Все о трудовом праве

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Разделы:
Последние новости:

28.12.2021

Целью законопроекта является ликвидация внутренних противоречий, в Трудовом кодексе РФ, выявившихся в его правоприменительной практике, защита трудовых прав работников, а также содействие росту эффективности труда.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается, путем внесения изменений в Закон о занятости, унифицировать подход к признанию занятыми граждан, обучающихся по очно-заочной форме обучениями, обеспечив единообразное толкование и практику применения законодательства о занятости.

подробнее
23.12.2021

Целью законопроекта является установить дополнительную возможность направления заявления гражданами РФ и гражданами государств-членов ЕАЭС о постановке на учет в налоговом органе в качестве плательщика налога на профессиональный доход с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)"

подробнее
Все статьи > Трудовые отношения > Охрана труда > Нарушение требований охраны труда: о новом Постановлении Пленума (Соктоев З.Б.)

Нарушение требований охраны труда: о новом Постановлении Пленума (Соктоев З.Б.)

Дата размещения статьи: 10.12.2021

Нарушение требований охраны труда: о новом Постановлении Пленума (Соктоев З.Б.)

В связи с изменением Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. N 421-ФЗ редакции ст. 143 УК РФ, корректированием Федеральным законом от 23 апреля 2018 г. N 114-ФЗ составообразующих признаков в ст. 216, 217 УК РФ, вопросами, возникающими у судов, принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2018 г. N 41 "О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов".
Новое Постановление Пленума, как представляется, оправдало ожидания практического работника. Остановимся на разъяснениях, касающихся вопросов применения положений ст. 143 УК РФ, имея в виду, что некоторые аспекты были ранее исследованы <1>.
--------------------------------
<1> См.: Бутаева Е. Государственное регулирование охраны труда: риск-ориентированный подход // Трудовое право. 2017. N 1. С. 95 - 112; Вешняков Д.Ю. К вопросу о соблюдении правовой определенности в бланкетных статьях УК РФ // Российский ежегодник уголовного права. 2014. N 7. С. 118 - 133; Закомолдин Р.В. Преступные нарушения специальных правил и требований безопасности: Монография. Тольятти, 2013 и др.

Согласно данным официальной статистики в России было зарегистрировано в 2000 г. 1 270 преступлений, предусмотренных ст. 143 УК РФ, в 2001 г. - 1 450, в 2002 г. - 1 501, в 2003 г. - 1 566, в 2004 г. - 1 048, в 2005 г. - 1 063, в 2006 г. - 991, в 2007 г. - 758, в 2008 г. - 631, в 2009 г. - 603, в 2010 г. - 558, в 2011 г. - 587, в 2012 г. - 516, в 2013 г. - 517, в 2014 г. - 485, в 2015 г. - 512, в 2016 г. - 551, в 2017 г. - 560 преступлений (см.: сводные отчеты по России "Единый отчет о преступности" за период с 2000 г. по 2017 г.).
При этом численность пострадавших при несчастных случаях на производстве составила, по данным Росстата России, в 2000 г. 151,8 тыс. человек, в 2001 г. - 144,7 тыс., в 2002 г. - 127,7 тыс., в 2003 г. - 106,7 тыс., в 2004 г. - 87,8 тыс., в 2005 г. - 77,7 тыс., в 2006 г. - 70,7 тыс., в 2007 г. - 66,1 тыс., в 2008 г. - 58,3 тыс., в 2009 г. - 46,1 тыс., в 2010 г. - 47,7 тыс., в 2011 г. - 43,6 тыс., в 2012 г. - 40,4 тыс., в 2013 г. - 35,6 тыс., в 2014 г. - 31,3 тыс., в 2015 г. - 28,2 тыс., в 2016 - 26,7 тыс., в 2017 - 25,4 тыс. человек. Из них травмировано со смертельным исходом: в 2000 г. 4,40 тыс. человек, в 2001 г. - 4,37 тыс., в 2002 г. - 3,92 тыс., в 2003 г. - 3,54 тыс., в 2004 г. - 3,29 тыс., в 2005 г. - 3,09 тыс., в 2006 г. - 2,90 тыс., в 2007 г. - 2,99 тыс., в 2008 г. - 2,55 тыс., в 2009 г. - 1,97 тыс., в 2010 г. - 2,00 тыс., в 2011 г. - 1,82 тыс., в 2012 г. - 1,82 тыс., в 2013 г. - 1,70 тыс., в 2014 г. - 1,46 тыс., в 2015 г. - 1,29 тыс., в 2016 г. - 1,29 тыс., в 2017 г. - 1,14 тыс. человек <2>.
--------------------------------
<2> См.: Официальная статистика. Условия труда. Производственный травматизм. URL: http://www.gks.ru/ (дата обращения: 10.12.2018).

