Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Трудовые отношения > Охрана труда > Охрана труда: споры и анализ. Первая часть (Лизвинская В.)

Охрана труда: споры и анализ. Первая часть (Лизвинская В.)

Дата размещения статьи: 23.09.2015

Охрана труда: споры и анализ. Первая часть (Лизвинская В.)

Согласно ст. 212 Трудового кодекса РФ работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда; возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. 

Данные жесткие требования законодательства возложены на работодателя исключительно для защиты работников в случае возникновения негативных последствий в процессе работы. За нарушение вышеуказанных требований работодатель может нести уголовную и административную ответственность, а также обязан возместить материальный ущерб пострадавшему работнику или его семье. Несмотря на жесткость последствий в отношении работодателя в случае нарушения возложенных на него обязанностей, судебная практика обширна примерами недобросовестности работодателей.

В первой части серии статей об охране труда будут исследованы примеры споров о возмещении ущерба, причиненного работнику на предприятии вследствие нарушения требований охраны труда со стороны работодателя.

Прокурор г. Коркино Челябинской области в интересах Б.Н.К. обратился с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Коркинский экскаваторо-вагоноремонтный завод" (далее - ООО "КЭВРЗ") о возмещении компенсации морального вреда, материального вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве. В обоснование иска указал, что 24 сентября 2013 г. с токарем-расточником ООО "КЭВРЗ" Б.Н.К. при выполнении им сменного задания по установке боковины рукоятки экскаватора "Хитачи" для расточки отверстий произошел несчастный случай. В результате несчастного случая на производстве Б.Н.К. получил повреждения. Согласно акту о несчастном случае на производстве причинами несчастного случая явились неудовлетворительная организация производства работ и нарушение правил охраны труда. Б.Н.К. согласно заключению судебно-медицинской экспертизы нанесен тяжкий вред здоровью. В судебном заседании истец Б.Н.К. поддержал иск прокурора. Представитель ответчика Б.И. требования Б.Н.К. о взыскании компенсации морального вреда признала частично, не оспаривала факт причинения истцу физических и нравственных страданий в результате несчастного случая на производстве, однако указала на вину самого истца в произошедшем с ним несчастном случае.

Суд постановил решение, которым исковые требования удовлетворил частично.

В апелляционной жалобе Б.Н.К. просит решение суда изменить в части взыскания в его пользу компенсации морального вреда. Указывает, что взысканная судом сумма компенсации морального вреда не соответствует причиненным ему физическим и нравственным страданиям.

Согласно акту N 8 о несчастном случае на производстве формы Н-1 от 9 октября 2013 г., составленному комиссией по расследованию несчастного случая, 24 сентября 2013 г. с Б.Н.К. при выполнении им трудовых обязанностей произошел несчастный случай, вызванный ударом падающего предмета (заготовки), в результате которого он получил травму.

Согласно ст. 212 Трудового кодекса РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда в организации возлагаются на работодателя.

По общему правилу, установленному в п. п. 1 и 2 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины.

Регламентированная указанной нормой презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. В соответствии с актом о несчастном случае причинами несчастного случая, произошедшего с Б.Н.К., значится неудовлетворительная организация производства работ со стороны работодателя, в частности недостаточный контроль со стороны начальника участка, нарушение требований ст. 212 Трудового кодекса РФ. Не был проведен инструктаж после получения сменного задания, отсутствовал разработанный технологический процесс при проведении работ по расточке отверстий боковин стрелы с указанием мер безопасности и ссылки на инструкции по охране труда. Учитывая наличие вины ответчика в причинении вреда Б.Н.К., установленной актом о несчастном случае, который ответчиком не оспорен, суд принял правильное решение об удовлетворении исковых требований.

На основании ст. 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. В п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. N 1 разъяснено, что поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда судом также учтено наличие вины самого истца в произошедшем несчастном случае. Так, согласно акту о несчастном случае на производстве от 9 октября 2013 г. в числе причин несчастного случая названы недостаточный контроль со стороны начальника участка при нарушении требований и правил охраны труда со стороны работника Б.Н.К. при установке обрабатываемой детали на стол станка, нарушение правил охраны труда самим пострадавшим, освободившим обрабатываемую деталь от стропов до ее полного закрепления на станке, нарушение им требований п. 1.9 ИОТ 29.ЭКРЛ 8-2009 "Инструкция по охране труда для станочника".

