Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее

Совершенствование правовых основ независимой оценки квалификации работников (Гетьман В.Г.)

Дата размещения статьи: 03.03.2017

Совершенствование правовых основ независимой оценки квалификации работников (Гетьман В.Г.)

В статье рассмотрены вопросы, связанные с проведением независимой оценки квалификации работников, осуществляемой по их желанию или по инициативе работодателей. Особое внимание уделено установленному порядку ее проведения для профессиональных бухгалтеров и аудиторов. Проанализирован накопленный международный опыт по проведению независимой оценки квалификации работников, а также в вопросах мониторинга за повышением их квалификации в течение всей карьеры. Критически оценено содержание самого отечественного профессионального стандарта "Бухгалтер". Внесены конкретные предложения по совершенствованию правовой базы, касающиеся как процедурных вопросов по проведению независимой оценки квалификации работников, так и ее содержания, форм контроля. Обоснован новый для России порядок выдачи аттестатов профессиональных бухгалтеров. 

С 01.07.2016 начало действовать правило, согласно которому работодатели обязаны применять профессиональные стандарты. А с 01.01.2017 вступил в силу Федеральный закон от 03.07.2016 N 238-ФЗ "О независимой оценке квалификации". В соответствии с данным Законом такая оценка будет осуществляться специальными центрами. Цель ее - определить, соответствует или нет квалификация работника установленному профстандарту и/или иным нормативным правовым актам в данной области. Инициатива в проведении такой оценки может исходить от работодателя либо от самого работника.

Для успешного осуществления этой важной работы Государственная Дума приняла Федеральный закон N 251-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О независимой оценке квалификации", в котором предусмотрен ряд налоговых стимулов. В частности, если физическое лицо решило проводить оценку профпригодности по своей инициативе и за счет собственных средств, то оно имеет право подать заявление и получить социальный вычет по налогу на добавленную стоимость (НДФЛ) на сумму понесенных им затрат на проведение ее независимой оценки. Однако получение такой компенсации возможно лишь при соблюдении следующего условия: если ее суммы и величина других социальных вычетов по НДФЛ, установленных федеральным законом (в частности, связанных с обучением, лечением, уплатой дополнительных взносов на накопительную пенсию, пенсионным страхованием и страхованием жизни) у данного лица в общей совокупности не превышают 120 тыс. руб. Данное положение, на наш взгляд, нуждается в ряде уточнений.

Во-первых, на практике существует ряд профессий, которые в законодательном порядке требуют обязательного ежегодного подтверждения профессиональной пригодности работников, которые обязаны ежегодно проходить курсы повышения квалификации независимо от воли и желания работодателя, причем нередко за свой счет. Если кто-либо из них не прошел такое повышение квалификации в установленный срок (в течение года), то он лишается профессионального аттестата.

В качестве одного из таких примеров приведем профессиональных аудиторов. Стоимость курсов повышения квалификации аудиторов (продолжительность которых составляет 40 ч) в настоящее время уже составляет для физического лица в среднем 15 тыс. руб. Для данной и других профессий, для которых ежегодное повышение квалификации работника является обязательным, а не добровольным, целесообразно было бы установить в Законе норму, согласно которой можно было бы определить, вписывается или нет в упомянутый порог социальных вычетов по НДФЛ (120 тыс. руб.) сумма рассматриваемых расходов. Они должны компенсироваться в полном объеме оплатившему их физическому лицу уже хотя бы по той причине, что у него практически отсутствовала возможность иного выбора.

Во-вторых, поскольку стоимость услуг, в том числе и тех, которые входят в перечень, дающих право на получение социального вычета по НДФЛ, имеет на практике ярко выраженную тенденцию к их росту, то это дает основание утверждать о необходимости введения регулярной индексации установленного порога вычета (120 тыс. руб.) как минимум на величину процента ежегодно официально объявляемого властями уровня инфляции.