В абз. 2 п. 6 нового Постановления Пленума специально подчеркивается: "Если будет установлено, что несчастный случай на производстве произошел только вследствие небрежного поведения самого пострадавшего, суд должен, при наличии к тому оснований, решить вопрос о вынесении оправдательного приговора". Однако вряд ли столь существенные расхождения между количеством травмированных, в том числе смертельно травмированных, и числом возбужденных уголовных дел можно объяснить исключительно виной работника или случайным стечением обстоятельств при отсутствии виновных лиц <3>.
--------------------------------
<3> Справедливости ради нужно сказать, что, действительно, случаются непредсказуемые чрезвычайные происшествия, а также довольно часто сами потерпевшие в силу низкой трудовой дисциплины в обход предусмотренных мер безопасности провоцируют аварийные ситуации. Так, исследованные Н.Н. Хилтуновым 774 процессуальных решения (в том числе постановления, определения судов, органов предварительного расследования) показали, что в 5,7% вынесенных решений констатировалось отсутствие события преступления, а в 32,6% процессуальных решений - отсутствие состава преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ (см.: Хилтунов Н.Н. Уголовная ответственность за нарушение требований охраны труда. М.: Юнити-Дана; Закон и право, 2015. С. 149). Тем не менее значительный удельный вес производственных травм остается вне надлежащей правовой оценки.

Высшая судебная инстанция подчеркивает необходимость проявлять повышенное внимание к неукоснительному соблюдению конституционного права человека на охрану жизни и здоровья, конституционного права человека на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, обращает особое внимание судов на необходимость установления причин производственного травматизма, а также на способствующие этому условия. Причем в п. 13 нового Постановления Пленума специально разъясняется, что материалы расследования несчастного случая (акт о несчастном случае на производстве и др.), а также заключение и другие материалы расследования несчастного случая, проведенного государственными инспекторами труда и иными должностными лицами контролирующих органов, исследуются наряду с другими доказательствами.
Возвращаясь к данным официальной статистики, нельзя не отметить, что не только преступные нарушения требований охраны труда, но и в целом производственный травматизм не находят своего корректного отражения в официальной отчетности. Признавая это обстоятельство, Международная организация труда разработала методику оценки реальных данных на основе предположения о более точном фиксировании смертельных случаев и утаивании большего числа менее травматичных случаев: в зависимости от вида выполняемой работы в среднем на один случай смертельной травмы на производстве приходится от 500 до 2 000 случаев менее серьезных травм <4>.
--------------------------------
<4> Охрана труда в цифрах и фактах: направления совершенствования глобальной культуры охраны труда. URL: www.ilo.org/safework (дата обращения: 10.12.2018).

Несложно подсчитать и на основе этого сделать вывод о необходимости критичного отношения и к официальной статистике, и к материалам расследования несчастного случая, и в целом к существующей практике оценки несчастных случаев на производстве. Так, в Отчете о работе государственных инспекций труда в субъектах Российской Федерации за 2017 год указывается, что при 136 026 проведенных в 2016 г. проверок выявлено 9 261 нарушение по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев на производстве, а в 2017 г. при 150 769 проведенных проверок выявлено 9 511 аналогичных нарушений (102,7%) <5>.
--------------------------------
<5> См.: Роструд. Надзор и контроль. Соблюдение законодательства о труде. Отчет о работе государственных инспекций труда в субъектах Российской Федерации за 2017 год. URL: https://www.rostrud.ru/ (дата обращения: 15.12.2018).

