Все о трудовом праве
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 350-84-16
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

25.11.2020

Цель законопроекта - переход от принципа расходования средств ФСС, согласно которому сумма страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством уменьшается плательщиками страховых взносов на сумму произведенных ими расходов на выплату страхового обеспечения по указанному виду обязательного социального страхования, к механизму выплаты страхового обеспечения застрахованному лицу непосредственно территориальными органами ФСС, согласно которому страхователи уплачивают страховые взносы в ФСС в полном объеме, а также устранение отдельных правовых пробелов.

подробнее
20.11.2020

Законопроектом предлагается признавать безработными, с выплатой пособия в размере, не менее минимального размера оплаты труда, самозанятых граждан, индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность без наемных работников, прекративших деятельность, а также  принявших решение о снятии с регистрации в качестве субъекта предпринимательской деятельности в связи с принятием уполномоченным на то органом государственной власти нормативного правового акта, временно запрещающего деятельность самозанятых граждан и индивидуальных предпринимателей всех или отдельных видов деятельности в условиях особых правовых режимов.

подробнее
10.11.2020

В связи с переходом от "бумажных" трудовых книжек к "электронным", целью законопроекта является предоставление гражданам права на обращение в органы Пенсионного фонда Российской Федерации для включения в их индивидуальные лицевые счета сведений о трудовой деятельности за периоды до 1 января 2020 г. согласно записям в трудовой книжке.

подробнее
Все статьи > Иные вопросы > Налоговые риски при распределении денежных потоков внутри холдингов (Куприна Н.)

Налоговые риски при распределении денежных потоков внутри холдингов (Куприна Н.)

Дата размещения статьи: 29.09.2020

Налоговые риски при распределении денежных потоков внутри холдингов (Куприна Н.)

Законодательного понятия "холдинг" в российском праве нет. Понятие "холдинг" используется в Указе Президента РФ от 16.11.1992 "О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий": холдинговой компанией признается предприятие, в состав активов которого входят контрольные пакеты акций других предприятий". В ст. 4 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" под холдингом понимается объединение юридических лиц, не являющееся юридическим лицом. Но это понятие касается исключительно банковской сферы деятельности. 

Шиткина И.С. ("Корпоративное право в таблицах и схемах", 3-е издание, переработанное и дополненное, "Юстицинформ", 2017) выделят такие преимущества холдинговой модели организации бизнеса, как возможность привлечения инвестиций, распределение коммерческих рисков между несколькими юридическими лицами, гибкость в распределении функций, экономия расходов на управлении группой компаний в связи с передачей всех управляющих функций основному обществу, оптимальное размещение производства в наиболее благоприятных для этого регионах. Но в то же время у этой модели есть и ряд недостатков, из которых главные: отсутствие адекватного правового регулирования холдингов и неоптимальное налогообложение участников холдинга. Кроме того, создание холдинга порождает такое явление, как "взаимозависимость", что дает налоговым органам право на контроль за трансфертным ценообразованием.

В судебной практике, в том числе и по налоговым спорам, активно используется понятие "холдинг": в российской правовой системе отсутствует определение понятия "холдинг". В общепринятом представлении холдинг представляет собой форму предпринимательского объединения, в которое входит группа организаций (участников), связанных между собой отношениями. Участники холдинга, сохраняя формальную юридическую самостоятельность, в своей предпринимательской деятельности подчиняются одному из участников группы - холдинговой компании (головной организации) (А14-15770/18).

С целью оптимального распределения денежных потоков в холдингах применяются различные схемы: выдача займов, внесение вкладов в уставный капитал и дополнительных вкладов в имущество общества, передача функций единоличного органа управляющей компании, прощение долга, зачет взаимных требований, поставка и оказание услуг внутри группы компаний, дробление бизнеса, выплата дивидендов.

Так как отсутствует специальное правовое регулирование деятельности холдингов, компании внутри холдинга оформляют свои отношения через различные гражданско-правовые договоры и институты: передачу полномочий единоличного исполнительного органа управляющей компании, агентские договоры, договоры займа, зачет взаимных требований.

