Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Участие адвоката в назначении экспертизы по делам в сфере оборота гражданского оружия (Темир-Булатова А.А.)

Участие адвоката в назначении экспертизы по делам в сфере оборота гражданского оружия (Темир-Булатова А.А.)

Дата размещения статьи: 22.09.2020

Участие адвоката в назначении экспертизы по делам в сфере оборота гражданского оружия (Темир-Булатова А.А.)

Целями адвокатской деятельности, согласно Закону об адвокатуре, являются: защита прав, свобод и интересов физических и юридических лиц, а также обеспечение доступа к правосудию. Обеспечение доступа к правосудию как основная цель адвокатской деятельности отражает приоритет процессуальной деятельности адвоката (представителя, защитника) и его важную роль в механизме судопроизводства.

Содержание правового положения адвоката определяется понятиями "полномочия", "права" и "обязанности". Полномочия как единство прав и обязанностей адвоката характеризуют такой вид адвокатской деятельности, как оказание квалифицированной юридической помощи, в рамках которого те или иные действия могут выступать одновременно и как меры возможного, и как меры должного поведения. Их особенность в том, что они, во-первых, определяются целями адвокатской деятельности, во-вторых, носят межотраслевой характер и, в-третьих, являются обязательными. Адвокату предписано предпринимать все законные меры в целях оказания помощи доверителю, что предписано ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей.
В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат обязан постоянно совершенствовать свои знания и повышать квалификацию. Современный высококвалифицированный адвокат для эффективной реализации своих полномочий должен располагать глубокими познаниями в области материального и процессуального законодательства, ориентироваться в правоприменительной практике, досконально знать материалы дела, а также уметь формировать позицию по делу и доказывать ее правоту.
Часто действенная защита невозможна без использования актуальной информации о достижениях естественных, технических, экономических и других наук, то есть без применения специальных знаний. Развитие современной науки привело к тому, что многие вопросы, на которые еще не так давно специалисты не могли дать точных ответов, в настоящее время являются решаемыми, а также появились новые виды специальных исследований в сфере высоких технологий, которых ранее не существовало. Отдельное внимание стоит уделить таким видам исследований, которые имеют межотраслевой характер и при этом играют огромную роль при квалификации правонарушений (например, историко-культурные экспертизы). Значительно расширились возможности применения специальных знаний при осуществлении адвокатом защиты по уголовным делам. Адвокату необходимо широко опираться на содействие лиц, обладающих такими специальными познаниями, поскольку профессиональное понимание особенностей их использования, умение привлекать специалистов для консультаций может сыграть решающую роль в его деятельности.
Эффективность использования адвокатом специальных знаний зависит от того, насколько результативно он участвует в назначении экспертиз (что включает в себя своевременную подачу соответствующего ходатайства, постановку вопросов в интересах доверителя, указание на специалистов, обладающих должной квалификацией для проведения необходимого исследования), а также в допросе эксперта, оценке заключения, обращении к специалисту за консультативной помощью. Это обусловлено в первую очередь тем, что экспертиза вообще является основной формой применения специальных знаний в уголовном процессе. Таким образом, применение адвокатом-защитником специальных знаний составляет неотъемлемую часть его практической деятельности.
В настоящее время определение понятия "специальные знания" в нормативно-правовых актах, регламентирующих их использование, отсутствует. Нет единого понимания специальных знаний и в научной литературе. В юридической литературе под этим термином понимают систему теоретических знаний и практических навыков в области конкретной науки либо техники, искусства или ремесла, приобретаемых путем специальной подготовки или профессионального опыта и необходимых для решения вопросов, возникающих в процессе уголовного или гражданского судопроизводства. Причем большинство исследователей к специальным знаниям не относят общеизвестные, а также юридические знания. В теории познания словосочетания "специальные знания", "специальные научные знания" не существуют, они свойственны только специфической правовой сфере. В юридической литературе в качестве синонима термину "знание" используется термин "познание". По мнению В.К. Лисиченко и В.В. Циркаль, однозначность терминов "специальные знания" и "специальные познания" свидетельствует о разновидности профессиональных знаний, которыми владеет эксперт <1>. Однако рядом авторов: З.М. Соколовским, Г.Г. Зуйковым, В.И. Гончаренко, Г.И. Грамовичем, Г.М. Надгорным, А.А. Закатовым, Ю.Н. Оропай, Г.Е. Морозовым - и другими определения понятий "специальные знания" или "специальные познания" даются как тождественные <2>.
--------------------------------
<1> Лисиченко В.К., Циркаль В.В. Использование специальных знаний в следственной и судебной практике: Учебное пособие. Киев: Изд-во КГУ, 1987. С. 17.
<2> Соколовский З.М. Понятие специальных знаний: вопросы об основаниях назначения экспертизы // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 6. Киев: Ред.-изд. отдела МВД УССР, 1969; Зуйков Г.Г. Общие вопросы использования специальных познаний в процессе предварительного расследования // Криминалистическая экспертиза. М., 1966. Вып. 1. С. 113 - 125; Гончаренко В.И. Использование данных естественных и технических наук в уголовном судопроизводстве: Методологические вопросы. Киев, 1980. С. 114; Грамович Г.И. Тактика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений: Учебное пособие. Минск: Изд-во МВШ МВД СССР, 1987; Надгорный Г.М. Гносеологические аспекты понятия "специальные знания" // Криминалистическая и судебная экспертиза. Вып. 21. Киев: Ред.-изд. отдела МВД УССр, 1980. С. 37; Закатов А.А., Оропай Ю.Н. Использование научно-технических средств и специальных знаний в расследовании преступлений. Киев, 1980. С. 81; Морозов Г.Е. Участие специалистов в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1977. С. 10.