В новом Постановлении Пленума впервые подробно с учетом современного законодательства и складывающейся практики даны разъяснения по квалификации ст. 143 УК РФ по признаку потерпевшего.
В п. 3 подчеркивается, что объектом преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ, являются "общественные отношения, связанные с обеспечением сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности". Из этого следует вывод о признании потерпевшим по ст. 143 УК РФ любого человека, чье право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, гарантировано Конституцией РФ и корреспондирующими нормами иных нормативных правовых актов. Лицо, заключившее гражданско-правовой договор о выполнении работ или оказании услуг, не пользуется той охраной, что обеспечивается работодателем работнику. Поэтому в п. 12 содержится специальная оговорка: "если несчастный случай произошел с лицом, которое выполняло работы или оказывало услуги на основании гражданско-правового договора... в действиях заказчика соответствующих работ или услуг отсутствует состав преступления, предусмотренного статьями 143, 216 или 217 УК РФ". Но эту оговорку нужно воспринимать во взаимосвязи с разъяснениями, данными в п. 3 нового Постановления Пленума. Известна практика злоупотребления работодателем неравным положением, когда он, пользуясь своим преимущественным положением, принуждает наемного работника заключать гражданско-правовой договор. Тем самым работодатель уклоняется от выполнения социальных обязательств, а наемный работник лишается защиты, на которую имеет право.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ если стороны были лишь формально связаны гражданско-правовым договором, а на самом деле договором фактически регулировались трудовые отношения, то существующий судебный порядок разрешения споров позволяет обеспечить конституционные права экономически более слабой стороны как лица, состоящего именно в трудовых отношениях <6>. Причем, как подчеркивается в ч. 3 ст. 19.1 Трудового кодекса РФ, неустранимые сомнения при рассмотрении судом подобного рода споров должны толковаться в пользу наличия трудовых отношений.
--------------------------------
<6> Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 597-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Равинской Ларисы Вадимовны на нарушение ее конституционных прав статьями 11, 15, 16, 22 и 64 Трудового кодекса Российской Федерации" // Экономика и жизнь. 2009. N 38.

Правовая презумпция существования индивидуального трудового правоотношения подкрепляется выводом о наличии фактически трудовых отношений при установлении следующих (одного или нескольких) признаков: 1) работа выполняется лично работником в соответствии с указаниями и под контролем другой стороны; 2) выполнение работы с соблюдением правил внутреннего распорядка при обеспечении нанимателем условий труда, интеграции работника в организационную структуру предприятия; 3) выполнение работы за счет средств производства (инструменты, материалы, механизмы, оплата поездок и т.п.), предоставляемых нанимателем; 4) работа требует присутствия работника и имеет возмездный характер, когда производится периодическая выплата вознаграждения за труд; 5) работа выполняется в соответствии с определенным графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается стороной, заказавшей работу; 6) работа имеет определенную продолжительность и предполагает определенную преемственность; 7) работа выполняется исключительно или главным образом в интересах другого лица; 8) работник не несет финансового риска; 9) заказчик признает право работника на еженедельные выходные и ежегодный отпуск <7>. В силу ч. 4 ст. 19.1 Трудового кодекса РФ, если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, такие трудовые отношения считаются возникшими со дня фактического допущения физического лица, являющегося исполнителем по указанному договору, к исполнению предусмотренных указанным договором обязанностей.
--------------------------------
<7> См.: Рекомендация N 198 Международной организации труда "О трудовом правоотношении" (принята в Женеве 15.06.2006 на 95-й сессии Генеральной конференции Международной организации труда) // СПС "КонсультантПлюс"; Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 6. С. 2; Определение Верховного Суда РФ от 24 января 2014 г. N 18-КГ13-145 // СПС "КонсультантПлюс"; Определение Верховного Суда РФ от 23 апреля 2018 г. N 57-КГ18-4 // СПС "КонсультантПлюс" и др.