Не все эти схемы являются легальными с точки зрения налогового законодательства. Возникает множество судебных споров, которые заканчиваются либо в пользу компаний, либо в пользу налоговых органов.

 

Взаимозависимость как повод проверить рыночность цен в сделках внутри группы компаний 

Компании внутри холдинга являются взаимозависимыми. Согласно п. 1 п. 2 ст. 40 НК РФ налоговые органы вправе проверять соответствие рыночных цен по сделкам между взаимозависимыми лицами. Сделки между взаимозависимыми лицами признаются контролируемыми при соблюдении условий, указанных в статье 105.14 НК РФ. Контроль за такими сделками уполномочена осуществлять только Федеральная налоговая служба РФ. Проверяется полнота исчисления налога на прибыль организаций, налога на доходы физических лиц, налога на добычу полезных ископаемых, налога на добавленную стоимость, налога на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья. ФНС применяет методы, предусмотренные статьей 105.7 Налогового кодекса. Совершение контролируемых сделок порождает для налогоплательщика обязанность уведомлять ФНС о таких сделках в сроки и порядке, которые предусмотрены НК РФ.

Одним из способов избежать контроля над трансфертными ценами является создание консолидируемой группы налогоплательщиков на основании договора, заключаемого между взаимозависимыми компаниями. Этот договор подлежит регистрации в налоговом органе. Целью создания консолидированной группы налогоплательщиков является исчисление и уплата налога на прибыль с учетом совокупного результата финансово-хозяйственной деятельности. Но, к сожалению, федеральными законами постоянно вводится и продлевается мораторий на внесение изменений в уже созданные группы и на создание новых консолидированных групп налогоплательщиков. Последний - Федеральный закон от 03.08.2018 N 302-ФЗ продлил мораторий до 2023 года.

В судебной практике постоянно возникает вопрос: вправе ли налоговые инспекции проверять соответствие цен по сделкам внутри групп компаний рыночным? Вправе ли налоговые инспекции контролировать сделки, не относящиеся к контролируемым, и применять методы контроля над трансфертными ценами?

Верховный суд в Определении от 22.07.2016 по делу А40-63374/2015 отметил, что само по себе отклонение цены в сделке от уровня цен, обычно применяемых по идентичным товарам, само по себе не может служить самостоятельным основанием для вывода о возникновении у налогоплательщика недоимки по налогам. Кроме того, налоговые инспекции не наделены компетенцией по налоговому контролю над трансфертным ценообразованием, поскольку контроль осуществляется только ФНС России, и только если сделки признаются контролируемыми в соответствии с главой 14.4 Налогового кодекса. Вместе с тем Верховный суд пришел к выводу, что, если в результате выездной или камеральной налоговых проверок были установлены признаки получения необоснованной налоговой выгоды при совершении сделок между взаимозависимыми лицами (при условии многократного отклонения цен от уровня рыночных), налоговые органы вправе применить методы, предусмотренные Налоговым кодексом для контроля над сделками, и доначислить налог на прибыль и НДС.

Эти же выводы Верховный суд сделал и в Обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с применением отдельных положений раздела V.I и статьи 269 Налогового кодекса Российской Федерации, утв. ВС РФ 16.02.2017.

Таким образом, совершая сделки внутри холдинга, необходимо следить, чтобы цены не отличались многократно от уровня рыночных цен. Приобретение товара по заниженной или завышенной цене должно быть обусловлено деловыми целями (качество товара, условия оплаты, условия поставки, скидки, объем товаров и т.п.).

Например, в Определении ВС РФ от 29.03.2018 по делу А04-9989/2016 суд признал решение инспекции о доначислении индивидуальному предпринимателю НДФЛ и НДС по сделкам с взаимозависимой компанией незаконным. Так как взаимозависимость сама по себе не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды, цены по сделкам между взаимозависимыми лицами отличались от цен по сделкам с независимыми контрагентами на 11 - 52%, что не является многократным, а контроль над трансфертным ценообразованием не может быть предметом проверок налоговых инспекций. Кроме того, при сравнении цен инспекция не учла такой критерий, как количество реализованных товаров.