Одним из наиболее содержательных является определение специальных знаний, данное И.Н. Сорокотягиным: "Специальные познания - это системно-структурная характеристика теоретических знаний и практических навыков, умений в области конкретной науки, техники, искусства и ремесла, приобретаемых путем специальной подготовки или профессионального опыта, не являющихся общедоступными и общеизвестными и применяемых в порядке, установленном законом (конституционным, уголовно-процессуальным, гражданским процессуальным, административно-процессуальным, арбитражным, таможенным, налоговым и др.)" <3>.
--------------------------------
<3> Сорокотягина Д.А., Сорокотягин И.Н. Судебная экспертиза: Учебное пособие. Ростов н/Д: Феникс, 2006.

В уголовном процессе используется две формы получения специальных знаний - участие специалиста и проведение экспертизы. Различия эксперта и специалиста определяют различия в адресате их деятельности. Адресат первого - суд, а также следователь, дознаватель в уголовном процессе, т.е. те лица, которые наделены правом назначения судебной экспертизы. Адресат второго - шире, поскольку к упомянутым лицам присоединяется адвокат, за которым на сегодняшний день в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее - УПК РФ) закреплено право обращения к специалисту. Адвокат не относится к числу лиц, наделенных правом назначения экспертизы (только право подать соответствующее ходатайство), в связи с чем он вынужден прибегать к иным формам использования специальных знаний.
Экспертиза - достаточно устоявшаяся форма применения специальных знаний в уголовном процессе. Длительная история существования данного института в судопроизводстве должна была бы отработать практически идеальную систему использования экспертных исследований в доказывании, - указывает Л.М. Исаева <4>. Однако, несмотря на весьма полную регламентацию экспертизы, многочисленные проблемы до сих пор существуют. Часть из них связана с некоторыми вольностями в толковании законодательства, другая - просто с непониманием истинной роли экспертных исследований в доказывании и, как следствие, неактивным их использованием сторонами. Некоторый вклад вносит недопонимание в определении процессуальной роли эксперта.
--------------------------------
<4> Исаева Л.М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве. М.: ЮРМИС, 2003.