Таким образом, при признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями виновные лица, проигнорировавшие выполнение обязанностей по соблюдению требований охраны труда, подлежат ответственности по ст. 143 УК РФ. В связи с чем в п. 3 Постановления Пленума разъясняется, что потерпевшими по ст. 143 УК РФ могут быть признаны не только официально оформленные в качестве работника по трудовому договору, но и те лица, "с которыми такой договор не заключался либо не был оформлен надлежащим образом, но они приступили к работе с ведома или по поручению работодателя либо его уполномоченного представителя".
Посторонние лица, оказавшиеся в силу различных обстоятельств в сфере поражения опасных сил производственного процесса, могут быть при наличии других признаков составов преступлений признаны потерпевшими по ст. 216 или 217 УК РФ. Между тем в судебной и следственной практике на протяжении многих десятков лет допускаются ошибки. Как показало исследование, проведенное Ю.Б. Мельниковой, Н.В. Беляевой, А.М. Плешаковым (материалы 1967 - 1977 гг.), потерпевшими от нарушения правил охраны труда были признаны посторонние для данного производства лица в 1,4% случаев <8>, а более позднее исследование (материалы 1999 - 2015 гг.) показало увеличение процента признанных потерпевшими по ст. 143 УК РФ посторонних для данного производства лиц уже в 5,7% случаев <9>.
--------------------------------
<8> См.: Мельникова Ю.Б., Беляева Н.В., Плешаков А.М. Уголовная ответственность за нарушение правил охраны труда. М., 1980. С. 11.
<9> См.: Хилтунов Н.Н. Указ. соч. С. 49 - 50.

Неменьший интерес вызывают разъяснения нового Постановления Пленума о субъекте преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ.
По смыслу указанной нормы речь идет о специальном субъекте - лице, на которое возложены обязанности по соблюдению требований охраны труда. Однако в сравнении с ранее данными разъяснениями Пленум избрал новый подход в определении перечня субъектов преступления. Эти изменения, по всей видимости, учитывают изменения в трудовом праве относительно подходов к определению обязанностей ответственных лиц в сфере охраны труда. К сожалению, при модернизации ст. 143 УК РФ в 2013 г. данное обстоятельство не было учтено в полной мере. Законодатель, исключив явно неиспользуемую в неуголовном законодательстве терминологию, использовал конструкцию со спорным криминообразующим признаком специального субъекта. В частности, более точная терминология используется в Типовом положении о системе управления охраной труда <10>. Если в ст. 143 УК РФ говорится о нарушении государственных нормативных требований охраны труда, совершенных лицом, на которое возложены обязанности по их соблюдению, то указанным типовым положением четко разделяются: а) обязанности непосредственно работников в сфере охраны труда и б) обязанности работодателя по организации системы охраны труда. Именно последняя группа обязанностей, направленных на соблюдение конституционных гарантий работника, подразумевается в ст. 143 УК РФ. Н.И. Пикуров приводит в связи с этим схожую конструкцию, использованную при дифференциации уголовной ответственности в ч. 1 и 2 ст. 263.1 УК РФ, когда специальный субъект определяется посредством указания на лицо, ответственное за обеспечение транспортной безопасности.
--------------------------------
<10> Приказ Минтруда России от 19 августа 2016 г. N 438н "Об утверждении Типового положения о системе управления охраной труда" // Российская газета. 2016. 2 ноября.

