Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

29.03.2018

Цель законопроекта - гарантировать реализацию прав граждан на труд, справедливую оплату труда, позволяющую оплачивать расходы на воспроизводство рабочей силы, оплачивать обязательные платежи и иные расходы. В связи с этим предлагается с января 2019 года повысить минимальный размер оплаты труда до 25 000 рублей в месяц.

подробнее
23.03.2018

Цель законопроекта - создание физическим лицам, добровольно вступившим в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию, максимально равных условий по исчислению и уплате страховых взносов с плательщиками, не производящими выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, с учетом изменений, принятых Федеральным законом от 27 ноября 2017 г. № 335-ФЗ

подробнее
28.02.2018

Законопроектом предлагается внесение изменений в ст. 275 ТК РФ, расширяющих перечень лиц, представляющих представителю нанимателя (работодателю) сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, включив в него также заместителей руководителей государственных (муниципальных) учреждений, лиц, претендующих на данную должность, поскольку заместители руководителей осуществляют организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, а также вправе возглавлять контрактную службу учреждения.

подробнее
Все статьи > Трудовые отношения > Ответственность за нарушение трудового законодательства > Ответственность за нарушение трудового законодательства по ст. 5.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях: некоторые вопросы несовершенства правовых норм (Колобова С.В.)

Ответственность за нарушение трудового законодательства по ст. 5.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях: некоторые вопросы несовершенства правовых норм (Колобова С.В.)

Дата размещения статьи: 14.08.2017

Ответственность за нарушение трудового законодательства по ст. 5.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях: некоторые вопросы несовершенства правовых норм (Колобова С.В.)

Статья 5.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусматривает ответственность за несоблюдение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. Правонарушениями законодатель называет фактическое допущение к работе лицом, не уполномоченным на это работодателем, в случае, если работодатель отказывается признать возникшие отношения трудовыми отношениями; уклонение от оформления или ненадлежащее оформление трудового договора либо заключение гражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем; невыплату или неполную выплату в установленный срок заработной платы, других выплат, осуществляемых в рамках трудовых отношений, либо установление заработной платы в размере менее размера, предусмотренного трудовым законодательством. В зависимости от того, кто является субъектом правонарушения: должностное лицо, юридическое лицо, гражданин, лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - установлены различные санкции. За совершение перечисленных административных правонарушений лицом, которое ранее было подвергнуто административному наказанию за аналогичное правонарушение, налагаются административные штрафы в большем размере, а также возможна дисквалификация на срок от 1 года до 3 лет.

Трудовой договор может породить и опосредовать только трудовое правоотношение, в то время как последнее может возникать не только из трудового договора [4, с. 25]. Действительно, трудовой договор влечет возникновение правоотношения, обладающего определенным содержанием. В статье 16 Трудового кодекса РФ названы основания возникновения трудовых отношений. Трудовые отношения между работником и работодателем могут возникнуть и на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Федеральным законом от 28.12.2013 N 421-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О специальной оценке условий труда" закреплен запрет на фактическое допущение работника к работе без ведома или поручения работодателя либо его уполномоченного представителя. В этой связи в ст. 5.27 КоАП РФ установлена ответственность в виде административного штрафа для граждан и должностных лиц за фактическое допущение к работе лицом, не уполномоченным на это работодателем, если работодатель отказывается признать возникшие отношения трудовыми отношениями. Законодатель сформулировал пояснение относительно того, что означает "отказывается признать возникшие отношения трудовыми", указав в скобках слова "не заключает с лицом, фактически допущенным к работе, трудовой договор". Кроме административной ответственности для работника, осуществившего фактическое допущение к работе, не будучи уполномоченным на это работодателем, ТК РФ устанавливает материальную ответственность. Это связано с тем, что работодатель, в интересах которого была выполнена работа, обязан оплатить физическому лицу (не работнику) эту выполненную работу (фактически отработанное время) на основании ст. 67.1 ТК РФ, закрепляющей последствия фактического допущения к работе не уполномоченным на это лицом.