В-третьих, вызывает определенные сомнения и то, что для определения соответствия квалификации работника профстандарту или иным требованиям, установленным нормативными правовыми актами, предусмотрена в Законе лишь одна форма ее проведения. А именно в форме профессионального экзамена, принимаемого комиссией в специальных центрах. Однако она должна быть одной из возможных (может быть, даже основной), но не единственной формой проведения. Об этом свидетельствуют международная практика и накопленный опыт в отношении целого ряда профессий. В качестве примера приведем профессию бухгалтера. Международная федерация бухгалтеров (являющаяся, отметим, важнейшей международной профессиональной организацией для лиц, специализирующихся в области бухгалтерского учета и аудита), обобщив международную практику в этой области:

- разработала на ее основе требования к уровню знаний, которыми должен обладать профессиональный бухгалтер и отдельно аудитор, и другие условия, которым они обязаны отвечать (наличие практического опыта работы, и т.п.);

- узаконила три варианта получения профессиональных аттестатов.

Последние нашли отражение в Международном образовательном стандарте бухгалтеров и аудиторов N 8. В соответствии с ним профессиональные аттестаты бухгалтеров выдают:

- вузы (по мере окончания обучения выпускников наряду с дипломами);

- профессиональные организации (типа Института профессиональных бухгалтеров);

- вузы совместно с профессиональными организациями бухгалтеров (по мере окончания обучения студентов в вузе).

Применение того или иного варианта получения профессионального аттестата бухгалтера регулируется законодательством соответствующей страны.

В России качество подготовки студентов, в том числе по бухгалтерскому учету, анализу и аудиту, в вузах весьма различное. В одних оно находится на международном уровне или приближается к нему, в других - расположено вдалеке от этой черты, в результате сами вузы по указанной причине подлежат закрытию или уже находятся в данной стадии. Поэтому не учитывать такие обстоятельства нельзя.

На наш взгляд, в России наиболее рациональным выглядел бы следующий вариант выдачи/получения профессионального аттестата бухгалтера:

1) непосредственно вузами, имеющими аккредитованные международными организациями учебные программы. Успешно их освоившие студенты-выпускники должны получать помимо диплома и данный аттестат.

В Финансовом университете при Правительстве Российской Федерации, к примеру, таких учебных магистерских программ в 2015 г. было две:

- Международные стандарты учета и аудита;

- Аудит и финансовый контроллинг.

В 2016 г. добавилось к ним еще две учебные программы с "двойным" дипломом с зарубежными университетами-партнерами;

2) вузами совместно с общественными профессиональными организациями (типа Института профессиональных бухгалтеров России и др.). Причем только теми вузами, которые не имеют аккредитованных международными организациями учебных программ, но в мировых рейтингах вошли в первые две сотни вузов или в российском рейтинге - в 50 лучших. В этом случае государственные комиссии по приему выпускных экзаменов должны на паритетных началах состоять из преподавателей вузов и представителей общественных профессиональных организаций. Успешно сдавших их выпускникам следует выдавать помимо диплома и профессиональный аттестат (без какого-либо дополнительного профессионального экзамена). Причем заметим, что в данном случае, как и в предыдущем, право на "автоматическое" получение аттестата к моменту окончания вуза должно распространяться только на выпускников, которые к этому времени имели необходимый для профессионального бухгалтера стаж работы по специальности и отвечали другим установленным к ним в законодательном порядке требованиям. Для остальных выпускников этих вузов право на получение профессионального аттестата должно наступать после выполнения всех указанных условий. Кроме того, они должны в этих вузах сдать дополнительный профессиональный экзамен по облегченной программе. А именно включающей в себя лишь все новшества в профессиональной деятельности бухгалтера, появившиеся после окончания данными лицами вуза;

3) профессиональными центрами - для лиц, окончивших другие вузы. Они должны сдавать профессиональный экзамен по полной программе. Причем обязаны к этому времени иметь соответствующий стаж работы по специальности и отвечать другим требованиям, предъявляемым к профессиональным бухгалтерам.

Предлагаемый нами порядок в области выдачи профессиональных аттестатов бухгалтерам пошел бы на пользу делу, поскольку имеет в своей основе немало рациональных зерен. Среди которых:

- укрепление деловых связей вузов с общественными профессиональными организациями;

- оказание дополнительного влияния на имидж вуза и др.

Однако за него еще предстоит побороться. К сожалению, в настоящее время "узаконен" другой порядок, который кроме уже рассмотренных имеет и ряд других изъянов. В частности, и в том случае, когда независимая оценка квалификации работника осуществляется по инициативе работодателя.

