Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

26.12.2019

Законопроект разработан в целях поддержки членов многодетных семей, получающих пенсии по потере кормильца или инвалидности в размере меньшем, чем установленная субъектом Российской Федерации величина прожиточного минимума пенсионера в целом по региону в целях установления социальных доплат к пенсии, предусмотренных Федеральным законом от 17 июля 1999 года № 178-ФЗ "О государственной социальной помощи".

подробнее
28.11.2019

Разработка изменений в главу 52 Трудового кодекса РФ, регулирующей особенности труда педагогических работников, была продиктована ростом преступлений, в т.ч. тяжких и особо тяжких составов, совершаемых именно педагогическими работниками, относящимися к звену  среднего и высшего образования. Увеличивается количество уголовных дел, возбужденных в отношении преподавателей, жертвами которых становятся учащиеся школ, появляются уголовные дела в отношении преподавателей ВУЗов. 

подробнее
01.10.2019

При рассмотрении исковых заявлений от детей-сирот, которым служба занятости населения вынуждена отказывать в регистрации в качестве безработных с выплатой пособия в размере среднего заработка по региону проживания, в связи с тем, что  до обращения в службу занятости у них была трудовая деятельность и они не впервые ищущие работу, судебная практика встает на сторону детей-сирот, что расходится с требованиями Закона о занятости населения (ст.34, 34.1).

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Правовое регулирование ответственности единоличного исполнительного органа акционерного общества (Шикин С.А.)

Правовое регулирование ответственности единоличного исполнительного органа акционерного общества (Шикин С.А.)

Дата размещения статьи: 08.09.2016

Правовое регулирование ответственности единоличного исполнительного органа акционерного общества (Шикин С.А.)

Одним из основных видов ответственности традиционно является гражданско-правовая ответственность наряду с такими, как уголовная, административная, налоговая, трудовая и другие.
В догме гражданского права в качестве основания гражданско-правовой ответственности признается гражданское правонарушение, состоящее из следующих элементов: 1) противоправность поведения (действия или бездействия); 2) убытки; 3) причинная связь; 4) вина правонарушителя. Этот взгляд на элементы основания гражданско-правовой ответственности отражен в числе наиболее распространенных и признанных <1>. В судебной практике единообразное отношение к элементам основания гражданско-правовой ответственности отсутствует.
--------------------------------
<1> Горбунов Е.Ю. Основания ответственности директора юридического лица. Тезисы к научному круглому столу Юридического института "М-Логос" по теме "Основания ответственности директора юридического лица". Москва, 25 марта 2013 года. URL: library.zakon.ru.

В связи с вышеизложенным актуален анализ ст. 401 ГК РФ, ст. 1064 ГК РФ, их соотношение с презумпцией виновности и невиновности единоличного исполнительного органа (ЕИО). Согласно ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. При этом отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство <2>.
--------------------------------
<2> Российская Федерация. Кодексы. Гражданский кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301.

Однако вина является не единственной составляющей гражданского правонарушения, а лишь одним из элементов системы, составляющих понятие гражданского правонарушения. Отсюда вытекает и значение вины для применения мер гражданско-правовой ответственности: ее отсутствие обесценивает все три предшествующих элемента состава гражданского правонарушения. В сочетании со сложностью доказывания наличия вины психического ли отношения или факта отсутствия каких-либо действий законодатель всегда устанавливает презумпцию виновности в гражданском правонарушении. Если доказаны первые три условия гражданско-правовой ответственности, то наличие четвертого - вины - предполагается до тех пор, пока заинтересованное лицо (ЕИО АО) не докажет обратное <3>.
--------------------------------
<3> Горбунов Е.Ю. Основания ответственности директора юридического лица. Тезисы к научному круглому столу Юридического института "М-Логос" по теме "Основания ответственности директора юридического лица". Москва, 25 марта 2013 года. URL: library.zakon.ru.