В соответствии с указанной Инструкцией в процессе повседневной деятельности станочник должен надежно и жестко закреплять обрабатываемую деталь на станке, для подъема применять специальные строповочно-захватные приспособления, освобождать обрабатываемую деталь от стропов только после закрепления детали на станке. Между тем из акта о несчастном случае следует, а также не оспаривалось истцом, что он, установив обрабатываемые детали при помощи крана на станок, отцепил их от крана и попытался подвинуть, однако в результате воздействия силы тяжести деталь стала падать, что привело к произошедшему несчастному случаю (Апелляционное определение Челябинского областного суда по делу N 11-7531/2014).

Вывод. Решение суда оставлено без изменения, работодатель обязан возместить ущерб работнику, получившему травму на предприятии, несмотря на то, что вина работника тоже присутствовала.

Рассмотрим интересный пример судебного разбирательства между гражданкой, получившей вред на предприятии, и работодателем, отношения между которыми регламентировались ученическим договором. Г.А. обратилась в суд с иском к ОАО "А" о возмещении ущерба вследствие несчастного случая на производстве и компенсации морального вреда. 7 июня 2013 г., в период действия ученического договора, с истицей произошел несчастный случай на производстве, а именно: во время ее работы совместно с наставником Н.Ю. - М.С. на вальцовочном станке на участке пластмасс и резины цеха N 8 ЗСП ОАО "А" правая рука истицы попала между валками станка и ей зажало пальцы. В результате несчастного случая на производстве истице был причинен травматический дефект мягких тканей дистальных фаланг II - IV пальцев правой кисти.

В период лечения Г.А. обращалась к ответчику - ОАО "А" с заявлением о производстве ей оплаты по листкам нетрудоспособности, а также о возмещении произведенных ею расходов на лечение и приобретение медикаментов на сумму 894 руб. 75 коп. Ответчик отказал истице в производстве вышеуказанных выплат со ссылкой на отсутствие у нее права на получение пособия по социальному страхованию.

Решением Октябрьского районного суда г. Иваново от 21 мая 2014 г. исковые требования Г.А. к ОАО "А" о возмещении ущерба вследствие несчастного случая на производстве и компенсации морального вреда удовлетворены частично. ОАО "А" обратилось с апелляционной жалобой на указанное решение, в которой, ссылаясь на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, неправильное применение норм материального права, просит его изменить в части присужденных в пользу Г.А. сумм денежной компенсации утраченного заработка и расходов, вынести по делу новое решение - об отказе в удовлетворении исковых требований Г.А.

Согласно ст. 198 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) работодатель - юридическое лицо (организация) имеет право заключать с лицом, ищущим работу, ученический договор на профессиональное обучение, а с работником данной организации - ученический договор на профессиональное обучение или переобучение без отрыва или с отрывом от работы. В случае заключения ученического договора на работников организации и лиц, ищущих работу, распространяется трудовое законодательство, в том числе и законодательство об охране труда (ст. 205 ТК РФ).

Из материалов дела следует, что 13 мая 2013 г. между ОАО "А" и Г.А. заключен ученический договор N 66 на профессиональное обучение.

По условиям данного договора в соответствии со ст. 198 Трудового кодекса РФ работодатель (ОАО "А") организует обучение ученицы (Г.А.) с целью получения профессии/специальности, повышения квалификации "прессовщик-вулканизаторщик", цех 8, участок пластмассы и резины, срок профессионального обучения составляет с 14 мая 2013 г. по 17 июля 2013 г. В программу обучения Г.А. входило и самостоятельное выполнение работ. 07 июня 2013 г. на ОАО "А" с Г.А. произошел несчастный случай на производстве. Работодателем проведено расследование данного несчастного случая.