Недостатки в основном сводятся к следующему. Во-первых, критическую оценку вызывает установленная норма, в соответствии с которой работодатель такую работу может проводить лишь с письменного согласия работника. Однако если последний его не дает и сам независимую оценку своей квалификации не проводит, то осуществить ее оказывается практически невозможно, хотя в этом может существовать необходимость. В результате подобного рода патовая ситуация может в конечном счете приводить к негативным последствиям. Во избежание этого полагаем, что рассматриваемая норма должна носить рекомендательный характер, вместо принятого сейчас обязательного. В пользу такого подхода следует привести и тот аргумент, что, если работник не получит положительной оценки при сдаче профессионального экзамена, работодатель по действующему законодательству не может уволить его с работы. Права работника в данном случае не ущемляются.

Во-вторых, необходимо избежать и другой крайности. Так, для того чтобы работодатель "не увлекался" излишним проведением независимой оценки квалификации работников, осуществляемой по его инициативе, необходимо узаконить определенные нормативы. Прежде всего, когда в действующем законодательстве отсутствуют требования в отношении регулярности их проведения, следует установить норму, выраженную в количестве лет, в течение которых желательно ее проводить не более одного раза.

Однако если работодатель решит делать это чаще, то затраты на проведение "сверхнормативных" проверок соответствия квалификации работника профстандарту или иным требованиям, установленным нормативными правовыми актами, следует погашать за счет собственных источников средств (чистой прибыли, остающейся в распоряжении компании после уплаты налогов), а не включать (как это имеет место сейчас) в расходы, принимаемые в расчет при определении суммы налога на прибыль.

Существуют и другие вопросы, связанные с порядком проведения независимой оценки квалификации работников безотносительно к тому, по чьей инициативе она проводится. Прежде всего это касается самого профессионального стандарта "Бухгалтер", лежащего в основе проводимых оценок профессиональных способностей работника данной специальности. Он имеет множество недостатков, на которые мы указывали в своих предыдущих статьях. Критиковали содержание последнего также А.С. Бакаев и целый ряд других ученых и практикующих бухгалтеров и аудиторов. В нынешнем виде Профессиональный стандарт "Бухгалтер" представляет своего рода "кривое зеркало". Поэтому необходимо оперативно внести в него все заслуживающие внимания изменения и дополнения.

Но сделать надо не только это. В рассматриваемом Федеральном законе N 238-ФЗ "О независимой оценке квалификации" остался по существу полностью обойденным еще один важный аспект, связанный с порядком осуществления независимой оценки соответствия квалификации работника требованиям профстандарта. В частности, он касается особенностей ее проведения в период продолжения профессионального развития специалистов, для которых приходится подтверждать свой профессионализм регулярно (а не от случая к случаю).

К таким работникам относятся в том числе профессиональные бухгалтеры и аудиторы. Они должны постоянно осваивать программы непрерывного обучения и повышения квалификации в течение всего периода своей деятельности по указанным специальностям.

Эти программы продолжения профессионального развития (ППР) позволяют осуществлять мониторинг профессиональной квалификации профессиональных бухгалтеров и аудиторов в течение всей их карьеры. Причем формы такого контроля за их внедрением и соблюдением весьма различны.

В мировой практике различают три различных подхода к оценке выполнения ППР, которые нашли отражение в IES-7 (Международном стандарте образования профессиональных бухгалтеров), а именно:

1) подход на основе затрат;

2) подход на основе результатов;

3) комбинированный подход.

При первом подходе "устанавливается фиксированное количество обучающих мероприятий, которые рассматриваются как необходимые для поддержания и повышения профессиональной квалификации (IES-7, п. 30 "а"). В соответствии с ним "организации-члены, применяющие подход на основе затрат, должны требовать от профессионального бухгалтера:

а) прослушивать по крайней мере 120 часов или иных сопоставимых временных единиц соответствующих обучающих мероприятий с целью повышения квалификации каждые три года, из которых 60 часов или иных эквивалентных временных единиц должны поддаваться проверке;

б) прослушивать по крайней мере 20 часов или иных сопоставимых временных единиц каждый год;

в) выбирать и оценивать виды обучающих мероприятий для выполнения вышеупомянутых требований" (п. 34).

В отличие от этого, если организации-члены применяют подход на основе результатов (а не на основе затрат), то они обязаны требовать от профессионального бухгалтера подтверждения повышения уровня квалификации в форме периодического представления доказательств, которые должны быть: (a) объективно проверены компетентным органом и (b) измерены с помощью метода независимой оценки квалификации" (п. 37).