В случае рассмотрения недобросовестности и неразумности в качестве проявлений противоправности взаимодействие двух презумпций выглядит следующим образом. Сначала истец опровергает презумпцию добросовестности и разумности, а здесь уже включается презумпция вины, и отсутствие вины, т.е. принятие необходимых мер по обеспечению интересов общества, уже доказывает руководитель. Аналогичные положения были применены в Постановлении Президиума ВАС РФ N 12505/11 <4> (Президиум назвал это переносом бремени доказывания). Если бы Президиум прямо сказал о двух презумпциях, сложно было бы объявить его подход правотворчеством. Речь бы шла скорее о традиционном для судов правоприменении. Проанализируем еще одно основание, которое может служить основанием ответственности ЕИО, - принятие управленческого решения, повлекшего неблагоприятные последствия для АО. Данное основание не нашло однозначного мнения у современных ученых в области корпоративного права. Так, А.Г. Карапетов называет данное основание бизнес-ошибкой, бизнес-просчетом и считает, что за простые бизнес-ошибки, даже грубые просчеты как минимум по общему правилу ответственность налагаться на директора не должна (так называемое business judgement rule, правило делового решения) <5>. При этом, подчеркивает ученый, суды не являются подходящим местом для оценки разумности бизнес-решений и адекватности принятых директором на компанию рисков в связи с тем, что арбитражные судьи обычно не компетентны в вопросах бизнес-планирования, стандартов поведения директоров, риск-менеджмента <6>.
--------------------------------
<4> Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 N 12505/11 по делу N А56-1486 // http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=274079.
<5> Карапетов А.Г. Основания ответственности директора юридического лица: тезисы к научному круглому столу Юридического института "М-Логос" по теме "Основания ответственности директора юридического лица". Москва, 25 марта 2013 года // http://www.m-logos.ru/img/A.G.%20Karapetov_tezisy_25.03.pdf.
<6> Там же.

Как справедливо отмечает И.А. Смирнова, критерии разграничения добросовестного, разумного поведения от обратного законодательно не урегулированы, более того, и не могут быть урегулированы в условиях постоянно меняющихся рыночных отношений, развития экономики, расширения принципов построения бизнеса, совершенствования механизмов управления хозяйственным обществом <7>.
--------------------------------
<7> Смирнова И.А. Ответственность органов управления хозяйственных обществ. Предпринимательско-правовые аспекты: Дис. ... канд. юрид. наук. 12.00.03. М., 2013. С. 103.

Помимо проблемы присутствия вины и оснований ответственности ЕИО, своевременным является вопрос о бремени доказывания вины и размера причиненного ущерба.
Рассмотрим в связи с этим положения Постановления N 62 ПП ВАС от 30.07.2013 <8> применительно к бремени доказывания вины ЕИО АО. Так, в силу пункта 5 статьи 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) ЕИО, которые повлекли неблагоприятные последствия для АО. Если истец утверждает, что ЕИО действовал недобросовестно и (или) неразумно и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков АО, вызванных действиями (бездействием) ЕИО, такой ЕИО может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков и представить соответствующие доказательства. В случае отказа ЕИО АО от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение ЕИО АО недобросовестным (статья 1 ГК РФ), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах АО добросовестно и разумно может быть возложено судом на ЕИО.
--------------------------------
<8> Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" // http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=150888.

Недобросовестность действий (бездействия) ЕИО считается доказанной, в частности, когда он: 1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами и интересами АО, в том числе при наличии фактической заинтересованности ЕИО в совершении АО сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия ЕИО были одобрены в установленном законодательством порядке; 2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников АО (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов АО не были включены в отчетность АО) либо предоставлял участникам АО недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки; 3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов АО; 4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи АО документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для АО; 5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам АО, например совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для АО условиях или с заведомо не способным исполнить обязательство лицом <9>.
--------------------------------
<9> Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" // http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=150888.

ЕИО освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им сделка хотя и была сама по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды АО. Он также освобождается от ответственности, если докажет, что невыгодная сделка заключена для предотвращения еще большего ущерба интересам АО <10>. ЕИО не может быть признан действовавшим в интересах АО, если он действовал в интересах одного или нескольких участников, но в ущерб АО.
--------------------------------
<10> Там же.