УПК РФ не дает точного определения понятия "судебная экспертиза", однако все случаи ее назначения, порядок производства и особенности оценки оговорены в нем довольно подробно, то есть процедура максимально регламентирована законодателем. Этого вполне достаточно, чтобы понять ее сущность - изучение экспертом или экспертами по заданию следователя или суда (иногда основанного на ходатайствах сторон) представленных в установленном порядке объектов в целях получения сведений и характеристик, имеющих значение для дела. По результатам исследований экспертом или экспертами составляется заключение, форма написания которого строго регламентирована, однако часто отступление от правил не влечет таких процессуальных последствий, как признание заключения недопустимым доказательством.
Существует несколько видов процессуального использования специальных знаний, пишет Е.Р. Россинская, основным из которых является судебная экспертиза. Сущность судебной экспертизы состоит в анализе по заданию следователя, дознавателя, суда, лица или органа, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, сведущим лицом (экспертом) представляемых в его распоряжение материальных объектов экспертизы (вещественных доказательств), а также различных документов в целях установления фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела. По результатам исследования эксперт составляет заключение, которое является одним из предусмотренных законом источников доказательств, а фактические данные, содержащиеся в нем, - доказательствами <5>.
--------------------------------
<5> Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе: Научно-практическое пособие. М.: Норма, 2011. С. 55.

Эффективность использования вышеперечисленных специальных знаний заключается в первую очередь в том, что адвокату следует произвести ряд действий и решить ряд вопросов, прежде чем заявить ходатайство о назначении экспертизы:
1) обращение к специалисту за необходимыми сведениями и прогнозированием вариантов ответов при назначении экспертизы (а также самостоятельное изучение вопроса, в том числе изучение практики по схожим ситуациям);
2) решение вопроса о необходимости и целесообразности проведения первичной экспертизы (с точки зрения разработанной стратегии защиты);
3) постановка вопросов эксперту (их количество, объем и глубина разработки, особенно - формулировки);
4) обращение с адвокатским запросом в различные учреждения (не менее трех), компетентные для проведения требуемой экспертизы, с вопросом о наличии соответствующих экспертов;
5) составление и подача ходатайства о назначении экспертизы с постановкой необходимых вопросов и указанием компетентных учреждений.
После получения результатов экспертизы может возникнуть еще ряд вопросов, которые адвокат обязан решить в целях осуществления эффективной стратегии защиты:
1) необходимость проведения дополнительной или повторной экспертизы (соответственно, в том же или ином учреждении);
2) постановка перед экспертом дополнительных вопросов или переформулировка уже ставившихся вопросов;
3) необходимость вызова эксперта в судебное заседание для проведения экспертизы или допроса;
4) приглашение в суд специалиста для разъяснения неточностей либо для опровержения выводов экспертизы;
5) истребование дополнительных материалов для производства экспертизы в судебном заседании и т.д.
Отдельного внимания заслуживает и возможность обращения адвоката к специалисту - как до проведения экспертизы (для постановки корректных вопросов), так и после получения заключения эксперта (для трактовки результатов, а также для оценки качества проведенного исследования).
Как отметил А.М. Зинин, наибольшее количество заключений специалистов готовятся по обращениям адвокатов в рамках реализации правовых положений, предусмотренных подп. 4 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности, а также ч. 3 ст. 86 УПК РФ <6>. Затем заключения специалистов защитники представляют следователю или суду, которые должны соответствующим образом реагировать на ходатайство защитника и представленное им доказательство. Как правило, предоставление такого заключения органу предварительного расследования или суду одновременно сопровождается заявлением либо о приобщении заключения специалиста к делу, либо о назначении повторной экспертизы <7>.
--------------------------------
<6> Зинин А.М. Участие специалиста в процессуальных действиях: Учебник. М.: Проспект, 2014. С. 49.
<7> Жданов С.П. Деятельность специалиста в качестве защитника. Теория и практика судебной экспертизы. 2015. N 4(40). С. 38 - 44.

Следует обратить внимание на тот факт, что заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний и, так же как заключение и показания эксперта в суде, являются доказательствами по делу (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). При этом следует иметь в виду, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза. Заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждения и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты как и любое другое доказательство <8>.
--------------------------------
<8> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам" // Российская газета. 2010. 30 декабря.

