Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Трудовые отношения > Охрана труда > Охрана труда: споры и анализ. Третья часть (Лизвинская В.)

Охрана труда: споры и анализ. Третья часть (Лизвинская В.)

Дата размещения статьи: 08.10.2015

Охрана труда: споры и анализ. Третья часть (Лизвинская В.)

Действующее законодательство, обязывающее работодателя обеспечить работникам благоприятные условия для исполнения своих трудовых обязанностей, направлено на полезное взаимодействие между работодателем и работником. Однако нередко между работником и работодателем возникают непримиримые противоречия, вследствие чего работодатель, несмотря ни на что, добивается увольнения работника. Но не все работники соглашаются с нарушением их прав, добиваются восстановления и возмещают вред, нанесенный работодателем. Вот несколько примеров из судебной практики. 

Истец Ш. обратился в суд с иском к ОАО "Апатит" о признании приказов об увольнении и отстранении от работы незаконными, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и среднего заработка за период отстранения от работы, денежной компенсации за нарушение срока выплаты денежных средств.

В судебном заседании истец поддержал заявленные требования, настаивая на их удовлетворении. Полагает, что увольнение за нарушение правил охраны труда является несоразмерным, поскольку каких-либо последствий не наступило.

В апелляционной жалобе представитель ОАО "Апатит" просит решение суда отменить. ОАО "Апатит" не согласно с выводом суда первой инстанции о том, что, поскольку в результате совершенного истцом проступка каких-либо негативных последствий не наступило, с учетом предшествующего поведения истца, его отношения к работе избранный работодателем вид дисциплинарного наказания не соответствует тяжести проступка.

При наложении взыскания работодателем учтены тяжесть проступка и вина работника: в результате передвижения истца в ковше погрузочно-доставочной машины имелась реальная угроза жизни и здоровью работника. Обстоятельством, возможно предотвратившим наступление тяжких последствий, явился тот факт, что истец проследовал в ковше ПДМ только лишь 50 м, поскольку данные действия были пресечены сотрудниками управления промышленной безопасности ОАО "Апатит".

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным.

Согласно подп. "д" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - установленного комиссией по охране труда или уполномоченным по охране труда нарушения работником требований охраны труда, если это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на производстве, аварию, катастрофу) либо заведомо создавало реальную угрозу наступления таких последствий.

Как установлено в судебном заседании, истец Ш., а также другие работники участка рудника ОАО "Апатит" А.В. и П.И. находились в ковше погрузочно-доставочной машины в момент движения транспортного средства ковшом вперед по территории карьера рудника.

Приказом за совершение данного проступка истец Ш. был отстранен от прохождения внеочередной проверки знаний центральной аттестационной комиссии ОАО "Апатит".

У истца Ш. были истребованы объяснения, согласно которым он признал обстоятельства нахождения его в ковше ПДМ и нарушения им правил техники безопасности.

По факту нарушений истцом Ш. и работниками А.В. и П.И. охраны труда было проведено заседание комиссии по охране труда и производственному контролю ОАО "Апатит", которой по результатам рассмотрения указанного события принято решение о признании в действиях со стороны истца и указанных работников наличия факта грубого нарушения требований охраны труда и промышленной безопасности, выразившегося в нарушении ими п. п. 1.8.13 и 3.32.33 инструкции по охране труда для всех работников подземных рудников, руководителей и специалистов подразделений ОАО "Апатит", производящих работы на территории промплощадок и в горных выработках подземных рудников ОАО "Апатит". Было признано наличие реальной угрозы наступления тяжких последствий для жизни и здоровья указанных работников с ходатайством о привлечении данных лиц к дисциплинарной ответственности в соответствии с подп. "д" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

В силу ст. 46 (ч. 1) Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих с ней положений международно-правовых актов, в частности ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, ст. 6 (п. 1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ст. 14 (п. 1) Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ч. 5 ст. 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен.