Неразумность действий (бездействия) ЕИО считается доказанной, в частности, когда ЕИО: 1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации; 2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный ЕИО отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации; 3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном АО внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с бухгалтерией и т.п.).
Интересен вопрос ответственности ЕИО АО за действия третьих лиц (привлеченных работников, контрагентов). Так, согласно позиции законодателя в случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников АО, а также ненадлежащей организации системы управления АО ЕИО отвечает перед АО за причиненные в результате этого убытки (пункт 3 статьи 53 ГК РФ) <11>. При этом существует и другая точка зрения - что ЕИО не может и не должен отвечать перед АО, если вред был причинен действиями (бездействием) других работников. Этот тезис находит прямое выражение в п. 2 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах". В нем указывается на ответственность директора за убытки, причиненные хозяйственному обществу его действиями (бездействием).
--------------------------------
<11> Там же.

Данное противоречие свидетельствует, что в каждом конкретном случае важным представляется выяснение роли ЕИО в совершении того или иного действия ЕИО акционерного общества <12>, входят ли в круг непосредственных обязанностей ЕИО такие выбор и контроль, в том числе не были ли направлены действия ЕИО на уклонение от ответственности путем привлечения третьих лиц. Следует отметить, что при наложении административного наказания на АО существует возможность наказания должностных лиц по той же самой статье. При этом КоАП РФ, например, не предполагает исследования добросовестности и разумности действий ЕИО, оперируя такими формами вины, как умысел и неосторожность (ст. 2.2 КоАП). Кроме того, часто к ответственности привлекается не ЕИО, а нижестоящий менеджер, инженер.
--------------------------------
<12> Ионцев М.Г. Акционерные общества: правовые основы. Имущественные отношения. Управление и контроль. Защита прав акционеров. М.: Ось-89, 2010. С. 4.

Как правило, при взыскании с работников материального ущерба данное бремя поручается работодателю. При применении положений п. 1 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации используется презумпция вины, т.е. непосредственно ответчик должен доказывать отсутствие вины в своих действиях. Считаем, что в связи с тем, что взаимоотношения между ЕИО и АО можно рассматривать в поле трудовых, бремя доказывания вины должно ложиться на истца, в качестве которого в соответствии с п. 5 ст. 71 Закона об АО имеет право выступать как непосредственно общество, так и его отдельно взятый акционер, который владеет не менее чем 1% размещенных акций АО.
Рассмотрим локальные нормативно-правовые акты, регламентирующие деятельность ЕИО <13>. Значимое место в регулировании деятельности ЕИО АО занимают устав и внутренние документы АО, т.е. акты локального регулирования. Указанные акты составляют часть децентрализованного правового регулирования корпоративных отношений наряду с централизованными.
--------------------------------
<13> Цепов Г.Н. Акционерное общество: проблемы гражданско-правового регулирования. СПб.: Право, 2011. 120 с.

С внесением изменений в часть четвертую ГК РФ в отношении корпоративного договора как локального нормативного акта в ст. 67.2 ГК РФ введено несколько значимых новелл. Прежде всего корпоративным договором допустимо установить обязанность его сторон проголосовать на общем собрании участников общества за включение в устав общества положений, определяющих структуру органов общества и их компетенцию, если в соответствии с ГК РФ и законами о хозяйственных обществах допускается изменение структуры органов общества и их компетенции уставом общества <14>. ЕИО должен действовать в соответствии с финансово-хозяйственным планом общества, ежегодно утверждаемым советом директоров. Исполнительные органы подотчетны как общему собранию, так и совету директоров <15>. Права и обязанности ЕИО определяются федеральными законами, иными нормативно-правовыми актами, уставом хозяйственного общества, внутренними положениями и регламентами.
--------------------------------
<14> Шиткина И.С. Изменения в положениях Гражданского кодекса РФ о юридических лицах: анализ новелл и практические советы // http://shitkina-law.ru/publikatsii/izmeneniya-v-polozheniyah-grazhdanskogokodeksa-rf-o-yuridicheskih-litsah-analiz-novell-i-prakticheskie-sovety.html.
<15> Цепов Г.Н. Акционерное общество: проблемы гражданско-правового регулирования. СПб.: Право, 2011. 120 с.

Остается дискуссионным вопрос о природе договора, заключаемого между ЕИО и АО. В соответствии с пунктом 3 статьи 69 Закона "Об акционерных обществах" на отношения между АО и ЕИО распространяется действие законодательства Российской Федерации о труде (в части, не противоречащей положениям Закона об акционерных обществах).
В статье 275 Трудового кодекса РФ сказано: "Законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными документами организации могут быть установлены процедуры, предшествующие заключению трудового договора с руководителем организации (проведение конкурса, избрание или назначение на должность и другое)" <16>.
--------------------------------
<16> Трудовой кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. // http://www.consultant.ru/popular/tkrf.