Пробелом регламентации привлечения специалиста адвокатом-защитником является то, что в законе отсутствует закрепление процессуального механизма получения показаний специалиста и совокупности требований, предъявляемых к его заключению. Отсутствие соответствующих положений снижает доказательственную ценность показаний и заключения специалиста и, следовательно, не позволяет в полной мере реализовывать профессиональное право адвоката-защитника на привлечение специалиста. Кроме того, несмотря на принцип свободы оценки доказательств, закрепленный в ст. 17 УПК РФ, согласно которому никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, пробелы правового регулирования, очевидно, не могут не повлиять на негативную оценку доказательственного значения показаний и заключения специалиста.
Полагаем, что совершенствование законодательства по вопросу привлечения специалиста в уголовном процессе (в том числе по вопросу устранения сомнений в непредвзятости специалиста при заключении с адвокатом гражданско-правового договора об оказании услуг, а также по вопросу предупреждения об ответственности за заведомо ложное заключение) поможет и более эффективной реализации полномочий адвоката-защитника.
По определенным категориям дел существует своеобразная специфика в назначении экспертизы, особенно когда речь идет о применении межотраслевых знаний. Например, при проведении любой экспертизы оружия эксперту для вывода необходимы не только специальные знания, но и неукоснительное выполнение положений Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии".
Учитывая специфику настоящего исследования, обратимся к делам в сфере оборота гражданского оружия. Так, при наличии подозрений, что тот или иной предмет может являться оружием, первоначально в обязательном порядке назначается либо экспертиза по отнесению предмета к холодному/метательному оружию, либо баллистическая экспертиза (проведением которой занимаются эксперты ЭКЦ МВД по соответствующей методике - Совместная методика ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России и ЭКЦ МВД РФ "Методика установления принадлежности объекта к огнестрельному оружию"). Круг вопросов обеих экспертиз строго ограничен, а методика проведения давно выработана, поэтому участие адвоката-защитника в постановке вопросов эксперту в данном случае минимизировано. При решении классификационной задачи объект относят к известному ранее, общепринятому классу, то есть свойства объекта заранее предопределены свойствами этого класса. При этом изучается только сам объект; задачи, связанные с исследованием состояния объекта, его отображений, не решаются. Например, решение вопроса о принадлежности объекта к категории холодного оружия или об отнесении клинкового объекта к определенному типу холодного оружия. Предметом экспертизы холодного и метательного оружия являются фактические данные, устанавливаемые экспертом на основе специальных знаний: принадлежности объекта к холодному или метательному оружию и их классификационной группы (виду и типу), определение способа изготовления объекта, пригодности для использования по целевому назначению и степени завершенности изготовления, а также другие обстоятельства <9>. В свою очередь, что касается баллистической экспертизы, в следах на пулях и гильзах патронов (боеприпасов) отображаются особенности, индивидуализирующие вид, модель и конкретный образец огнестрельного оружия. Данные особенности характеризуются индивидуальной совокупностью признаков и обусловлены технологическими особенностями процесса изготовления деталей соответствующего образца такого оружия, для стрельбы из которого использовался патрон (боеприпас) <10>.
--------------------------------
<9> Кокин А.В. О понятии, предмете, задачах и объектах судебной экспертизы холодного и метательного оружия. Теория и практика судебной экспертизы. 2017. N 12(4). С. 48 - 52.
<10> Рубис А.С., Лаппо Е.А., Козлов В.Л., Васильчук А.С. Использование корреляционной обработки цифровых изображений в судебной баллистической экспертизе // Судебная экспертиза: Научно-практический журнал. 2018. Вып. 1(53).

Далее, следователю необходимо определить категорию оружия для правильной квалификации вменяемых деяний. Статья 2 Федерального закона "Об оружии" устанавливает три вида оружия: гражданское, служебное, боевое ручное стрелковое и холодное.
К гражданскому оружию относится оружие, предназначенное для использования гражданами Российской Федерации в целях самообороны, для занятий спортом и охоты, а также в культурных и образовательных целях.
Гражданское оружие включает в себя:
1) оружие самообороны;
2) спортивное оружие;
3) охотничье оружие;
4) сигнальное оружие;
5) холодное клинковое оружие, предназначенное для ношения с казачьей формой, а также с национальными костюмами народов Российской Федерации, атрибутика которых определяется Правительством Российской Федерации;
6) оружие, используемое в культурных и образовательных целях <11>.
--------------------------------
<11> Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии", ст. 3.