Если работник фактически допущен к работе без оформления трудового договора, то согласно ч. 2 ст. 67 ТК РФ трудовой договор считается заключенным при условии, что работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. Законодатель установил обязанность для работодателя в трехдневный срок оформить трудовой договор в письменной форме. В этой связи неоформление трудового договора в письменной форме является уклонением от оформления трудового договора и влечет административную ответственность работодателя по ч. 4 ст. 5.27 КоАП РФ. Уклонением от оформления трудового договора, на наш взгляд, следует считать неоформление приема на работу, так как трудовой договор является основанием для возникновения трудовых отношений и издания приказа о приеме на работу. Уклонением от оформления трудового договора надлежит признать случаи оформления приема на работу приказом, изданным на основании заявления лица с просьбой о приеме на работу, если при этом не был заключен письменный трудовой договор.

Рассуждая об уклонении от оформления трудового договора, надо решить вопрос: кто должен подписывать трудовой договор? Кроме руководителя организации, имеющего особый правовой статус, право подписывать трудовые договоры с работниками могут иметь и другие лица согласно учредительным документам организации, уставу, доверенности и др. Передача полномочий должна оформляться приказом руководителя и отражаться в локальном нормативном акте организации. В литературе высказано мнение о необходимости включить в ст. 67 ТК РФ норму о круге лиц, имеющих право подписывать трудовой договор [20]. Мы полагаем такое дополнение ст. 67 ТК РФ излишним.

С 1 января 2015 г. ч. 4 ст. 5.27 КоАП РФ установила административный штраф для должностных лиц - от 10 тыс. рублей до 20 тыс. рублей; для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - от 5 тыс. рублей до 10 тыс. рублей; для юридических лиц - от 50 тыс. рублей до 100 тыс. рублей - за уклонение от оформления или ненадлежащее оформление трудового договора либо заключение гражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем.

Установление административной ответственности в случаях заключения гражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем, является своевременным, так как на практике достаточно часто встречаются ситуации, при которых трудовые отношения подменяются гражданско-правовыми. Как известно, трудовое законодательство не распространяется на лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера, в силу ст. 11 ТК РФ. В научной литературе рассматривалось достаточно много материалов, свидетельствующих о заключении гражданско-правовых договоров, связанных с трудом (подряда, поручения, возмездного оказания услуг), которыми фактически регулировались трудовые отношения между работником и работодателем [6; 7, с. 46; 8; 10, с. 57 - 62]. Вопросы дифференцирования договоров, критерии разграничения трудовых отношений и других отношений, возникающих при использовании труда, подкрепляются судебными решениями [2; 3; 15; 16; 17; 19].

В части 4 ст. 11 ТК РФ предусмотрено, что если отношения, которые связаны с использованием личного труда, возникли на основании договора гражданско-правового характера, но впоследствии в установленном ТК РФ порядке были признаны трудовыми отношениями, к ним применяются положения трудового законодательства. В таких случаях у работодателя также появляется обязанность заключить трудовой договор с работником. В случае отказа от заключения трудового договора имеются основания для привлечения работодателя к административной ответственности за уклонение от оформления трудового договора.

В научной литературе уже обсуждается вопрос о том, что следует понимать под ненадлежащим оформлением трудового договора. Е.М. Офман, рассматривая проблему определения критериев, которые могут быть положены в основу данного правонарушения, предлагает в примечании к ст. 5.27 КоАП РФ к критериям ненадлежащего оформления трудового договора отнести нарушение процедурных и материальных норм ТК РФ при заключении, изменении и прекращении трудового договора, а также дефекты субъектного состава [13]. В качестве примеров ею указываются фактический допуск работника к работе без оформления трудового договора; заключение трудового договора в письменной форме с нарушением требования о количестве его экземпляров; неоформление трудовой книжки; неиздание приказа (распоряжения) о приеме работника на работу; отсутствие в трудовом договоре хотя бы одного из обязательных условий. Некоторые критерии не вызывают сомнения.