В тех случаях, когда организации-члены используют комбинированный подход, они "должны следовать принципам подходов на основе затрат и результатов, возможность применения которых установлена данным стандартом" (п. 41).

Следует отметить, что в Международном образовательном стандарте профессиональных бухгалтеров (IES-7) указан и примерный перечень обучающих мероприятий для данных специалистов, свидетельствующих о повышении их квалификации, который включает в себя следующие процедуры:

- участие в конференциях, семинарах, обучение на курсах;

- программы самостоятельного или организованного на рабочем месте обучения новому программному обеспечению, системам, процедурам или методам для применения в профессиональной деятельности;

- публикация профессиональных и академических трудов;

- участие и работа в специальных комиссиях;

- изучение курса или прохождение сессии ППР в области, связанной с профессиональными обязанностями;

- участие в качестве докладчика на конференциях, брифингах или в дискуссионных группах;

- публикация специальных статей, прессы, книг;

- исследования, в том числе изучение профессиональной литературы и журналов, для применения в профессиональной деятельности;

- повторная сдача профессиональных экзаменов или организованного тестирования".

Причем в соответствии с IES-7 профессиональный бухгалтер наделен правом из этого перечня "выбирать необходимые ему процедуры и типы оценки исходя из достигнутого уровня квалификации".

Такой подход и сам приведенный перечень обучающих процедур желательно было бы узаконить в России в нормативно-правовых документах, регламентирующих деятельность профессиональных бухгалтеров и аудиторов. Сейчас Минфин России и/или профессиональные организации (Институт профессиональных бухгалтеров России и др.) в своих документах, затрагивающих эту сферу, в вопросах оценки выполнения ППР данными специалистами установили "укороченный" подход на основе затрат, в котором предпочтение отдано такой обучающей процедуре, как "изучение курса или прохождение сессии НИР в области, связанной с профессиональными обязанностями". В настоящее время этим специалистам достаточно ежегодно прослушать курс лекций в объеме 40 часов, чтобы их работа по НИР была положительно оценена и они подтвердили свой статус профессионального бухгалтера. Однако такая практика не является идеальной. Она не полностью вписывается в международную. При ней, если не на первом месте, то невдалеке от него, стоят вопросы зарабатывания денег на процедуре ежегодного повышения квалификации бухгалтеров/аудиторов структурами, занимающимися этой работой (прежде всего чтением лекций на указанных курсах, контролем за данными процессами). А вопросы оценки эффективности от такого варианта НИР отходят на второй план. Поэтому в отечественную практику в рассматриваемой области следует вносить изменения. Причем, помимо узаконивания предложенного ранее перечня обучающих мероприятий (процедур) по НИР, необходимо внести и ряд других изменений.

Во-первых, заменить используемый в ней для оценки выполнения НИР подход на основе затрат на комбинированный подход, поскольку последний имеет ряд преимуществ. При нем в России можно было бы применять в одних отраслях экономики подход на основе затрат, а в других - подход на основе результатов. Для нашей страны это немаловажный фактор. Кроме того, при этом подходе у профессиональных бухгалтеров появляется больше возможностей в рассматриваемой области.

Как отмечается в самом IES-7, при нем профессиональные бухгалтеры, которые не могут выполнять требования подхода на основе затрат, могут предоставлять подтверждения проверки повышения уровня квалификации исходя из требований подхода на основе результатов (п. 42 "с").

Во-вторых, целесообразно пересмотреть установленные сроки оценки выполнения профессиональными бухгалтерами НИР. Вместо ежегодных предусмотреть каждый три года, как это установлено в IES-7. При таком подходе будет наблюдаться существенное сокращение времени и затрат на проведение установленного контроля. Но дело не только в этом. На практике у отдельных лиц иногда складываются в жизни такие ситуации, когда в течение года по объективным причинам (из-за болезни либо возникших у них семейных неурядиц или отсутствия денег на оплату учебных курсов по программам НИР вследствие наступившей временной безработицы и т.п.) они не могут выполнить в полной мере действующие требования. Нелишне напомнить, что по ряду причин Международная федерация бухгалтеров в свое время сочла целесообразным заменить установленный ранее ежегодный срок на срок проведения оценки выполнения НИР профессиональными бухгалтерами один раз в три года. В интересах дела подобным образом следовало бы поступать и у нас.