Исходя из опроса практикующих адвокатов наибольшие сложности возникают именно при отнесении того или иного предмета к категории гражданского оружия, используемого в культурных целях, так как эта категория была введена законодателем относительно недавно и при изучении данного вопроса выявляется множество несостыковок в действующем законодательстве.
Даже при поверхностном изучении оружейного законодательства можно сделать вывод о том, что основное отличие гражданского оружия от боевого - именно цель его использования. Ни одно положение закона не предписывает предметам, относимым к гражданскому оружию, не отвечать признаку огнестрельности. На практике этот вопрос вызывает правовую коллизию в общении со следователем, особенно при изъятии антикварных предметов, приобретение и хранение которых осуществляется в упрощенном порядке (без получения соответствующего разрешения), которые, однако, оказываются пригодны для производства выстрела либо отвечают требованиям, предъявляемым к холодному оружию (кортики времен Второй мировой войны).
В отдельных случаях требуется проведение историко-культурной (культурологической, историко-искусствоведческой) экспертизы для определения категории оружия. Подобную экспертизу вправе проводить только эксперты, аттестованные Министерством культуры Российской Федерации (ранее - Росохранкультуры). Статья 7 Закона N 150-ФЗ регламентирует, что обязательное подтверждение соответствия оружия, имеющего культурную ценность, копии старинного (антикварного) оружия и реплики старинного (антикварного) оружия проводятся на основании заключения государственной экспертизы, подтверждающего подлинность оружия, имеющего культурную ценность, либо соответствие копии старинного (антикварного) оружия или реплики старинного (антикварного) оружия конкретному образцу оружия, имеющего культурную ценность. Государственная экспертиза оружия, имеющего культурную ценность, копий старинного (антикварного) оружия и реплик старинного (антикварного) оружия осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.
Однако методика проведения экспертизы по отнесению того или иного предмета к копии старинного оружия до настоящего времени не разработана и не принята. Это и является краеугольным камнем правоприменения соответствующих положений закона и свидетельствует об ошибках в юридической технике законодателя. По этой причине адвокат в случае защиты лица, у которого изъята копия или реплика старинного оружия, для производства экспертизы и отнесения предмета к той или иной категории оружия не может реализовать свое полномочие на обращение к специалисту либо ходатайствовать о проведении экспертизы ввиду того, что в случае направления предмета на историко-искусствоведческую экспертизу в рамках уголовного дела заключение эксперта должно быть признано недопустимым доказательством, так как ст. 204 УПК РФ устанавливает исчерпывающие требования к экспертизам, а именно обязательную ссылку на методику при проведении той или иной экспертизы. При отсутствии методических рекомендаций становится невозможным и привлечение специалиста/эксперта к ответственности за дачу заведомо ложного заключения, так как критерии ее проведения не разработаны. Таким образом, адвокат в существующих условиях не может реализовать главную цель - обеспечить своему доверителю доступ к правосудию и защиту от незаконного уголовного преследования, что недопустимо в государстве, охраняющем интересы своих граждан.
Правоприменительная практика свидетельствует о том, что такого рода пробелы в законодательстве могут привести к признанию ряда положений законодательства неконституционными, как, например, в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июня 2014 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации и статей 1, 3, 6, 8, 13 и 20 Федерального закона "Об оружии" в связи с жалобой гражданки Н.В. Урюпиной" суд установил, что до настоящего времени в правовом регулировании порядка приобретения и хранения оружия, имеющего культурную ценность, в том числе старинного (антикварного) холодного оружия, имеет место рассогласованность и, соответственно, сохраняется неопределенность в правилах его продажи гражданами. Отсутствие специальной правовой регламентации порядка продажи такого оружия, притом что оно допущено в гражданский оборот нормативными правовыми актами, регламентирующими не только сохранение культурного наследия, но и оборот оружия, приводит к необходимости выбора в конкретной правоприменительной ситуации между общими нормами различной отраслевой природы, одни из которых не учитывают возможную опасность этого оружия для жизни и здоровья людей, а другие - его культурную (историческую) значимость. В подобных условиях собственники такого оружия в нарушение требований ст. 19 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации лишены возможности принять правильное решение, какими из этих норм, взаимно не согласованных и противоречивых, но имеющих, по существу, одинаковую юридическую силу, надлежит руководствоваться при его продаже, и, как следствие, осознать противоправный характер своего поведения (соответствующего одному отраслевому режиму, но не отвечающего другому), тем более - его общественно опасный характер, а также предвидеть его правовые последствия, в том числе наступление уголовной ответственности <12>.
--------------------------------
<12> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июня 2014 г. N 18-П.