Но все же, по нашему мнению, неоформление трудовой книжки, неиздание приказа о приеме на работу нельзя считать критериями ненадлежащего оформления трудового договора, так как здесь может идти речь о критериях ненадлежащего оформления приема на работу.

В части 4 ст. 5.27 КоАП РФ речь идет не обо всех нарушениях, которые могут быть допущены в стадии оформления приема на работу, а о нарушениях при заключении трудового договора (ненадлежащее оформление трудового договора либо уклонение от оформления), которые могут быть положены в основу анализируемого административного правонарушения.

Центральное место в регулировании конкретных трудовых отношений занимает трудовой договор, а его содержание как совокупность условий является той отправной точкой, из которой следует исходить при разрешении возникшего индивидуального трудового спора [11, с. 77 - 81]. Попытаемся ответить на вопрос: "Можно ли привлечь к ответственности за ненадлежащее оформление трудового договора, если в трудовой договор не включены обязательные условия, указанные в ст. 57 ТК РФ?" В этой связи обратим внимание на ч. 3 ст. 57 ТК РФ, в которой закреплено, что если при заключении трудового договора в него не были включены какие-либо сведения или условия из числа предусмотренных частями 1 и 2 ст. 57 ТК РФ, то это не является основанием для признания трудового договора незаключенным. В таких случаях трудовой договор должен быть дополнен недостающими сведениями и условиями. Наверное, безосновательно ставить вопрос о привлечении работодателя к административной ответственности за отсутствие в трудовом договоре какого-либо обязательного условия, считая это ненадлежащим оформлением трудового договора. Судебной практике известны случаи не только удовлетворения исковых требований в части признания гражданско-правового договора трудовым договором, но и отказа в удовлетворении исковых требований о предоставлении отпуска и взыскании денежных средств на том основании, что в заключенном сторонами договоре отсутствовали все обязательные условия трудового договора, названные в ст. 57 ТК РФ. В этой связи заметим, что гражданские дела по установлению факта трудовых отношений имеют определенную специфику относительно предмета доказывания и исследования доказательств [12, с. 80].

Трудовой договор является двусторонним соглашением, представляющим собой акт компромисса между работником и работодателем, которые связаны прежде всего нормами трудового законодательства. Но нельзя не учитывать факт того, что стороны трудового договора могут проигнорировать указание ч. 3 ст. 57 ТК РФ и не дополнить трудовой договор недостающими сведениями и условиями. В научной литературе существуют мнения по поводу того, что отсутствие хотя бы одного обязательного условия в трудовом договоре должно являться основанием для признания его незаключенным, поскольку стороны не достигли соглашения [5]. Следует поддержать позицию авторов относительно важности вопроса разграничения таких категорий, как "признание договора незаключенным" и "признание договора недействительным" [20]. Едва ли можно считать равнозначными понятиями "заключение недействительного договора" и "ненадлежащее оформление трудового договора". Ненадлежащее оформление трудового договора в настоящее время является правонарушением, влекущим административную ответственность. Не вдаваясь в полемику относительно необходимости регламентации вопроса о недействительности трудового договора в современных условиях, отметим лишь то, что трудовое законодательство Российской Федерации не содержит каких-либо норм о недействительности трудового договора. Со ссылкой на ст. 9 ТК РФ можно делать выводы лишь о недействительности отдельных условий трудового договора, которые ограничивают права и снижают уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными актами, содержащими нормы трудового права. При этом законодатель указывает, что такие условия в случае включения в договор не подлежат применению, хотя и не называет их недействительными условиями. Очевидно, что ч. 4 ст. 5.27 КоАП РФ, устанавливая административную ответственность за ненадлежащее оформление трудового договора, не может быть применена к случаям, когда ставятся вопросы о недействительности отдельных условий трудового договора либо признании договора незаключенным.

