Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

26.12.2019

Законопроект разработан в целях поддержки членов многодетных семей, получающих пенсии по потере кормильца или инвалидности в размере меньшем, чем установленная субъектом Российской Федерации величина прожиточного минимума пенсионера в целом по региону в целях установления социальных доплат к пенсии, предусмотренных Федеральным законом от 17 июля 1999 года № 178-ФЗ "О государственной социальной помощи".

подробнее
28.11.2019

Разработка изменений в главу 52 Трудового кодекса РФ, регулирующей особенности труда педагогических работников, была продиктована ростом преступлений, в т.ч. тяжких и особо тяжких составов, совершаемых именно педагогическими работниками, относящимися к звену  среднего и высшего образования. Увеличивается количество уголовных дел, возбужденных в отношении преподавателей, жертвами которых становятся учащиеся школ, появляются уголовные дела в отношении преподавателей ВУЗов. 

подробнее
01.10.2019

При рассмотрении исковых заявлений от детей-сирот, которым служба занятости населения вынуждена отказывать в регистрации в качестве безработных с выплатой пособия в размере среднего заработка по региону проживания, в связи с тем, что  до обращения в службу занятости у них была трудовая деятельность и они не впервые ищущие работу, судебная практика встает на сторону детей-сирот, что расходится с требованиями Закона о занятости населения (ст.34, 34.1).

подробнее
Все статьи > Трудовые отношения > Трудовое право. Общие положения > Взгляд на предмет трудового права через призму постнеклассической эпистемологии (Тангин М.А.)

Взгляд на предмет трудового права через призму постнеклассической эпистемологии (Тангин М.А.)

Дата размещения статьи: 07.09.2016

Взгляд на предмет трудового права через призму постнеклассической эпистемологии (Тангин М.А.)

Предмет любой науки, в т.ч. и юридической, - это то, что она изучает. Так, по крайней мере, считается в классическом науковедении. Такой подход проистекает из идеи репрезентатизма и корреспондентской теории истины, сформулированной А. Тарским. Из этого следует вывод о том, что предмет науки образуют объективные законы бытия (соответствующей формы материи).

В классическом типе научности критерии научного познания таковы, что внимание исследователя сосредотачивается на характеристике объекта при элиминации всего того, что связано с субъектом. Неклассическая рациональность учитывает соотнесенность характеристик объекта и средств познания, используемых субъектом. Постнеклассический тип соотносит знания об объекте не только со средствами, но и с целевыми установками познающего субъекта.

С позиций постнеклассической эпистемологии, которая иным образом рассматривает данную категорию и не вполне стыкуется с методологическим базисом классического науковедения, предмет науки (и трудового права в частности) следует рассматривать как рефлексивное отношение субъекта и объекта, включенное в процесс интерсубъективной коммуникации. Предмет науки, как следует из изложенного, - это не сама по себе объективная реальность (при таком позиционировании возникает идентичность предмета науки ее объекту) и даже не ее рефлексивный образ, а гносеологическое отношение познания субъектом выделяемой из объекта (явлений и закономерностей окружающей действительности) его определенной части с последующей практической деятельностью по его использованию.

Таким образом, предмет трудового права определяется как объектом (в нашем случае - спецификой правовой реальности (фактическими отношениями между работником и работодателем, а также иными участниками)), так и субъектом (факторами, с ним связанными).

Предмет науки не является предустановленным, а конструируется субъектом в рамках объекта. Определение предмета науки - это активная деятельность субъекта, однако же не произвольная: она обусловлена как объектом, так и историческим и социокультурным контекстом.

Картина постоянно изменяющейся природы отношений в сфере трудового права преломляется в новых исследовательских установках:

- отказ от изоляции предмета от окружающих воздействий, что было свойственно классической науке;

- признание зависимости свойств предмета от конкретной ситуации, в которой он находится;

- системно-целостная оценка поведения предмета, которое признается обусловленным как логикой внутреннего изменения, так и формами взаимодействия с другими предметами;

- динамизм - переход от исследования равновесных структурных организаций к анализу неравновесных, нестационарных структур, открытых систем с обратной связью;

- антиэлементаризм - отказ от стремления выделить элементарные составляющие сложных структур, системный анализ динамически действующих открытых неравновесных систем.