В соответствии с положениями ст. 21 и 214 Трудового кодекса РФ работник обязан соблюдать требования охраны труда. Но это не делает его субъектом преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ.
В названном Типовом положении о системе управления охраной труда предлагается обязанности работодателя по организации системы охраны труда возлагать: 1) на непосредственно самого работодателя, если работодатель является индивидуальным предпринимателем; 2) руководителей структурных подразделений и иных структурных единиц работодателя; 3) службу охраны труда; 4) штатных специалистов по охране труда; 5) организацию или специалиста, оказывающих услуги в области охраны труда, привлекаемых работодателем по гражданско-правовому договору. Эти конкретизирующие нормы Трудового кодекса РФ положения нашли свое преломление в новом Постановлении Пленума, согласно которому субъектами преступления по ст. 143 УК РФ признаются:
1) лица, на которые в установленном законом порядке возложены обязанности по обеспечению соблюдения требований охраны труда, а именно:
- руководители организаций;
- заместители руководителей организаций;
- главные специалисты;
- руководители структурных подразделений организаций;
- специалисты службы охраны труда;
- иные лица;
2) представители организации, оказывающей услуги в области охраны труда, или соответствующие специалисты, привлекаемые работодателем по гражданско-правовому договору, если на указанных лиц непосредственно возложены обязанности обеспечивать соблюдение требований охраны труда.
Таким образом, из вышесказанного можно сделать два вывода. Во-первых, в новом Постановлении Пленума предпринята в целом удачная попытка более точно определить условия признания рядового работника специальным субъектом. Лишь в случае, если в установленном законом порядке, в том числе в силу служебного положения или по специальному распоряжению, работодатель, организуя систему охраны труда, возлагает на работника обязанность (делегирует ему свои полномочия) по обеспечению соблюдения требований охраны труда, этот работник может быть признан субъектом преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ <11>. В п. 6 уже не действующего на территории Российской Федерации Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г. N 16 предлагалось и в настоящее время, по сути, верное разъяснение, согласно которому нарушение правил охраны труда, допущенное работником, не являвшимся должностным лицом, и повлекшее предусмотренные уголовным законом последствия, должно квалифицироваться по статьям УК о преступлениях против личности независимо от того, имеет ли потерпевший отношение к данному производству или нет. Такую ответственность несут, в частности, и рабочие, выполнявшие по поручению должностных лиц обязанности старших в группе на время осуществления производственного задания <12>.
--------------------------------
<11> Так, по данным исследования материалов судебной и следственной практики за период с 1999 г. по 2015 г., 13,3% от всех лиц, привлеченных к ответственности по ст. 143 УК РФ, являлись рядовыми работниками организаций. Следует согласиться с выводом, что не в каждом из этих случаев была осуществлена правильная квалификация содеянного (см.: Хилтунов Н.Н. Указ. соч. С. 98).
<12> Бюллетень Верховного Суда СССР. 1987. N 1.

Во-вторых, в новом Постановлении Пленума расширен круг субъектов уголовной ответственности. Ранее в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. N 1 и в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г. N 16 предлагалось руководителей предприятий и организаций, их заместителей, главных инженеров, главных специалистов предприятий и организаций признавать субъектами преступления, если они не приняли мер к устранению заведомо известного им нарушения требований охраны труда либо дали указания, противоречащие этим правилам, или, взяв на себя непосредственное руководство отдельными видами работ, не обеспечили соблюдение тех же правил. В новом Постановлении Пленума такого ограничительного указания уже нет. Более того, п. 7 предлагается конструкция неосторожного сопричинения: если требования охраны труда нарушены двумя или более лицами, то содеянное каждым из них влечет уголовную ответственность при условии, если допущенные нарушения находились в причинной связи с наступившими общественно опасными последствиями. Изменившийся подход полностью отвечает концепции "нулевого травматизма", реализуемой Российской Федерацией, когда каждый работодатель, директор и менеджер несет ответственность за охрану труда на предприятии. Директора и менеджеры показывают другим пример для подражания. Они устанавливают правила и сами следуют им. Они обеспечивают понимание этих правил и их выполнение всеми работниками предприятия <13>.
--------------------------------
<13> См.: VISION ZERO. Семь "золотых правил" производства с нулевым травматизмом и с безопасными условиями труда. Руководство для работодателей и менеджеров. URL: http://visionzero.global/sites/default/files/2017-11/5-Vision_zero_Guide-Web.pdf (дата обращения: 05.12.2018).