В отрасли трудового права судебная практика, являясь ненормативным регулятором общественных отношений, занимает значимое место. Несмотря на то что до настоящего времени в науке не выработано единого понимания такой категории, как "судебная практика", роль ее во всем механизме правового регулирования вполне очевидна и выражается в первую очередь в актах, оформляющих судебную деятельность.

Рассмотрим примеры судебных разбирательств, имеющих значение для трудовых отношений и касающихся привлечения к административной ответственности за ненадлежащее оформление трудового договора.

Так, Чапаевский городской суд Самарской области 18 января 2017 г. рассмотрел жалобу и.о. директора ФКП "Приволжский государственный боеприпасный испытательный полигон" (далее - предприятие) на Постановление Государственной инспекции труда в Самарской области (далее - ГИТ в Самарской области). В суде было установлено, что Постановлением начальника отдела ГИТ в Самарской области предприятие было привлечено к административной ответственности по ч. 3 ст. 5.27 КоАП РФ [9] за ненадлежащее оформление трудового договора и подвергнуто административному наказанию в виде административного штрафа в размере 51 тыс. рублей. В судебном заседании представитель предприятия доводы жалобы поддержала и просила удовлетворить. Она пояснила, что обжалуемое решение принято без учета обстоятельств дела и степени вины предприятия. Так, в трудовых договорах, заключенных с работниками (Ф.И.О. 3, Ф.И.О. 4, Ф.И.О. 5, Ф.И.О. 6, Ф.И.О. 7), дополнительных соглашениях об изменении трудовых договоров с работниками указаны классы условий труда, не соответствующие классам условий труда, предусмотренным картами специальной оценки условий труда, а также не представлена характеристика условий труда, что является технической ошибкой. Она пояснила, что в день заключения трудового договора каждый из вышеперечисленных работников был ознакомлен с оценкой условий труда по вредным (опасным) факторам, в том числе с классом, подклассом условий труда, гарантиями и компенсациями, предоставляемыми работнику на занимаемом рабочем месте. В трудовых договорах и дополнительных соглашениях содержится информация о компенсациях и льготах за работу во вредных и (или) опасных условиях труда. Работникам выделяется предусмотренное картами специальной оценки условий труда лечебно-профилактическое питание, молоко, смывающие и (или) обезвреживающие средства. Работодатель выполняет положение карт специальной оценки условий труда, а неверное указание класса условий труда является лишь технической ошибкой. Представитель предприятия просила признать правонарушение малозначительным, отменить обжалуемое постановление, производство по делу прекратить, ограничиться устным замечанием. Представитель ГИТ в Самарской области в судебном заседании принятое решение просила оставить без изменения, а жалобу предприятия - без удовлетворения. Она пояснила, что оснований для признания правонарушения малозначительным нет, поскольку при разрешении вопроса о малозначительности совершенного правонарушения оценивается угроза охраняемым общественным отношениям, которая заключается не в наступлении каких-либо последствий, а в пренебрежительном отношении лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, к исполнению своих публично-правовых обязанностей, в формальном отношении к требованиям публичного права.