Удовлетворяя частично требования истца, суд, установив факт нахождения истца Ш. в ковше погрузочно-доставочной машины в момент движения транспортного средства ковшом вперед по территории карьера рудника, пришел к выводу о несоразмерности тяжести наказания совершенному проступку.

При этом судом было учтено предшествующее поведение истца, его отношение к работе, обстоятельства совершения истцом дисциплинарного проступка, то, что в результате совершенного истцом проступка каких-либо негативных последствий не наступило.

Исходя из положений ч. 5 ст. 192 ТК РФ, обязывающей учитывать тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, суд пришел к обоснованному выводу о том, что избранный работодателем вид дисциплинарного взыскания не соответствует тяжести дисциплинарного проступка, в приказе об увольнении истца работодатель не привел мотивы, по которым он применил к истцу такой исключительный и самый строгий вид наказания, как увольнение с работы, в связи с чем обоснованно удовлетворил заявленные требования о восстановлении Ш. на работе (Определение Мурманского областного суда по делу N 33-3528/2014).

Вывод. Проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета обстоятельств, что каких-либо негативных последствий не наступило. Тяжесть проступка была несоразмерна увольнению.

Второй пример. К.М. обратился в суд с иском к ответчику, в обосновании указав, что с 16.03.2011 по 24.01.2014 он работал в Уссурийском локомотиворемонтном заводе-филиале ОАО "Желдорреммаш" в должности заместителя директора завода по экономической безопасности. Приказом от 21.01.2014 N 2/В к нему применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за неисполнение трудовых обязанностей в части непринятия мер по пресечению нелегальной торговли спиртосодержащей продукции в непосредственной близости от территории Уссурийского локомотиворемонтного завода, повлекшее за собой рост производственного травматизма и, как следствие, нанесение существенного экономического ущерба заводу. Приказом от 24.01.2014 N 12/К истец был уволен с завода за однократное грубое нарушение своих трудовых обязанностей. В судебном заседании истец и его представитель Н. настаивали на заявленных требованиях.

Представитель ОАО "Желдорреммаш" Д. в судебном заседании не признала исковые требования. Суду пояснила, что истец не исполнил возложенные на него трудовые обязанности, которые привели к негативным последствиям, а именно причинен вред здоровью работников, ответчик в лице УЛРЗ понес существенный экономический ущерб.

С учетом мнения прокурора, полагавшего требования подлежащими удовлетворению, суд вынес указанное выше решение, с которым не согласился ответчик, его представителем подана апелляционная жалоба, в которой ставится вопрос об отмене решения суда в связи с нарушением норм материального и процессуального права.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 21 ТК РФ к обязанностям работника относится в том числе добросовестное исполнение своих трудовых обязанностей, возложенных на него трудовым договором.

Пунктом 10 ч. 1 ст. 81 ТК РФ предусмотрена возможность расторжения работодателем трудового договора с работником в случае однократного грубого нарушения руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями своих трудовых обязанностей.

Вместе с тем при рассмотрении дел данной категории судам необходимо учитывать разъяснения, содержащиеся в п. 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", согласно которым обязанность по предоставлению доказательств, свидетельствующих о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, послуживший основанием для применения дисциплинарного взыскания, возложена на работодателя.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что К.М. приказом от 16.03.2011 принят на работу в Уссурийский локомотиворемонтный завод-филиал ОАО "Желдорреммаш" на должность заместителя директора по экономической безопасности.

Приказом директора завода от 01.03.2012 распределены обязанности между директором, главным инженером и заместителями директора завода. На заместителя директора завода по экономической безопасности возложена обязанность по организации взаимодействия с правоохранительными органами при проведении специальных мероприятий.

Приказом от 21.01.2014 к К.М. применена мера дисциплинарного взыскания в виде увольнения по п. 10 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за неисполнение своих трудовых обязанностей в части непринятия мер по пресечению нелегальной торговли спиртосодержащей продукцией в непосредственной близости от территории Уссурийского локомотиворемонтного завода, повлекшее за собой рост производственного травматизма и, как следствие, нанесение существенного экономического ущерба Уссурийскому локомотиворемонтному заводу.