В-третьих, в нормативных и правовых документах следует четко прописать положение, что профессиональный бухгалтер имеет право самостоятельно выбирать вид обучающих мероприятий в рамках программы НИР, а не навязываемых ему кем-либо сверху.

В обоснование такого подхода можно привести ряд аргументов. Рассмотрим один из них, причем достаточно весомый. Профессиональные бухгалтеры работают в различных сферах. Одни из них - в ПАО, другие на предприятиях малого и среднего бизнеса, третьи - в государственных учреждениях; четвертые - преподавателями в вузах и т.д.

Одни из них имеют ученые степени/звания в области бухгалтерского учета и аудита, другие - нет. У них различные потребности в обучении и развитии, а также пути удовлетворения этих потребностей (то есть в выборе обучающих процедур). Эти обстоятельства, помимо других, свидетельствуют о целесообразности внедрения на практике вносимого нами предложения.

Вместе с тем в документах, связанных с оценкой квалификации профессиональных бухгалтеров и аудиторов, необходимо внести и ряд других изменений, дополнений и уточнений, в частности касающихся создаваемых специальных центров по приему профессиональных экзаменов. В них по меньшей мере должны быть четко прописаны:

- сам порядок формирования этих центров;

- количественный состав их членов;

- установленные квоты на представительство в них от разных структур (профессиональных общественных организаций, государственных органов, известных ученых, практиков, имеющих стаж работы по специальности не менее 10 лет);

- принцип их ротации и его сроки;

- порядок формирования комиссий для приема профессионального экзамена;

- порядок разработки, рассмотрения и утверждения программы, предназначенной для приема профессионального экзамена;

- кто должен рецензировать ее содержание и давать по ней заключение, в том числе насколько оно соответствует требованиям, предъявляемым Международной федерацией бухгалтеров к их профессиональному мастерству.

Эти вопросы нельзя причислить к второстепенным. Наличие в рассматриваемых документах конкретных норм, требований и правил, относящихся к ним, позволит на практике избежать многих споров и дискуссий по данной проблематике. Кроме того, упорядочит работу этих центров, что в конечном итоге должно повысить КПД от внедрения в нашей стране независимой оценки уровня профессиональной квалификации работников экономических субъектов.

В последнее время кроме профессиональных стандартов появился и ряд других важных документов по вопросам, связанным с квалификационными требованиями, предъявляемыми к отдельным работникам.

Правительство Российской Федерации 21.01.2016 направило в Государственную Думу РФ проект федерального закона N 978623-6, который 22.06.2016 был принят в третьем и в четвертом чтении. Вскоре его одобрили в Совете Федерации (29.06.2016), а 30.06.2016 в виде Федерального закона N 224-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и Федеральный закон "О муниципальной службе в Российской Федерации" был подписан Президентом Российской Федерации В.В. Путиным. Вступил в действие этот документ с 1 июля 2016 г.

В нем были уточнены квалификационные требования к образованию гражданских служащих, работающих на должностях "руководители", "помощники (советники)" и "специалисты" высшей и главной групп. В соответствии с Законом N 224-ФЗ замещать указанные должности государственной службы высшей группы смогут лишь специалисты и магистры. Ранее таких требований к уровню высшего образования для лиц, работающих на указанных должностях, установлено не было. Целесообразность принятия подобного рода документа не вызывает сомнений. Однако проведенный нами анализ его содержания показывает, что он нуждается в совершенствовании.

Во-первых, он не в полной мере увязан с действующей системой высшего образования в нашей стране. С принятием Федерального закона N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" аспирантура поменяла свой статус; она стала третьим уровнем высшего образования (после бакалавриата и магистратуры). Между тем о выпускниках аспирантуры, которые могут претендовать на замещение указанных должностей государственной службы высшей группы, в Федеральном законе N 224-ФЗ нет даже каких-либо упоминаний, что, естественно, является его существенным изъяном. Попутно заметим, что и в принятых в последнее время профессиональных стандартах этот недостаток также присутствует.

Во-вторых, в Федеральном законе N 224-ФЗ следует указать, что лица, претендующие на замещение рассматриваемых должностей, должны иметь не просто высшее образование (не ниже специалиста, магистра, аспиранта), а высшее по соответствующему профилю их работы. В настоящее время, к сожалению, даже ряд министров Правительства РФ, не говоря уже о чиновниках рангом пониже, не имеют базового высшего образования по профилю нынешней их работы. В результате это нередко, как показывает практика, негативно сказывается на качестве принимаемых ими решений.