"Право, - указывает Л.И. Спиридонов, ссылаясь при этом на Маркса и Гегеля, - лишь момент общества, реально существующий как элемент (сторона) социально-экономической формации. Оно не имеет собственной истории, отдельной от истории социальной". Также он отмечает: "Право, нравственность, искусство или религия не могут быть воспроизведены в самостоятельной, т.е. несоциологической, а лишь юридической, этической и т.д. теории, не признающей общество непременной предпосылкой всех своих последующих рассуждений. Не обладает такой "самостоятельностью" и экономика. Все общественные науки социологичны по самому своему существу...". Это говорит о том, что право (и предмет трудового права в частности) обладает лишь относительной самостоятельностью и не может быть отгорожено "китайской стеной" от политики, экономики и других социальных явлений. Иначе можно сформулировать данную позицию следующим образом: не существует "чистых" правовых явлений, которые не были бы одновременно психическими, экономическими, политическими и т.д. феноменами. Право - это границы поведения человека, а потому представляет собой рамки для иных социальных связей и отношений. Не случайно В.М. Сырых к предмету юриспруденции относит и неправовые явления: "Невозможно познание предмета общей теории права без системного и целенаправленного вторжения в сферу неюридического". Значительный интерес в этой связи представляют исследования американской школы правового реализма и их продолжателей, показавших, что на принятие судебного решения оказывают огромное влияние политика, экономика, биографические особенности судьи, его личностные пристрастия и другие обстоятельства "человеческого фактора".

Право не существует вне текстуальных форм своей объективации (например, закона); право не существует там, где отсутствуют воспринимающие и интерпретирующие его субъекты с собственным психическим миром; право не существует там, где оно не легитимируется в соответствии с существующими в обществе ценностными стандартами (в т.ч. идеалами); право не существует там, где отсутствуют взаимодействующие субъекты - носители соответствующих прав и обязанностей. Право есть часть жизненного мира человека, система рекурсивных коммуникаций, и оно не может быть сведено ни к законам, ни к норме, ни к идеалам, ни к отношениям, ни к психике человека, взятым в качестве отдельных смысловых центров понятия права.

Право - посредник между двумя мирами: миром повседневности и миром официально установленных норм должного (между жизненным миром и системой, по Хабермасу). Через осуществление права происходит согласование должного и бытия; иначе говоря, по Кауфману, право есть соответствие между должным и бытием.

Осуществление правосудия также есть коммуникативный процесс между судьей и участниками процесса, который определяется не только представлениями подсудимого, потерпевшего и свидетелей, но и соответствием горизонтов понимания участников процесса и судьи.

Отрицая субъект-объектную схему, Кауфман приходил к выводу, что не только понимание, но и само право одновременно и объективно, и субъективно. Это означает, что право, в отличие от закона, не может быть сведено ни к установлению (к "параграфам" - как это делает позитивизм), ни к состоянию (к "природе" - о чем говорит юснатурализм). Право есть акт, соединяющий субъекты и объекты, и оно не может быть понято как отдельные компоненты (субъекты или объекты). Право процессуально. Оно существует, проявляется, объективируется через поведение или даже в поведении, но это поведение всегда сущностно обосновано (т.е. не случайно).

В рамках трудового права в части введения отношений в сферу действия трудового права действуют, исходя из положений ст. 19.1 ТК РФ, четыре субъекта: лицо, использующее личный труд; физическое лицо - исполнитель; государственный инспектор труда; суд.

Стоит оговориться, что формально (исходя из буквального нормативистского толкования данного положения) статья применяется только в случае наличия между сторонами гражданско-правового договора. В случае отсутствия договора как такового возникает резонный вопрос: перед нами не оформленные надлежащим образом трудовые отношения? Или же это гражданско-правовой договор в устной форме? И как в данном случае реализовать инструментарий ст. 19.1 ТК РФ, и применим ли он вообще?

Как уже было сказано выше, каждый субъект при конструировании предмета имеет свои аксиологические и телеологические установки.

Статья 1 ТК РФ прямо говорит нам, что основными задачами трудового законодательства являются создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, интересов государства, а также правовое регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений.

Законодатель, казалось бы, непосредственно указывает на приоритет согласования интересов, а значит, на активное коммуникационное взаимодействие сторон трудовых отношений для выстраивания сотрудничества.

Отметим, что в ч. 1 ст. 1 в телеологических основах трудового законодательства государство себя никак не обозначает (в целях трудового законодательства интересы государства не фигурируют, однако уже в задачах себя проявляют).

Работодатель (или до появления его в таковом формальном статусе, как указывается в ст. 19.1 ТК РФ, лицо, использующее личный труд) по действующему законодательству может быть как физическим, так и юридическим лицом. Работодатель - физическое лицо реализует с работником трудовые отношения либо в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства, либо аналогично работодателям - юридическим лицам с целью реализации своей экономической функции (в части коммерческих организаций речь идет о получении прибыли, в части некоммерческих - о реализации иных социально-экономических функций).

Работник вступает в соответствующие отношения с работодателем со своими ценностными и целевыми ориентирами. Данный вопрос относится больше к психологии и социологии труда, поэтому автор предлагает оставить его за рамками данной статьи.

Интерес государства, таким образом, из смысла ст. 19.1 ТК РФ реализуют сразу два органа - государственная инспекция труда и суд.

Если несколько углубиться в рассматриваемую проблему, то можно сделать вывод о том, что на современном этапе суд самостоятельно не проявляет интерес к трудовым отношениям, в рамках состязательного судопроизводства он лишь оценивает доводы сторон и никак не стремится к реализации принципа социальной справедливости, заложенного МОТ и ООН.