Согласно акту о несчастном случае на производстве по форме Н-1 от 27 декабря 2013 г. в качестве причины несчастного случая указан допуск пострадавшей (ученицы) к самостоятельной работе без обучения по охране труда, проверки знаний требований охраны труда и стажировки на рабочем месте. Кроме того, нарушены требования, изложенные в ст. 225 ТК РФ, п. п. 1.3, 7.2.5 ГОСТ 12.0.004-90 "Межгосударственный стандарт. Система стандартов безопасности труда. Организация обучения безопасности труда. Общие положения". Работодателем лиц, допустивших нарушения требований охраны труда, является ОАО "А". По результатам экспертизы несчастного случая ГУ Ивановским региональным отделением Фонда социального страхования выдано заключение о невозможности квалифицировать данный несчастный случай как страховой, ссылаясь на то, что несчастный случай произошел с Г.А. в период ее обучения по ученическому договору, в связи с чем она не подпадает под круг лиц, имеющих право на обеспечение по страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Ученический договор предполагает обучение на оговоренных сторонами условиях с целью приобретения учеником профессии, специальности, квалификации (ст. 199 ТК РФ).

Исходя из анализа указанных положений законодательства ученический договор не является ни трудовым, ни гражданско-правовым, поскольку его предметом не является выполнение трудовой функции либо выполнение работ (услуг). При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод, что Г.А. не подлежала обязательному социальному страхованию, в связи с чем доводы ответчика являются несостоятельными. Перечень лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, установлен ч. 1 ст. 2 Закона N 255-ФЗ. При этом лица, получающие профессиональное обучение на основании ученического договора, в указанный перечень не включены.

Решение суда является законным и обоснованным, соответствующим установленным по делу обстоятельствам и основанным на правильном применении норм материального права (Определение Ивановского областного суда по делу N 33-1783).

Вывод. Решение суда было оставлено без изменения. Работодатель несет равную ответственность как перед работником, с которым заключен трудовой договор, так и сотрудником, отношения с которым регламентируются ученическим договорам.

Еще одна небольшая выдержка из судебного акта, где суд критично отнесся к требованиям работника. М.А.Г. обратился в суд с указанным иском. В обоснование иска указал, что состоит с ответчиком (ЗАО) в трудовых отношениях. 09.04.2013 в период исполнения трудовых обязанностей с истцом произошел несчастный случай на производстве, ему были причинены телесные повреждения.

Решением Богдановичского городского суда Свердловской области исковые требования М.А.Г. удовлетворены частично. Не согласившись с решением, полагая его незаконным и необоснованным, истец обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение изменить, увеличить сумму взысканной с ответчика компенсации морального вреда в размере заявленных истцом исковых требований.

Представитель ответчика, не согласившись с решением суда, подал апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение суда, принять новое решение. Кроме того, судом не установлено, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) причинены физические и нравственные страдания, степень вины причинителя вреда и причинно-следственная связь между причиненным вредом и перенесенными истцом физическими и нравственными страданиями, не установлены их характер и период, что противоречит Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10. Не обосновывая свои исковые требования о взыскании компенсации морального вреда, истец спекулирует нормой права в целях извлечения для себя прибыли.

По факту произошедшего 09.04.2013 несчастного случая на производстве составлен акт о несчастном случае на производстве от 20.04.2013. Причиной данного несчастного случая на производстве явилось нарушение требований охраны труда, установленных Трудовым кодексом Российской Федерации, Инструкцией по охране труда ИОТ 059-2013. Факта грубой неосторожности пострадавшего М.А.Г. не установлено. Заявляя требования о компенсации морального вреда, истец не представил суду доказательства, подтверждающие столь значительную степень перенесенных им нравственных и физических страданий.

Не влекут изменения постановленного судом решения доводы апелляционной жалобы истца о безосновательном указании суда на неустановление истцу инвалидности, данный факт заявителем жалобы не опровергнут. Голословны доводы истца об ухудшении состояния здоровья, равно как и об отсутствии возможности пройти медицинское освидетельствование. Доказательств обращения к работодателю за оказанием помощи в сборе документов для направления на медико-социальную экспертизу стороной истца не представлено.

 

Часть вторая

Часть третья

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