В-третьих, отказ России от подготовки в вузах специалистов и переход вместо них на систему "бакалавр - магистр" снизил качество профессиональной подготовки выпускников (прежде всего бакалавров, подавляющая часть которых затем не продолжает своего образования в магистратуре). Мы говорили об этом не раз в своих статьях начиная с 1990-х гг. Сейчас существование данного негативного явления подтвердили и авторы Федерального закона N 224-ФЗ, которые на законодательном уровне "закрыли" бакалаврам (по сравнению с прежними выпускниками - специалистами) доступ на замещение рассматриваемых должностей, считая уровень их образования недостаточным для выполнения своих функций. Это запоздалое признание со стороны властных структур. Однако лучше поздно, чем никогда.

В-четвертых, признавая данное негативное явление, но принимая во внимание тот факт, что закон, как правило, обратной силы не имеет, авторы Федерального закона N 224-ФЗ сделали в нем ряд исключений из общего правила. В частности, его действие не распространяются на лиц, имеющих образование бакалавра, которые назначены на рассматриваемые должности до 1 июля 2016 г. Трудно найти весомые аргументы, почему, например, два лица, закончившие один и тот же вуз (уровень "бакалавр") в одно и то же время, один из которых успел до указанной даты оформить свои документы на замещение рассматриваемой должности и его приняли на работу, а другой по какой-либо причине свое заявление и другие документы о приеме на работу на аналогичную должность принес на один день позже указанной даты и получил отказ по изложенной ранее причине. Отсутствует должная логика и в ситуациях, когда бакалавры одного и того же вуза обучались по одной программе, но закончили его в разное время: один в середине июня 2016 г., а другой - годом позже. Первый воспользовался действовавшим в то время положением и устроился на работу на рассматриваемую должность, а второй такое право потерял. Хотя уровень их подготовки, полученный в вузе, был одинаков. Все это наталкивает на мысль, что Федеральный закон N 224-ФЗ целесообразно было бы дополнить следующей нормой: "Лица, имеющие образование бакалавра и замещающие рассматриваемые должности госслужбы высшей группы, на которые они были зачислены ранее (то есть до 1 июля 2016 г.), обязаны пройти повышение своего образования до уровня магистра в течение ближайших пяти лет". Может возникнуть вопрос: почему предлагается такой срок? Дело в том, что период обучения бакалавра в магистратуре обычно занимает 2 года. Однако поскольку обучение работающих бакалавров будет проходить без отрыва от производства, то он может быть и больше. К тому же они должны иметь возможность выбрать удобный для них период обучения в отведенные 5 лет.

Такой подход имеет то преимущество, что он дает возможность расставить все по своим местам. А именно достичь конечной цели, на что направлен Федеральный закон N 224-ФЗ, чтобы рассматриваемые должности замещали лица, имеющие образование выше бакалавра. Причем в предлагаемый нами срок и с устранением указанных изъянов в его содержании.

Список литературы

1. О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и Федеральный закон "О муниципальной службе в Российской Федерации": Федеральный закон от 30.06.2016 N 224-ФЗ.
2. Об образовании в Российской Федерации": Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ.
3. О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О независимой оценке квалификации: Федеральный закон от 03.07.2016 N 251-ФЗ.
4. О независимой оценке квалификации: Федеральный закон от 03.07.2016 N 238-ФЗ.
5. Профессиональный стандарт "Бухгалтер": утвержден Приказом Минтруда России от 22.12.2014 N 1061н.
6. Гетьман В.Г. Усиление ответственности главных бухгалтеров за выполнение служебных обязанностей // Бухгалтер и закон. 2016. N 2. С. 30 - 33.
7. Гетьман В.Г. Резервы совершенствования профессионального стандарта "Бухгалтер" // Бухгалтерский учет. 2015. N 7. С. 135 - 136.
8. Гетьман В.Г. Современные проблемы вузовской подготовки бухгалтеров и аудиторов и пути их решения // Инновационное развитие экономики. 2015. N 1. С. 5 - 14.
9. Гетьман В.Г. Назревшие вопросы повышения качества профессиональной подготовки бухгалтеров и аудиторов в вузах России в условиях глобализации экономики // Бухгалтерский учет в бюджетных и некоммерческих организациях. 2014. N 14. С. 26 - 37.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