 

Приобретение за счет заемных средств оборудования для другой компании холдинга 

В холдингах часто возникает необходимость распределения финансовых потоков между компаниями группы, в том числе и за счет заемных средств. Налоговые инспекции видят в этом получение необоснованной налоговой выгоды, так как компании холдинга - это самостоятельные юридические лица. Но суды становятся на сторону компаний в том случае, если компании докажут, что сделки совершены не с целью получения необоснованной налоговой выгоды, а обусловлены интересами всей группы компаний.

Например, в деле А53-26641/2015 (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 08.02.2017) инспекция считала, что компания, не являясь сельхозпроизводителем, с целью получения вычета по НДС приобрела за счет заемных средств сельхозтехнику и передала ее в аренду конному заводу. Но суд сделал важный вывод: анализируя налоговую выгоду, следует учитывать, что распределение налоговой выгоды и налогового бремени необходимо анализировать в целом по группе компаний. Для хозяйственного оборота типичны ситуации, когда в рамках группы компаний у одного юридического лица находится в собственности имущество, а другие используют это имущество путем заключения гражданско-правовых договоров. Компания имеет право на вычет по НДС при приобретении техники, так как начисляет НДС с арендной платы, а следовательно, использует оборудование в налогооблагаемой деятельности.

В другом деле А27-20387/16 (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.10.2017) налоговая инспекция отказала в отнесении затрат на выплату процентов по займу с взаимозависимым лицом к расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, так как расходы были направлены не на получение дохода, а на приобретение оборудования у взаимозависимого лица, находящегося в тяжелом финансовом положении. Суд встал на сторону налогоплательщика, так как сделки были направлены на сохранение дорогостоящего оборудования, и никто из третьих лиц не проявил интереса к приобретению этого оборудования. Сделки, как и в предыдущем деле, были совершены в интересах холдинга. Было доказано наличие деловой цели сделок.

Таким образом, приобретая оборудования для сдачи его в аренду другой компании холдинга, налогоплательщик имеет право на вычет по НДС, если использует оборудование в налогооблагаемой деятельности. Должен быть оформлен договор аренды, арендная плата установлена на уровне рыночных цен по аналогичным сделкам, и с арендной платы должен начисляться и уплачиваться НДС.

 

Передача управленческих и иных функций компаний группы одной из компаний холдинга 

Для холдингов типична такая структура организации бизнеса, когда функции по управлению всеми компаниями передаются по договору основной компании. Налоговые инспекции часто видят в этом увеличение расходов с целью уменьшения налога на прибыль и с целью получения вычетов по НДС. При этом функции управляющей компании дублируют функции органов и подразделений общества. Управляющие компании действуют формально, в реальности не выполняя никаких функций. Примером является дело А40-163997/16, в котором все три инстанции поддержали налоговую инспекцию. Определением ВС от 19.02.2018 было отказано в передаче на рассмотрение кассационной жалобы. Налогоплательщик заключил с материнской компанией договор управления и агентский договор, передачи услуг по которым аналогичны. Фактически услуги не оказывались, штатные сотрудники налогоплательщика, ранее выполняющие эти функции, формально были переведены в штат управляющей компании. Затраты налогоплательщика многократно увеличились.

Компаниям удается доказать обоснованность расходов и вычетов, если они докажут, что управляющая организация не дублирует функции органов общества, а реально выполняет управленческие функции. Одним из важных аргументов передачи функций единоличного исполнительного органа управляющей компании в холдинге является то, что управляющая компания координирует действия взаимосвязанных компаний, осуществляющих разные функции, регулирует финансовые потоки, оптимизирует использование ресурсов внутри группы компаний, разрабатывает и координирует планы производства (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22.07.2015 по делу А32-5124/2013).

Для холдингов типично распределение различных функций между компаниями одной группы с целью оптимальной организации бизнеса. Кроме передачи функций единоличного исполнительного органа управляющей организации, могут передаваться, например, функции по снабжению всех компаний, входящих в группу, одной из компаний.

