всей уверенностью к обязывающим прецедентам можно отнести постановления Пленума ВС РФ. Подтверждением подобного вывода служит Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении". В подпункте "б" п. 4 данного Постановления сказано, что, помимо закона, судам также следует учитывать постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании ст. 126 Конституции РФ и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле. Казалось бы, в такой формулировке ни о какой обязательности постановлений Пленума ВС РФ речи не идет. Но судебная практика говорит об обратном. Если суд при вынесении решения не учел разъяснения Пленума ВС РФ, то это может быть основанием для отмены или изменения судебного акта. Так, Президиум Самарского областного суда от 07.05.2015 N 44г-15/2015г прямо указал, что апелляционная коллегия при рассмотрении конкретного дела не учла п. 62 Постановления N 2, согласно которому при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету. В связи с этим дело в этой части было отправлено на новое рассмотрение (Постановление Президиума Самарского областного суда от 07.05.2015 N 44г-15/2015г). Отметим, что сами судьи также подтверждают фактическую обязательность постановлений Пленума ВС РФ. Как пишет А.Л. Бурков, большинство судей, которых он опросил при подготовке материала "Статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ в законодательстве и судебной практике", указали, что нельзя игнорировать постановления Пленума ВС РФ, поскольку вышестоящий суд отменит решение, если соответствующее постановление не было принято во внимание <11>.
--------------------------------
<11> Бурков А.Л. Статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ в законодательстве и судебной практике // Известия вузов. Правоведение. 2011. N 5. С. 172 - 186.

Важно обратить внимание на то, что в ст. 126 Конституции РФ также ничего не сказано об обязательности разъяснений Пленума ВС РФ. Однако судьи заявили, что на практике постановления Пленума ВС РФ воспринимаются как обладающие обязательной юридической силой независимо от того, отражено это в Конституции или нет <12>.
--------------------------------
<12> Бурков А.Л. Указ. соч.

Тем не менее в итоговом тексте Конституции РФ "руководящие" или иные слова, которые каким-либо образом подчеркивали бы обязательный характер постановлений Пленума Верховного Суда РФ, не были включены. Впрочем, на этот счет уместно вспомнить мнение Д.Р. Акопова: отсутствие в ст. 126 Конституции РФ указания на обязательный характер разъяснений Верховного Суда РФ ни о чем не говорит, поскольку давать необязательные разъяснения может кто угодно и кому угодно и упоминать об этом в Конституции было бы совершенно излишне <13>. Таким образом можно сделать вывод, что обязательность постановлений Пленума ВС РФ не противоречит законодательству и правоприменители воспринимают их именно таким образом.
--------------------------------
<13> Акопов Д.Р. Подзаконные источники трудового права и акты судебного нормативного толкования // Журнал российского права. 2006. N 7 (115).

Роль Верховного Суда РФ в регулировании трудовых отношений

Рассмотрим на конкретных примерах влияние результатов деятельности Верховного Суда РФ на регулирование трудовых отношений.
Постановления Пленума ВС РФ. Изначально Трудовой кодекс РФ установил норму, что работник может быть уволен в связи с появлением на работе в состоянии алкогольного опьянения. Однако при этом законодатель не конкретизировал, что понимается под появлением на работе. Этот пробел устранил Верховный Суд РФ. В п. 42 Постановления N 2 указано, что увольнение за появление в нетрезвом виде может последовать и тогда, когда работник в рабочее время находился в таком состоянии не только на своем рабочем месте, но и на территории другой организации, объекта, где он должен был выполнять трудовую функцию. Данное правоположение было воспроизведено в Трудовом кодексе в редакции Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ. Впрочем, одно важное уточнение не было в него включено. В данном пункте также содержится условие, что увольнение возможно только за нахождение в опьянении в рабочее время. Очевидно, что без применения комплексно ст. 81 ТК РФ и п. 42 Постановления N 2 правильно разрешить спор у суда не получится. Подобный пример иллюстрирует вторичный (конкретизирующий) характер постановления Пленума ВС РФ по сравнению с законом. То есть в данном случае мы можем говорить о деклараторном прецеденте.
28 января прошлого года Пленум ВС РФ принял Постановление N 1 касательно работы беременных женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних (далее - Постановление N 1). В п. 27 данного Постановления содержится указание, что срочный трудовой договор, который продлевался до окончания беременности сотрудницы, прекращается в день окончания отпуска по беременности и родам, если беременность закончилась рождением ребенка. Подобное правоположение вызвало вопросы у представителей науки, поскольку в ст. 261 ТК РФ, которая регулирует вопросы продления срочного трудового договора в данной ситуации, сказано, что трудовой договор продлевается до окончания беременности. А она либо прекращается по медицинским показаниям, либо заканчивается рождением ребенка. В связи с этим, если строго следовать ст. 261 ТК РФ, то именно в дату рождения ребенка нужно прекращать трудовой договор. Как считает А.Я. Петров, данное разъяснение ВС РФ не основано на законе <14>. Но что более интересно, 10 июня 2015 г. Госдума РФ приняла во втором чтении законопроект, который предусматривает обязанность работодателя продлить срок договора до окончания отпуска по беременности и родам в случае предоставления листка нетрудоспособности (законопроект N 200036-5). Примечательно, что законопроект был внесен в Госдуму еще в 2009 г., но активная работа с ним началась только в 2015 г., то есть через год после принятия ВС РФ Постановления N 1. В данном случае законодатель решил привести законодательство в соответствие с позицией высшей судебной инстанции. То есть можно говорить о креативном прецеденте. Но такая ситуация скорее исключение из правил, что тем не менее свидетельствует о серьезном правотворческом потенциале ВС РФ несмотря ни на что.
--------------------------------
<14> Петров А.Я. Гарантии женщинам, лицам с семейными обязанностями при приеме на работу, переводе и увольнении // Законодательство и экономика. 2015. N 1.