Для обоснования своего решения суд ссылался на ст. 15 ТК РФ, закрепляющую определение понятия трудовых отношений, а также на ст. 219 ТК РФ, согласно которой каждый работник имеет право на рабочее место, соответствующее требованиям охраны труда; обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в соответствии с федеральным законом; получение достоверной информации от работодателя, соответствующих государственных органов и общественных организаций об условиях и охране труда на рабочем месте, о существующем риске повреждения здоровья, а также о мерах по защите от воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов. В суде было установлено, что предприятие не исполнило требований в части соблюдения трудового законодательства, что нарушает права работников, в том числе пенсионные, ограничивает льготы, охрану здоровья, создание благоприятных условий труда, а именно: в трудовых договорах (дополнительных соглашениях) неверно отражены условия труда работников. В соответствии со ст. 57 ТК РФ в трудовом договоре указывается помимо прочего трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы). Если в соответствии с ТК РФ, иными федеральными законами с выполнением работ по определенным должностям, профессиям, специальностям связано предоставление компенсаций и льгот либо наличие ограничений, то наименование этих должностей, профессий или специальностей и квалификационные требования к ним должны соответствовать наименованиям и требованиям, указанным в квалификационных справочниках, утверждаемых в порядке, устанавливаемом Правительством РФ, или соответствующим положениям профессиональных стандартов и т.д. Согласно ч. 3 ст. 5.27 КоАП РФ уклонение от оформления, ненадлежащее оформление трудового договора либо заключение гражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем, влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - от 50 тыс. рублей до 100 тыс. рублей. Суд не признал правонарушение малозначительным и не мог ограничиться устным замечанием, поскольку ненадлежащее оформление трудового договора существенно влияет на права и льготы работников, что подлежит охране государством. С учетом изложенного постановление начальника отдела ГИТ в Самарской области по ч. 3 ст. 5.27 КоАП РФ судом оставлено без изменения, а жалоба предприятия - без удовлетворения [18].

Главной проблемой в части осуществления регулятивной роли судебной практики в сфере труда следует признать отсутствие в ней единства и необходимой стабильности. Обычным явлением стали противоположные выводы и решения судов одного уровня по идентичным правовым казусам. Так, совершенно иное решение по аналогичному делу было принято судами в Республике Саха (Якутия). Верховный Суд Республики Саха (Якутия) (далее - ВС Якутии) 26 января 2017 г. рассмотрел в открытом судебном заседании жалобу должностного лица ГИТ в Республике Саха (Якутия) (далее - ГИТ Якутии) на решение Олекминского районного суда от 22.11.2016 по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 5.27 КоАП РФ, в отношении начальника судоходного участка ОАО "Н-ск" (далее - общество) Патракова Ф.В. В суде было установлено, что Постановлением государственного инспектора труда (по охране труда) ГИТ Якутии Т. от 16.09.2016 начальник судоходного участка общества Патраков Ф.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 5.27 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 10 тыс. рублей. Представитель привлекаемого лица, не согласившись с данным Постановлением, обратился в Олекминский районный суд с жалобой об отмене постановления и прекращении производства по делу, ссылаясь на отсутствие состава правонарушения, нарушение процессуальных норм. Двадцать второго ноября 2016 г. Олекминским районным судом вынесено решение, с которым не согласился государственный инспектор, обратившийся в ВС Якутии с просьбой отменить решения судьи районного суда и направить дело на новое рассмотрение.

Как установлено судом, с 7 по 11 июля 2016 г. на основании распоряжения заместителя руководителя ГИТ - заместителя главного государственного инспектора труда в Республике Саха (Якутия) Г. от 14.06.2016 в отношении общества проведена внеплановая документарная проверка в связи с поступившим извещением о несчастном случае со смертельным исходом. Седьмого сентября 2016 г. ГИТ Якутии составлен протокол об административном правонарушении в отношении Патракова Ф.В. по признакам административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 5.27 КоАП РФ. Согласно данному протоколу работодателем в трудовой договор К. не были включены некоторые условия, а именно гарантии и компенсации за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, условия труда.

Прекращая производство по делу, судья районного суда опирался на фактическое отсутствие в деле состава административного правонарушения. При этом суд исходил из того, что несмотря на невключение в трудовой договор условий о гарантиях и компенсациях за работу с вредными условиями труда, работник получал денежную компенсацию вместо положенных пищевых продуктов и о нарушении своих трудовых прав не заявлял.

Выслушав лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, проверив доводы жалобы, возражение на нее, ВС Якутии сделал следующий вывод. Частью 3 ст. 5.27 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за ненадлежащее оформление трудового договора, которая влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 10 тыс. рублей до 20 тыс. рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - от 5 тыс. рублей до 10 тыс. рублей; на юридических лиц - от 50 тыс. рублей до 100 тыс. рублей. В силу ч. 2 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права. Оценивая имеющиеся в деле материалы, ВС Якутии посчитал, что жалоба не содержит доказательств существенного нарушения судом процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, или нарушения правил подведомственности, что могло бы повлечь отмену решения судьи. Законных оснований для отмены решения судьи ВС Якутии не нашел, поэтому решение Олекминского районного суда Республики Саха (Якутия) от 22.11.2016 по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 5.27 КоАП РФ, в отношении начальника судоходного участка Патракова Ф.В. оставил без изменения, а жалобу - без удовлетворения [14].