В деле А14-15770/18 (Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2019) налоговая инспекция доначислила налогоплательщику, входящему в группу компаний, налог на прибыль, НДС, пени и штрафы по агентскому договору, заключенному с одной из компаний группы. Инспекция посчитала, что агентский договор формальный, и заключен ради получения необоснованной налоговой выгоды. Что с поставщиками сахарной свеклы, которых привлек агент, налогоплательщик ранее имел заключенные договора поставки. Не оспаривая факт вхождения в холдинговую структуру, группа компаний "Продимекс" наряду с другими сахарными заводами, расположенными на территории Воронежской, Белгородской, Пензенской областей, Краснодарского и Ставропольского края, единственным участником которых является акционерное общество "Объединенная сахарная компания", общество пояснило, что заключение спорных агентских договоров явилось результатом принятого акционерным обществом "Объединенная сахарная компания" управленческого решения от 02.12.2013 об организации централизованных закупок сырья и оборудования для всех сахарных заводов, входящих в холдинг, и передаче функций по снабжению сырьем и оборудованием для сахарного производства обществу "Продимекс-Холдинг". В указанной связи, как поясняет налогоплательщик, в структуре сахарных заводов остались лишь сырьевые отделы, выполняющие технические функции и подотчетные созданному в структуре общества "Продимекс-Холдинг". А путем заключения агентских договоров было осуществлено перераспределение должностных обязанностей сотрудников сырьевого отдела и департамента перераспределением между обществами "Продимекс-Холдинг", "Садовский сахарный завод" и "Управляющая компания "Продимекс-Сахар". После перераспределения обязанностей в структуре сахарных заводов не осталось служб и должностных лиц с полномочиями, аналогичными полномочиям сотрудников департамента по закупке сырья общества "Продимекс-Холдинг". Должностные обязанности специалистов сырьевых отделов сахарных заводов с 2014 года по приемке и обработке поставленного сырья, организации работы свеклоприемных пунктов, обеспечению выполнения графиков приемки и отгрузки сырья носят исключительно технический характер, и не включают в себя обязанностей по закупке сырья, определению условий ценообразования, объема сырья и формированию графиков его поставки. При этом экономическая обоснованность заключенных договоров выражается в укрупнении свеклосдатчиков, что привело к стабильности производства и поставок свеклы, централизации логистики и управляемости поставок свеклы, позволило улучшить показатели хранения, снизить потери свекломассы и увеличить выход сахара за счет работы с поставщиками свеклы по подбору гибридов с высоким содержанием сахара.

С учетом вхождения обществ "Садовский сахарный завод" и "Продимекс-Холдинг" в одну холдинговую структуру налоговым органом сделан вывод о взаимозависимости и о согласованной направленности действий налогоплательщика и его контрагента на создание формального документооборота с целью минимизации налогообложения и получения необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения сумм налога, подлежащих уплате в бюджет и получения налоговых вычетов. При этом инспекция исходила из фактического выполнения спорных работ силами и средствами самого налогоплательщика.

В частности, департамент по закупке свеклы осуществлял следующие функции:

- аналитическая - определение объема закупок с указанием источника поставок для каждого завода (группы компаний или сторонних поставщиков), определение конкретных условий поставки сырья и базиса размещения сахарной свеклы на заводы, разработка шаблонов договоров на год для каждого вида поставщиков свеклы, корректировка объемов поставок для равномерного обеспечения заводов свеклой;

- управленческая - управление сырьевыми службами заводов, доведение плана и условий закупок свеклы, разработка и согласование с сырьевыми службами заводов формул ценообразования, утверждение расчетов окончательной цены на сырье для каждого завода, обеспечение работы свеклопунктов, проведение совещаний со свеклосдатчиками, проведение переговоров и заключение договоров с крупными поставщиками свеклы, доведение разработанных шаблонов договоров на год для каждого вида поставщиков свеклы до сырьевых служб заводов;

- контрольная - контроль над работой сырьевых служб заводов в части приема свеклы и своевременным и правильным внесением информации о количестве и качестве сырья в программу 1С: АСП "Свекла", за расчетом и утверждением окончательной цены свеклы, за исполнением договоров и графиков поставки свеклы, за своевременностью и правильностью оформления товаросопроводительных документов при приеме свеклы.