По нашему мнению, это смешанный договор. Автор считает, что данная позиция максимально адекватна действующему законодательству. Юридическая наука разрешает заключение между одними и теми же субъектами двух договоров, из которых один будет подчиняться нормам трудового права, а другой - нормам гражданского. Также не существует принципиального запрета на введение круга необходимых условий, которые хотят зафиксировать стороны, в единый, смешанный договор.
Довольно четко определен вопрос административной и уголовной ответственности. Действующее законодательство четко определило, что основанием привлечения к уголовной ответственности является совершение деяния, которое содержит все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом (ст. 8 УК РФ). Относительно административной ответственности круг нормативных актов для привлечения виновного лица к этому виду ответственности расширен. Так, законодательство об административных правонарушениях состоит из КоАП и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях (ч. 1 ст. 1.1 КоАП) <17>.
--------------------------------
<17> Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М.: Юридическая литература, 2010. 128 с.

Все не однозначно в отношении гражданско-правовой ответственности. Это касается прежде всего лиц, которые осуществляют управленческие функции в АО. Данные лица связаны с АО посредством обязательственных отношений. Согласно п. 2 ст. 71 Закона об АО, закрепляется ответственность за ущерб, причиненный АО виновными действиями (бездействием) лиц, которые осуществляют управленческие функции в обществе, тем самым определяются не только основание и размер ответственности, но и ее форма - возмещение убытков. Анализируя данную норму, мы считаем, что другие основания и размер ответственности могут быть установлены исключительно федеральными законами <18>.
--------------------------------
<18> Там же.