В новом Постановлении Пленума уделено внимание и вопросам установления и учета причинной связи между допущенным нарушением требований охраны труда и наступившими последствиями.
Если при совершении бытовых преступлений против личности зачастую игнорируется нормативно-правовой уровень причинности, то по делам о нарушении специальных правил безопасности, напротив, нередко упускается из виду физический уровень причинности. В связи с этим в Постановлении Пленума подчеркивается, что наличие или отсутствие причинной связи должно быть обосновано в судебном решении. Суд обязан указать, в чем именно на физическом уровне (в предметно-материальном мире) выразилось нарушение требований охраны труда. Кроме того, суд обязан сослаться на конкретные нормы (пункт, часть, статья) нормативных правовых актов, нарушение которых на социально-правовом уровне причинности повлекло предусмотренные законом последствия.
Так, руководитель частного предприятия Б.А.И. был осужден по ч. 2 ст. 143 УК РФ. Ему вменялось несоблюдение требований п. 3.8.13 Межотраслевых правил по охране труда на автомобильном транспорте, нарушение п. 6.3.7 Постановления Минтруда РФ от 12 мая 2003 г. N 28 "Об утверждении Межотраслевых правил по охране труда на автомобильном транспорте", п. 1.2 "Газобаллонное оборудование фирмы... Руководство по эксплуатации", нарушение требований гл. 5.1 Руководства по организации эксплуатации газобаллонных автомобилей, работающих на сжиженном нефтяном газе от 1 января 2003 г., в результате чего взорвался газовый баллон автомобиля, что повлекло причинение вреда здоровью людей и их гибель. Суд установил цепь событий: дефект конструкции газового баллона вызвал переполнение баллона газом, баллон заполнили газом с низкой температурой, при последующем длительном хранении автомобиля в теплом помещении возросшее давление газа привело к взрыву, от взрыва пострадали люди. Однако суд не выявил, в чем конкретно заключаются вмененные Б.А.И. нарушения. С одной стороны, суд не решил вопрос, следует ли из вменяемых нарушений то, что Б.А.И. вообще был обязан проверять качество изготовления газового баллона. С другой стороны, вменяя Б.А.И. необеспечение ежедневного технического обслуживания, суд не выяснил, могли ли при надлежащем обслуживании быть выявлены причины, приведшие к разрушению баллона. Кроме того, сам осужденный Б.А.И. указывал на ошибочность акта о расследовании несчастного случая, в котором был применен недействующий правовой акт, положенный в основу последующих обвинений. В итоге Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор отменила, а само дело передала на новое судебное рассмотрение <14>.
--------------------------------
<14> Определение Верховного Суда РФ от 28 июля 2008 г. N 29-Д08-5 // URL: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id= 237160 (дата обращения: 10.12.2018).

В новом Постановлении Пленума предлагается различать степени причинения общественно опасных последствий и учитывать их при назначении наказания: когда последствия наступили в результате как действий (бездействия) подсудимого, так и небрежности потерпевшего, суду следует учитывать такое поведение потерпевшего при назначении наказания.
Подводя итог, можно вывести механизм причинения вреда объекту рассматриваемого преступления. Эта конструкция позволяет более успешно разрешать теоретико-прикладные вопросы правопонимания, правотворчества и правореализации <15>.
--------------------------------
<15> См. подробнее: Яцеленко Б.В., Соктоев З.Б. Механизм причинения вреда преступным нарушением требований охраны труда // Российский криминологический взгляд. 2015. N 2. С. 348 - 350.