В функции сырьевых служб заводов входило обеспечение заключения договоров на поставку свеклы на местах по разработанным департаментом шаблонам, обеспечение приема и хранения свеклы, определение физико-химических качеств свеклы, внесение информации о количестве и качестве сырья в программу 1С: АСП "Свекла", оформление товаросопроводительных документов, подготовка показателей для расчета окончательной цены, подготовка и представление отчетности департаменту, согласование действий по поставкам свеклы, подготовка справочной информации по планируемым зонам свеклосеяния, прогнозу урожайности.

В действующем российском законодательстве отсутствуют нормы права, регулирующие взаимоотношения участников холдинга, вследствие чего для урегулирования взаимоотношений ими используются существующие институты и нормы гражданского законодательства. В рассматриваемом случае общества "Садовский сахарный завод" и "Продимекс", заключая договор, определенный ими как агентский, фактически использовали данную юридическую форму для распределения между ними определенных функций в рамках взаимодействия в составе холдинга - в данном случае функций, связанных с централизованной закупкой сырья для организации работы сахарных заводов, входящих в холдинг. Ту же цель преследовали и договоры, заключенные обществом "Садовский сахарный завод" с обществом "АПК-Консалт", являющимся, как это следует из данных Единого государственного реестра юридических лиц (т. 1 л. д. 139 - 158), управляющей организацией общества "Садовский сахарный завод" с 13.12.2010.

 

Налоговые споры при внесении вклада в уставный капитал дочернего общества и внесения дополнительного вклада в имущество общества 

Закон об ООО (ст. 27) и Закон об АО (ст. 32.2) разрешают участникам (акционерам), помимо вклада в уставный капитал общества, вносить вклады в имущество общества, не увеличивающие уставный капитал. В соответствии с пп. 3 п. 1 и пп. 3.7 п. 1 ст. 251 НК РФ вклады в уставный капитал и вклады в имущество общества не учитываются в качестве доходов при определении налогооблагаемой базы с целью уплаты налога на прибыль. Что касается НДС, то согласно пп. 1 п. 2 ст. 146, пп. 4 п. 3 ст. 39 вклады в уставный капитал не облагаются НДС. По поводу вкладов в имущество общества, не увеличивающих уставный капитал, ситуация спорная, так как пп. 4 п. 3 ст. 39 НК не признает реализацией товаров, работ, услуг передачу имущества, если такая передача носит инвестиционный характер. Существует Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.12.2012 по делу А29-10167/2011, в котором вклады в имущество общества носят инвестиционный характер, преследуют цель получения прибыли или иного полезного эффекта. Но позиция Минфина (письмо 03-07-08/77947 от 26.12.2016) прямо противоположна, поскольку операции по передаче имущества в качестве вклада в имущество общества без изменения уставного капитала в п. 2 ст. 146 не поименованы, то такая передача имущества не освобождается от уплаты НДС. Таким образом, если компания получила имущество в качестве вклада, не увеличивающего уставный капитал, и не начислила НДС на доход, то она должна готовиться отстаивать свою позицию в судебном порядке и доказывать инвестиционный характер вклада.

Но особенно спорной являлась ситуация, когда вклад в уставный капитал или вклад в имущество общества вносят не деньгами, имуществом или имущественными правами, а производят зачет взаимных требований. Ранее была редакция пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ, позволяющая не учитывать при определении налоговой базы по налогу на прибыль ходы в виде имущества, имущественных или неимущественных прав в размере их денежной оценки, которые переданы хозяйственному обществу в целях увеличения чистых активов, в том числе путем формирования добавочного капитала акционерами или участниками. Данное правило распространяется также на случаи увеличения чистых активов с одновременным прекращением обязательств общества перед акционерами/участниками. В действующей редакции ст. 251 этот подпункт изменен, появился пп. 3.7, который приведен в соответствии с гражданским законодательством, но из него исчез зачет взаимных требований. В Законе об ООО зачет требований участника к обществу возможен в счет внесения дополнительных вкладов в уставный капитал. То есть при зачете вклада в имущество общества возможно применение закона по аналогии, но в Законе об АО этого нет. Большая вероятность, что налоговые будут трактовать это как прощение долга и начислять налог на прибыль, хотя зачет - это не прощение долга, это только способ прекращения денежных обязательств, в частности обязательства по внесению вклада.