Таким образом, устав и внутренние документы общества не могут напрямую влиять на институт ответственности. Данное регулирование происходит опосредованно, например путем определения в локальных нормативных актах дополнительных обязанностей лиц, осуществляющих управленческие функции в АО, нарушение которых может повлечь за собой привлечение к ответственности, установленной действующим законодательством Российской Федерации.
Законодательно ответственность лица, исполняющего функции ЕИО в АО, регламентирована положениями: Гражданского кодекса РФ, Трудового кодекса, ФЗ "Об акционерных обществах", Уголовного кодекса РФ, Кодекса об административных правонарушениях (КоАП), ФЗ "О рынке ценных бумаг".
До 1 февраля 2002 г., когда вступил в силу новый ТК РФ, существовала прямая коллизия между трудовым и гражданским законодательством по вопросу об источниках права, которыми регулируется статус ЕИО АО. Пунктом 3 ст. 69 Закона об АО предусмотрено, что "на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества... действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям настоящего Федерального закона". Однако в КЗоТ РФ не было норм, которые исключали бы руководителей АО из сферы действия трудового законодательства или хотя бы частично признавали приоритет Закона об АО над нормами КЗоТ РФ. Напротив, в ст. 4 КЗоТ РФ было четко указано, что источниками трудового законодательства являются лишь сам КЗоТ РФ и иные акты трудового законодательства, к числу которых никак нельзя отнести Закон об АО. Единственными специальными нормами КЗоТ РФ (не считая "экзотических" в силу неприменения их на практике статей 37 и 235.1), посвященными труду руководителей, были два пункта ст. 254 о дополнительных основаниях увольнения руководителей и их заместителей.
С введением в действие ТК РФ эту концептуальную коллизию можно считать устраненной. В соответствии со ст. 5 ТК РФ источниками трудового законодательства являются не только сам Кодекс, но и иные федеральные законы. Так что теперь специальные нормы Закона об АО в отношении руководителей организаций, по всей видимости, входят в корпус норм трудового законодательства.
Общие положения об ответственности органов юридического лица содержатся в ч. 3 ст. 53 ГК РФ, предусматривающей, что лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.
В ГК РФ законодатель использует формулировку "лицо", подчеркивая тем самым, что речь идет о самостоятельном субъекте права. Необходимо также отметить, что в указанной норме законодатель не делает различий между физическим лицом (для указания на которое в ГК РФ используется формулировка "гражданин", в ч. 2 ст. 1 ГК РФ термины "гражданин" и "физическое лицо" используются законодателем как синонимы) и юридическим лицом (управляющей организацией), которые могут осуществлять функции органа юридического лица.
Положения об ответственности лица, осуществляющего функции ЕИО АО, содержатся и в специальном Законе. Статья 71 Федерального закона "Об акционерных обществах" предусматривает, что ЕИО общества (директор, генеральный директор), временный ЕИО, а равно управляющая организация или управляющий при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно (ч. 1).
Первое предложение ч. 3 ст. 53 ГК РФ и ч. 1 ст. 71 Федерального закона "Об акционерных обществах" закрепляет обязанность ЕИО (в ГК РФ говорится о лице, исполняющем функции ЕИО юридического лица) действовать в интересах общества добросовестно и разумно. Представляется, что в приведенных положениях законодательства нашла отражение позитивная концепция юридической ответственности.
Часть 2 ст. 71 Федерального закона "Об акционерных обществах" устанавливает, что ЕИО АО (директор, генеральный директор), временный ЕИО, равно как и управляющая организация или управляющий, несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами.
ЕИО АО, равно как и управляющая организация или управляющий, несут ответственность перед обществом или акционерами за убытки, причиненные их виновными действиями (бездействием), нарушающими порядок приобретения акций открытого общества, предусмотренный главой XI.1 Федерального закона "Об акционерных обществах".
Вред, причиненный в результате нарушения законодательства Российской Федерации о ценных бумагах, подлежит возмещению в порядке, установленном гражданским законодательством Российской Федерации.
Рассматривая вопрос о правовом регулировании деятельности ЕИО, можно сделать вывод: в соответствии с пунктом 2 статьи 69 Закона об АО перечень полномочий исполнительного органа является открытым. Не случайно в Гражданском кодексе и Законах об АО и об ООО отсутствует перечень полномочий ЕИО. Этот орган управления наделяется компетенцией "по остаточному принципу", позволяя делать структуру АО более гибкой.
Также интересные изменения произошли в статье 312 ГК, куда добавился пункт 2, в котором существенно защищаются права должников от недобросовестных кредиторов: теперь должник, перед тем как исполнить обязательство, вправе предъявить требование к представителю о надлежащем удостоверении его полномочий, например потребовать нотариально удостоверенную доверенность или обратиться непосредственно к самому кредитору. Эта норма сильно защитит контрагентов от так называемых теневых директоров.
В заключение обратим внимание на ПП ВС N 25 от 23.06.2015. Пункт 12 прямо закрепляет бремя доказывания отсутствия своей вины за лицом, нарушившим обязательство, а также довольно интересным является пункт 1, в котором говорится, что оценка добросовестных и недобросовестных действий лиц может устанавливаться судом по заявлению сторон с учетом обстоятельств дела, что, в свою очередь, является существенной новеллой, в силу которой могут возникать многочисленные вопросы, связанные с конфликтом процессуальных форм в части оценки и относимости доказательств, что, в свою очередь, с учетом дальнейших реформ может противоречивым образом сказаться на формировании судебной практики.

Литература

1. Горбунов Е.Ю. Основания ответственности директора юридического лица: Тезисы к научному круглому столу Юридического института "М-Логос" по теме "Основания ответственности директора юридического лица". Москва, 25 марта 2013 года.
2. Ионцев М.Г. Акционерные общества: правовые основы. Имущественные отношения. Управление и контроль. Защита прав акционеров. М., 2010.
3. Карапетов А.Г. Основания ответственности директора юридического лица: тезисы к научному круглому столу Юридического института "М-Логос" по теме "Основания ответственности директора юридического лица". Москва, 25 марта 2013 года.
4. Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М.: Юридическая литература, 2010.
5. Смирнова И.А. Ответственность органов управления хозяйственных обществ. Предпринимательско-правовые аспекты: Дис. ... канд. юрид. наук. 12.00.03. М., 2013.
6. Цепов Г.Н. Акционерное общество: проблемы гражданско-правового регулирования. СПб.: Право, 2011.
7. Шиткина И.С. Изменения в положениях Гражданского кодекса РФ о юридических лицах: анализ новелл и практические советы. URL: http://shitkina-law.ru.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2020. Все права защищены
↑