Нельзя не согласиться с мнением В.А. Абалдуева в том, что регулятивное значение постановлений судов по конкретным трудовым спорам проявляется прежде всего в том, что они юрисдикционными средствами обеспечивают осуществление правомочий субъектов трудового права, защиту нарушенных прав и гарантируют их восстановление [1, с. 123]. Безусловно, сложившаяся судебная практика должна обеспечивать единство правоприменения в тех или иных жизненных обстоятельствах.

Приведенные примеры судебной практики в очередной раз доказывают, что несовершенство действующего законодательства порождает злоупотребления должностными полномочиями со стороны контрольно-надзорных органов при осуществлении ими проверок соблюдения работодателями норм трудового законодательства, а также при привлечении работодателей и должностных лиц к административной ответственности за выявленные нарушения, которые могут быть как реальными, так и мнимыми [13].

Все это в очередной раз доказывает необходимость устранения пробелов в законодательстве. Для того чтобы указанные нормы КоАП РФ и ТК РФ эффективно работали, необходимо проработать на законодательном уровне обсуждаемые в статье вопросы.

Список литературы

1. Абалдуев В.А. Судебная практика как ненормативный регулятор отношений в сфере труда: состояние и проблемы // Право. Законодательство. Личность. 2014. N 2(19). С. 122 - 129.
2. Апелляционное определение Белгородского областного суда от 02.06.2015 по делу N 33-2215/2015.
3. Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 05.05.2015 по делу N 33-3854/2015.
4. Бондаренко Э.Н. Основания возникновения трудовых правоотношений: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2004. С. 25.
5. Бриллиантова А., Архипов В.В. Проблема недействительности условий трудового договора // Законодательство и экономика. 2007. N 6. С. 43 - 51.
6. Григорьева Л. Подтверждение факта работы и факта зарплаты. Возможности злоупотреблений со стороны работника и работодателя, защита своих прав в суде // Трудовое право. 2015. N 7. С. 35 - 44.
7. Грось Л. Судебная защита трудовых прав: соотношение трудовых и гражданско-правовых договоров // Российская юстиция. 1996. N 8. С. 45 - 47.
8. Егорова О.А., Беспалов Ю.Ф. Настольная книга судьи по трудовым делам: Учеб.-практ. пособие. М.: Проспект, 2013.
9. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: Федер. закон от 30.12.2001 N 195-ФЗ // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
10. Колобова С.В. Некоторые вопросы регулирования трудовых отношений // Гражданин и право. 2016. N 6. С. 57 - 62.
11. Колобова С.В. Трудовые и социально-трудовые отношения как объект правового регулирования: теоретические различия и законодательство // Современное право. 2017. N 2. С. 77 - 81.
12. Колобова С.В. Факт трудовых отношений устанавливается в суде // Современное право. 2014. N 6. С. 79 - 84.
13. Офман Е.М. О неэффективности отдельных положений Трудового кодекса Российской Федерации // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
14. Решение ВС Якутии от 26.01.2017 по делу N 7/2-28/17 // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
15. Решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 16.06.2014 по делу N 2-4761/14.
16. Решение Никулинского районного суда г. Москвы от 08.03.2012 по иску А. к ООО "Гранит".
17. Решение Октябрьского районного суда г. Саратова от 17.02.2014 по иску С. к ОАО "Завод приборных устройств".
18. Решение Чапаевского городского суда Самарской области от 18.01.2017 по делу N 21-9.
19. Решение Чертановского районного суда г. Москвы от 12.02.2012 по иску А. к ОАО "Старт".
20. Уракова Е. Недействительный трудовой договор: гарантии для работников или работодателя? // Вопросы трудового права. 2012. N 1. С. 10 - 17.