Таким образом, адвокату в рамках представления интересов доверителей по делам в сфере оборота гражданского оружия необходимо не только эффективно использовать свои полномочия, предоставленные УПК РФ и Федеральным законом "Об адвокатской деятельности", но и своевременно получать и использовать знания смежных областей, в том числе для привлечения специалистов, постановки вопросов эксперту, подачи соответствующих ходатайств и жалоб в целях надлежащей квалификации действий доверителя и последующего формирования оптимальной позиции по делу с учетом всех нюансов действующего законодательства.

Литература

1. Гончаренко В.И. Использование данных естественных и технических наук в уголовном судопроизводстве: Методологические вопросы / В.И. Гончаренко. Киев: Вища школа; Изд-во при Киев. ун-те, 1980. 157 с.
2. Грамович Г.И. Тактика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений: Учебное пособие / Г.И. Грамович. Минск: Изд-во МВШ МВД СССР, 1987. 66 с.
3. Жданов С.П. Деятельность специалиста в качестве защитника / С.П. Жданов // Теория и практика судебной экспертизы. 2015. N 4(40). С. 38 - 44.
4. Закатов А.А. Использование научно-технических средств и специальных знаний в расследовании преступлений / А.А. Закатов, Ю.Н. Оропай. Киев: РИО МВД УССР, 1980. 104 с.
5. Зинин А.М. Участие специалиста в процессуальных действиях: Учебник / А.М. Зинин. М.: Проспект, 2014. 254 с.
6. Зуйков Г.Г. Общие вопросы использования специальных познаний в процессе предварительного расследования / Г.Г. Зуйков // Криминалистическая экспертиза: Учебник: В 7 вып. М.: [б. и.], 1966 - 1969. Вып. 1. 1966. 165 с.
7. Исаева Л.М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве / Л.М. Исаева. М.: ЮРМИС, 2003. 304 с.
8. Кокин А.В. О понятии, предмете, задачах и объектах судебной экспертизы холодного и метательного оружия / А.В. Кокин // Теория и практика судебной экспертизы. 2017. N 12(4). С. 48 - 52.
9. Лисиченко В.К. Использование специальных знаний в следственной и судебной практике: Учебное пособие / В.К. Лисиченко, В.В. Циркаль. Киев: Изд-во КГУ, 1987. 100 с.
10. Морозов Г.Е. Участие специалистов в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Г.Е. Морозов. Саратов, 1977. 19 с.
11. Надгорный Г.М. Гносеологические аспекты понятия "специальные знания" / Г.М. Надгорный // Криминалистическая и судебная экспертиза. Вып. 21. Киев: Ред.-изд. отдел МВД УССР, 1980. С. 37 - 42.
12. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе / Е.Р. Россинская. М.: Норма, 2005. 655 с.
13. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе: Научно-практическое пособие / Е.Р. Россинская. М.: Норма; ИНФРА-М, 2011. 735 с.
14. Рубис А.С. Использование корреляционной обработки цифровых изображений в судебной баллистической экспертизе / А.С. Рубис, Е.А. Лаппо, В.Л. Козлов, А.С. Васильчук // Судебная экспертиза. 2018. N 1(53). С. 41 - 54.
15. Соколовский З.М. Понятие специальных знаний: вопросы об основаниях назначения экспертизы / З.М. Соколовский // Криминалистика и судебная экспертиза. 1969. Вып. 6.
16. Сорокотягина Д.А., Сорокотягин И.Н. Судебная экспертиза: Учебное пособие / Д.А. Сорокотягина, И.Н. Сорокотягин. Ростов н/Д: Феникс, 2006. 335 с.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