Обзоры судебной практики. Как уже было отмечено, на наш взгляд, обзоры судебной практики обладают практически равной юридической с силой с постановлениями Пленума ВС РФ. Так, в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2009 г. содержится разъяснение, подтверждающее этот аргумент. Отвечая на вопрос, в каком размере производится оплата за время приостановления работы, если отказ работника от исполнения трудовых обязанностей вызван задержкой выплаты заработной платы, Верховный Суд указал, что работодатель обязан возместить работнику не полученный им средний заработок за весь период ее задержки с уплатой процентов согласно ст. 236 ТК РФ. Однако с данным разъяснением примечателен еще один факт. В 2006 г. аналогичный вопрос был задан Роструду. Согласно письму Роструда от 04.10.2006 N 1661-6-1 за время приостановки работы в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 142 ТК РФ, заработная плата работнику начисляться не должна. Помимо этого, из письма Роструда также следует, что при обсуждении положений о внесении изменений и дополнений в ТК РФ поправка в ст. 142 Кодекса в части сохранения за работником средней заработной платы на период приостановки работы рассматривалась на заседании Комитета по труду и социальной политике Госдумы РФ. По итогам рассмотрения эта поправка была рекомендована к отклонению и не включена в текст закона. Тем самым получается, что Верховный Суд РФ действовал абсолютно самостоятельно и фактически создал норму, от которой отказался законодатель. То есть фактически опять идет речь о креативном прецеденте. Отметим, что суды на практике следуют данному разъяснению и прямо ссылаются на него (Апелляционное определение Московского городского суда от 28.08.2014 по делу N 33-34113).
На основании изложенного можно сделать следующие выводы. Разъяснения Верховного Суда РФ, выраженные в постановлениях Пленума и обзорах судебной практики, имеют обязательный характер и должны применяться как судами, так и сторонами трудовых отношений. Несмотря на отсутствие в законодательстве указания на юридическую силу данных судебных актов, их обязательность признается судами де-факто в силу возможности обжалования решения в Верховный Суд РФ. Постановления ВС РФ являются вторичным подзаконным источником права, но также могут обладать свойствами креативного прецедента и вносить элементы новизны в трудовые отношения, прямо не вытекающие из содержания закона, по которому дается разъяснение. Имеющийся сейчас "статус-кво" Верховного Суда РФ не идет на пользу правовому регулированию, поэтому имеет смысл вернуть в законодательство указание на руководящий характер разъяснений Верховного Суда РФ и их обязательность.

Литература

1. Акопов Д.Р. Подзаконные источники трудового права и акты судебного нормативного толкования // Журнал российского права. 2006. N 7 (115).
2. Безина А.К. Судебная практика в механизме правового регулирования трудовых отношений рабочих и служащих на этапе развитого социализма: дис. ... докт. юрид. наук. Казань, 1980.
3. Бурков А.Л. Статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ в законодательстве и судебной практике // Известия вузов. Правоведение. 2011. N 5.
4. Верещагин А.Н. Судебное правотворчество в России. Сравнительно-правовые аспекты. М.: Международные отношения, 2004.
5. Вопленко Н.Н. Источники и формы права. Волгоград, 2004.
6. Гук П.А. Судебный прецедент как источник права: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2003.
7. Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: Проблемы становления и развития. СПб.: Лань, 2001.
8. Лушников А.М., Лушникова М.В. Курс трудового права: учебник. В 2-х т. Т. I. Историко-правовое введение. Общая часть. Коллективное трудовое право. М.: Издательство "Проспект", 2003.
9. Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М.: Проспект, 2011.
10. Петров А.Я. Гарантии женщинам, лицам с семейными обязанностями при приеме на работу, переводе и увольнении // Законодательство и экономика. 2015. N 1.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2019. Все права защищены
↑