References

1. Abalduev V.A. Sudebnaja praktika kak nenormativnyj reguljator otnoshenij v sfere truda: sostojanie i problemy // Pravo. Zakonodatel'stvo. Lichnost'. 2014. N 2(19). S. 122 - 129.
2. Apelljacionnoe opredelenie Belgorodskogo oblastnogo suda ot 02.06.2015 po delu N 33-2215/2015.
3. Apelljacionnoe opredelenie Novosibirskogo oblastnogo suda ot 05.05.2015 po delu N 33-3854/2015.
4. Bondarenko Je.N. Osnovanija vozniknovenija trudovyh pravootnoshenij: Avtoref. dis. ... d-ra jurid. nauk. M., 2004. S. 25.
5. Brilliantova A., Arhipov V.V. Problema nedejstvitel'nosti uslovij trudovogo dogovora // Zakonodatel'stvo i jekonomika. 2007. N 6. S. 43 - 51.
6. Grigor'eva L. Podtverzhdenie fakta raboty i fakta zarplaty. Vozmozhnosti zloupotreblenij so storony rabotnika i rabotodatelja, zashhita svoih prav v sude // Trudovoe pravo. 2015. N 7. S. 35 - 44.
7. Gros' L. Sudebnaja zashhita trudovyh prav: sootnoshenie trudovyh i grazhdansko-pravovyh dogovorov // Rossijskaja justicija. 1996. N 8. S. 45 - 47.
8. Egorova O.A., Bespalov Ju.F. Nastol'naja kniga sud'i po trudovym delam: Ucheb.-prakt. posobie. M.: Prospekt, 2013.
9. Kodeks Rossijskoj Federacii ob administrativnyh pravonarushenijah: Feder. zakon ot 30.12.2001 N 195-FZ // Dostup iz SPS "Konsul'tantPljus".
10. Kolobova S.V. Nekotorye voprosy regulirovanija trudovyh otnoshenij // Grazhdanin i pravo. 2016. N 6. S. 57 - 62.
11. Kolobova S.V. Trudovye i social'no-trudovye otnoshenija kak ob''ekt pravovogo regulirovanija: teoreticheskie razlichija i zakonodatel'stvo // Sovremennoe pravo. 2017. N 2. S. 77 - 81.
12. Kolobova S.V. Fakt trudovyh otnoshenij ustanavlivaetsja v sude // Sovremennoe pravo. 2014. N 6. S. 79 - 84.
13. Ofman E.M. O nejeffektivnosti otdel'nyh polozhenij Trudovogo kodeksa Rossijskoj Federacii // Dostup iz SPS "Konsul'tantPljus".
14. Reshenie VS Jakutii ot 26.01.2017 po dely N 7/2-28/17 // Dostup iz SPS "Konsul'tantPljus".
15. Reshenie Nagatinskogo rajonnogo suda g. Moskvy ot 16.06.2014 po delu N 2-4761/14.
16. Reshenie Nikulinskogo rajonnogo suda g. Moskvy ot 08.03.2012 po isku A. k OOO "Granit".
17. Reshenie Oktjabr'skogo rajonnogo suda g. Saratova ot 17.02.2014 po isku S. k OAO "Zavod pribornyh ustrojstv".
18. Reshenie Chapaevskogo gorodskogo suda Samarskoj oblasti ot 18.01.2017 po delu N 21-9.
19. Reshenie Chertanovskogo rajonnogo suda g. Moskvy ot 12.02.2012 po isku A. k OAO "Start".
20. Urakova E. Nedejstvitel'nyj trudovoj dogovor: garantii dlja rabotnikov ili rabotodatelja? // Voprosy trudovogo prava. 2012. N 1.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2018. Все права защищены
Создание сайта - Webstudio 73
↑