В теории уголовного права механизм причинения вреда объекту преступления обычно раскрывается применительно к структуре конкретного общественного отношения, конкретного правового блага, поскольку именно этот объект испытывает на себе преступное воздействие.
Уголовно-правовой охране подлежат типичные, устойчивые связи, имеющие безличностный неперсонифицированный характер. Потерпевшим по ст. 143 УК РФ выступают, как было сказано выше, носители конституционного права человека на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, отличающиеся социально-типичными чертами, обусловленными выполнением ими трудовой функции. В сложном потоке социальной действительности объект уголовно-правовой охраны недоступен для непосредственного чувственного восприятия, так как, выражая внутренние, глубинные связи между структурными элементами общества, образует его сущность. Объект уголовно-правовой охраны приобретает такие интегративные качества, как объективность, типичность, устойчивость, массовидность, не присущие отдельно взятому индивидуальному отношению. Однако свое бытие объект уголовно-правовой охраны обретает, преобразуясь в объект преступления в виде индивидуальных межличностных отношений, доступных для эмпирического познания. Индивидуальное отношение не соответствует многим признакам общественного отношения. Например, объект уголовно-правовой охраны права на безопасный труд носит объективный характер, так как возникает и существует помимо воли и сознания участников трудовых отношений. Напротив, индивидуальное отношение между конкретным работником и работодателем наполнено сознанием и волей этих участников производственного процесса. Объект уголовно-правовой охраны права на безопасный труд характеризуется устойчивостью, существует на протяжении жизни нескольких поколений, а индивидуальное отношение - в течение определенного жизненного отрезка индивида, реализующего свои способности к труду. Объект уголовно-правовой охраны права на безопасный труд является неперсонифицированным, а индивидуальное отношение имеет сугубо личностный характер.
Индивидуальные отношения, образно говоря, являются волокнами в нити общественного отношения. Поскольку индивидуальное отношение вместе с другими аналогичными социальными связями образует целостную систему, именуемую общественным отношением, то его разрыв (уничтожение) как результат преступления не может не вызывать определенной коррозии, деформации внутри данной системы. Изменению подвергаются не качественные (объективность, типичность, устойчивость, массовидность) характеристики объекта уголовно-правовой охраны, а количественные параметры, которые присущи любому системному образованию. Разрыв индивидуального отношения влечет нарушение объекта уголовно-правовой охраны, общественного отношения в целом, но отнюдь не его уничтожение. При нарушении требований охраны труда, допущенном конкретным работодателем, не уничтожается конституционное право на безопасные условия труда, а лишь устраняется индивидуальная гарантированная Конституцией РФ связь работника и работодателя. Посредством разрушения данной связи из всей массы отношений по поводу обеспечения конституционного права на безопасные условия труда вырывается одно звено. Тем самым объект уголовно-правовой охраны претерпевает внутренние количественные изменения, связанные с образованием объекта конкретного преступления, не теряя качественных свойств, оставаясь самим собой.
Лицо, на котором лежали обязанности по обеспечению и организации соблюдения требований охраны труда, нарушая возложенное на работодателя требование обеспечить безопасную производственную деятельность, непосредственно воздействует на индивидуальную связь (элемент отношений - безопасность труда), разрывает ее в каком-то звене либо изменяет. Вследствие этого снижается установленный уровень безопасности. Производственные опасности выходят из-под контроля, резко повышая вероятность причинения ущерба другим отношениям в сфере охраны труда, направленным на обеспечение конституционного права человека на жизнь (ст. 20 Конституции РФ), на охрану здоровья (ст. 41 Конституции РФ), нормальное состояние которых на каждом производстве обеспечивается системой охраны труда. В этот механизм вмешивается экономия уголовной репрессии, которой руководствовался законодатель при создании уголовно-правового запрета, поэтому лицо, нарушившее требования охраны труда, подлежит уголовной ответственности по ст. 143 УК РФ лишь при причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшему либо его смерти.

Пристатейный библиографический список

1. Бутаева Е. Государственное регулирование охраны труда: риск-ориентированный подход // Трудовое право. 2017. N 1.
2. Вешняков Д.Ю. К вопросу о соблюдении правовой определенности в бланкетных статьях УК РФ // Российский ежегодник уголовного права. 2014. N 7.
3. Закомолдин Р.В. Преступные нарушения специальных правил и требований безопасности: Монография. Тольятти, 2013.
4. Мельникова Ю.Б., Беляева Н.В., Плешаков А.М. Уголовная ответственность за нарушение правил охраны труда. М., 1980.
5. Хилтунов Н.Н. Уголовная ответственность за нарушение требований охраны труда. М.: Юнити-Дана; Закон и право, 2015.
6. Яцеленко Б.В., Соктоев З.Б. Механизм причинения вреда преступным нарушением требований охраны труда // Российский криминологический взгляд. 2015. N 2.

Трудовой договор и трудовые отношения © 2015 - 2022. Все права защищены
↑