Интересы государства реально представляет в описываемом аспекте лишь государственная инспекция труда. Официально ГИТ осуществляет функции по государственному надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. На практике все чаще и чаще ГИТ устраняется от своих контрольных и надзорных полномочий, реализуя себя в качестве органа по разрешению и рассмотрению трудовых споров. При этом инспекторы труда регулярно заявляют о невозможности своего участия в реализации трудовых отношений ввиду пропуска заявителем (работником) срока, предусмотренного на обращение за рассмотрением индивидуального трудового спора (ст. 392 ТК РФ). Представляется несколько странным, что подобная мотивация была предложена ГИТ судами и реализуется до настоящего времени.

Таким образом, государство устраняется от точечного регулирования трудовых отношений, оставляя за собой лишь законодательные механизмы.

Казалось бы, так государство показывает, что будет устанавливать лишь общие границы дозволенного и концептуальные направления регулирования трудовых отношений, не вмешиваясь в детали и оставляя их на усмотрение сторон социального диалога, как то и закрепляется в ст. 1 ТК РФ. Но, если системно проанализировать массив трудового законодательства, можно увидеть совершенно противоположную картину. Государственное регулирование трудовых отношений проявляется даже в малейших аспектах. Сторонам остается или подчиняться подобным установлениям, или же "уходить в зону серой занятости". Речь идет не только (и не столько) о деятельности законодательных органов и Минтруда, но и о деятельности иных органов исполнительной власти.

Ярким примером может служить письмо Минфина "Об учете для целей налога на прибыль компенсации работникам оплаты занятий спортом". В данном акте содержится принципиальная позиция относительно того, что "оснований для освобождения от налогообложения сумм компенсаций организациями работникам оплаты занятий спортом в клубах и секциях статья 217 Налогового кодекса не содержит. Доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме. Следовательно, указанные суммы подлежат обложению налогом на доходы физических лиц в установленном порядке". Таким образом, законодатель взаимно усугубляет положение как работников, так и работодателей.

Трудовое право - социальная отрасль права. Именно она наиболее тесно соприкасается с общественными настроениями в государстве, служит основой его стабильного существования и развития.

На наш взгляд, необходимо сделать выбор между жестким государственным регулированием и активной социальной коммуникацией субъектов (при сохранении государства в части фундаментальных гарантий и обеспечения механизмов контроля, надзора и защиты нарушенных прав участников). Второй вариант нам представляется более прогрессивным и взаимовыгодным. В ТК РФ регулярно вводятся новые категории работников для специального правового регулирования, при этом государство, с нашей точки зрения, пытается "объять необъятное" и описать в ТК РФ все возможные модели трудовых отношений. Вероятно, что подобное регулирование может быть реализовано на отраслевом (или более низком) уровне с гораздо большей эффективностью, поскольку участники отношений непосредственно в них погружены.

Возникает та самая описываемая в постнеклассической науке позиция интерсубъекта - участники отношений непосредственно в них погружены, имеют свои (самостоятельные, пусть и регулярно противоречащие у разных субъектов, но взаимосвязанные) ценностные и целевые ориентиры, действуют в рамках определенного (и единого для них) правового, социального и культурного поля.

Предмет трудового права с точки зрения постнеклассической эпистемологии не представляет собой некую объективную данность, созданную абстрактно, а являет собой конструкт, обусловленный объектом, потребностями социума (а именно представлениями о потребностях социума), господствующими представлениями, включая мировоззрение, картину мира данной культуры, а также научными предпочтениями субъекта (прежде всего принятой им методологией), конструирующего предмет своего научного исследования.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о сложности и некоторой неопределенности в регулировании трудовых отношений на современном этапе, особенно с нетрадиционных подходов, к которым относится и постнеклассическая эпистемология, необходимости определения целей и задач для законодателя в выборе концепта регулирования трудовых отношений и соответствующем формировании подходов к определению предмета трудового права.

Литература

1. Kaufmann A. Rechtsphilosophie. 2. Aufl. Munchen, 1997.
2. Воротилина Т.Л. Постнеклассические тенденции в западной и российской традициях правопонимания: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2002.
3. Остроумов Г.С. Правовое осознание действительности. М., 1969.
4. Лушников А.М., Лушникова М.В. Курс трудового права: учебник: В 2 т. Т. 1. Сущность трудового права и история его развития. Трудовые права в системе прав человека. Общая часть. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2009. 879 с.
5. Поляков А.В. Постклассическое правоведение и идея коммуникации // Правоведение. 2006. N 2. С. 26 - 43.
6. Сырых В.М. Логические основания общей теории права. В 2 т. 2-е изд., испр. и доп. М., 2001. Т. 1.
7. Честнов И.Л. Постклассическая теория права: монография. СПб.: Издательский дом "Алеф-Пресс", 2012. 650 с.
8. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2020. Все права защищены
↑