Приказом от 24.01.2014 К.М. уволен за однократное грубое нарушение своих трудовых обязанностей в соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Принимая решение об удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что работодателем не представлено доказательств грубого нарушения истцом своих трудовых обязанностей, кроме того ответчиком нарушена процедура привлечения К.М. к дисциплинарной ответственности.

Обсуждая ссылки в апелляционной жалобе на то, что истцом не исполнено поручение директора завода по составлению обращения в органы внутренних дел в целях пресечения нелегальной торговли спиртосодержащими суррогатами в непосредственной близости от завода, при этом задание было дано в соответствии с прямыми обязанностями истца, судебная коллегия находит их несостоятельными, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие факт получения К.М. указанного поручения (Определение Приморского краевого суда по делу N 33-6535/2014).

Вывод. Если работодатель надлежаще не оформил свое распоряжение подчиненным работникам, доказать в суде существование такого поручения будет крайне затруднительно. Вышеуказанный пример подтверждает это.

Однако есть такие предприятия, которые за нарушение норм охраны труда требуют возместить им ущерб. ОАО "Уралхиммонтаж" обратилось в Арбитражный суд Пермского края к обществу с ограниченной ответственностью "СК Тикам" с иском о взыскании 400000 руб. убытков.

Решением Арбитражного суда Пермского края от 26.08.2013 в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме.

Как следует из материалов дела, 23.03.2012 между ОАО "Уралхиммонтаж" (генподрядчик) и ООО "СК Тикам" (субподрядчик) заключен договор строительного подряда N 9, по условиям которого субподрядчик обязуется выполнить теплоизоляционные работы на объекте: "Реконструкция системы пароснабжения ХОФ БКПРУ-4 ОАО "Уралкалий", а генподрядчик - принять и оплатить результат работ. Работы выполняются в соответствии с рабочей документацией по объекту "Энергоуправление. ХОФ. Паропровод от КТЦ до ГПУ" шифр 95-11, являющейся неотъемлемой частью договора (п. 13).

По результатам проведенной проверки заказчиком (ОАО "Уралкалий") выявлены нарушения правил охраны труда при производстве работ на высоте, о чем составлен акт выявленного нарушения от 05.05.2012, который подписан заказчиком и субподрядчиком.

Согласно данному акту четыре работника общества "СК "Тикам" выполняли работы на высоте 6 м, не пристегнув страховочный строп монтажного пояса к страховому тросу.

Дополнительным соглашением от 15.05.2012 к договору подряда N 9 от 23.03.2012 ООО "СК "Тикам" обязался соблюдать кардинальные правила по охране труда, действующие у заказчика, в случае нарушения данных кардинальных правил уплачивать штраф в размере 100000 руб. за каждый факт выявленного такого нарушения.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, пришел к выводу о том, что на момент выявления нарушений ответчик по условиям заключенного договора подряда от 23.03.2012 N 9 не принимал на себя обязательства возмещать истцу ущерб, причиненный в результате несоблюдения правил охраны труда, действующих у заказчика.

Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать наличие убытков и их размер, неисполнение или ненадлежащее исполнение контрагентом обязательств, причинную связь между первым и вторым.

Между тем сама по себе обязанность подрядчика по соблюдению правил техники безопасности труда не подразумевает обязанность субподрядчика по возмещению генподрядчику расходов, понесенных в связи с выплатой заказчику договорных штрафов.

Кроме того, заявители апелляционных жалоб не обосновали и не доказали наличие причинно-следственной связи между допущенными работниками ответчика нарушениями правил техники безопасности при производстве работ на высоте и размером заявленных истцом убытков.

Доказательств установления ответственности за нарушение правил охраны труда при производстве работ на высоте в заявленной истцом сумме в материалы дела не представлено. Законодательство размер ответственности за нарушение подрядчиком правил охраны труда при производстве работ на высоте не устанавливает (Постановление 17 ААС по делу N 17АП-12367/2013-ГК).

Часть первая

Часть вторая

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