В деле А81-404/2018 налоговая трактовала зачет суммы займа, с одной стороны, и дополнительного вклада в уставный капитал дочерней компании, с другой стороны, как прощение долга, считая, что должник должен был включить в расчет налоговой базы по налогу на прибыль сумму прощенных процентов. Но суд решил, что прощения долга не было, зачет всегда происходит на возмездной основе. Материнская компания не отражала соответствующие суммы в расходах, а дочерняя компания - в доходах, ущерба бюджету нет.

В холдингах часто возникает необходимость перераспределить денежные потоки. Например, материнская компания выдала заем дочерней компании. Стало очевидным, что дочерняя компания не сможет отдать заем. В интересах группы компаний для сохранения стабильности всего холдинга материнская компания принимает решение о внесении вклада в уставный капитал дочерней или дополнительного вклада в имущество дочернего общества, а затем производит зачет взаимных требований.

В деле А27-13314/18 единственный участник компания KIGALIA HOLDINGS LIMITED приняла решение N 31/10/14 об осуществлении вклада в имущество общества в размере 26 000 000 долларов США путем перечисления денежных средств на валютный счет общества.

Срок внесения вклада был установлен до 31.03.2015 и впоследствии продлен до 31.03.2016.

29.12.2014 KIGALIA HOLDINGS LIMITED внесла часть вклада в имущество общества путем перечисления 670 000 долларов США, что соответствует 34 862 981 руб.

30.11.2015 KIGALIA HOLDINGS LIMITED приобрела права требования к обществу по договору займа с суммой долга 1 138 460 000 руб. и невыплаченными процентами в размере 363 109 799,95 руб. (итого 1 501 569 799 руб.).

30.11.2015 общество и KIGALIA HOLDINGS LIMITED заключили соглашение о прекращении денежных обязательств зачетом встречных денежных требований в сумме 1 501 569 799 руб., в результате которого:

- обязательство общества по погашению задолженности в размере 1 501 569 799 руб. прекращено полностью, включая проценты в размере 363 109 799,95 руб.;

- обязательство KIGALIA HOLDINGS LIMITED по внесению вклада в имущество общества прекращено частично в сумме 22 668 865,76 долларов США.

Статья 27 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон 14-ФЗ) предусматривает возможность возложения на участников общества обязанности вносить вклады в имущество общества по решению общего собрания участников общества, если это предусмотрено уставом общества.

Согласно пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ (в редакции, действовавшей в спорный период) при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, имущественных прав или неимущественных прав в размере их денежной оценки, которые переданы хозяйственному обществу или товариществу в целях увеличения чистых активов, в том числе путем формирования добавочного капитала и (или) фондов, соответствующими акционерами или участниками. Внесение вклада частично деньгами, так и частично зачетом в счет реального обязательства общества по уплате займа и процентов, несет положительные экономические последствия для общества, т.к. увеличивает его активы и уменьшает обязательства. Конкретный арифметический результат изменения чистых активов будет зависеть и от их значения до внесения вклада. Так, если активы имели отрицательное значение, то внесение вклада его уменьшит, хотя может и не довести до положительного. Доводы инспекции о том, что внесение вкладов в имущество общества направлено на пополнение его активов и не может преследовать в качестве единственной цели прекращение ранее возникших обязательств со ссылкой на Определение ВАС РФ от 07.08.2012 N ВАС-9427/12, обоснованно отклонены судом первой инстанции, поскольку по указанному гражданскому делу в основе спора лежала не оценка экономических последствий внесения дополнительных вкладов в имущество общества на предмет изменения величины его чистых активов, а право общества в одностороннем порядке производить зачет собственных вексельных обязательств в счет предполагаемого внесения дополнительного вклада в имущество общества одним из его учредителей. При этом ВАС РФ указал, что зачет возможен, но не по инициативе общества, а по инициативе участников, вносящих дополнительные вклады, и лишь в случае единогласного утверждения соответствующего способа внесения общим собранием участников (что не было соблюдено) величины. Тем не менее п. 18 ст. 250 НК РФ к спорным правоотношениям не применим, поскольку имело место не прощение долга, не безосновательное или безвозмездное прекращение обязательства, а зачет, возможность которого прямо предусмотрена гражданским законодательством. При этом гражданское законодательство четко разграничивает прощение долга, дарение и инвестирование в корпоративных отношениях (в том числе путем внесения дополнительных вкладов в уставный капитал и вкладов в имущество обществ с ограниченной ответственностью). Аналогичным образом разграничен и их налоговый режим. Цель внесения вклада также будет считаться достигнутой.

 

Дробление бизнеса 

Налоговым законодательством предусмотрены специальные налоговые режимы для малого бизнеса. Чтобы избежать уплаты НДС и налога на прибыль организаций, многие компании и ИП злоупотребляют своими правами и искусственно разделяют компании с целью недопущения превышения порогового значения и сохранения льготного налогообложения.

При установлении формального дробления бизнеса компаниям грозит доначисление НДС и налога на прибыль организаций.

Искусственного дробления бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды не будет, если создание группы компаний, применяющих упрощенную систему налогообложения, обусловлено деловыми целями. Например, налогоплательщик является единственным дистрибьютором товара определенной марки на территории нескольких регионов. Он выстроил сеть продаж через взаимозависимых оптовых покупателей, но каждый из них вел самостоятельную хозяйственную деятельность, имел свой штат работников, свою хозяйственную базу и осуществлял деятельность по соответствующему сегменту рынка (оптовые продажи, мобильная торговля среди розничных покупателей, продажи через Интернет).

А вот если каждая последующая подконтрольная организация создается, когда налогоплательщиком и его подконтрольными лицами достигается пороговое значение дохода, дающего право на применение УСН, а также у всех организаций имелся один общий склад хранения, общий офис, то у инспекции имеются все основания для определения прав и обязанностей юридических лиц, исходя из подлинного экономического содержания их деятельности путем консолидации доходов и исчисления налогов по общей системе налогообложения (п. 4 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 НК РФ в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства, утв. ВС РФ 04.07.2018).

Конституционный суд в Определении от 04.07.2017 N 1440-О пришел к выводу, что правоприменительная практика ориентируется на признание налоговой выгоды необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом.

В деле А65-27699/18 (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 17.05.2019) основанием для принятия решения послужил вывод налогового органа о наличии в деятельности заявителя признаков формального разделения бизнеса между взаимозависимыми лицами (общество "Ресторатор ПЛЮС" и общество с ограниченной ответственностью "Атриум", далее - общество "Атриум"), осуществляющими схожий вид предпринимательской деятельности, целью которого являлось получение необоснованной налоговой выгоды в виде возможности использования специальных налоговых режимов, незаконно минимизирующих налоговые обязательства налогоплательщика. При этом выгодоприобретателем - бенефициаром данной "схемы" является непосредственно заявитель. Как указывает налоговый орган, фактически общество "Ресторатор ПЛЮС" при реализации алкогольной продукции и общество "Атриум" при реализации питания использовали всю площадь зала обслуживания посетителей, превышающую 150 кв. м, следовательно, оказывали услуги общественного питания через объект организации общественного питания с площадью зала обслуживания посетителей более 150 кв. м.

Исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что в ходе проверки инспекцией установлена совокупность доказательств, свидетельствующих о создании заявителем схемы ухода от налогообложения по общеустановленному режиму налогообложения при оказании услуг общественного питания путем формального разделения торговой площади (зала обслуживания посетителей) и распределения численности работников организации между заявителем и взаимозависимым арендатором площади зала обслуживания (общество "Атриум"), то есть создания формальных признаков для возможности применения им системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход. При этом общество "Ресторатор ПЛЮС" при реализации алкогольной и безалкогольной продукции и общество "Атриум" при реализации продуктов общественного питания фактически использовали всю площадь зала обслуживания ресторана "Траттория". Разделение площадей зала в ресторане носило формальный характер, ресторан функционировал как единый объект.

Таким образом, с целью избежания обвинения в создании схем с целью получения необоснованной налоговой выгоды все действия в холдинге по распределению финансовых потоков, оптимизации управленческих и иных функций в обществе должны иметь деловую цель.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2020. Все права защищены
↑